Записи с темой: мы очень любим оперу (список заголовков)
01:11 

Хочешь песенку в награду?
Я посмотрела последний, вообще последний спектакль "Билли Бадд" в БТ. Это было очень круто - и как ни странно, мне удалось не рыдать два акта, а смотреть и получать огромное удовольствие. Ну-ка, кто угадает, что я сейчас скажу? Правильно, Гидон Сакс - божественно прекрасен. Хочу, чтобы ему дали Золотую маску. Ничего не знаю, хочу, чтобы дали ему.
Подробный отзыв, я думаю, будет завтра, а сегодня я хочу дать ссылку на "золотомасочное" интервью с Саксом, где он очарователен, но отпускает пару ласковых о чешской постановке. Так что я между делом передумала ехать в Чехию еще раз на тамошнего "Билли". Да и денег у меня нет.
А еще там же лежат интервью с Джоном Дашаком, Юрием Самойловым и Уильямом Лейси. Тоже очень-очень интересные.
Ну и не могу не поделиться фотографией, только что стащенной из фейсбука Марата Гали (он же - Рыжая борода). Основной состав "Билли Бадда" после финальных поклонов. Гидон Сакс с лилиями, да-с. И ему кроме моих лилий сегодня еще букет подарили.


@темы: Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd), Мы очень любим оперу

14:30 

Хочешь песенку в награду?
Сегодня напишу отзыв о двух "Билли Баддах" сразу - за 23 и за 25 февраля. Коротко, конечно, потому что все силы надо приберечь для последнего спектакля. Хотя я уже чувствую, что у меня будет полный раздрай: я хочу это увидеть, но я не хочу, чтобы это был последний раз. А придется смириться с тем, что это будет именно он, последний раз. Что ж, в конце концов, мне повезло, что я вообще это увидела. И причем увидела не один раз, и теперь могу перебирать впечатления от разных спектаклей и наслаждаться. Ну и мучиться оттого, что все это уже в прошлом.
Спектакль 23-го февраля был ощутимо "теплее": тюремно-лагерная тема в нем была намечена, но как будто отступила на второй план, вперед вышла тема военная. И хоть служба на военном корабле - это не сахар, как всем известно (кто забыл, тому мистер Флинт напомнит), но взаимодействие матросов, капралов и офицеров в этот раз не было таким жестким, как в спектакле 25-го февраля. Надо признать, что хор довольно тяжко раскачивался в первой картине (O heave away) и пустился кто в лес кто по дрова в начале третьей картины (Blow her to Hilo), нестройность была очень заметна. Но потом выправился, шанти провел великолепно, и во втором акте сцена боя была очень зажигательна. Люблю этот бой: он прекрасен музыкально, а в постановке Олдена он прекрасен еще и визуально - так и накрывает ощущением мощи, единения и общего азарта, когда видишь, как выходят на авансцену канонеры, морские пехотинцы, ютовые, матросы, капралы. И мурашки бегут по спине, чувствуешь, что вот сейчас, сейчас они грянут: "This is our moment, the moment we've been waiting for these long weeks!", - ух, до чего это мощно и здорово. И вот здесь хор был очень хорош, не к чему придраться (ну, ладно, кое к чему можно, но я не буду).
Но кто о чем, я первым делом о Клэггарте - Гидоне Саксе. Он был безумно уставший - именно сам Клэггарт, не Сакс. С тяжеловатой, очень утомленной походкой, с повторяющимся жестом: усталый взмах руки - а, пропади оно все пропадом, до чего мне все здесь надоело, до чего я сам себе здесь надоел. Психологически этот Клэггарт казался старше, чем в предыдущем спектакле, не говоря уж о спектаклях в прошлом сезоне. Допрос проводил почти безучастно: не раздражаясь всерьез на строптивого Рыжего бороду (хоть и орал на него, и сбивал с ног, но все это было так, без сердца, он сколько раз уже обламывал таких строптивцев), не обращая никакого внимания на покорного Артура Джонса (механически чеканил положенные реплики, глядя в зал). Вот тут и вспоминалось невольно умберто-эковское, вильгельм-баскервильское: "Дьявол угрюм, потому что он всегда знает, куда бы ни шёл — он всегда приходит туда, откуда вышел". Клэггарт здесь был дьяволом, но дьяволом утомленным и угрюмым, запертым в той же системе, что и все остальные. Он знал, что тоже придет туда, откуда вышел, что его не ждет ничего нового, только безрадостность и усталость, четкое ощущение, что так и будет всегда, бег по кругу, раз и навсегда заведенный страшный порядок. И вдруг - на его ли беду, на свою ли беду, - появился Билли, разорвавший этот замкнутый круг, увлекший дьявола по незнакомой дороге. И как довольно часто отыгрывает это Сакс - его Клэггарт влюбился с первого взгляда. Но в отличие от некоторых других спектаклей, он еще и с первого взгляда полностью осознал безнадежность этой любви. И все-таки не мог не поддаться своим чувствам, и улыбался, глядя на Билли, допрашивая его, и встревожился, когда Билли начал заикаться, и снова заулыбался, когда заикание прошло. Но когда Билли запел свою арию (Billy Budd, king of the birds) - то Клэггарта как будто ударило наотмашь его светом, и Клэггарт остро ощутил, что этот свет не для него, что ему ни за что не прикоснуться к этому свету. И когда Билли уже утаскивали с палубы, он прижал руку к сердцу, ощущая свою боль - привычную боль, с которой он, похоже, давно сжился, научился ее не замечать, и вдруг заметил, и понял, что от боли ему спасения нет.
В сцене с Крысой он очень выразительно играл стеком, почти гипнотизировал Крысу, рассекая кончиком стека воздух - так зловеще, эффектно и с отчетливой дьявольщинкой. Но проклинал потом не только Крысу и корабль, и всех на корабле, а как будто бы в первую очередь - себя самого. И услышав от Друга Новичка - довольно испуганного в этот раз - что Новичок всего лишь мальчик и не может идти, разводил руками: мол, а я-то что могу поделать? И "Let him crawl" звучало не издевательски, а тоже утомленно: сколько уже он всех этих выпоротых перевидал, ну не может идти - так пусть в самом деле ползет, что с ним еще делать? А выползающий на сцену Новичок, заметив Клэггарта, сжимался и отворачивался - причем не от страха, а от стыда. И Клэггарт уходил прочь, махнув рукой: как все надоело, пропади оно все пропадом.
Платочек с Билли он снимал медленно-медленно, по капельке сцеживая наслаждение: смотреть на Билли, прикасаться к нему; и в голосе была нежность, но он не мурлыкал так, как мурлыкал в предыдущем спектакле, не пытался осознанно соблазнить Билли. Иногда Клэггарт Сакса делает такие попытки - но наталкивается на искреннее и ясноглазое непонимание Билли, и отступает, сворачивает щупальца. А в этот раз он с самого начала знал, что ничего не выйдет. Ему ведь от Билли даже не плотские радости нужны (это к вопросу о подавляемой гомосексуальности Клэггарта в этой постановке: вот убейте меня, но не вижу я, что Клэггарт Сакса гомосексуальность подавляет; тут, грубо говоря, проблема не в том, что у Клэггарта стоит на мальчика, будь Билли цыпленком вроде Новичка, Клэггарт его живо бы взял в оборот, отымел и не мучался). Ему нужно, чтобы Билли спас его, избавил от постоянной боли; он погружен в эту боль, и лишь Билли может принести избавление. Но Билли никогда этого не сделает. Билли не может его полюбить, не может спасти, Клэггарт уверен в этом и не пытается ничего изменить. Он действительно чувствует, что обречен уничтожить Билли. И сознавая эту обреченность, страдает физически и еще глубже погружается в свою боль.
Можно, я даже не буду говорить, что он невероятно прекрасно исполнил свою арию (O beauty, o handsomeness, goodness)? И в этот раз красный платок в его руке не превращался в удавку, как в спектакле 21-го февраля, нет, но Клэггарт прижимал платок к губам, и комкал его, и держал в ладони, словно свое сердце, символ любви. И допев, снова кружил возле спящего Билли, смотрел на него и не мог насмотреться, не мог от него оторваться, подзывал Новичка, не оглядываясь, а сам опять едва удерживался, чтобы не наклониться к Билли, не прикоснуться к нему, спящему. В этот момент все же очень сильно ощущалось еще и физическое влечение Клэггарта к Билли, абсолютно безнадежное влечение. И в диалоге с Новичком Клэггарт хоть немного добирал то, чего не мог добрать с Билли: прикасался к Новичку бесстыдно и очень уверенно, примешивал к манипуляции вполне себе эротический подтекст, по волосам гладил, за подбородок брал, тискал за щеку, прикладывал палец к губам, по носу легонечко ударял (на словах: "compromise him"). Но стоило Новичку чуть-чуть взбрыкнуть и отказаться подставлять Билли, как всю игривость с Клэггарта как ветром смело, он вспыхнул и швырнул Новичка на пол, и заорал, буквально раздавливая его мощью своего голоса. Ну и когда Новичок сдался и согласился сделать все, как скажет Клэггарт, Клэггарт сделал то, чего не было в предыдущем спектакле: вытер стек о бедро Новичка. Это было жутко. Но еще страшнее было, когда Клэггарт, проходя мимо спящего Билли, заплакал, закрывая лицо руками. В предыдущем спектакле он тоже плакал, но не так открыто, не так отчаянно. А теперь он уже не мог с собой совладать.
Во втором акте и во втором диалоге с капитаном Клэггарт так ударил стеком по перилам, что сломал стек к чертовой бабушке. И сам же будто испугался своего взрыва, смягчил тон, и его последняя реплика: "I trust that nothing I have done..." - звучала как вполне себе попытка извинения. Но капитан извинения не принял, а послал Клэггарта все к той же чертовой бабушке (ну, не буквально, но как бы ясно, что там было в подтексте), да так, что аж голос сорвал. А лейтенант Рэтклифф - Грэм Бродбент - снова проявил себя замечательным сглаживателем недоразумений с реквизитом. В прошлом году, когда в сцене суда дверь в ту каморку, где Билли ждал приговора, взяла да и открылась, именно Бродбент-Рэтклифф ее закрывал и придерживал, оставаясь полностью в роли, так что казалось, что так и надо, и должно быть, чтобы дверь открывалась. В этот раз именно Бродбент-Рэтклифф поднял кусок стека и зловеще поигрывал им, похлопывал себя по ладони, бормоча: "Sadly disappointing, sir. It's here for good". Так и хочется сказать: вспомнил, как сам Клэггартом бывал в других постановках! Но если серьезно, он и этот обломок стека сумел обыграть так, что казалось: вот так и должно быть, Клэггарт должен обломать стек о перила (главное - чтоб не о капитана), а Рэтклифф должен этот обломок подобрать.
Дальше еще многобуков

@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd)

11:37 

Хочешь песенку в награду?
Биллибаддовский марафон продолжается, остался всего один спектакль, и сердце мое разбито, ну почти как у Новичка. Воображаю, как я буду убиваться завтра, на последнем, самом последнем вообще спектакле. Но я сделала очень, очень верно, что взяла билеты на все спектакли блока. Во-первых, надо насмотреться напоследок, а во-вторых - ведь реально же, ни одного мало-мальски одинакового спектакля, все с разным настроением, с разной атмосферой. Например, спектакль 23 февраля был с очень сильной романтической составляющей (отвечал за нее каптенармус Клэггарт, практически не сдерживавший своих эмоций при виде Билли), с очень тактильным и теплым Билли, с не так явно выраженной тюремно-концлагерной темой. А вот вчерашний спектакль был совершенно другой: очень жесткий, очень мрачный, с очень жестоким и мертвым внутри Клэггартом, с взрослым и странно одиноким Билли, с полнейшей безысходностью и на нижних, и на верхних палубах, с капитаном Виром, совершенно точно не получившим никакого прощения в конце. И само по себе, и по контрасту с предыдущим спектаклем это все производило очень сильное впечатление. Интересно, каким по настроению выйдет последний спектакль: более жестким или более "теплым" и "романтичным"?
Но о спектаклях я напишу еще подробнее, а пока о прекрасном. Вчера мы с gr_gorinich натащили гору букетов, одарив практически всех, кого хотели (нет, честно говоря, одаривать цветами надо абсолютно всех, но денег не хватит и рук не хватит, чтобы принести букеты для всех, а жаль). Разумеется, Гидон Сакс получил лично от меня лилии (21-го были тоже лилии, 23-го - тюльпаны, и я думаю, 27-го тоже будут лилии, потому что они очень красивые), и судя по его реакции, был очень им рад. А еще мы с gr_gorinich принесли: ирисы - Роберту Ллойду, прекрасному Датчанину, тюльпаны - Александру Миминошвили, чудесному Дональду, розовую лилию - Джону Дашаку, любимому нашему капитану Виру, гиацинты - обаятельнейшему Уильяму Лейси (он так прелестно нюхал эти гиацинты!), желтые хризантемы - Даррену Джефри, лучшему в мире мистеру Флинту, ну и розовые фрезии - Джонатану Саммерсу, великолепному мистеру Редбёрну. Как вы видите, у меня все чудесные и великолепные, а что делать, если они и вправду такие? И когда даришь им цветы, радуешься сильнее, чем если бы тебя саму завалили цветами.
И это еще не все. Принимали на поклонах очень горячо, но вот, наконец, занавес опустили, свет в зале включили, народ потянулся к выходу, но не весь. Осталось несколько инициативных групп, решивших хлопать до упора - в надежде, что занавес поднимут еще раз. Это было совершенно улетное ощущение - как будто из оставшихся в зале составилась компания единомышленников, даром что эти люди были между собой далеко не всегда знакомы. И мы своего добились: сначала из бокового выхода вывалились на авансцену Юрий Самойлов и Джон Дашак - в обнимку, потом к ним присоединились еще Лейси, Миминошвили и Саммерс. И мы все им хлопали и орали "браво" (господи, впервые в жизни я орала "браво"), и они, как мне кажется, были растроганы. Не ожидали такого, конечно. Не знаю, догадался ли кто-нибудь снять эти поклоны после поклонов, надеюсь, что еще всплывет что-нибудь в сети.
А пока - раз уж речь зашла о поклонах - нашла видео с поклонами после первого спектакля блока, 21 февраля. Все прекрасны, а Сакс с лилиями смертельно прекрасен.


@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd)

16:02 

Хочешь песенку в награду?
О вчерашнем "Билли Бадде" я еще напишу, я надеюсь (и скорее всего, напишу о двух спектаклях сразу, уже после спектакля 25-го февраля), но пока скажу, что было сумасшедше прекрасно, еще лучше, чем 21-го числа. Сакс бог. Самойлов играл мягче и многограннее, а пел изумительно. Дашак трагичен и великолепен. Богдан Волков совершенно прелестен. И все опять замечательные молодцы.
Но оперу надо немного разбавить балетом, поэтому вот пока Эрик и Карла в "Жизели", АБТ, 1968 год. Они тоже сумасшедше прекрасны, хотя и совершенно в ином роде.


@темы: "Giselle", Carla Fracci, Erik Bruhn, Erik Bruhn - photos, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd), Мы очень любим оперу

03:05 

Хочешь песенку в награду?
Очень трудно писать о спектакле, которого ждал целый год, - и с которым предстоит расстаться навсегда. Сегодня (вернее, уже вчера) посмотрела первый спектакль последнего блока "Билли Бадда" в БТ. Да, не все еще было идеально, хор в первой сцене звучал так себе, Грэм Бродбент - мистер Рэтклифф - казался ощутимо не в голосе, и мой любимый, божественный и невероятно прекрасный Гидон Сакс, он же каптенармус Клэггарт, тоже звучал еще не так замечательно, как он может звучать. И Юрий Самойлов - Билли Бадд - наоборот, звучал отменно, но играл, как мне показалось, не так тонко, как в прошлом блоке. Но я надеюсь, это издержки первого спектакля, а дальше пойдет лучше. И как невероятно обидно, что "дальше" будут всего три спектакля. Я поняла сегодня, как безумно люблю эту постановку, ничто мне ее не заменит, ничто не заменит мне этот состав, это звучание оркестра под управлением Уильяма Лэйси. С первых минут, с первых нот у меня прям мурашки прошли по коже, это было, с одной стороны, погружение в уже знакомую постановку, где знаешь, куда смотреть и чего ожидать, а с другой стороны - поразительное ощущение: все то, да не то, новые нюансы, новое взаимодействие между персонажами, и это так прекрасно, что под конец хочется реветь и оттого, что все заканчивается так, как заканчивается, и оттого, что заканчивается спектакль, повторения не будет, невозможно его пересмотреть, еще раз прочувствовать то, что почувствовал сегодня, глядя на всех этих прекрасных людей, слушая, как они поют. Не могу, я принесла букет (белые лилии, розовых, увы, не нашлось) одному Саксу, но по-хорошему хотелось завалить цветами всех, вплоть до хористов и юнги. Но если уж приходится выбирать, кому дарить цветы, то я однозначно выберу Сакса. Потому что Сакс бог. Потому что Сакс изумителен. Потому что люблю Сакса, и все тут.
И сразу хочу сказать, что при всей моей симпатии к Гийсбертсену - Новичку из прошлого блока - Богдан Волков все-таки круче. У него получается хрупкий, робкий цыпленок, с самого начала хрупкий и робкий, он с боцманом не задирается, не пытается язвить (Гийсбертсен пытался), просто ну вот так неловко отвечает и так неловко себя ведет, что огребает за это по полной программе. И порка его ломает, надо видеть, как он вползает на сцену (после издевательского замечания Клэггарта: "Let him crawl"), видит подходящего к нему Клэггарта и в ужасе сжимается, съеживается, отворачиваясь к стене, а Клэггарт смотрит на него сверху вниз. А как прекрасна была сцена, где Клэггарт велит Новичку подставить Билли! Клэггарт подзывает Новичка ("Come here, come nearer" и т.д.), и Новичок подползает к нему на коленях, а Клэггарт его гладит по голове, по щеке, за подбородок берет, по носу игриво ударяет пальцем. Боже, боже, это вроде бы мелочи, но это сделано так многозначительно, так эротично, так угрожающе и по-своему сладострастно, что обставит в два счета куда более откровенную эротику. Ну, это Сакс. Он такие мелочи умеет подавать с нужным эротическим зарядом. И тем страшнее гнев Клэггарта, когда Новичок отказывается оговаривать Билли, потому что Билли хороший. Клэггарт взрывается и со всей силы пинает Новичка в спину, и орет на него, и замахивается стеком, и даже когда Новичок, съежившись, умоляет не бить его больше, и ты понимаешь, что Клэггарт не ударит, и сам Клэггарт это понимает, но лицо у него искажается, и он коротко, судорожно взмахивает стеком, сжимает рукоятку, и ясно - ему очень хочется ударить. А Новичок трогательнейший птенец, и боже, как он поет уже после ухода Клэггарта: "It's fate, it's fate, I've no choice, everything is fate", с такой тоской, с такой безнадежностью, совершенно точно понимая, что выхода нет, и бог его не простит.
Клэггарт. Клэггарт сегодня был влюбленный, но очень ожесточенный и с самого начала отчаявшийся. И с косичкой! Вот мне кажется, что в прошлосезонных блоках у него косички не было. А теперь у него косичка, сам он еще похудел и постройнел, и такой красивый, что просто глаз не отвести. Вот честное слово: когда он выходит на сцену, очень сложно отвлечься от него и посмотреть на кого-то другого - хотя черт возьми, все достойны внимания. Но Клэггарт-Сакс бессовестно забивает всех своим присутствием. Невероятный человек. Невероятный каптенармус. Прелесть какая гадость. Да нет, просто прелесть, никакой гадости. Сегодня он делал стойку на Билли не прям с первого своего появления, перед началом допроса он как будто не замечал это лучезарно улыбающееся чудо. Но когда дело дошло до Билли (интересно, кстати, что Артура Джонса тут во время допроса держал практически за горло здоровенный капрал; то ли я забыла об этом, то ли этого все же не было в прошлых блоках), каптенармус к нему повернулся и обомлел, и разжал сжатую все время в кулак руку. И пошло-поехало: во время допроса Клэггарт улыбался, как сговоренный жених, опять как-то очень по-человечески встревожился, когда Билли начал заикаться, и разулыбался снова, когда заикание прошло, и расхваливал Билли нежно-нежно, и очень выразительно обалдел, когда Билли начал прощаться с "Правами человека". И на Крысе срывался от души, но боже мой, как изящно, как артистично он все это проделывал: сначала объяснял Крысе, как испортить Билли жизнь, а потом запугивал и угрожал, что Билли его прибьет, если поймает, и в конце концов орал на него, гнал прочь и проклинал так, что было ясно: он проклинает не Крысу, а весь корабль и всех на корабле, и себя самого.
Сцена с платочком - ааах. Платочек с Билли каптенармус сегодня снимал непристойно, растягивал удовольствие, строил Билли глазки, даже не пел, а прямо мурлыкал. Но Билли, как ему и положено, на мурлыканье не велся, намеки не просекал, стоял себе, грудь колесом, а потом радостно говорил, что во, видали, да он нормальный, этот Тощий франт, да чё вы, ребята. Вот все же в том блоке, как мне казалось, Билли как будто что-то такое чувствовал, но понять не мог, что это такое, и поэтому была у него с каптенармусом очень своеобразная тонкая химия. А в сегодняшнем спектакле Билли искренне ничего не чувствовал и не понимал, наивнейшая Детка. Чем, разумеется, подрезал надежды каптенармуса на корню. После сцены с платочком каптенармус окончательно понял, что с этим Билли нельзя рассчитывать ни на взаимность, ни на взаимопонимание. И стал интенсивно страдать. Мне все же очень нравится, как он появляется в сцене драки Билли с Крысой: в распахнутом плаще, будто наспех накинутом. И сегодня он не стал бить юнгу, который нечаянно с ним столкнулся, а просто толкнул его на тюфяк и заорал: "Look where you go!", а потом повторил: "Look where you go!", - обернувшись и глядя на Билли. И еще сегодня он очень ощутимо, физически ощутимо хотел Билли, и буквально пожирал его взглядом, пока Билли надевал футболку и устраивался на ночлег, и потом кружил рядом с ним, спящим, замирал, разглядывал его, раскинувшегося на тюфяке, такого близкого, такого доступного, такого недостижимого. "O beauty, o handsomeness, goodness" Сакс сегодня спел не так пронзительно, как он может, но все же очень хорошо. И жестче, вернее сказать - ожесточеннее, чем в предыдущем блоке (пожалуй, чувствовалось в интонациях легкое сходство с Клэггартом из пражской постановки). А красный платок Билли, которым он манипулировал, в какой-то момент превратился в удавку, и Клэггарт сам себе накинул эту удавку на горло. И стало ясно, что эта любовь для него - петля и смерть, что он будто чувствует, что не только Билли погубит, но и себя самого убьет. Но продолжает идти по этому пути, потому что все одно - жить ему нельзя.
А еще когда он уже уходил со сцены, дожав, доломав Новичка, то замедлил шаг возле спящего Билли, остановился, вглядываясь в него, и заплакал. Вот действительно, у него лицо сморщилось, исказилось от слез, это было очень выразительно и горестно. И сразу вспомнилось, что говорил об этом сам Сакс: "В «Билли Бадде» есть сцена, где Клэггарт принуждает одного из матросов скомпрометировать Билли. После нее я иногда ухожу со сцены в слезах. Я прохожу мимо Билли, лежащего на полу, и твердо осознаю, что только что обязал себя уничтожить то, что мне дороже всего на свете".
И во втором акте он хоть и решился погубить Билли, но продолжал очень выразительно страдать. В самом начале второго акта, едва появившись на сцене, он замечал Билли в толпе матросов ("так глаза любящих видят то, что видеть велит им мудрое сердце") и опять менялся в лице, не плакал, но ощутимо слабел, и едва мог взять себя в руки, чтобы обратиться к капитану. Во второй раз разговор уже пошел легче, там ведь не было Билли. Но ох, как опять он вздрагивал, когда капитан говорил, что устроит им с Билли очную ставку. Теперь он по-настоящему ощущал, что назад пути нет, что он действительно погубит себя или Билли. И входил в каюту, помедлив на пороге, смотрел на Билли жадно и тоскливо, но когда Билли недоуменно и тревожно оглядывался на него (после слов капитана "You stand before your Commander as accuser and accused") - то Клэггарт отводил глаза. Это было и в прежних спектаклях, но каждый раз это производит сильнейшее впечатление. И еще то, как Клэггарт, выговорив до конца обвинения, нервно сжимал и разжимал пальцы, снова и снова ощущая, что ведет к смерти того, кого любит.
Ну что я за человек, хотела написать отзыв обо всех, а сама все про Клэггарта да про Клэггарта. О Юрии Самойлове я уже сказала - мне показалось, что в этом спектакле он играл несколько грубовато, хотелось бы более тонких оттенков. И еще мне показалось, что он пополнел и поширел, его это не портит, он по-прежнему строен и красив, но прошлогодняя юношеская легкость как будто ушла. Жаль. Но он был сегодня очень в голосе, пел прекрасно. И очень круто спел балладу перед казнью. Правда, самый-самый финал этой сцены, уже после разговора с Датчанином, по-моему, он немножко пережал, у него получился не Билли Бадд, а прям революционер перед казнью, народоволец, Андрей Желябов. Но может, мне и почудилось, меньше надо романов про народовольцев читать. Но когда, уже допев, он съежился и уснул, я чуть не заплакала. Это было пронзительно. И тут еще и Роберт Ллойд, конечно, гениально сыграл: его Датчанин горевал сдержанно, выразительно и совершенно душераздирающе. Впрочем, что говорить, там вся сцена так поставлена, что дрожь бьет: как сначала появляются Рыжая Борода, Дональд и Новичок, как потом выходят в затылок друг другу две шеренги матросов, как по лестницам взбираются на второй ярус Рэтклифф, Редбёрн и Флинт, а Билли, наоборот, спускается со второго яруса вниз, как Датчанин выносит петлю, как капитан Вир, оборванный старик, замирает и шепотом повторяет приговор, который громко зачитывает мистер Редбёрн. И двойное "Starry Vere, God bless you!" ударяет по нервам так, что впору заорать.
Джон Дашак - капитан Вир - тоже был сегодня головокружительно прекрасен. Я сегодня несколько раз была на грани слез, но действительно заревела только однажды - в финале, когда измученный, опустошенный, то ли прощенный, то ли непрощенный капитан Вир опускался на колени, держась за решетку, и допевал: "...long ago now, years ago, centuries ago, when I, Edward Fairfax Vere, commanded the Indomitable". Вот тут меня окончательно прошибло. Но он вправду был сегодня удивительно хорош. И еще прекрасны были Джонатан Саммерс - мистер Редбёрн и Даррен Джеффри - мистер Флинт. От меня раньше ускользали их прелестные переглядки в сцене в капитанской каюте в первом акте (в частности, когда Вир прекраснодушничает: "Where there is happiness there cannot be harm", развалившись на стуле, а мистер Редбёрн и мистер Флинт стоят у него за спиной и переглядываются, совсем как их коллеги из постановки ENO: "видал малахольного? слышишь, что он несет?"). И мистер Редбёрн там сам был прелесть: лукавый такой старичок. Как будто здесь он мог позволить себе показаться с непарадной стороны. И он потрясающе спел о Норе, плавучей республике. Я не раз говорила: я очень люблю эту короткую арию не арию, не знаю, как это назвать, отданную Редбёрну (и немножко Флинту). И Саммерс-Редбёрн начал петь, сидя на стуле, надтреснутым голосом, будто заново переживал позор и горе Нора, но когда дошел до повторенной дважды строки "O God preserve us from the Nore!" - то вскочил, стукнул своей палкой об пол, и голос у него окреп, расширился, помолодел. Это было удивительно.
Кого еще забыла упомянуть? Александр Миминошвили отжигал Дональдом. До чего же заводной, яркий, вспыльчивый, страшно обаятельный Дональд у него получается. Да еще и эти "татуировки" с морской тематикой добавляют ему сочности. Шанти он сегодня спел не идеально, но где не добирал голосом - добирал обаянием. Он чудный. Марат Гали тоже был прекрасным Рыжий бородой, очень лихо рвавшимся на абордаж. Илья Кутюхин трогательно спел Друга Новичка (и очень выразительно пятился от Клэггарта, буквально вжимался в кулису). Ну и хор - да, пусть поначалу он звучал как будто слабовато и неуверенно, но потом все вошло в норму, а уж к игре вообще претензий нет, играли прекрасно. И я верю, что в следующем спектакле все будут выглядеть и звучать еще лучше. Всего три спектакля осталось, боже мой, как мало.

@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd)

23:03 

Хочешь песенку в награду?
Благополучно сагитировала сестру пойти на "Билли Бадда". Теперь дело за малым: достать для нее билет на 23-е. Задача трудная (в данный момент билетов на сайте БТ на эту дату нет), но разрешимая. А пока выдала ей буклет с либретто и статьями для пристального изучения. И потыкала пальцем в фотографии Гидона Сакса, восторженно подвывая, что это тот самый бас-баритон, которого я так обожаю.
Чувствую себя законченным маньяком, но последний же блок, а значит, все можно, гуляй, рванина. Что касается семейной репутации - сестра, как выясняется по косвенным признакам, читает мой фейсбук, а значит, примерно представляет, с кем имеет дело.
Завтра первый спектакль! Надо непременно принести лилии для каптенармуса. Он заслужил. И даже если будет не очень в голосе, мне все равно, он самый лучший.

@темы: Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd), Мы очень любим оперу

02:10 

Хочешь песенку в награду?
Наш капитан Вир - самый лучший капитан в мире! Больше ничего не скажу, смотрите ролик. На репетициях перед последним блоком "Билли Бадда" Джон Дашак зажигает.



@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd)

12:40 

Хочешь песенку в награду?
Давно хотела вырезать эти гифки из ENO'шной видеоверсии "Билли Бадда".

"Where there is happiness there cannot be harm", - распевает прекраснодушный капитан Вир, прислушиваясь к матросскому хору на нижних палубах.



"Видал малахольного?" - без слов спрашивает мистер Редбёрн у мистера Флинта.



Катастрофически не хватает в этой сцене сурового каптенармуса Клэггарта, который тоже бы смотрел на капитана очень неодобрительно. Впрочем, каптенармус Клэггарт на всех так смотрит, потому как на вверенном ему корабле постоянно творятся безобразия, а от капитана, распевающего соловушкой, толку мало. А с другой стороны - какой еще нужен толк от капитана с голосом и внешностью Лангриджа? Да пусть он поет, поет, лично мне больше для счастья ничего не нужно, а если каптенармусу нужно для счастья что-то еще, так пусть он сам с капитаном и договаривается.

@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd)

19:09 

Хочешь песенку в награду?
28 января, как я и рассчитывала, я сидела в первом ряду партера в пражском Национальном театре и хоть не орала во весь голос: "O heave! O heave away, heave! O heave!", но временами была вынуждена прикладывать определенные усилия, чтобы не улыбаться блаженно во всю пасть, сохранять лицо и вести себя прилично. Это было нелегко, особенно когда на сцену выходил Гидон Сакс в образе каптенармуса Клэггарта. Ради него я и затеяла всю эту поездку в Прагу, ради него я закрыла бы глаза и на саму постановку и на всех остальных участников, если бы они вдруг оказались сильно так себе. Но закрывать глаза не пришлось, увиденное и услышанное мне в целом понравилось (не понравилось только кое-что и местами, и это касалось не певцов и не оркестра, а некоторых режиссерских решений). Так понравилось, что теперь я уже всерьез думаю, не махнуть ли в Прагу еще и в апреле. Естественно, на "Билли Бадда" и естественно, с Гидоном Саксом, куда же без Сакса. Потому что - простите мне мою пристрастность - но без него эта постановка, пусть даже и любопытная сама по себе, не была бы так прекрасна. Он в ней сияет, как черный бриллиант, да, и мне не стыдно за пышные сравнения. Он и должен сиять, разумеется, потому что в этой постановке упор сделан на любовный треугольник Клэггарт-Билли-Вир, нельзя допустить, чтобы вершины этого треугольника были тусклыми и невыразительными. Но Клэггарт - по крайней мере, в спектакле, который я видела, - затмевал и Вира, и Билли. Когда он выходил на сцену, от него почти невозможно было отвести глаза. А на сцену он выходил часто, так что можно было насмотреться на него вдоволь. Впрочем, мне сколько ни показывай Сакса-Клэггарта - все равно мало. И наслушаться тоже можно было от души. Он был потрясающе в голосе, не было ни глухого звучания, ни монотонности, ничего, на что жаловались критики, видевшие премьеру. Завораживающий голос с множеством оттенков, с темными переливами, с внезапно вспыхивающей нежностью, насмешкой, угрозой. Надо сказать, что в целом вообще все пели хорошо, но и Вир - Штефан Маргита, и Билли - Кристофер Болдук - на протяжении всего спектакля звучали не совсем ровно: кое-что у них было совершенно потрясающе, кое-что - на мой вкус, слабовато. То же касается и Новичка (Ян Петрыка), и Редбёрна (Иржи Брюклер), и Флинта (Адриан Кларк). Но Сакс был великолепен от начала до конца - и не только Сакс. Мне очень понравился Дональд (Даниэль Клански) - заводной рубаха-парень, приятно напомнивший мне о нашем Дональде-Миминошвили; меня радовали и визуально, и аудиально Друг Новичка (Любош Скала) и Артур Джонс (Мишель Браганьоло); меня восхищал хор, певший и игравший так, что хотелось всем и каждому подарить по охапке цветов и лично поблагодарить. И оркестр. В появлявшихся видеонарезках меня звучание как-то смущало, казалось, что как-то оно то ли не то, то ли непривычно, то ли и вправду как-то играют странно. В живом спектакле никаких сомнений не осталось: оркестр был прекрасен, музыка прекрасна, и дирижер Кристофер Уорд - тоже прекрасен. Ну и далее по тексту: outside it is winter, but in here it's so hot! Every night we have to battle with the Master-at-Arms to keep him from taking off all his clothings. So don't go away. Who knows? Tonight we may lose the battle!
Очень, очень, очень многобуков

@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd)

18:47 

Хочешь песенку в награду?
Уф, я прилетела, пост про "Билли", надеюсь, будет завтра, а то голова вообще не варит, а надо все-таки собрать впечатления и изложить их более-менее внятно. Можно, конечно, махнуть рукой и просто завыть, что Гидон Сакс бог, но хочется чем-то существенным подкрепить этот вой. Ладно. Все будет, клянусь треуголкой Клэггарта из совсем другой версии. В пражской-то версии у Клэггарта треуголки нет. И вообще никакого головного убора нет. Зато есть художественно заплетенная косичка. Небось, мальчишки ему по утрам и плетут, знаем мы этого Клэггарта, он умеет устраиваться.
А пока я выложу выцепленную в инстаграме фотографию с вчерашних поклонов после спектакля. Знаете, что держит Гидон Сакс? Лилии, которые я ему передала. Он так прелестно удивился, когда ему их передали: как будто не ожидал, что ему цветы подарят. И тут же полез читать, что в карточке написано, а написано там, что его и мистера Клэггарта очень-очень ждут в феврале в Москве. Ну то ли почерк у меня неудобочитаемый, то ли еще что, но мне показалось даже, что он смутился, когда прочитал. Но все же хочется верить, что цветы его порадовали. Уж я молчу, как он радовал меня - и никаких цветов не хватит, чтобы отплатить ему за эту радость. Нет, правда, он невероятно прекрасный.



@темы: Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd), Мы очень любим оперу

00:41 

Хочешь песенку в награду?
Подробности письмом, завтра или послезавтра, а пока кратко: я не жалею, что поехала, в постановке понравилось далеко не все, но плюсов больше, чем минусов, а главный плюс - Гидон Сакс, потому что он божественен, прекрасен и дивно в голосе. Хочу еще, и если будут деньги, попробую смотаться в апреле. ,

@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd)

00:29 

Хочешь песенку в награду?
Десятиминутное видео про свеженького пражского "Билли Бадда". Можно посмотреть, что и как выглядит в движении. На видео некоторые решения режиссера представляются мне небезупречными, но посмотрим, как это все будет выглядеть в живом спектакле. Сакс и вправду звучит не блестяще, но опять же, посмотрим, как все будет в живом спектакле, я надеюсь, он распоется. Интересно смотреть и слушать - насколько же иначе по сравнению с БТшной версией он исполняет O beauty, o handsomeness, goodness: акценты в звучащем в видео отрывке из этой арии расставлены абсолютно по-другому. Замечательно окончание диалога с капитаном во втором акте: "- I trust that nothing I have done... - Be so good as to leave me!" - капитан срывается в истерику, а Клэггарт смотрит на него победно и с заметной издевочкой. Хорош, мерзавец, очень хорош. И Сакс, как и следовало ожидать, очаровательно и очень интересно рассуждает о своем персонаже. Сцены с голыми демонами весьма чувственны - и мне, пожалуй, нравится, как эти демоны вместе с Клэггартом обвиняют Билли в мятеже, выглядит это зловеще. Мне, пожалуй, не слишком нравится, что Билли расклеивается в сцене суда. И зачем его пустили ползать за Виром по сцене во время арии I accept their verdict (я написала это, и тут же в моей голове проснулся Филипп Лангридж и запел I accept their verdict, честное слово, никто из слышанных мною Виров не исполнял эту арию так пронзительно и прекрасно, как он). Я понимаю, что это, скорее всего, не "реальный Билли", а воплощенные муки совести Вира, готовящегося сообщить Билли о приговоре, но все равно выглядит не очень. Позднейшее примечание: пересмотрела этот момент - наверно, я ошиблась, там хоть идет в качестве аудиодорожки I accept their verdict, но сама сцена - то ли суд, то ли момент до начала суда, и ползает за Виром вполне реальный Билли. Ну не знаю, мне это как-то не очень. Обмывание ног Билли и казнь - ну, тоже решение довольно спорное, на мой взгляд, хотя поставлено пронзительно, посмотрим, как это будет выглядеть в спектакле в целом. Вира тут, кажется, делают слабаком и противноватым типом - впрочем, опять же, по отрывкам судить сложно, да и кроме того, мне даже "наш" Вир в исполнении Джона Дашака после первого просмотра показался лицемером и слабаком, а после второго спектакля я прониклась и страшно его зажалела. Голос у Штефана Маргиты, кажется, приятный. Билли - Кристофер Болдук - по отрывкам показался мне не очень выразительным, но с другой стороны, это только отрывки (а наш Билли - Юрий Самойлов - все равно самый лучший!). Ну короче говоря, как бы то ни было, а вот, смотрите и составляйте ваше мнение:


@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd)

16:09 

Хочешь песенку в награду?
Все заинтересованные лица уже давно в курсе, но официальное объявление все равно выбивает из колеи: хочется сесть в угол и рыдать.:weep2: «Билли Бадд» покидает Новую сцену Большого. Замечание: "До постановки в Большом она [опера "Билли Бадд"] никогда не шла в Москве и вряд ли пойдет в ближайшее время" тоже как-то не внушает оптимизма: видно, московская публика уже набиллибаддилась и набриттенилась по уши и хочет чего попроще. Ну хоть бы видеоверсию сняли, что ли, ведь понимаете же, что постановка уникальная, восстановить ее будет невозможно, так хоть на видео надо ее сохранить.
По-моему, на последнем спектакле я действительно буду реветь в три ручья уже в первом акте.
PS. Цитируемая в сообщении рецензия Юлии Бедеровой "В пределах совершенства", конечно, прекрасна, но черт возьми, ну неправда, что "его [Клэггарта] существование на сцене — воплощенное абсолютное зло", нет, нет, нет и еще тысячу раз нет. Зло там воплощено не в Клэггарте, а в самом устройстве этого мира, и если вдуматься, все - кроме Билли - носят в себе частички этого зла. А Клэггарт там не зло, Клэггарт там, простите меня, - воплощенная несчастная любовь. Любовь, губительная для него, для объекта любви, в какой-то степени - для остальных окружающих. Но все-таки любовь.

@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd)

12:54 

Хочешь песенку в награду?
Спокойно, меня уже скоро отпустит. Хотя... не факт, что отпустит, не факт. На лице Билли Бадда написано крупными буквами: "Ой, дяденька, а чего это вы делаете, а?". Но каптенармус Клэггарт еще не сдается, строит Билли Бадду подведенные глазки и намекает на возможность большой, но чистой любви. Насколько я понимаю, это сцена с платочком, и Клэггарт весьма брутально хватает Билли за этот самый платочек, не то что в БТшной версии. Впрочем, как обычно: посмотрим, как все оно будет выглядеть в движении. А коса Клэггарта - это же мимими, дайте за нее подергать.


@темы: Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd), Мы очень любим оперу

12:06 

Хочешь песенку в награду?
А у нас на "Неустрашимом" своя атмосфера, объяснял каптенармус Клэггарт. Силен он был, этот каптенармус, хватало его на пятерых мальчиков, а он еще и облизывался на Билли Бадда.
Завтра премьера в Праге! А еще через десять дней и я это увижу. Ура.



@темы: Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd), Мы очень любим оперу

14:07 

Хочешь песенку в награду?
Я не знаю, как все это внятно комментировать, но это же атас, улет, огонь и ураган. Иными словами - это фотографии из грядущего пражского "Билли Бадда". Я выбрала те, что с каптенармусом Клэггартом, шоб он был здоров, хотя по сценарию ему не положено, а все остальные можно посмотреть вот здесь (прокручивайте страницу вниз, в раздел "Галерея"). Гидон Сакс демоничен и сногсшибательно красив, я не могу, нельзя быть на свете таким офигительным каптенармусом. И такое чувство - ну, повторяю себя саму в фейсбуке - что здесь у каптенармуса был вполне себе симпатичный гарем, но появился Билли Бадд, и каптенармус захотел назначить его любимой женой. Да что-то пошло не так. Обратите внимание на бедного капитана Вира на третьей фотографии - вон, вон он стоит справа у стенки с видом "я не с этими людьми".




@темы: Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd), Мы очень любим оперу

02:35 

Хочешь песенку в награду?
Список жЫланий на 2018 год:
1. Возвращение "Сильфиды" Хюббе в репертуар КДБ. И видеозапись даешь.
2. Возвращение Себастьяна Хейнса и Ульрика Бирккьяра в КДБ в новом сезоне. Я эгоистка, я соскучилась.
3. Гастроли КДБ в мск. Гастроли Гамбургского балета в мск. Да вообще - даешь гастроли ведущих балетных компаний. К нам давно никто не приезжал из первого эшелона. Баварский балет с Полуниным не предлагать!
4. Дожать текст, а то сколько можно уже тянуть Эрика за ногу из-под тепленькой перины.
5. Видеоверсию БТшного "Билли Бадда", раз уж сам спектакль убирают из репертуара. И Золотых масок всем номинированным из "Билли". Ладно, всем не выйдет, но Маску Саксу однозначно! И юбку зайцу, но это необязательно.
6. Чтоб Канада и Дания хорошо отметили юбилей Эрика и сделали это как-нибудь интересно и весомо. Книги, фильмы, фотобуки, воспоминания очевидцев - даешь все. Юбилея Рудольфа это тоже касается.
7. Хочу подшивку журнала Dance in Canada и сувенирные программки НБК 80х годов. Ну и вообще побольше балетной периодики и книг.
8. Из разряда несбыточных мечтаний - что-нибудь о Константине Патсаласе. Что угодно, лишь бы информативное.
9. Еще из разряда несбыточных мечтаний - пореже пересекаться с идиотами в одном пространстве.
10. Чтобы балетно-оперная трава продолжала цвести, куриться и колоситься.

@темы: антисоветский роман, Не только Дягилев или "вообще о балете", Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd), Sebastian Haynes, Rudolf Nureyev, Royal Danish Ballet, Erik Bruhn, Constantin Patsalas, "La Sylphide"

13:47 

Доступ к записи ограничен

Хочешь песенку в награду?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:42 

Хочешь песенку в награду?
Пять минут оперной рекламы в вашей ленте. 21, 23, 25 и 27 февраля в Большом театре будет показан, по-видимому, последний блок оперы Бриттена "Билли Бадд" в постановке Дэвида Олдена. И я вас уверяю, это надо увидеть. Это потрясающая опера, потрясающий спектакль, потрясающий состав. Это отпадный оркестр под управлением великолепного Уильяма Лейси. Это Джон Дашак - жалкий, трогательный, искупающий свою вину капитан Вир. Это Гидон Сакс - до смерти влюбленный каптенармус Клэггарт. Это Юрий Самойлов - светлый и светоносный, очаровательный Билли Бадд. Это Богдан Волков - несчастный хрупкий Новичок, это Александр Миминошвили - задиристый Дональд с вытатуированной русалкой на руке, это Марат Гали - Рыжая борода, который самого Дэви Джонса за его бороду ухватит. Это легендарный Роберт Ллойд - Датчанин, старый матрос. Это Джонатан Саммерс - несгибаемый старый мистер Редбёрн, это Даррен Джефри - могучий мистер Флинт, это Грэм Бродбент - бравый лейтенант Рэтклифф. А еще: Илья Кутюхин - Друг Новичка, Станислав Мостовой - классный Крыса, Николай Казанский - всем боцманам боцман, Александр Киреев и Константин Сучков - первый и второй помощники, Вадим Бабичук - грот-марсовый матрос, которого мы не видим, но с удовольствием слышим, и, наконец, Александр Уткин - Артур Джонс, второй завербованный с "Прав человека". И потрясающий хор, и лучшие в мире гардемаринчики, и юнга капитана Вира, и... и огромная пушка, и красный платок Билли Бадда, и война, и любовь, и предательство, и искупление, и прощение: "Starry Vere, God bless you!". В общем, если у вас есть возможность - сходите, не пожалеете. Продажи билетов (в интернете в том числе, на сайте www.bolshoi.ru) начнутся в следующую субботу, 25 ноября. Цены - от 400 до 2000 рублей.
И вот для приманивания заинтересовавшихся - Юрий Самойлов (Билли Бадд) на репетиции. Платочек с него Гидон Сакс уже снял. И хотя бы ради вот этой сцены - как Сакс-Клэггарт снимает с Самойлова-Билли шейный платок - надо бежать на эту оперу со всех ног. Но прелесть в том, что там не только эта сцена прекрасна. Там всё прекрасно и все прекрасны. Вот.


@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd)

14:31 

Хочешь песенку в награду?
"Билли Бадд" в номинациях Золотой маски этого года:

1. "Билли Бадд" - Опера/лучший спектакль.
2. Уильям Лейси ("Билли Бадд") - Опера/работа дирижера.
3. Дэвид Олден ("Билли Бадд") - Опера/работа режиссера.

И-и-и...

4. Джон Дашак, Гидон Сакс и Юрий Самойлов ("Билли Бадд") - Опера/мужская роль.

Караул. Я действительно разорвусь. Я хочу, чтобы им всем дали по Маске, потому что они все офигенные. Ну вот за кого болеть, я вас спрашиваю, когда и Дашак, и Самойлов, и Сакс круты безмерно?
Хотя вот обойдут их всех, дадут Маску, допустим, Юсифу Эйвазову за кавалера де Грие в "Манон Леско", и никому обидно не будет.
Но если серьезно - я ужасно рада, что номинировали всех троих: и Дашака, и Самойлова, и Сакса. Они все достойны не то что номинации, но и победы (уверенно сказала она, хотя не видела больше никого из номинированных). Ну, появление "Билли" в номинации Опера/лучший спектакль - это было ожидаемо, потому что "Билли" действительно был огромным событием, может быть, вправду лучшей оперой на российской сцене в минувшем сезоне. По крайней мере, об этом недвусмысленно свидетельствовали отзывы критиков, куда более насмотренных, чем я. Номинирование Олдена и особенно Лейси - тоже приятно, но не слишком неожиданно для меня. А вот появление аж троих исполнителей из "Билли" в номинации Опера/мужская роль - это для меня большой и роскошный сюрприз. Я думала, что номинируют Самойлова или Дашака, на появление Сакса даже не рассчитывала, а тут - ыыы, все. Ура.
Ладно. Хочу, чтоб Маску дали Саксу. Дашак и Самойлов тоже достойны и еще как, но я хочу, чтоб Маску дали Саксу, и все тут.

UPD. Черт, еще две номинации забыла указать:

5. Пол Стейнберг ("Билли Бадд") - Работа художника в музыкальном театре
6. Констанс Хоффман ("Билли Бадд") - Работа художника по костюмам в музыкальном театре.
Вот теперь, кажется, всех назвала.

@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd)

Черновики и черт

главная