Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:02 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
Нашла немножко свеженьких воспоминаний об Эрике - счастлива как не знаю кто. Автор воспоминаний - Neal Weaver, некогда взявший у Эрика интервью для журнала After Dark (сентябрьский номер 1968 года, я это интервью выкладывала почти два года назад вот в этом посте), а еще сделавший вот эту прекрасную фотографию Эрика (в своих воспоминаниях он рассказывает и о том, как была сделана эта фотография). В общем, я нагло перекопирую воспоминания прямо сюда, тем более, что их не так уж много.

I was scheduled to review the Franco Zeffirelli film of Romeo and Juliet, at the old Paramount Screening Room. <...> Anyway, my editor, Bill Como, was with me. And he discovered that his friend Chris Allen, who was the manager for Nureyev and Bruhn, was also handling press for the movie. Chris wanted to know if I’d like to do an interview with Bruhn. Of course I said yes. Later I went to Chris’s office to get stills from the Romeo and Juliet movie. Chris informed me that he wasn’t allowed to release the photos of Leonard Whiting’s nude scene, but he was leaving it in a folder on his desk, and if I happened to grab it while he was out of the room, he couldn’t be blamed. He left the room, and I grabbed it, and we ran it as part of our “review with pictures”. He then set up an appointment with me to meet Erik at his apartment.
Chris’s apartment was amazing. When you entered the front door, a sweeping staircase led down to the living room, and on the bottom step was sitting one of Degas’ sculptures of a little ballet girl. It was clearly an original, with a real fabric tutu coated with bronze. And on the walls were glorious paintings, by Degas and others. Alongside the framed originals, there were several reproductions I recognized as the same ones I’d sold at Marboro Books for $4.95, including Matisse’s Jazz. Clearly Chris was not an art snob. He just loved the pictures, whether originals or cheap copies.
Erik Bruhn was a gravely handsome gentleman, a blond Dane, and a man of great courtliness and dignity. But there was always an undertone of melancholy. His English was impeccable, though occasionally garnished with American slang he’d picked up from the kids in the corps de ballet.
I was intimidated, knowing that many balletomanes regarded him as the greatest living male dancer. They thought Rudi was a johnny-come-lately by comparison. I began by telling Erik I didn’t pretend to know anything about the technicalities of ballet. He said, “Good. Most interviewers do pretend to know.” Still a bit defensive, I said, “I just try to take the performances in and see what meaning I can find in them.” He said, “How do you think I watch ballet?” He was totally down to earth, and wonderfully easy to talk to.
I got a wonderful interview, though I don’t know how I managed to get it all down in those days before I began to use a tape-recorder.
He was eloquently bitter about dance schools that spent years grinding the individuality out of their dancers, and then wondered why they were so colorless. He told me his life story, and how he’d first accompanied his sister to ballet class.
He called me after the interview appeared, seemingly approving of it, though he said it had emerged as awfully sad. But as he’d told it, it was sad, a life full of dance but not a great deal else. He said, “Next time we must try to do something more cheerful.”
He then invited me to accompany him to a screening of his Swan Lake for the National Ballet of Canada, with Carla Fracci as the swan queen Odette/Odile. It turned out to be held just in a small room with a television set on which we could view a cassette of Swan Lake. Fracci was there also, and it was the first time either of them had seen the finished film. She was very quiet, totally focused on the film and her own performance. It was odd to be watching a film with its two stars, and I found myself trying to watch it from their point of view. But sadly, much as I liked and admired Erik, I couldn’t get excited about his dancing. It was simply too perfect, but without much fire. And the first act choreography was lame: they’d eliminated the prince’s hunting, and without it there wasn’t much else, and certainly no virility. He was reduced to a purely decorative presence, a pretty mama’s boy to the rather sinister queen.
Later he invited me to his book signing. A complete issue of the magazine Dance News had been devoted to his book on characterization in dance. He autographed a copy to me (alas, I lent it to someone and never got it back) and pulled me off in a corner “away from all those people” to talk. Lydia Joel said, “He’s famous for buttering up the press like that.” But I felt it was genuine. And there was considerable jealousy from the Dance Magazine staff because we’d stolen a march on them, getting interviews with both Rudi and Erik. Lydia always minimized my relations with the two of them.
And then he invited me to a taping of Giselle, purely to record the choreography. It was done without sets or costumes, on the stage of an old disused vaudeville house called the Oriental Garden. It was a musty, dusty old theatre, and in the stage boxes there were enormous, dusty, disintegrating red silk Chinese lanterns. I’d been there once before, while doing a piece on The Magic Garden of Stanley Sweetheart and its stars, Don Johnson and Michael Greer. They were filming some sequences in a sort of maze they’d built inside the old theatre.
I’d never been so aware of the toll that ballet takes on dancers’ bodies. They all seemed like walking wounded, nursing bad ankles, bad knees, Charlie horses, sprains, pulled muscles, etc. Even Carla Fracci was nursing some sore limbs. And Erik had to be especially careful. He had famously weak ankles, and had to keep warmed up to avoid doing himself serious damage. When the others took breaks, he was still doing warm-up exercises. He asked me if I’d go out and get him a milkshake, so of course I did. The taping wasn’t much fun to watch because though they were meticulously executing the choreography, they weren’t in performance mode. When I got back, I was wandering around looking for him when I inadvertently walked in front of the camera, to the loud annoyance of the camera crew. Realizing my error I dropped to my knees and crawled out of camera range, and they calmed down. I found Erik, and we went out on the fire escape where I photographed him. On the roof below were the remains of an old outdoor movie dating from the days before air conditioning. There was nothing left of it but rows of seats and a metal frame of what had been the screen. It seemed as much a historical artifact as the Oriental Garden itself.
It was at that time that my play War Games was running Off-Broadway. It had been a disastrous experience for more reasons than I can give here. Maybe I’ll write about it if I live long enough. Erik said he’d like to come and see my play. He was supposed to come on a Thursday night. At curtain time, he still had not arrived. I was making them hold the curtain for him when a messenger arrived with a hand-delivered message, which was from Erik. The only time in my life I received a hand-delivered message. He apologized for not being able to make it, but Mr. B. (Balanchine) had invited him to a cocktail party. And if you were in the ballet world you couldn’t turn down an invitation from Mr. B. He asked if he could come on Saturday instead. I called him and told him of course.
On Saturday, he arrived in good time. But he was not destined to see my play. There’d been a week of heavy rain, and the roof of the theatre (The Fourth Street Theatre) leaked. A ton of water had collected on the top floor. And that afternoon it broke through and flooded the theatre. Water was ankle deep in the front rows, and shoes were floating in the dressing rooms. It seemed there was nothing to do but cancel the performance. (c)

Остается лишь разводить руками и поражаться причудам чужой памяти: ладно еще, что Вивер спутал газету Dance News с журналом Dance Perspectives (где и была опубликована книга Эрика Beyond Technique), но как можно было спутать Карлу Фраччи с Лоис Смит, танцевавшей Одетту-Одиллию в телеверсии ЛО Эрика, - это выше моего понимания. Это уже как в старом советском анекдоте: "...принял китайского посла за японского и имел с ним продолжительную беседу". Ну да ладно. Ну перепутал человек, ну, бывает. Зато как приятно читать что-то новенькое об Эрике, вы не представляете. И как мило, что он набрался американского слэнга у кордебалетных детишек, это очень в духе Эрика и совершенно очаровательно.
Но это еще не все. Вы думаете, что Вивер написал только об Эрике? Хахаха, как бы не так. Ведь есть же еще и Рудольф. Целых три части воспоминаний Вивера посвящены Рудольфу - и право, читать это даже увлекательнее, чем воспоминания об Эрике (тем более, что об Эрике Вивер написал так ма-а-а-ало!). Прошу: часть первая, часть вторая, часть третья.

@темы: Erik Bruhn

URL
Комментарии
2017-06-25 в 02:59 

norakura
снегирь в шапочке
Какая прелесть! Спасибо за ссылки))
Но я совсем не успела насладиться! Как же мало про Эрика! Нужно будет пересчитать интервью)
Судя по всему, после Рудольфа общение с Эриком ему показалось просто сказочным :-D а Рудольф это просто :facepalm: и :alles: одновременно х) и как всегда его выходки (порой весьма обидные) воспринимаются как пакости шаловливого котёнка))

2017-06-25 в 11:42 

gr_gorinich
М-ль Люсиль, какие интересные воспоминания, даже если память подводит их автора время от времени ) А Эрик, черт, умел действительно быть обаятельным, когда хотел. И такой меланхолик, и сам это знал ))

2017-06-25 в 11:51 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
norakura, ой, про Эрика ужасно мало, вот как всегда - почему эти товарищи современники, вспоминая о Рудольфе и об Эрике, пишут про Рудольфа десять страниц, а про Эрика от силы две? Нечестно!:alles: Хотя может быть, дело в том, что Эрик в общении был ровнее и не преподносил таких сюрпризов, как Рудольф. Так что и вспомнить толком не о чем, ну разве что об американском слэнге и о том, как Эрик был вынужден пойти на коктейль-пати к Баланчину. Прелесть, конечно, так и вижу, как мрачный Эрик из-под палки плетется на эту коктейль-пати, чтоб не портить отношений с мистером Би (но неужели Баланчин бы обиделся, если б Эрик не пришел?).)))
Но воспоминания о Рудольфе - это эпиквин от начала до конца.)) Даже не знаю, что мне больше всего там понравилось - мне все понравилось! Но умилительнее всего, имхо, Рудольф, смутившийся, что Вивер смутился, увидев его почти голым, и жалующийся, что растолстел. Кокетко.)))
Еще подумалось, что и Лидия Джоэл, и Вивер ошиблись, считая, что Рудольф обзывает Франкенхеймера Франкенштейном из вредности или из антисемитизма. По-моему, это было просто лишнее проявление любви Рудольфа к прозвищам.

URL
2017-06-25 в 11:52 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, ты еще про Рудольфа воспоминания почитай, они того стоят.)) Эрик ужасный меланхолик, прям классический принц датский и даже немножечко его тень.)) И мне понравилась его манера налаживать отношения с прессой, затаскивая отдельных ее представителей в угол и задавливая обаянием. Я думаю, это работало всегда и на всю катушку: даже самый строгий критик не устоит, когда его очаровывает вот такой Эрик.

URL
2017-06-25 в 13:59 

gr_gorinich
М-ль Люсиль, прочитала и их, а как же! ) Неподражаемая манера Рудика флиртовать! ))) И он в этих воспоминаниях хоть и задиристый, но совсем беззащитный: вечно его заставляют "поджать хвост" или смущают. А еще мне понравилось, что Эрик брал трубку, будучи у Рудольфа. настоящий муж, который вправе принимать все звонки, идущие в квартиру )
Что до Эрика, то да - он умел отбить от косяка критиков отдельную особь, наброситься на нее, очаровать... а потом переходить к следующей. Тактика волка, загоняющего лося )))

2017-06-25 в 14:12 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, да уж, бедняжка Рудольф в этих воспоминаниях - такой трогательный и постоянно смущающийся одуванчик, несмотря на все свои выходки и капризы.)) И ведь это уже были не первые его годы на Западе, это уже конец шестидесятых годов. А все равно - он все ждал какого-то подвоха и напрягался. Но вся сцена с интервью в третьей части воспоминаний - феерична от начала до конца.)))
И да, мне тоже очень понравился Эрик, отвечавший на звонки у Рудика. Серьезный муж, все организует, все разрулит, молодец (пока сам Рудольф где-то бегает или, может быть, опять сладко дрыхнет).))

Что до Эрика, то да - он умел отбить от косяка критиков отдельную особь, наброситься на нее, очаровать... а потом переходить к следующей.

В результате вконец зачарованные и замороченные критики лежали у ног Эрика штабелями.)))

URL
2017-06-25 в 15:04 

norakura
снегирь в шапочке
Единственный недостаток этих воспоминаний (и то косвенный) - выпуск After Dark с интервью Вивера с Рудольфом не достать, от него осталась лишь обложка :weep3:

2017-06-25 в 15:20 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
norakura, ну не может быть, чтобы от всех номеров журнала с этим интервью осталась одна обложка :pity: Подождите, может быть, этот номер еще всплывет в продаже.

URL
2017-06-25 в 15:28 

norakura
снегирь в шапочке
М-ль Люсиль, то есть его продавали на ибее, его давно купили, я успела лишь обложку сохранить))

2017-06-25 в 15:29 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
norakura, а на абебуксе его нет? Там довольно много After Dark'ов продают, вдруг есть нужный номер?

URL
2017-06-25 в 15:35 

norakura
снегирь в шапочке
М-ль Люсиль, там только 1977, со статьёй Грюна

2017-06-25 в 15:36 

norakura
снегирь в шапочке
Ой, нет, другой, про "Валентино"

2017-06-25 в 15:41 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
norakura, эх, обидно.(( вот всегда так - самых нужных номеров нет.

URL
2017-06-25 в 15:49 

norakura
снегирь в шапочке
М-ль Люсиль, и на ибее каких только нет, часто не в одном экземпляре, в том числе и номер с Эриком, и два других с Рудольфом)

2017-06-25 в 15:50 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
norakura, а давно подмечено: как только добываешь какой-нибудь довольно редкий номер журнала, тут же в продаже появляются еще несколько экземпляров. Классический закон мирового свинства.))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Черновики и черт

главная