Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:12 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
Полтора часа в электричке я читала мейнерцовскую биографию Веры Волковой и не могла оторваться. Ну вот почему мне не пришло в голову купить ее раньше? Наверно, отчасти потому, что я боялась - она будет скучной. Сама по себе Волкова меня не очень интересовала, Мейнерц как биограф мне тоже не казался маст-ридным, так что в конце концов я купила эту книгу, надеясь найти там что-нибудь связанное с Эриком - даже не столько новые документы (едва ли там могло оказаться что-то, чего не было в Billedet indeni), сколько новые фотографии. И вот тут, надо сказать, ошиблась: там всего один снимок с Эриком, да и тот не самый интересный - сцена из "Жизели" с Кирстен Симоне. Я-то скорее рассчитывала найти какие-нибудь фотоматериалы с Эриком и Волковой вместе, но увы, то ли их в природе не существует, то ли Мейнерц почему-то решил не публиковать их в книге.
Но книга-то прекрасная, вот что поразительно. Не знаю, какую роль тут играет английский язык: мне не надо продираться сквозь книгу с датско-русским словарем, я могу просто читать, не напрягаясь. Может быть, это отсутствие напряжения сказывается на восприятии. Но мне кажется, дело не только в этом: а просто самому Мейнерцу как будто было в кайф писать книгу о Волковой, а вот книгу об Эрике - не то чтобы совсем не в кайф, но он его не интересовал так, как интересовала Волкова. В книге о Волковой перспектива намного шире, Мейнерц увлеченно пишет не только о ней - но и революции и Ленинграде двадцатых годов, об Акиме Волынском, философе, балетомане, менторе Волковой, о Вагановой, о парижских педагогах Преображенской и Егоровой, о Харбине и Шанхае двадцатых-тридцатых (Волкова эмигрировала в Китай и прожила там несколько лет, пока не вышла замуж за британского подданного и не уехала в Англию), о Париже второй половине тридцатых, и так далее, и так далее. И прям чувствуется, как самому Мейнерцу все это интересно, и за эту увлеченность прощаешь ему заявления о том, что Ахматовой в двадцатые-тридцатые годы "запретили писать", что имя Вера - от слова vero (faith - поясняет Мейнерц), и что среди деятелей культуры, казненных в тридцатые годы, был писатель Юрий Юркин - Юркун, конечно. Эти блошки мелкие и не портят общей картины. Главное - ну просто очень хорошая книга, много любопытной информации, все ссылки на источники даны, справочный аппарат весьма внушительный. И вот точно появляется ощущение, что книгу об Эрике Мейнерц писал скорее под заказ, а книгу о Волковой - по велению души.
А еще, а еще предисловие к английскому изданию написал Ноймайер! И среди всего прочего рассказал, как навещал в больнице Волкову незадолго до ее смерти, и она взяла обеими руками его правую руку и прижала к своему лбу, сказав: "You - do love me...". И этот жест так потряс его, что потом он вставлял его в некоторые свои балеты - как выражение абсолютной любви. Я сразу вспомнила черное па-де-де из "Дамы с камелиями" - там есть этот жест.
Но это еще не все. Ноймайер еще и вставил в предисловие отрывки из собственного дневника - в том числе цитировал летние записи 1964 года, когда он восстанавливался после операции ступни и брал классы у Волковой в Копенгагене. И вот что он написал 11 августа того года (кто бы сомневался, что я это перепишу?):

Erik Bruhn asked Volkova if he could join my class today. What a honour! He was in Copenhagen after his holiday and wanted some extra work with her. It was truly quite thrilling for me having him there... I think there is no dancer I admire more. Watching him work was like seeing Volkova's words! I remember especially the opening of the arms, shoulders and head, the noble expression of his face as he did tendu front, opening arms into third, then preparing for pirouette en dedans. Pointing à la seconde in preparation for attitude pirouette, his foot seemed pointed from somewhere just below the ribs!

Вот, оказывается, и Ноймайер Эриком восхищался, по крайней мере, в шестьдесят четвертом году. Это так мило. Ох, чую, надо будет мне задушить жабу и разориться на In Bewegung - огромный томище, посвященный Ноймайеру, нашпигованный, среди всего прочего, отрывками из его дневников и вообще прямой речью. Может, там тоже будет что-нибудь об Эрике.

@темы: Erik Bruhn, John Neumeier and his ballets

URL
Комментарии
2017-08-10 в 18:24 

gr_gorinich
М-ль Люсиль, бедняжка. Отдайте его Константину, пускай комфортит )
Тут и магия имени и все-таки свежатинка в отечественном театре, так что, может, и впрямь честно понравилось.

2017-08-10 в 18:46 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, вот только кто потом будет комфортить самого Константина?))
Да само собой, я не сомневаюсь, что Гаевскому - если это был Гаевский - действительно понравилось.))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Черновики и черт

главная