Большой биографический пост о танцовщике и хореографе Константине Патсаласе: часть I и часть II

Под тэгом Александр Мейнерц "Erik Bruhn - Billedet indeni" собраны (в хронологическом беспорядке) записи с пересказом датской биографии Эрика Бруна, выпущенной в 2008 году.

Bold Steps - документальный фильм о Национальном балете Канады (1984 год). Там есть Эрик Брун, Константин Патсалас, Рудольф Нуреев, Михаил Барышников, Карен Кэйн, Селия Франка и еще много замечательных людей. Рекомендую к просмотру.

Canciones - балет Константина Патсаласа. Тоже рекомендую к просмотру (если интересно узнать, что поставил этот Патсалас, о котором я так много пишу).

Моя страничка на Archive of Our Own (там выложены фики, "Донское кладбище", "Чтецы" и балетные тексты)

Фанфики и оригинальные тексты

URL
13:24 

Живи, а то хуже будет
Приснился очень яркий и увлекательный сон: будто я раздобыла какую-то документалку из жизни Национального балета Канады эпохи Эрика Бруна (а эпоха эта, как известно, была еще и "эпохой Константина Патсаласа"), и в этой документалке были потрясающие кадры: как в репетиционной студии Эрик и Константин танцуют вместе, параллельно повторяют одни и те же движения, не касаясь друг друга, а дотанцевав, уже очутившись "вне" танца, опускаются на пол, отдыхая, и берутся за руки, и крупным планом показывают их крепко сплетенные пальцы. Шиппер сказал: "Ууууууу!" - и проснулся.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

13:23 

Живи, а то хуже будет
Этот мрачный и слегка помятый Эрик (не сам по себе помятый, впрочем, а скан помятый) как нельзя лучше соответствует моему настроению в последнее время (в последние полгода, будем честны). Мне все надоело и ничего меня не радует. "Все двери черные" (с).


@темы: Erik Bruhn, Erik Bruhn - photos

16:29 

Живи, а то хуже будет
92,5. Давным-давно, в одиннадцатом и в тринадцатом году, написала я два больших текста - "Донское кладбище" и "Чтецы". Они были связаны между собой, получилась одна вселенная с переходящими туда-сюда героями. А потом, еще через несколько лет, я стала писать наброски, которые могли бы стать третьим текстом - из той же вселенной, но так и не стали. Я перешла на балетные тексты, отвлеклась, ну и время ушло: я почти никогда не могу вернуться к оставленным текстам и дописать их, что брошено, то брошено. Но сейчас я перечитала эти наброски - куски диалогов - и подумала: что ж, пусть в них нет ни начала, ни конца, но пожалуй, они мне и нравятся такими, заведомо никуда не ведущими, не переходящими в связный текст. Вот и захотелось их выложить - совершеннейшие черновики, конечно, но как мой дневник-то называется? Вот то-то и оно.

Чтецы с Донского кладбища. Наброски

@темы: фики, "Чтецы", "Донское кладбище"

11:30 

Живи, а то хуже будет
С фейсбучного эрикосообщества утащенное симпатичное: Эрик рекламирует себя девушку шубку за 995 долларов. Шубу-то мне и не надо, а вот Эрика заверните, пожалуйста.


@темы: Erik Bruhn - photos, Erik Bruhn

12:26 

Живи, а то хуже будет
Маленькие радости любителя Константина Патсаласа: отыскивать в газетах не только рецензии на его балеты, но и отзывы на роли, исполненные им самим. И уж если в этих отзывах Константина хвалят, то я себя чувствую так, как будто похвалили еще и меня. Эх, иногда бывает жаль, что нет у Константина таких поклонников, как у Эрика или Рудольфа, мои находки мало кто может оценить. С другой стороны, это и хорошо, наверно, меньше шансов столкнуться с неадекватами.
В общем, вот мне на радость три маленьких отзыва о ролях Константина. Коппелиус в "Коппелии" (The Windsor Star, выпуск от 15 декабря 1976 года), вдовушка Симоне в "Тщетной предосторожности" (The Leader-Post, 17 октября 1977 года), Гамаш в "Дон Кихоте" (The Leader-Post, 19 сентября 1983 года).






@темы: Constantin Patsalas

11:58 

Живи, а то хуже будет
Эрик Брун и Наталия Макарова на репетиции "Эпилога" Джона Ноймайера, 1975 год. Фотография из газеты, качество скана - ну, сами видите. Но Эрика все равно можно узнать.


@темы: John Neumeier and his ballets, Erik Bruhn - photos, Erik Bruhn

02:40 

Живи, а то хуже будет
Оперный дилетант совершает для себя маленькие дилетантские открытия: вот, наткнулась на отрывки из "Альцины" с Сандрин Пьо, послушала и растерялась от красоты. Слабо сказано - "растерялась", попросту ревела и на Ah, mio cor, и на Mi restano le lagrime, надо скачать весь спектакль целиком и посмотреть.
Кстати, в марте в БТ будет последний блок "Альцины". По-моему, стоит выбраться хоть на один спектакль.
Все, я спать.


@темы: Мы очень любим оперу

12:20 

Живи, а то хуже будет
Поднимаю себе настроение, как могу (получается не очень, но это уже другая длинная и скучная история). Например, при помощи "Микадо" - я вырезала из стратфордской постановки 1982 года (вот той самой, где микадо играл молодой Гидон Сакс) мою любимую "The criminal cried as he dropped him down" - где горе-вруны Ко-Ко, Питти-Синг и Пу-Ба старательно вешают микадо стеклянную лапшу на уши, рассказывая о якобы свершившейся казни ужасного преступника Нанки-Пу. Тут все абсолютно прекрасны - и рассказчики, и слушатель, и хор. Особенно отжигает Сакс - ну и микадо у него очень укуренный (и очень campy, как верно подметили в одной из рецензий на эту постановку). А еще мне страшно нравится Питти-Синг (Карен Вуд) - она в этой постановке замечательная прелесть.


@темы: Мы очень любим оперу, Oh! Mikado!, Gidon Saks is love

19:50 

Живи, а то хуже будет
Нам всем нужна - нет, нам всем просто необходима самая красивая девушка Королевского Датского балета. "Народное сказание", 1952 год.


@темы: Erik Bruhn - photos, Erik Bruhn

12:02 

Живи, а то хуже будет
У меня тут вчера был типа маленький юбилей: два года назад я посмотрела в БТ свеженького "Билли Бадда" и пропала в бескрайнем море нафиг. С тех пор кроет сразу по трем направлениям: по опере "Билли Бадд", по БТшной постановке и по некоторым людям из той постановки (не будем показывать пальцем, но все знают, что это в первую очередь Гидон Сакс). Попутно еще подсела на постановку Тима Олбери для ENO и узнала, что есть (ну, были) на свете такие прекрасные человеки, как Филип Лангридж и Ричард Ван Аллан. Да и вообще... вот именно с "Билли Бадда" я начала худо-бедно интересоваться оперой. Так что - спасибо тебе, Билли, как печально, что в БТ тебя убили, в смысле, постановку убили, ну не убили, но закрыли (и один блок недодали, хнык).
Эта фотография - иллюстрация подманивания и подсаживания наивного птенчика на оперу "Билли Бадд". Вот появляется такой роскошный каптенармус, говорит Новичку: цып-цып-цып, иди сюда, лапочка, - и все, некуда Новичку деваться от каптенармуса и его обаяния.
Как знающий человек догадается, что это фотография именно из первого блока БТ в Большом? Во-первых, Новичок здесь Богдан Волков, а не Питер Гийсбертсен - значит, это точно не второй блок. Во-вторых, каптенармус здесь стриженый, а не с косичкой, - значит, точно не третий блок. А в-третьих - в третьем блоке дистанция между каптенармусом и Новичком в этой сцене была горрраздо меньше. Тут нужен этот смайлик, без него никак: :chup2:


@темы: Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd), Gidon Saks is love, Мы очень любим оперу

11:19 

Живи, а то хуже будет
Давненько тут не было эрикостатей, все эрикофотографии да эрикофотографии. Исправляюсь. Итак, статья из The Leader-Post (выпуск от 15 октября 1975 года), спешите видеть: Эрик ест.


@темы: Erik Bruhn - articles, Erik Bruhn

01:41 

Живи, а то хуже будет
Ужасно хочу, чтобы в репертуар КДБ вернулся Бурнонвиль, много-много Бурнонвиля. И да, в том числе в редакциях Хюббе, я не Ева Киструп, я их люблю (и я так и не видела "Народное сказание" в постановке Хюббе, а тоже хочу). Но хочу еще и то, что Хюббе не ставил, хочу "Ярмарку в Брюгге", хочу Livjægerne på Amager, хочу Fjernt fra Danmark, хочу "Консерваторию" целиком, оттуда обычно ставят дивертисмент Pas d'école, но вот в 1995 году, например, ставили весь балет целиком, два акта, вот их хочу. Ну и "Неаполь" с "Сильфидой" хочу. Эх. Недодали мне чисто бурнонвилевского фестиваля, летний балетный фестиваль был хорош, но Бурнонвиля-то недодали.
В общем, срочно надо вспомнить первый бурнонвилевский фестиваль, организованный кем? правильно, Хеннингом Кронстамом. Вспомнить Ханса Бренаа, который поставил для этого фестиваля "Ярмарку в Брюгге". И вспомнить и пересмотреть па-де-де из "Ярмарки" в исполнении Метте-Иды Кирк и Иба Андерсена. Какие же они прелестные. И какая же прелесть это па-де-де. И как бы я хотела увидеть этот балет целиком в живом исполнении. Как всегда - жаль, нет машины времени, а то бы я смоталась на первый бурнонвилевский фестиваль и там добрала бы Бурнонвиля, да еще и в исполнении замечательных людей.


@темы: Royal Danish Ballet

11:23 

Живи, а то хуже будет
Очередное мошенничество на дайри: пусть и не с таким размахом, как небезызвестный ситигай, но тоже с большим аппетитом. Подробности можно почитать, например, вот здесь: очень четко расписано, кто кому куда чего и зачем. Я за этой историей двое суток следила на холиварке, оторваться не могла: такой детектив в прямом эфире. Аноны с холиварки, конечно, круты. Тем забавнее читать взвизги некоторых доброхотов, которые по-прежнему верят мошеннице тигреполосатой и заявляют, что на холиварке никому верить нельзя, там сидят страшные анонимы, все их доказательства - голословие на пустом месте. Ага, конечно. Как будто если аноним выскажется не анонимно, а под собственным ником, мошенничество перестанет быть мошенничеством, фотошоп фотошопом, а ложь - ложью.
Очень интересно, объявится ли теперь главная героиня с какими-нибудь объяснениями, или предпочтет тихо слиться, а то и "умереть", чтобы ее не доставали ненужными вопросами. Но что и говорить, дрянь она. И пока не затеяла всю эту аферу, тоже от нее сильно воняло, а теперь и подавно.

00:34 

Живи, а то хуже будет
Из фейсбучного эрикосообщества утащенное: та самая "Жизель". Эрик-Альбрехт, Карла-Жизель и Брюс Маркс - Илларион (господи, почему-то меня неизменно радует, что в той "Жизели" Иллариона и Мирту танцевали муж и жена - Брюс Маркс и Тони Ландер-Маркс).


@темы: "Giselle", Carla Fracci, Erik Bruhn, Erik Bruhn - photos

12:10 

Живи, а то хуже будет
Выудила в фейсбуке интересную фотографию: класс Веры Волковой в КДБ, примерно 1965 год. Слева направо: затылок, спина, зад и ноги, черное трико и более светлые leg warmers - скажите, кто это? ну конечно, это Эрик Брун. За Верой Волковой стоит Петер Мартинс, он тоже очень узнаваемый. Мужчину, стоящего рядом с ним, я идентифицировать не могу, но наверно, если б порылась по своим датским фотоматериалам, установила бы, кто это такой, только мне лень. А что касается человека, стоящего спиной к объективу, - так я почти на сто процентов уверена, что это Хеннинг Кронстам. Рост, сложение, цвет волос - ну все говорит за то, что это Хеннинг. Даже тэг поставлю.



Тэг поставлю еще и потому, что кропаю потихоньку текст в основном про Кронстама, почти четыре авторских листа уже накатала, а сколько еще будет - понятия не имею, и на что это все будет похоже - тоже понятия не имею. И вообще получается очень смешно: хоть пишу о Кронстаме, но в действие то и дело влезают Эрик и Константин.

@темы: Henning Kronstam, Royal Danish Ballet, Erik Bruhn, Erik Bruhn - photos

11:44 

Живи, а то хуже будет
Свежие эрикофотографии с ebay (вот этот продавец ими торгует). Кто угадает, что это такое? Ну, ладно, я сама скажу: репетиции "Расёмона", 1973 год. Эрик, Сьюз Уолд (чем-то неуловимо похожая на принцессу Лею), Рикки Септимус (тот, что на первом снимке стоит между Эриком и Сьюз), и Бент Мейдинг (крайний справа на первом снимке).




@темы: Erik Bruhn - photos, Erik Bruhn

01:08 

Живи, а то хуже будет
Побывала на первом спектакле возобновленной ноймайеровской "Чайки" в Стасике. Даже не знаю, что и сказать: наверно, ожидала большего. Не то чтобы разочарована, но смотрела и думала, что лучше бы возобновили "Татьяну". А может быть, дело в том, что Ноймайер здесь слишком точно следует за чеховской пьесой, и даже его фирменные фишки не делают спектакль интереснее. И все персонажи удивительно несимпатичны и довольно-таки пошловаты - собственно говоря, они и у Чехова такие же, но когда Ноймайер переводит их разговоры на язык балета - как ни странно, их пошлость и несимпатичность становятся еще очевиднее. Пошла Аркадина в розовой шляпке, то победительно стучащая пуантами, то истерично повисающая на Тригорине, то корчащая умирающую чайку - в балетике Тригорина "Смерть Чайки", это пошлость в квадрате, в белой пачке и в кокошнике. Пошл Костя - упивающийся собственной непонятостью и непонятностью мальчишка, ставящий уморительно-беспомощную "Душу Чайки": пошлость его псевдоноваторской хореографии - это вывернутая наизнанку пошлость псевдоклассической хореографии Тригорина, у них больше общего, чем они думают. Пошла Нина - так и слышишь, как она восклицает свое: "Я чайка, я чайка", и преодолевает она пошлость едва ли не единственный раз - когда танцует во втором акте вульгарнейшую польку, забывая обо всем на свете, очищая этот танец от вульгарности, вернее, превращая вульгарность в настоящую боль. Пошл и Тригорин, особенно во втором акте, пошла Маша, упивающаяся собственными страданиями, и Медведенко ей подстать - травоядный учитель с внешностью вечного студента, он мог бы быть трогательным, но он тоже съеден этой пошлостью. Пошл и нелеп Сорин, пошл доктор Дорн - в купальном костюме под Красавчика из "Голубого экспресса" (Ноймайер тут сделал недвусмысленный оммаж этому балету Нижинской), и Полина Андреевна не лучше, вертящаяся вокруг этого Красавчика с белым халатом. Очень-очень редко ощущаешь сочувствие к этим людям, чаще их страдания вызывают легкое раздражение: мол - а мне какое дело до вас, так вам и надо. И это притом, что Ноймайер в этом балете очень здорово показывает все эти невзаимные влюбленности: почти все влюблены, почти все несчастны, но никого не жалко. И не хватает какого-то стержня - то ли сюжетного, то ли стержня-персонажа. И некоторые места кажутся откровенно затянутыми - например, Костина "Душа Чайки": уж такая она длинная, что в какой-то момент понимаешь пошлячку Аркадину, вслух хохочущую над происходящим на маленькой сцене. Хохотать не стоит, конечно, но хочется по примеру великого новатора и модерниста Дягилева взять ножницы и - правильно, порезать все вдвое или втрое. И костюмы порезать тоже, вернее, срезать, потому что костюмы ужасные. Те же танцовщики, появляющиеся потом в "танцах Костиной мечты", выглядят намного пристойнее в трусах, чем вот в этом неописуемо-геометрическом.
Лирическое отступление: сегодня "Душа Чайки" еще и закончилась небольшим пожаром. Помните, как в пьесе Аркадина спрашивает: "Серой пахнет? Это так нужно?". Ну вот, а в балете в какой-то момент проскакивает искра, что-то шипит и вспыхивает, Аркадина визжит, представление завершается. А сегодня не только искра проскочила, но и помост, на котором танцевали "Душу Чайки", взял да и загорелся. Причем зрители в зале не среагировали - видно, все думали, что это так нужно. Ну я сама так думала, чего там. Но когда на сцену выбежал дяденька с огнетушителем, все поняли, что так вовсе не нужно. Дали занавес, но в пять минут все потушили и продолжили спектакль. По-моему, никто даже испугаться не успел.
В первом акте из хорошего был Тригорин. Да, я повторяю, он пошл, но в первом акте он менее пошл, чем во втором, а главное - его сегодня потрясающе станцевал и сыграл Георги Смилевски-старший. Это был такой элегантный, довольно циничный, вполне пресыщенный тип, беллетрист от хореографии, набивший руку на сочинении балетных повестушек, но при этом, похоже, испытывающий нежность к своему "орудию производства" - языку классической хореографии. Беда в том, что он использует этот язык для создания танцев, которые ничем не лучше плясок театра ревю, где во втором акте подвизается Нина (а Тригорин, крутящий амуры с балеринками в белых юбочках, величественно презирает Нину за такое падение). Но когда в первом акте он только учит Нину этому языку - вот тут он становится красив и по-своему трогателен. И вообще, что греха таить, в первом акте Смилевски-Тригорин откровенно сексуален - и его дуэты с Ниной, его па-де-труа с Ниной и Костей, да даже истеричный дуэт с Аркадиной - все наполнены мощнейшей чувственностью. Особенно здорово это заметно в первом дуэте с Ниной и в трио с Ниной и Костей - там тоже летят такие искры, что удивляешься, почему сцена не горит. И - старый слэшер, что с него взять, - должна признать, что очень сильно протащилась именно от па-де-труа Тригорина с Ниной (Валерия Муханова) и Костей (Евгений Жуков), в том числе от мельчайшего, мимолетного взаимодействия Кости с Тригориным. Этого взаимодействия было мало, па-де-труа вообще не о том, но когда в один момент Костя, поддерживая Нину, обнимал Тригорина за талию, - вот тут я сглотнула, захотела такого же и побольше, вспомнила фанфик Акунина по "Чайке" - где в одном из вариантов бисексуальный Тригорин был влюблен в Костю. В общем, это было хорошо. Но и дуэты с Ниной без Кости тоже были изумительны, там между Смилевски и Мухановой было нужное напряжение, заряженный влюбленностью воздух. И жаль, что во втором акте Тригорин стал однозначно неприятным персонажем. Вернее, жаль, что танцевать ему было уже почти нечего - ну, кроме "Смерти Чайки", но это, джентльмены, была уже чистая комедия.
Что любопытно - народ в зале как будто не понял, что это комедия и пародия на "императорский балет", искренне аплодировал и со смаком орал браво. А Тригорин и Аркадина (Наталья Сомова) кланялись и выпрашивали аплодисменты - тоже с большим смаком, прям напомнили некоторых современных премьеров и прим, знающих толк в выжимании аплодисментов любой ценой. Это было очень остроумно и зло, жаль, что мало кто это оценил. И мало кто оценил лихой прыжок, в котором Тригорин унесся за кулисы, а я тихо ржала, вспоминая Ивана Васильева, любящего вот так удаляться со сцены. Но и вся "Смерть Чайки" - это была злейшая пародия (и по-моему, тоже не без оммажа - на этот раз Роббинсу и его "Концерту", точнее говоря - Mistake Waltz'у). Может быть, даже чуточку слишком злая.
Нина - Валерия Муханова - была в целом хороша, но Татьяной она была бы еще лучше. Я ее люблю, она очень выразительная танцовщица и актриса, но опять же - в "Татьяне" у нее роль намного интереснее, чем в "Чайке". Лучше всего она была в польке во втором акте - она затанцовывала собственное отчаяние, и это было очень круто: и как схореографировано, и как исполнено. О дуэтах с Тригориным в первом акте я уже сказала - это тоже было очень здорово. А вот с Костей (Евгением Жуковым) такой яркой химии, по-моему, не получилось - впрочем, так и должно было быть, наверно, все же Нина Костю не любила. Но и в самом начале, еще до появления Тригорина, пока все было безоблачно, и они, одетые в белое, резвились вдвоем - все равно чувствовалось, что она его не любит, только не понимает пока, что это не любовь.
Вот и о Евгении Жукове (Костя) мне хочется сказать то же самое: а в "Татьяне" он был лучше. До сих пор помню его Ленского, он был такой чудесный и трагичный, хрупкий мальчик. Налет этой трагичности и хрупкости есть и в Косте, но - партия его менее интересна, чем у Ленского. И его не жаль. Он даже слегка теряется на фоне более ярких Тригорина, Нины, да и Аркадиной тоже. Но самый трогательный момент - ближе к финалу, когда Нина вдруг видит Тригорина и забывает обо всем на свете, подается к нему, а Костя в отчаянии обнимает ее и пытается не пустить к Тригорину, и знает, что все напрасно, он ее не удержит. Вот это было как-то очень пронзительно и хорошо. Ну и "танцы Костиной мечты", где Ноймайер порядочно додал себе и зрителям мужских дуэтов с участием Кости, - это было неплохо, вполне приятно, но чего-то им недоставало, какого-то нерва и развития, что ли. (И вот от короткого взаимодействия Кости с Тригориным меня-слэшера проперло, а от куда более подробных дуэтов с мечтами в трусах - почти нет.)
Аркадина (Наталья Сомова) показалась мне несколько бледной. По-моему, Аркадина должна быть все-таки поярче. Жалею, что почему-то так и не появилась в окончательных составах репетировавшая Аркадину Анастасия Першенкова (она и раньше исполняла эту роль, и говорят, была очень хороша). Вот у нее, мне кажется, получилась бы более яркая и выразительная Аркадина. Маша - Мария Бек - была несчастно влюблена в Костю и не влюблена в Медведенко, Медведенко - Артем Лепков - был несчастно влюблен в Машу и страшно робел перед ее отцом (Леван Касрадзе), все по Чехову - и все довольно-таки скучно, потому что, несмотря на некоторую пространность хореографических характеристик, персонажи все равно получаются схематические, наблюдать за ними не очень интересно. Ну разве что во втором акте Маша красива, когда появляется в черном платье и в белой фате, закрывающей лицо, этакая черная виллиса, мертвая невеста. Но ее дуэт с Медведенко совсем не запоминающийся, никакой. Да, танцуют, да, Маша несчастна и не хочет выходить замуж за Медведенко, но все-таки выходит, а Медведенко знает, что она его не любит, и поэтому тоже несчастен. Но и все. Как в пьесе. Все чересчур как в пьесе.
И наверно, поэтому "Чайка" для меня и не очень интересна - из-за слишком тщательного, слишком дотошного воспроизведения пьесы. Нет чего-то личного, чего-то ноймайеровского, что сделало бы "Чайку" чем-то большим, чем просто "балет по Чехову". Или это личное есть, но я его не чувствую. Мне не хватает какого-то второго, третьего смыслового пласта, какого-то необычного "угла зрения". Того, что было в "Татьяне", - и за что "Татьяну" так ругали люди, считавшие, что Ноймайер как-то там извратил Пушкина. Мне бы хотелось, чтобы он в свое время так же "извратил" Чехова. По-моему, "Чайка" бы от этого только выиграла.
Ну вот. А сам Ноймайер был сегодня в зале (с Иваном Урбаном), и выходил на поклоны, и как всегда, смотреть на него было очень радостно. Он чудесный. И хорошо бы, чтобы в Стасике возобновили его "Татьяну" или поставили еще что-нибудь из его балетов. Все-таки мне кажется, стасиковцы лучше чувствуют ноймайеровскую хореографию, чем БТшные, и танцуют его лучше, чем в БТ. Я вот даже - хоть это безнадежно - возмечтала о "Нижинском" в Стасике. Потому что Георги Смилевски-старший, как я сегодня поняла, был бы изумительным Дягилевым. Но увы, это невозможно, у нас тут скрепы и духовность, и вообще сами знаете что. А жаль. Такой чудесный Дягилев пропадает.

@темы: John Neumeier and his ballets

13:35 

Живи, а то хуже будет
Ох, надо все же написать хоть коротенький отзыв на "Неаполь" 10 ноября, потому что если я его сейчас не напишу, то никогда уже не напишу: у меня сегодня "Чайка", завтра "Артефакт-сюита" и "Петрушка", они мне точно все неапольское настроение перебьют. Хотя я уже и не знаю, что писать, надо было, конечно, по свежим следам отзываться. Ну, я как обычно, расхожусь с Евой Киструп в оценке балетов Бурнонвиля в постановке Хюббе: она не только на "Сильфиду", она и на "Неаполь" ворчит в стиле "Данилова прет на рампу, и линиев никаких". "Неаполь" она осуждает за то, что Хюббе, осовременив этот балет (ну, относительно осовременив: он перенес действие в Неаполь пятидесятых годов прошлого века, у него это неореалистичный балет-фильм - не путать с фильмом-балетом!), выкинул из него религиозную составляющую: ведь в оригинальном "Неаполе" Дженнаро спасал Терезину из грота Гольфо при помощи образка с Девой Марией. А тут, понимаешь, образка нет, а есть какой-то кулончик, непорядок же. И вместо фра Амброзио, местного монаха, который и дает Дженнаро этот образок, появляется какая-то босоногая Странница, это что вообще такое? А я вот со своей стороны не понимаю, как Ева Киструп - безусловно, умный человек, насмотренный и интеллигентный, - не просекает вполне очевидную фишку: Странница - это и есть Дева Мария. Ну хорошо, если посмотреть балет один раз, это можно не понять (хотя я это поняла и при первом просмотре), но Киструп-то видела "Неаполь" Хюббе не один раз. И все равно продолжает упорно сетовать на то, что религиозные элементы из "Неаполя" выкинули, а без них "Неаполь" уже не торт и даже не пицца "Маргарита". Прям и не знаю, как тут быть и что ей посоветовать. Впрочем, ей и без моих советов хорошо.
А "Неаполь" - это все-таки чистейший позитив и прелесть, прекрасный антидепрессант в балетной упаковке. Правда, я думаю, наш средний балетный зритель, привыкший к тому, что раз балет - значит, все должны плясать без остановки (и даже герольды должны приплясывать и тянуть носочки, привет тебе, "Жизель" в постановке Григоровича), - возмущался бы: почему в первом акте пантомимы много, а танца мало? Но фиг с ним, со средним балетным зрителем, пусть Григоровича смотрит, а нам больше Бурнонвиля достанется. Какое наслаждение смотреть на четко, внятно и с нескрываемым наслаждением мимирующих балетных. Действительно чувствуешь, что жизнь в Неаполе кипит, разновозрастной народ занимается кто чем: старухи вяжут и сплетничают, детишки бегают и хулиганят, матросы ухлестывают за девицами, проститутки ловят клиентов, продажный полицейский собирает мзду, торговец лимонадом... нет, не торгует лимонадом, а соперничает с торговцем макаронами за благосклонность прекрасной Терезины, рыбаки делят улов, влюбленные воркуют, мамаша Терезины мечтает выдать дочку замуж за приличного человека, а не за рыбака, всем весело, в том числе зрителям. Ну по крайней мере, лично мне было очень весело. Хотя надо признать, что по сравнению с летним фестивальным спектаклем состав был не такой потрясающе сильный - хотя кое-кто мне понравился даже сильнее, чем летом. Об уличном певце Паскарильо в исполнении Оливера Старпова я уже писала, но не могу не повторить: потрясающая красавица у него получилась, и маленький флирт Паскарильо с матросом порадовал мое сердце. Но очень жаль, что в третьем акте Паскарильо не принял участие в тарантелле - а вот в фестивальном спектакле Паскарильо в исполнении Поуля-Эрика Хесселькильде отплясывал в тарантелле так, что любо-дорого было смотреть. Обидно, что Старпова почему-то лишили этого выхода, мне бы хотелось увидеть, как он тарантеллит со всей честной компанией. Ну ладно, даже когда он просто сидел и смотрел, как танцуют другие, - он все равно был прелестен.
Вдову Веронику, честолюбивую мамашу Терезины, в этот раз играла Луиза Мидйорд, а Метте Бёдтчер, фестивальная Вероника, в ноябрьском спектакле исполнила роль Карлы, содержательницы пансиона. И хоть в этой менее важной роли она была потрясающе выразительна, но мне бы хотелось снова увидеть ее Вероникой. Мидйорд играла хорошо, Вероника у нее получилась такой горластой и очень итальянистой маменькой, но все же чисто по исполнительскому классу она пока что уступает Бёдтчер. С другой стороны, по манерам и сложению она лучше сочетается с Холли Доргер - Терезиной, чем Бёдтчер: сразу становится видно, что дочь во многом пошла в мамашу. И это, пожалуй, хорошо - для цельности и верибельности спектакля.
Пеппо и Джиакомо снова порадовали: Джиакомо, как и летом, играл Николай Хансен - и у него получается ну очень колоритный торговец макаронами. А Пеппо, торговца лимонадом, сыграл Бенджамин Буза - и ух, у него вышел прямо-таки сексуальный Пеппо с голым торсом, такой красавец, что право, Дженнаро есть чего опасаться (впрочем, он не опасается: пусть у Пеппо голый торс, зато у Дженнаро - голые ноги в коротких шортах! и гитара! он самый неотразимый кавалер). Но вот честное слово, я б на месте неапольских девиц открыла охоту на такого завидного жениха. Пусть он знает, что в Неаполе не одна Терезина живет, есть и другие незамужние и очень симпатичные барышни. И Буза тоже очень здорово играл - пожалуй, у него получился менее пройдошистый Пеппо, чем у Мортена Эггерта в летнем спектакле, но зато не лишенный положительного обаяния. И в третьем акте он очень лихо оттеснял плечом Дженнаро и принимался тарантеллить с Терезиной (пока Дженнаро очень выразительно ревновал и выражал свое негодование: мол, меня, законного жениха, от невесты оттесняют!).
Но вот что касается Дженнаро и Терезины - тут, увы, ждала большего. В этом сезоне, как я посмотрю, Хюббе активно раскручивает пару Холли Доргер - Джонатан Хмеленски, и я даже понимаю, почему: они физически хорошо подходят друг другу, они танцуют в одном стиле, они явно друг друга хорошо чувствуют, в общем - вполне сложившаяся пара. Но мне на них смотреть не очень интересно. Или скажем так: я их обоих не слишком люблю в классике. Нет, я помню, как два года назад Доргер потрясла меня в "Жизели" - но там с ней танцевал Ульрик Бирккьяр, тонкий и "глубокий" танцовщик, и возможно, благодаря партнерству с ним Доргер и смогла так просиять Жизелью. Но с тех пор таких откровений - именно в классике - лично для меня больше не случалось: по-моему, атлетичная, напористая Доргер лучше смотрится в модерновой хореографии (и один из прекрасных примеров - Дженни в "Веймаре" Хюббе: идеально подходящий для нее номер). То же самое и с Хмеленски - я уже говорила когда-то в шутку, что он мне не нравится в "париковых" ролях, то есть, в классике, где он надевает парик, прикрывая бритую голову. А в модерне, где можно танцевать без парика, он выглядит изумительно - и на своем месте. Тоже бывают исключения, и вот, даже летом в "Бурнонвилиане", где в последнем отделении давали третий акт "Неаполя", и Хмеленски был Дженнаро, - он мне понравился больше, чем увиденный накануне в полном спектакле Ульрик Бирккьяр. Мне показалось тогда, что Хмеленски лучше подходит роль Дженнаро, чем Бирккьяру - Бирккьяр как раз показался мне чуточку слишком тонким и интеллигентным для рыбака. Но вот, вероятно, все еще зависит от партнерши. В "Бурнонвилиане" Терезиной при Дженнаро-Хмеленски была Александра Ло Сардо - и пусть она мне не очень понравилась (она была заметно бледнее Эми Уотсон - Терезины при Дженнаро-Бирккьяре), но теперь я понимаю, что как пара они со Хмеленски смотрелись лучше, чем Хмеленски и Доргер. Я не могу придраться к танцу Хмеленски и Доргер, не могу придраться к игре: они очень стараются, они танцуют живо и горячо, играют тоже от души, они явно нравятся зрителям - судя по овациям на поклонах. Но мне на них не очень интересно смотреть, а порой меня даже раздражает то, как напористо и "спортивно" они танцуют Бурнонвиля - нет легкости, нет настоящего изящества и веселья. Они оба чуть-чуть грубоваты. И я надеялась поначалу, что мои ощущения изменятся во втором и в третьем акте, но нет, они так и остались "не моей" парой.
Очень славно станцевали балабиле в первом акте: как и в прошлом сезоне, я с наслаждением следила за Лиамом Редхедом. Он очаровательный мальчик: музыкальный, тонкий, грациозный, у него прелестные руки и прелестные ноги, и он весь прелестный, он выделяется и в кордебалете (и вовсе не из-за цвета кожи). И вот ему хореография Бурнонвиля - дивно к лицу и к телу, если можно так выразиться (ах, как летом в "Бурнонвилиане" он танцевал в па-де-труа из Livjægerne på Amager!). И не только Бурнонвиль - он вообще мне очень нравится в классике, хочу его там чаще видеть. Порадовал меня в балабиле и Александр Бозинов - я его не видела с прошлого сезона и соскучилась, он не участвовал в летнем фестивале из-за травмы, и мне его там не хватало. И как всегда, обращала на себя внимание Каледора Фонтана - обожаю ее, она страшно обаятельна.
Второй акт произвел на меня большее впечатление, чем в фестивальном спектакле. Вернее, я лучше его рассмотрела и прочувствовала: в первый раз он меня слегка смутил - слишком уж резко он отличался музыкально (для него была использована новая музыка, написанная Луизой Алениус) и хореографически от первого и третьего актов. А при повторном просмотре уже видишь, как сильно он сделан и как хорош: и наяды дивные, и Гольфо прекрасен, и Корелла и Архентина обворожительны. Гольфо меня и вправду очень порадовал: его танцевал молодой Райан Томаш, и он был намного лучше фестивального Хмеленски. У Хмеленски, собственно говоря, образа не получилось: ну, танцовщик в странном гриме, по долгу службы танцующий дуэты с Терезиной. А вот у Томаша, несмотря на некоторые помарки в танце, получился цельный и очень выразительный, гибкий, пластичный Гольфо, не на шутку заинтересованный в Терезине. Он не просто "танцевал с ней дуэты", он ее обнимал и ласкал без стыда и совести. И наяды его были ему подстать: опасные, чувственные и прелестные. И разница между ними и Терезиной была очень заметна: Терезина, даже "обнаядившись", осталась земной и живой, рядом с хрупкими наядами и довольно-таки хрупким Гольфо она казалась такой крепко сбитой и сильной: она и Гольфо сдачи даст, и Кореллу с Архентиной расшвыряет, как пушинки. Не было такой завораживающей силы в сцене, где Терезина постепенно подчинялась магии Гольфо, становилась наядой и копировала движения остальных наяд. Не верилось в то, что Терезина поддается Гольфо и наядам, - а вот когда Эми Уотсон танцевала летом, в это верилось, она и вправду превращалась в наяду, и Дженнаро следовало потрудиться, чтобы развеять это магическое наваждение и вернуть ей память.
Ну и Доргер-Терезина все же великовата для Томаша-Гольфо. И хоть он поддерживал ее без видимых усилий, но все-таки было страшновато за него и за его спину. Но он справился очень хорошо. Теперь запомню его имя и буду за ним следить.
Ну, и третий акт - он в "Неаполе" всегда самый мощный и жизнерадостный, и тут уж додают зрителям танца вдоволь. Было хорошо, но не так бешено круто, как летом - что в полном спектакле, что в третьем акте в рамках "Бурнонвилианы". В па-де-сис Марсин Купински и Андреас Кос были лучше по отдельности, чем вместе: когда они танцевали вдвоем, у них шел очень сильный рассинхрон. А в отдельных вариациях они были прелестны, особенно Кос. Вот по кому я еще бешено скучаю и хочу видеть его чаще: он всегда так сияет на сцене, так легко и грациозно танцует, что наслаждаешься каждой секундой его танца (верните "Сильфиду" в репертуар! верните, вам говорят, поставьте Коса Джеймсом, а Хюббе пусть будет при нем Мэджем! и Иду Преториус - Сильфидой!). И Купински тоже прекрасен, хоть мне и показалось, что в его исполнении не было привычной безупречной чистоты и отточенности: все было хорошо, но чуть-чуть смазанно, летом было лучше. Что касается девушек - ну, Астрид Эльбо, Вильма Джиглио и Эмма Рис-Кофёд были очаровательны, но слишком заметно уступали Иде Преториус. Она их затмевала в два счета, она тоже, как Кос, сияла на сцене, порхала и летала, и так хотелось, чтобы ее танец никогда не заканчивался. Ну вот тот случай, когда разница видна невооруженным глазом: Эльбо, Джиглио и Рис-Кофёд - очень хорошие, талантливые, милые танцовщицы, но Преториус - гениальна, она в танцевальной стихии существует, как наяда в воде, она так легка, изящна и музыкальна, она излучает эту бурнонвильскую радость танца, ну чудо же, что за девочка. И как не хватало рядом с ней Эми Уотсон, Киззи Матиакис, Джейми Крэндалл, Сюзанны Гриндер - таких же изумительных балерин.
В тарантелле Ида Преториус еще и зажгла со своим братом Тобиасом - в выходе с кастаньетами. И все второстепенные пары в тарантелле затмили для меня пару главную - хоть я и признаю, что именно в тарантелле Доргер и Хмеленски смотрелись лучше всего. Но вот мне как будто чего-то не хватило, оба раза летом тарантелла была без преувеличения феерична, надо было крепко держаться за ручки кресла, потому что хотелось самой пуститься в пляс. А в этом спектакле тарантелла была хороша, но не так умопомрачительна. И под конец даже показалось, что главной пары в ней слишком много - хотя ее и должно быть много, и вообще изначально тарантелла - это танец Дженнаро и Терезины, они и должны там вести. Скорее всего, это просто был еще один признак того, что Доргер и Хмеленски - not my c(o)up(le) of tea. А общий финал удался, и кордебалет очень порадовал, все были молодцы.
Что в итоге? В итоге я очень хотела бы еще разок увидеть "Неаполь" в этом сезоне (кажется, весной покажут еще несколько спектаклей), но только надо будет извернуться так, чтобы попасть на другой состав - не на Хмеленски и Доргер. Хочу посмотреть Йона Акселя Франссона и Стефани Чен Гундорф, они были в дневном спектакле 11 ноября, но у меня на этот день уже были другие планы. Я надеюсь, что мне удастся их поймать весной. Франссон - это всегда радость, он потрясающе интересный актер и танцовщик. А Стефани Чен Гундорф я видела реже, чем мне бы хотелось, и все надеюсь рассмотреть ее поподробнее. Помню, она была заявлена в моей последней "Сильфиде" - с Дином-Джеймсом, Уотсон-Сильфидой и Хейнсом-Мэджем, - но в последний момент ее сменили, и в роли Эффи снова вышла тогда Киззи Матиакис. Не то чтобы я была тогда разочарована - наоборот, я была рада, потому что Матиакис-Эффи мне хотелось видеть снова и снова (как и Хейнса-Мэджа). Но все-таки мне немножко жаль, что я не увидела Чен Гундорф в роли Эффи, и теперь я рассчитываю увидеть ее - в роли Терезины.

@темы: Royal Danish Ballet

11:45 

Живи, а то хуже будет
Мой многострадальный компьютер еще не починился, но я получила доступ ко всем данным - слава богу, они не пострадали, - и теперь на радостях могу выложить вот такого прекрасного Эрика. Интересно, что эта фотография в книге Giselle & Albrecht - American Ballet Theatre's Romantic Lovers была помещена в раздел "Алисия Маркова и Эрик Брун", хотя по виду Эрика совершенно очевидно, что это никак не могут быть пятидесятые годы, когда он танцевал с Алисией, и скорее всего - это уже 1967 год, когда он танцевал в "Жизели" АБТ с Карлой Фраччи, но "Жизель" это была еще "старая", та же постановка, где он танцевал с Марковой и другими (а "новая" "Жизель" - постановка Дэвида Блейра - вошла в репертуар АБТ только в 1968 году).


@темы: Erik Bruhn - photos, Erik Bruhn, "Giselle"

11:57 

Живи, а то хуже будет
Очень нужна дайри-магия. Ткните в кнопочку, пожалуйста.

Вопрос: Комп придет в себя, данные не пропадут?
1. Да, все будет хорошо! 
33  (100%)
Всего: 33

Черновики и черт

главная