• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: "Giselle" (список заголовков)
19:55 

Хочешь песенку в награду?
А просто так. Очередная "Жизель" с Карлой и Эриком:


@темы: Erik Bruhn, Carla Fracci, "Giselle"

02:06 

Хочешь песенку в награду?


Удивительная "жизельная" фотосессия Эрика и Кирстен Симоне (1969 год). Где еще вы увидите улыбающуюся Жизель-виллису, Жизель из второго акта? А вот, пожалуйста - улыбается (на второй фотографии улыбка особенно хорошо заметна), и что самое поразительное, не разрушает настроение. Хотя, конечно, получается очень странная Жизель. Ну, а Эрик - нетипично лохмат (в самом деле, у него тут волосы длиннее, чем обычно) и типично печален. И как всегда, очень красив.

@темы: Erik Bruhn, "Giselle"

21:54 

Хочешь песенку в награду?
Отсканировала две статьи из сентябрьского номера "After Dark" за 1968 год. Во-первых, интервью с Эриком и пару фотографий оттуда (не стала сканировать одну маленькую фотографию дурного качества и еще одну известную, которая уже есть в сети). Первый снимок - Эрик в знаменитой рубашке в цветочек, второй снимок - кадр из его "Лебединого озера" в постановке НБК, из той самой неуловимой телеверсии 1967 года. Эрик в роли принца "как-там-бишь-его-зовут", Лоис Смит - в роли Черного Лебедя, Селия Франка - в роли Черной Королевы (и ах, как она хороша!). А справа с краю видна моя любимая Вероника Теннант, я ее черные глаза везде узнаю.




И во-вторых - маленькая статья о Карле Фраччи, плюс несколько фотографий с репетиций "Жизели". Это уже идет подготовка к съемкам фильма 1969 года: тут и Карла, и Эрик, жаль, нет ни Брюса Маркса, ни Тони Ландер. Карла очаровательна, как всегда, и в репетиционном костюме она кажется еще прелестнее, чем в платье Жизели (хотя казалось бы, прелестнее уже некуда).



@темы: Erik Bruhn, Carla Fracci, "Giselle"

15:10 

Хочешь песенку в награду?
Наконец-то я собралась и посмотрела очередную "Жизель" - постановку НБК 1976 года, с Карен Кэйн и Фрэнком Аугустином. И почему я этого раньше не сделала? Отличная постановка, очень советую любителям "Жизели" обратить на нее внимание. Правда, первый акт в целом показался мне сильнее второго, но зато во втором акте были очень интересные декорации - то ли заснеженный, то ли подернутый паутиной, пугающий лес, - и очень недурные виллисы. Мирта - Надя Поттс - произвела смешанное впечатление: она невысокая, и поначалу кажется, что ей не хватает величественности (а еще у нее очень маленький прыжок, к сожалению). Но потом оказывается, что небольшой рост (и даже прыжок) настоящей Мирте не помеха: зато она прекрасно играет, у нее потрясающие, очень выразительные, жесткие руки, красивые жесты - без всякой суетливости (иногда Мирты довольно суетливо машут руками), и в общем, она создает образ хоть и маленькой, но весьма зловещей Мирты. И командует она своим кордебалетом, как генерал на поле боя. Немудрено, что высоченный Илларион (Азарос Сурмеян), попав к ней в руки, пугается до полусмерти (а затанцовывают его и вовсе до смерти).
Илларион в этой версии, кстати, тоже прекрасен. Я уже видела Сурмеяна в "Mad Shadows", в роли вполне отрицательного Ланца, и уже тогда он мне очень понравился - и как артист, и как танцовщик. И в "Жизели" он тоже не разочаровывает: это такой высокий, горбоносый, брутальный и, честно говоря, очень сексуальный Илларион. Альбрехт рядом с ним кажется чуточку анемичным - но и более безопасным, так что немудрено, что Жизель выбирает именно Альбрехта, а не эротически притягательного, но очень взрывного Иллариона. Он и вправду - порывистый, взрывной, резкий (по темпераменту, пожалуй, близок к Иллариону Брюса Маркса из "Жизели" 1969 года с Эриком и Карлой), влюбленный в Жизель, как водится, по уши. Интересно смотреть, как он все время норовит отвести ее подальше от Альбрехта, взять за руку, приобнять. Но Жизели такое внимание не по сердцу - и она норовит от Иллариона ускользнуть. Жаль, в сцене затанцовывания во втором акте Илларион собственно танцует не так уж и много, не успеваешь насладиться сполна. И есть в этой сцене что-то жутковатое - потому что не только Мирта, но и все виллисы - не очень высокие, Илларион намного выше и вроде бы сильнее их, но физическая сила и высокий рост его не спасают, он не может вырваться из круга этих невысоких хрупких женщин. (Кстати, Карен Кэйн в своих мемуарах рассказывает, что Селия Франка пригласила в свое время Сурмеяна в компанию именно из-за его высокого роста, а не только из-за танцевальных качеств. Франке позарез нужно было найти высокого партнера для Мартины ван Гамел, восходящей звезды НБК. Правда, ван Гамел довольно быстро покинула НБК, а Сурмеян остался - и компания из-за этого не прогадала. Карен, тоже довольно высокая, потом танцевала с Сурмеяном и очень тепло отзывалась о нем и как о партнере, и как о человеке.)
Вообще надо сказать, что эта "Жизель", особенно первый акт, - поразительно сильный и живой спектакль. Да, понятно, адаптированный для телеверсии, да, возможно, кое-что было изменено по сравнению со сценической версией, но все равно - я смотрела эту "Жизель", вспоминала недавно виденную "Жизель" в Стасике и думала: какой же бесцветной, малокровной, дурно скроенной кажется стасиковская версия рядом с этой старой версией НБК! В Стасике за мимированием и взаимодействием главных героев почти нет жизни, мизансцены в первом акте кое-где выстроены просто нелогично, унылое крестьянское па-де-де занимает неоправданно много места и выглядит инородным элементом, никак не встроенным в общее действо. В версии НБК па-де-де заменено па-де-катром (с Мэри Яго, Линдой Майбардьюк, Сергиу Стефанши и Томасом Шрамеком) - легким, веселым, изобретательным, прелестно станцованным и логично включенным в первый акт. И все персонажи очень живые и выразительные: в кои-то веки я увидела по-настоящему интересного герцога, отца Батильды (Чарльз Кирби), да и сама Батильда (Энн Дитчберн, хореограф "Mad Shadows") была тоже прелестна. А лучше всех - из мимических ролей - была Берта, мать Жизели. Боже, какая она чудная (ее играет Виктория Бертрам) - любящая, но и суровая маменька, пусть и балующая дочку, но иногда и спуску ей не дающая. В некоторых сценах в первом акте - там, где сталкивались Жизель, Альбрехт и Берта - мне чудились следы "Тщетной предосторожности": так и казалось, что сейчас Берта даст Жизели шлепка, бросит в Альбрехта чем-нибудь тяжелым и за ухо утащит Жизель в дом. Ну и попытается выдать ее за Иллариона (слава богу, Илларион тут не скачет верхом на зонтике!), а в результате все-таки отдаст за Альбрехта. И честное слово, вот эти неожиданно комические мотивы очень органично вплетаются в первый акт "Жизели", соответствуют общему безоблачному настроению. И сама Жизель (Карен Кэйн) - отнюдь не беззащитная былинка, а веселая влюбленная девушка, и вправду смахивающая порой на Лизу из "Тщетной". Она мне очень, очень понравилась, она прекрасна и в первом, и во втором акте. Танцует изумительно - в самом деле, она в мемуарах пишет, что всегда очень любила прыжки, поэтому ей и нравилась изобилующая прыжками партия Жизели; так оно и есть - видно, что танцует (и прыгает!) она с наслаждением. И у нее потрясающая химия с Альбрехтом (Фрэнком Аугустином): в первом акте она с ним и кокетничает, и шутливо играет в догонялки, и обнимается, и веселится искренне, как ребенок; а во втором акте - так влюбленно, так безнадежно льнет к нему и пытается защитить, сердце щемит, когда смотришь на нее. Причем, что любопытно, Альбрехт во втором акте не кажется влюбленным так же сильно, его скорее терзает раскаяние. В первом акте он тоже не влюблен бешено, но увлечен и расслаблен, и явно думает, что беды не будет, если он повеселится и поиграет с милой девушкой. А когда беда случается - вот тогда он, конечно, шокирован до глубины души: не ожидал, не ожидал. Аугустин мне тоже понравился, он очень симпатичный и обаятельный; и меня позабавило его сходство с Нуриевым - нет, в самом деле, в дуэтах это почти не заметно, но в сольных выходах сам стиль его танца очень похож на стиль Нуриева (ну и внешне они тоже похожи, Аугустин сам признавался, что в молодости подражал Нуриеву, своему кумиру). И еще раз повторю - с Карен у него прекрасная химия, смотришь на них и понимаешь, почему пара Кэйн-Аугустин была такой популярной.
Ложечку дегтя напоследок все-таки добавлю: оператору иногда хотелось вырвать руки или хотя бы настучать камерой по голове. Некоторые ракурсы съемки были просто убийственными, ну нельзя снимать так: сбоку, сверху, черт знает откуда, искажая все на свете! И спецэффекты во втором акте были идиотские. "Жизель" 1969 года, которую ругали за ненужные выкрутасы и режиссерско-операторские выдумки, на фоне этой "Жизели" кажется снятой прямо-таки образцово-показательно. Но в общем и целом - я считаю, смотреть "Жизель" НБК можно и нужно. Поэтому - вот, смотрите.:)


@темы: "Giselle"

12:07 

Хочешь песенку в награду?
Копирую из своего ЖЖ, чтоб и тут было. Закрыла вчера сезон "Жизелью" в Стасике. Осипова была прекрасна. И только она одна и была прекрасна, все остальные на ее фоне выглядели очень бледно. Кордебалет то ли устал, то ли решил, что незачем стараться, все равно зрители пришли смотреть на звезд и проглотят все, что ни дай. Пейзанские танцы в первом акте были маловыразительны, крестьянское па-де-де - тоже, мягко говоря, не очень (я на нем откровенно скучала), виллисы во втором акте танцевали без помарок, но и без вдохновения, очень дежурно. Мирта (Оксана Кардаш) была легка, но не царственна и не зловеща. Ганс (Сергей Мануйлов) не произвел такого впечатления, как на спектакле 5 июня. Тогда он был очень интересен, выразителен, драматичен, а вчера казалось, что он и играл, и танцевал без чувства, не вдумываясь в роль. Разве что первая перепалка с Жизелью из-за Альбрехта была проведена хорошо (и там очень любопытно вела себя Жизель, изо всех сил старавшаяся успокоить Ганса: было видно, что Ганс для нее - не чужой человек, она к нему очень хорошо относится, может быть, даже любит, но как брата, не так, как он любит ее). А потом как будто запал исчез, что-то пошло не так. Ужасно жаль, в прошлый раз он мне так понравился.
Альбрехт-Полунин был несколько лучше, чем в прошлой "Жизели" с Сомовой. С Осиповой они неплохо чувствуют друг друга. Так что вчера Полунин даже пытался играть, а не только выделывать па, и у него даже кое-что получалось. Вот только ему бы поменьше красоваться перед залом: смотрите, мол, какой я прекрасный, я знаю, вы все пришли на меня посмотреть. Осипова, звезда поярче его, себе такого не позволяла и была абсолютно в роли. И совершенно затмевала Полунина во всех дуэтах. А он во втором акте совсем выбился из сил и из дыхания и последнее соло провел еле-еле, стыдно было смотреть, честно говоря. Но конечно, зал выл и ревел, как на футболе, и сидевшая рядом со мной сыриха заходилась от восторга. Ну, что ж, рада за тех, кого Полунин порадовал. Меня же порадовала Осипова, так что я не осталась в накладе. Она была прелестна, весела и нежна в первом акте, блестяще провела сцену безумия, а во втором акте летала по сцене, почти не касаясь земли. Изумительная балерина и восхитительная актриса.
А еще я присмотрелась к самой постановке и поразилась: господи, какая же она нафталинная. Ее бы почистить от бездарных спецэффектов, выкинуть к черту старомодную машинерию (ну зачем, зачем заставлять Жизель летать над сценой, это же не Сильфида, в конце концов), пересмотреть некоторые мизансцены, что-нибудь сделать с крестьянским па-де-де, занимающим в первом акте гораздо больше места, чем танцы Жизели и Альбрехта, - и тогда, наверно, можно будет ее смотреть, не морщась. А так она, эта стасиковская "Жизель", кажется удивительно нескладной и рассыпающейся на части. Или беда опять же в том, что вчера почти все танцевали как попало? Не знаю. Но больше мне что-то не хочется на эту "Жизель". Лучше съезжу в Гамбург, посмотрю ноймайеровскую версию. Как раз в феврале будет, надо все-таки попытаться извернуться и захватить в одну поездку и Копенгаген, и Гамбург.

@темы: "Giselle"

01:26 

Хочешь песенку в награду?
Нашла пару немецких статей о "Жизели" 1969 года. Среди всего прочего в них сказано, что Эрик на съемках умело распределял силы и поэтому мог танцевать довольно долго, не уставая, а другие танцовщики бросались с места в карьер и быстро выбивались из сил. А еще Эрика там сравнивают с Лоуренсом Оливье, с Марией Каллас и - хехе! - Густавом Грюндгенсом. И говорят, что его танец - это образец классического танца, наглядный пример. И здорово, очень верно характеризуют Жизель Карлы Фраччи как "трогательную, но несентиментальную". Так оно и есть - за что, в частности, люблю Жизель Карлы, так это за стерженек в ней, за характер, за темперамент. Это не просто хрупкая былинка, ломающаяся от малейшего ветра - нет, нужно по-настоящему сильное потрясение, чтобы убить ее.
Утащила три фотографии: Альбрехт в магическом круге виллис, Альбрехт на рассвете (а Мирта исчезает до следующей ночи), Карла Фраччи, съемочная группа и Эрик на заднем плане.


@темы: Erik Bruhn, Carla Fracci, "Giselle"

01:48 

Хочешь песенку в награду?
Очередной ночной маленький пискпам. По ночам так приятно выкладывать фотографии с Эриком. А вчера я окончательно дочитала книгу Мейнерца. Последнюю главу одолела еще раз, вздыхая и переживая. Всех жаль: Эрика, Константина, Рудольфа (потому что он не успел поговорить с Эриком в последний раз, ему бы приехать на пару дней раньше - и все могло бы получиться по-другому), Леннарта Пасборга, всех друзей Эрика, труппу НБК. Перечитывала еще раз, как в декабре 1985 года он в последний раз приезжал в Данию и устроил там маленькую рождественскую вечеринку для своей "семьи" - самых близких друзей и сестры Азы. Аза вспоминала, что он был в темных очках, ничего не ел и довольно рано ушел вниз, в подвал (там была ванная и спальня), чтобы отдохнуть с дороги. В тот приезд он сказал Ликке Шрам, что врачи нашли у него какие-то затемнения в легких, и после возвращения в Канаду он пройдет обследование. Но странно, что в конце концов рак у него нашли только весной, в марте. Может быть, он и вовсе так и не прошел обследование, когда приехал из Дании? И еще... странное ощущение остается: он как будто знал, что ему осталось недолго, что он больше никогда не увидит своих датских друзей. Сьюз Уолд вспоминала, как он прощался с ней тогда: зашел к ней домой ненадолго, молча отдал ей видеозаписи, потом взял в ладони ее лицо и долго смотрел ей в глаза. А потом сказал: "Ты должна навестить меня в Канаде", - и ушел. Но он будто знал, что она уже не навестит его, что они уже не увидятся. И Эббе Морк тоже вспоминал, как тогда Эрик встретился с ним уже по пути в аэропорт и на прощание обнял Эббе и долго не отпускал. Вот точно - как чувствовал, что умрет. И перечитывать это так грустно. Бедный Эрик.
Ну ладно, обещала пикспам, а вместо этого начала опять говорить о печальном. Больше не буду. А пикспам, между прочим, специфический: одна фотография с Эриком, зато целых две - с Константином. Но начну с Эрика: это скан из декабрьского номера Dance Magazine за 1969 год, из рецензии на "Жизель" с Эриком и Карлой:



Ну, а это - Константин Патсалас, фотографии из сувенирной программки НБК, сезон 1977/78. К сожалению, первая фотография сама по себе очень маленькая, не получается ее отсканировать как следует в большом разрешении. Ну, а вторая - ничего, лучше получилась, мне кажется. Это Константин в роли Коппелиуса. И судя по фотографии, у него получился ну очень укуренный Коппелиус. И худой, как щепка.:)


@темы: "Giselle", Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni", Erik Bruhn, Constantin Patsalas

22:33 

Хочешь песенку в награду?
Три дня не выкладывала ничего с Эриком, соскучилась. Устрою мини-пикспам имени "Жизели". Начну с собственноручного скана: Эрик, Нильс Бьорн Ларсен и Алисия Маркова в "Жизели" в Копенгагене, 1955 год. Мизансцена из начала первого акта: ревнивый Илларион видит Жизель с Альбрехтом и принимается выяснять отношения. Но Жизель здесь ведет себя нетипично: не пугается, не смущается, не раздражается, а будто бы строит глазки не только Альбрехту, но и Иллариону. Впрочем, Илларион тут такой Анри Четвертый, завидный кавалер, что можно понять Жизель и не осуждать ее за ветреность.



А это фотография уже из привычной "Жизели" с Эриком и Карлой Фраччи. Скан не мой, постановка АБТ. Обратите внимание на костюмы: вот такой же странный костюм был у Эрика в первом акте его первой "Жизели" в 1955 году - с Марковой в АБТ. В Beyond Technique есть фотографии разных "Жизелей" с участием Эрика и Карлы, уже в шестидесятых годах, на некоторых снимках у них такие же костюмы, как и на этой фотографии (и как в постановке 55 года), а на некоторых - уже привычные костюмы, примерно такие же, как в киноверсии "Жизели" 1969 года. По-видимому, где-то в шестидесятых АБТ сделал новую постановку "Жизели" и поменял костюмы.


@темы: Erik Bruhn, Carla Fracci, "Giselle"

16:28 

Хочешь песенку в награду?
Ахаха, да что же мне так везет-то? Сразу после "Жизели" пятого числа взяла билет в Стасик на "Жизель" 24 июля - с тихой надеждой посмотреть другой состав, без Полунина. Да щас. Сегодня вывесили составы: 24-го числа Полунин опять будет танцевать Альбрехта. Но - но его Жизелью будет Наталия Осипова! Ради нее я готова вынести даже Полунина. Хотя лучше бы выписали из Лондона еще и Макрея. А Гансом опять будет Сергей Мануйлов, это очень здорово. Глядишь, Жизель, Ганс и кордебалет помогут мне смириться с Полуниным. Но право, я бы предпочла кого угодно вместо этой "звезды".

UPD. Я купила черное платье, пересмотрела "Сильфиду" с Хюббе - ту, где он Джеймсом, конечно, завтра еще выкрашусь в какой-нибудь радикальный рыжий цвет и буду готова к трехдневному сильфидному марафону в БТ. Еще мне очень хочется трепаться об Эрике, но я уж и не знаю, что еще о нем рассказать. Когда он в Швеции ставил "Сильфиду", то решил подчеркнуть связь между Сильфидой и Мэдж - между двумя сверхъестественными существами, которые решили объединиться, чтобы проверить Джеймса: устоит ли он перед соблазном или поддастся ему и сбежит от реальности? В общем, как всегда у Эрика, бедного героя окружают ну очень коварные женщины. И первый акт заканчивался не как обычно, сценой в доме - когда Джеймс убегал за Сильфидой, бросая потрясенную Эффи и растерянных гостей; нет, в шведской версии Эрика зрители видели, как Мэдж показывает Сильфиде дорогу в лес, а ничего не подозревающий Джеймс следует за ней (но явно не видит Мэдж).
У меня остается лишь один вопрос: знает ли Мэдж в этой версии, что прикосновения Джеймса будут смертельны для Сильфиды? Если знает, то почему все-таки дает Джеймсу шарф, помогающий удержать Сильфиду, а значит - и убить ее, - ведь они же с Сильфидой на одной стороне? А если не знает, то... то все это приобретает какой-то фемслэшный оттенок. И тогда можно себе представить, с каким горьким злорадством Мэдж смотрит на смерть Джеймса в конце балета.
К сожалению, Мейнерц об этом ничего толком не пишет, так что остается только воображать, как оно было на самом деле. Но эта постановка имела средний успех, причем Мейнерц не приводит отзывы шведских критиков, зато говорит, что датские критики бурчали и ворчали: мол, все не то, все не так, шведы не сумели верно уловить стиль Бурнонвиля, а все эти драматические идеи Эрика просто не сочетаются друг с другом. Короче говоря, раскритиковали Эрика в пух и прах. Мало ему было любезных шведов, которые неизвестно как отреагировали конкретно на этот спектакль, но известно как реагировали на деятельность Эрика в Швеции вообще: резко отрицательно.

@темы: Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni", Erik Bruhn, "La Sylphide", "Giselle", Не только Дягилев или "вообще о балете"

12:47 

Хочешь песенку в награду?
Раз уж появилось видео в сети, я его тоже у себя вывешу. Та самая "Жизель" от пятого июня - с обстриженным под новобранца Полуниным. Полностью я видео не смотрела, тыкала кое-где, но кажется, снято недурно, с близкого расстояния, получился довольно приличный бутлег. Очень хочется мне кому-нибудь его сосватать и посмотреть на реакцию. Народ на балетном форуме - как видевший спектакль вживую, так и посмотревший на видео - кончает радугой и бьется в экстазе, выкрикивая: "Шедевр, шедевр!". Пока что нашелся лишь один зритель, чьи впечатления практически совпали с моими. Он даже осмелился спросить, не гол ли этот король Полунин, от которого все в таком восторге. Но его, разумеется, проигнорировали, потому что - как можно-с покушаться на святое, да он сумасшедший.
Ну вот, может, кто-нибудь тоже посмотрит и составит свое мнение. Из первого акта вырезано крестьянское па-де-де (небольшая потеря, откровенно говоря, оно было не очень удачным) и, кажется, первое появление герцога и встреча Жизели и Батильды. Вроде бы больше купюр нет.






@темы: "Giselle"

02:22 

Хочешь песенку в награду?
Кратко о "Жизели" в Стасике: пожалуйста, изобретите машину времени, я хочу увидеть живую "Жизель" с Карлой и Эриком. Спасибо. В Стасике были прекрасный оркестр, прекрасный кордебалет и прекрасный Ганс (он же Илларион). Я упорно не въезжаю, в чем прелесть Полунина (кроме стрижки ежиком - где еще увидишь такого Альбрехта, похожего то ли на уголовника, то ли на новобранца?). В первом акте он был просто невыразителен, во втором акте получше (антраша-сис отпрыгал очень чистенько), но в целом - бледен. Играл тоже невыразительно - не сдержанно, а слабо, как будто только намечал роль. И танцевал в общем тяжеловато, хотя во втором акте тоже показался лучше, чем в первом. Никакой химии с партнершей у него не было: все развивалось по либретто, но не было ни глубины, ни чувств, ни любви. Ганс - тот был действительно влюблен в Жизель, и в его любовь верилось (кстати, он прекрасно отыграл мизансцену, которую я не очень люблю: в самом конце первого акта, когда Жизель уже мертва, между Альбрехтом и Гансом-Илларионом в некоторых версиях завязывается мимический диалог: Альбрехт хватает Ганса за руку и тащит к телу Жизели, мол - вот что ты наделал, это ты ее убил, а Ганс отталкивает его - мол, нет, это ты ее убил, и тогда Альбрехт хватает меч и кидается на Ганса, а Ганс в некоторых версиях чуть ли не рвет рубаху на груди: рази, мол, рази; ну вот, сегодня в Стасике Ганс отыграл эту сцену блестяще - без пережима, без надрыва, но так пронзительно, что стало ясно - ему без Жизели и вправду жизнь не мила). В любовь Альбрехта к Жизели не верилось ни в первом, ни во втором акте, да и любовь Жизели к Альбрехту тоже была какой-то неубедительной. Ну, я говорю: нет между ними химии. Хотя я бы, пожалуй, посмотрела на эту Жизель (Наталию Сомову) с другим партнером. И вообще хочется поглядеть теперь другие составы. Взять, что ли, билетик на 24 июля? Вот только буду ли я в Москве в это время? Ладно, там видно будет.
Хочу живую "Жизель" с Карлой и Эриком. Или хотя бы с Осиповой и Макреем. А лучше - и ту, и другую. К сожалению, пока у меня есть шанс увидеть только Осипову с Макреем - да и то если когда-нибудь они заедут к нам, как заезжали в феврале. А вот Карлу и Эрика я вряд ли увижу... ну разве что машину времени все-таки изобретут.


@темы: "Giselle", Erik Bruhn

23:57 

Хочешь песенку в награду?
Лечимся от депрессии балетом: взяла себе еще билетик на бурнонвильскую "Сильфиду" в Большой. Теперь пойду туда семнадцатого и девятнадцатого июня, буду сравнивать касты. А тянет сильнее всего в Данию, на "Сильфиду" Хюббе (и с Хюббе). Но - терпение, сестра, это развлечение ждет меня зимой. А пока посмотрим, как наши танцуют Бурнонвиля.
Дочитала Бетти Олифант. Прекрасная книга, и сама Бетти - чертовски интересная женщина (как, впрочем, и ее бывшая подруга, антагонистка и коллега - Селия Франка). Покупала я ее воспоминания в надежде найти что-нибудь об Эрике, нашла не так уж и много, но все равно было интересно. И именно у Бетти я нашла замечательную цитату "из Гилси Кирклэнд" (не знаю точно, откуда - из статьи, из воспоминаний?) - то, что Кирклэнд написала об Эрике вскоре после его смерти:

"He was one of those rare dancers who attain a kind of immortality on the stage. The truth he brought into dance was not something that came to an end with a particular performance, nor would it end with his life".

Ну что, и фотографию, как обычно? Кирстен Симоне и Эрик в "Жизели":


@темы: "Giselle", Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn

22:28 

Хочешь песенку в награду?
Что-то у меня голова вообще не варит. В свободное от перевода время перечитываю Кавану, пытаюсь двигать фик по "Даме с камелиями" (пять фраз в день - потрясающий прогресс), смотрю на Мейнерца виновато: я его совсем забросила. Вернее, забросила пересказ (надеюсь вернуться, когда разберусь с переводом), да и дочитывать его тоже не хочется, хотя надо. Но у меня осталось всего две главы, Эрика сейчас назначат руководителем Национального балета Канады, а потом он умрет. Меня это угнетает. Мне жаль, что кончается книжка, жаль, что Эрик умрет, и я понимаю, что это смешно, а ничего не могу с собой поделать. И еще жаль, что вот дочитаю я Мейнерца - и мне нечего будет больше читать на датском. А я вошла во вкус, мне понравилось. Вот что бы еще такое раздобыть на датском, чтоб было интересно... проще говоря - что бы еще раздобыть на датском про Эрика? Ведь нет ничего, как ни странно. Хоть бы кто-нибудь из знавших Эрика датчан написал о нем воспоминания, что ли. Ведь есть же и Леннарт Пасборг, и Сьюз Уолд, и не знаю кто еще, да хоть бы и Питер Мартинс. Кто угодно! Если б написали, один читатель у них бы точно нашелся.
А еще было бы хорошо, если б перевели на английский автобиографию Карлы Фраччи "Passo dopo passo. La mia storia". Она вышла недавно, в 2013 году, и мне кажется, англоязычная аудитория с удовольствием бы ее прочитала. И я тоже, я тоже - эта аудитория.:) Просто не рискну пока замахиваться на итальянский, романские языки мне даются тяжелее, чем германские. (А у меня еще Кейс Верхойл лежит на нидерландском - пусть он вообще не имеет отношения к балету, но он тоже интересный. И его тоже надо прочитать. Что-то я себе напоминаю того студента, который пришел на экзамен по китайскому: "Ща докурим и пойдем сдавать".)
Где Эрик и Карла - там и фотография. Классическая сцена с ромашкой из "Жизели". Интересно, что Альбрехт держит запасную ромашку в руках: то ли тоже гадать собирается, то ли хочет отдать ее Жизели, когда та оборвет все лепестки у своей ромашки, - чтоб гадать до победного результата. Ох, как Карла улыбается в первом акте "Жизели" - прямо сияет вся, и нельзя в нее не влюбиться, я понимаю Альбрехта.:)


@темы: "Giselle", Carla Fracci, Erik Bruhn

14:09 

Хочешь песенку в награду?
Осенью 1970 года Наталия Макарова пополнила ряды невозвращенцев, попросив убежища в Англии (она танцевала в Лондоне на гастролях Кировского балета). Вскоре после этого ее пригласили в АБТ, и ее появление там совпало с очередным возвращением Эрика в АБТ (он как раз восстановился после травмы). Люсия Чейз сначала надеялась пригласить его вместе с Карлой Фраччи, но Карла уже заключила ангажементы на зиму и должна была танцевать в Европе. Тогда Чейз предложила Эрику танцевать с Макаровой. Их партнерским дебютом - и вообще дебютом Макаровой в Америке - должна была стать "Жизель". Но тут же начались сложности. Почти сразу же после объявления каста Эрику позвонила разъяренная Карла и спросила, как он вообще смеет танцевать с Наташей "Жизель"?! "Жизель" он должен танцевать только с Карлой! Эрик обалдел и сказал в ответ, что это полный абсурд, и вообще, ну Карла же сама сказала, что не сможет приехать в Америку, так в чем же проблема. Чем закончился разговор, неизвестно, но предполагаю, что Карла могла и швырнуть трубку куда подальше. У нее бы хватило темперамента.
К сожалению, за два дня до дебюта с Наташей у Эрика опять начались страшные боли, он попал в больницу, а Наташе пришлось дебютировать в паре с Иваном Наги. Но смешнее всего оказалось внезапное явление Карлы, отменившей все свои европейские ангажементы и примчавшейся в Нью-Йорк, чтобы все-таки станцевать с Эриком. А поскольку Эрик был еще не в состоянии танцевать, то и Карле пришлось удовольствоваться заменой и выступить с Тедом Кивиттом. В общем, все хотели Эрика, а Эрик не доставался никому.
Выйдя из больницы, Эрик все-таки выступил с Наташей, в первый раз - не в "Жизели" целиком, а лишь в отрывках. Клайв Барнс написал, что у них получилось замечательное партнерство. "Не думаю, что Карле было приятно это услышать", - замечал потом Эрик. И добавлял еще, что Карла совершенно спокойно относилась к его выступлениям с другими балеринами, но решительно восставала против его партнерства с Наташей. "Она явно ревновала". А Карла, успокоившись позднее (по крайней мере, к тому времени, когда Грюн брал у нее интервью), признавала, что была очень задета, узнав, что Эрик решил танцевать "Жизель" с Макаровой. И хоть она понимала, что Эрик нуждался в новом опыте, в новом партнерстве, но ей было очень тяжело. А еще она вспоминала, что когда впервые вышла с Эриком на сцену в том сезоне - чуть ли не на следующий день после того, как Эрик впервые станцевал в полной версии "Жизели" с Наташей, - то почувствовала, что Эрик будто отстраняется от нее, держит определенную дистанцию. И Карла весь первый акт изо всех сил пыталась уничтожить эту дистанцию, снова завоевать Эрика, вернуть его себе. И ей это удалось. Но на следующем представлении уже она отстранялась и чувствовала себя подавленной, и Эрику пришлось вытаскивать ее из ее раковины.
Партнерство с Макаровой действительно было для Эрика освежающим новым опытом. Он вспоминал, что с Карлой они в то время уже "не танцевали, а жили на сцене. В этом не было ничего дурного, это было в самом деле прекрасно". Но в Макаровой ему нравилась ее русская школа, русская балетная подготовка, которую он "тут же узнал - благодаря Рудику". Он явно получал удовольствие, танцуя с ней, узнавая что-то новое. К сожалению, это партнерство оборвалось почти в самом начале. В 1971 году Эрик танцевал с Наташей в "Жизели", "Сильфиде", "Коппелии", "Чудесном мандарине", а в конце года впервые в жизни должен был выступить в "Тщетной предосторожности" - тоже с Наташей. Причем из-за "Тщетной" у него случился очередной конфликт с Карлой. Она готовила партию Лизы и предполагала, что будет выступать с Эриком. Эрик сбросил на Люсию Чейз обязанность сообщить Карле о том, что Эрик будет танцевать не с ней, а с Макаровой. Карла же сказала, что ладно, пусть он танцует на премьере с Наташей, но потом он должен танцевать с ней, и она не станет танцевать ни с кем другим. К тому времени Эрик был уже на пределе, он опять мучился от сильной боли, а тут еще и эти проблемы с Карлой! Однажды днем он предложил ей вместе взять класс, и, разминаясь у палки, сказал ей, что у него и так трудное время, а Карла еще сильнее осложняет ситуацию. Карла расплакалась и сказала, что он все неправильно понял; Эрик возразил, что все он понял правильно. Позднее он признавал, что это был трудный период в их отношениях, но при этом считал, что в целом их отношениям ничего не угрожало. Просто ему было действительно тяжело в то время, а Карла нисколько не облегчала ему жизнь.
Последний свой спектакль перед отставкой он провел именно с ней - это была "Сильфида" 29 декабря 1971 года. Ночь после спектакля он провел, мучаясь от очередного приступа боли, а когда утром Карла пришла его навестить, он сказал ей: "Карла, это было мое последнее представление". И если я не ошибаюсь, это действительно было последнее представление, которое они провели вместе как партнеры. Позднее, после возвращения Эрика на сцену, они появлялись вместе и в "Сильфиде", и в "Коппелии", но Эрик уже исполнял другие роли и был не Джеймсом, а Мэдж, не Францем, а доктором Коппелиусом. А впрочем, вру, есть же, например, запись их выступления в гала-спектакле в 1984 году в Метрополитен Опера - где они снова появились в партиях Джеймса и Сильфиды. Правда, Эрик там уже практически и не танцевал, к сожалению.
А вот с Макаровой он станцевал еще как минимум один раз после возвращения в 1975 году - в па-де-де "Эпилог", которое поставил для них Джон Ноймайер. Правда, критики отзывались об этом па-де-де весьма кисло, но это их право.
Поленилась я отсканировать хорошую фотографию Эрика с Наташей в "Эпилоге", поэтому вывешу только фотографию Эрика и Карлы. 1962 год, они только что выступили в "Bell Telephone Hour" в отрывке из "Сильфиды", и их партнерство еще впереди.


@темы: Carla Fracci, "La Sylphide", "Giselle", Erik Bruhn

13:37 

Хочешь песенку в награду?
Получила вчера юбилейно-сувенирную книжку про Национальный балет Канады (1979 год) - с мемуарами Селии Франки. Сначала пролистала ее, рассматривая фотографии, и расстроилась, потому что не нашла ни одной фотографии Константина (а я на них рассчитывала). Да и фотографий с Эриком почти не было - только несколько сцен из его "Лебединого озера", да и то снятых так, что Эрика там толком и не разглядишь. С одной стороны - логично, он никогда не входил в постоянный состав труппы, а был только приглашенным артистом. С другой стороны - Рудольф тоже выступал в НБК в качестве гест-стар, однако же в этой книге с ним есть отличные фотографии и в "Спящей красавице", и в ноймайеровском "Дон Жуане", и даже в "Сильфиде" - в той самой постановке 64/65 годов. Ни одного снимка с Эриком в "Сильфиде" в книге нет, зато очень много снимков Эрла Краула в роли Джеймса (я рассказывала, как он был вынужден "перехватить" эту роль и сколько вынес на репетициях, потому что был фактически предоставлен самому себе, пока Эрик разучивал партию Джеймса с Рудольфом и втолковывал Рудику, что ничего там менять не надо и вообще нельзя). Кстати, чисто внешне Краул, по-моему, очень подходит на роль Джеймса - он такой милый и очаровательный юноша, с полудетским лицом, такой и вправду способен увлечься сильфидой и сбежать с собственной свадьбы.
Ну вот, фотографии посмотрела, приуныла и стала читать сами мемуары. И ободрилась, потому что мемуары прекрасные, а Селия Франка - чудесная женщина: очень умная, очень решительная, с железным характером и с отличным чувством юмора. И большая любительница кошек. А рассказы о первых годах молодого НБК (в стиле "мы выживали как могли") и особенно о гастролях напоминали мне о житье-бытье Русских балетов во время войны (да-да, нежный привет "Шахерезаде" в Логроньо). Полный набор радостей: репетируем, где придется, постоянной штаб-квартиры нет, выступаем по городам и весям где попало, вплоть до актовых залов в школе, денег перманентно нет, оркестра нет, программки не успеваем напечатать, во время гастролей в США приходится экономить изо всех сил, поэтому нанимаем самого дешевого менеджера (это обязательное условие, и, как вспоминала Франка, самые дешевые менеджеры были трех видов: "психи, пьяницы или старики", а иногда "три в одном"), самый дешевый автобус-развалюху и самого дешевого шофера, который дороги не знает и может завезти черт знает куда. И едем, а куда деваться? Гастроли в США были особенно важны для молодого НБК: в Канаде просто не было балетной аудитории, перед которой можно было бы выступать круглый год, а в США народ уже с балетом познакомился, знал, любил, интересовался, поэтому именно там НБК мог создать себе репутацию - вот и ездил создавать, мужественно преодолевая препятствия. Впрочем, как сказано в одной еврейской поговорке, приятно вспоминать о трудностях, которые ты пережил, - и Франка вспоминает о всех этих приключениях не без удовольствия: ведь вынесли же все, не сдались, выстояли. И уже гораздо позже, в 1970 году, когда НБК совсем встал на ноги и поднял голову, труппу пригласили выступить на Экспо-1970 в Осаке. Там тоже не обошлось без всяких мелких происшествий и недоразумений, но Франка с нескрываемым наслаждением рассказывает, как они летели обратно из Осаки чартерным рейсом вместе с сотрудниками Королевской конной полиции Канады (надеюсь, без коней), тоже здорово вымотавшимися на выставке. В конце концов стюарды сдались, открыли бар настежь и разрешили пассажирам пить и не стесняться. В общем, это явно был очень веселый полет.
А еще - хоть я и расстроилась, что в книге нет ни одной фотографии Константина, но Франка все-таки его не забыла, и, рассказывая о работах молодых хореографов - воспитанников НБК, сказала, что считает его балеты "Inventions" (1974 год) и "Black Angels" (1976 год) самыми интересными "канадскими работами" компании (то есть - работами своих, а не приглашенных хореографов), и добавила, что с большим интересом ждет появления его новых работ. Ох, надеюсь, Константин ее не разочаровал. Ну и вообще - приятно, я не ожидала, что Франка его похвалит.
В общем, хорошая книга, рада, что купила. О, да, забыла сказать, там еще есть потрясающие фотографии из ранних постановок "Жизели" в НБК - начала пятидесятых годов. Костюмы и декорации к этой постановке (и к множеству других постановок) создала Кэй Амброз, балетоманка, художница, близкая подруга Франки (они довольно долго жили вместе в Канаде, пока Франка не вышла замуж). И костюм Мирты там совершенно удивительный, я такого никогда не видела: Амброз превратила Мирту в бабочку (но в очень хищную бабочку), подарив ей накидку-крылья расцветки "павлиний глаз" и странный головной убор с миртовыми веточками. Остальные виллисы одеты привычно - белые тюники, маленькие крылышки, веночки, и Мирта на их фоне очень выделяется.

@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas, "Giselle", Не только Дягилев или "вообще о балете"

14:54 

Хочешь песенку в награду?

А вы знаете, кто был ассистентом Ноймайера в постановке "Легенды об Иосифе", где танцевал Кевин Хайген? А вот ни за что не догадаетесь. Им был Рэй Барра. Опять это восхитительное ощущение: перекрещивающиеся нити, все связаны со всеми, и ты влетаешь в эту балетную паутину и наслаждаешься, отыскивая новые и новые связи.
Тридцатого апреля в Гамбургском балете обещают выложить афишу на вторую половину 2015 - первую половину 2016 года. Посмотрим-посмотрим, что будет. Я еще жду не дождусь, когда наконец-то выложат каст на "Смерть в Венеции" пятого июля. Пока выложены касты на все спектакли - вплоть до первой половины июня. Ужасно жалею, что не подсуетилась и не взяла билеты на ноймайеровскую "Жизель". Хотела бы я увидеть Сильвию Аццони - Жизель и Александра Рябко - Альбрехта. Да и вообще интересно посмотреть, что именно Ноймайер сделал с "Жизелью". Но хороших мест уже нет. Вернее, есть, но они дороговаты, а главное - ну, раньше надо было поворачиваться и организовывать все, а я прощелкала клювом. Ладно. Даст бог, еще попаду на ноймайеровскую "Жизель" когда-нибудь.
Да, нашла все-таки подходящую фотографию к вчерашнему посту. Вот это - Эрик на репетициях "Шопенианы" с Королевским Датским балетом в 1972 году.


@темы: Erik Bruhn, John Neumeier and his ballets, "Giselle"

22:44 

Хочешь песенку в награду?
Мое любимое па-де-де из "Жизели" - конечно, в исполнении моей любимой пары. Карла и Эрик так прекрасны здесь, сколько ни пересматриваю эту сцену - ощущения не притупляются, наслаждаюсь, как в первый раз.


@темы: "Giselle", Carla Fracci, Erik Bruhn

13:33 

Хочешь песенку в награду?
ЗФБ закончилась, но пока моя команда не выложила деанон, то и я подожду выкладывать свои работы. Хорошо сыграли, хотя я рыбодебилила по-страшному и опять убедилась, что командные игры - это все-таки не мое. Хотя это и так давно было ясно.
У Грюна вычитала историю, которой не было у Мейнерца: про репетиции "Жизели" в 1955 году. Патрик Долин, бывший партнер Марковой и образцовый Альбрехт своего поколения, действительно явился на одну из репетиций, чтобы дать Эрику кое-какие ценные указания относительно партии Альбрехта, особенно во втором акте. Но как вспоминал Эрик в книге Грюна, вместо того, чтобы помогать Эрику, Патрик проводил все время, старательно цепляясь к Алисии. Их профессиональный разрыв был еще очень свеж, а Патрик, похоже, пытался изо всех сил превратить его еще и в разрыв личный. Ну что за невыносимый человек! Так что на репетиции, когда Эрик и Алисия отрабатывали высокие поддержки во втором акте, милый Патрик приставал к Эрику с заявлениями типа: "Нужно быть сильным, как бык, чтобы оторвать ее от земли. У тебя хватит сил? Ты же понимаешь, какая она тяжелая, правда?". Алисия никак не реагировала на эти инсинуации, а вот Эрик был крайне смущен и вспоминал потом, что Патрик "ошибался": Алисия была очень легкой.
Скорее всего, все эти язвительные замечания Патрика могут свидетельствовать лишь о его дурном нраве. Но я прочитала эту историю и вспомнила мемуары Юрия Зорича (тоже той еще язвы и вредины, он только от Мясина был без ума): там Зорич мимоходом пожаловался, что хоть Алисия Маркова и казалась невесомой, как перышко, "но перышко это было чугунное" - ему было очень трудно выполнять с ней высокие поддержки, потому что она не помогала партнеру, повисала всем весом на его руках. Так что может быть, и в словах Патрика было какое-то зернышко истины, и Алисия далеко не всегда и не со всеми была "легкой" партнершей. Кстати, Патрик и Зорич очень забавно перекликаются: Зорич заявлял, что поднять Алисию "мог бы только вокзальный носильщик", а Патрик еще в бытность свою бэби при Дягилеве однажды устроил скандал, репетируя с Александрой Даниловой. Данилова и Баланчин тогда только-только приехали из СССР, и наголодавшаяся Данилова набросилась на европейскую еду и сильно поправилась. А Патрик из-за этого ныл на репетициях и говорил, что не будет с ней танцевать, она тяжелая, а он не "piano mover" (так емко сказано, что и переводить жаль). В общем, что Патрик, что Юрочка Зорич - оба те еще джентльмены.
А вот Эрик себе таких заявлений не позволял. А между прочим, имел больше прав жаловаться, чем они, потому что вообще был к поддержкам не приучен: не было их в бурнонвильской школе. И когда он впервые столкнулся с русским балетным репертуаром и с поддержками в "Спящей красавице", в "Лебедином", в "Щелкунчике", то намучился страшно: и спина у него болела, и поддержки ему удавались не сразу. Кстати, с той же Алисией у него тоже поначалу шло не все гладко: до "Жизели" они вместе выступали в "Сильфидах", и когда на репетиции Алисия предложила ему сделать поддержку, Эрик в первый раз просто не смог оторвать ее от земли. Алисия заметила тогда, что привыкла к партнерам посильнее. Но уже на следующей репетиции все наладилось, и проблем больше не возникало.

@темы: Erik Bruhn, Не только Дягилев или "вообще о балете", Антон Долин, "Giselle"

14:17 

Хочешь песенку в награду?
Интересная была версия "Жизели" в Балле Тиэтр в 1955 году - вот та самая, где Эрик танцевал с Алисией Марковой (и между прочим, танцевал он Альбрехта впервые в жизни). Если верить Мейнерцу, Соня Арова исполняла в этой версии две роли: в первом акте она появлялась Батильдой, а во втором акте она исполняла роль Мирты, пытаясь затанцевать своего бывшего возлюбленного и нынешнего друга Эрика до смерти. Причем если я правильно понимаю, фишка была именно в том, что Соня появлялась Батильдой и Миртой в одном и том же спектакле, исполняя две роли за один вечер (ну, или день, если спектакль был дневной). А вообще Мейнерц отмечает, что Люсия Чейз, худрук Балле Тиэтр, распределявшая роли, вообще не была от Сони в большом восторге. Но я думаю, Соня была прекрасной Миртой.
За девять лет до этой "Жизели", в 1946 году, Эрик выступал в кордебалетной роли крестьянина в "Жизели" Королевского Датского театра, с Марго Ландер в заглавной роли. Это была постановка Александра Волинина, основанная на "турне-версии" "Жизели", которую некогда ставила труппа Анны Павловой. По воспоминаниям Эрика, это была сокращенная, "полумертвая" версия, "инструмент" для Павловой - она блистала в главной роли, все остальные, от Альбрехта до последней виллисы, просто служили для нее обрамлением. Разумеется, Эрик не мог быть в восторге от такого спектакля.
Но я надеюсь, я еще напишу подробнее и о "Жизели" 1955 года, и о Рэе Барре, и о первой полноценной "Сильфиде" Эрика, и о его учебе у Веры Волковой... обо всем напишу, если жива буду. А пока - даешь фотографию из "Жизели": правда, не из постановки с Марковой, а из совсем другой, более поздней постановки Королевского Датского балета. В роли Жизели - Кирстен Симоне, с ней Эрик танцевал еще в "Кармен" и в "Фрекен Юлии". Редкий случай - светловолосая Жизель, да еще и в паре со светловолосым Альбрехтом.


@темы: Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni", "Giselle", Erik Bruhn

16:44 

Хочешь песенку в награду?
Отсмотрела первый акт "Жизели" с Макаровой и Барышниковым. Ух ты! Кажется, у меня сейчас появится еще одна любимая версия "Жизели". Первый акт смотрится на одном дыхании, кордебалет прекрасен, пейзанские танцы подматывать не надо, даже зрители с аплодисментами - и те смотреть не мешают, потому что аплодируют очень цивилизованно и явно приберегают восторги к концу спектакля. Ну и Макарова с Барышниковым восхитительны. Альбрехт Барышникова очень влюблен, но недальновиден, в конце первого акта смотришь на него и вспоминаешь: "Он заплакал и сказал, что не знал, что так выйдет". Ну правда же - не знал, не рассчитывал, ничего дурного не хотел. Наоборот, такое чувство, что вот этот Альбрехт мог бы и от Батильды отказаться ради Жизели, потому что у него с Жизелью серьезно и вообще любовь, и к черту классовые различия. Не каждый Альбрехт на такое способен. Но ради такой Жизели можно рискнуть. Жизель Макаровой очаровательна - хрупкая, нежная, как былинка, но ни в коем случае не унылый умирающий лебедь, как у Бессмертновой, а очень веселая и жизнерадостная девочка. И да, в кои-то веки у этой Жизели светлые волосы, а то мне чаще встречаются темноволосые Жизели.:) И она замечательно отыгрывает сцену безумия - не пережимает, не нагнетает страсти, но смотришь на нее и понимаешь, что ее сердце разбито. Перед смертью она становится похожа на сломанную куклу, в ее танце, в ее жестах, во всем теле появляется что-то жуткое, кукольное, и видно, что она уже не жилица на этом свете. А еще совершенно замечательно сыграл кордебалет: когда Альбрехт в отчаянии мечется и будто пытается объяснить, что не виноват, это все Илларион, а он не виноват - кордебалет отшатывается от него с ужасом и отвращением. Сыграно очень сильно и натурально (а вот сам Альбрехт, на мой взгляд, самую чуточку пережал с отчаянием и заламыванием рук - но, может быть, мне так потому кажется, что для меня идеал - это очень сдержанный даже в этой сцене Альбрехт Эрика Бруна).
А, и еще в этой версии отличный Илларион - не король-дроздобород и не рыжий-рыжий-бородатый, а молодой мальчишка, который хотел как лучше, а получилось... ну, вот конец первого акта и получился. А во втором акте все будет еще хуже - для него-то уж точно.
Ну вот, сейчас сделаю перерыв, а потом посмотрю второй акт. Надеюсь, он будет не хуже первого.

UPD. И второй акт посмотрела. В общем, скорее понравилось, скорее даже очень понравилось, чем нет. Илларион тут трогательнейший - и в самом начале второго акта он делает крест и ставит его на могиле Жизели. Такого я еще ни в одной версии не видела. А вот виллисы потом расправляются с этим Илларионом очень быстро и решительно: раз-два - и нет бедняги. Впрочем, виллисы тут суровы, как десантники, хотя и не так суровы, как в версии с Сеймур и Нуриевым. Мирта отличная, она не только с виллисами управляется, она и зрителей утихомиривала одним взмахом руки - когда те уж слишком увлекались аплодисментами. Вообще зрители тут не подвели, как я предсказывала, они основные свои восторги приберегли к концу, а по ходу действия старались сдерживаться: хлопали, конечно, и кричали браво, но быстро брали себя в руки. Макарова была прекрасна - такая невесомая, неземная и все равно - горящая от любви. Вообще у них с Барышниковым тут получилась удивительная "химия", смешно, но я нигде не видела еще настолько влюбленных друг в друга (во втором акте) Жизель и Альбрехта. Взаимное притяжение, чувствовавшееся еще в первом акте, тут усилилось до предела. Хотя честно говоря, в втором акте Барышников, на мой вкус, уже переигрывал. Танцевал прекрасно, легко и чисто (и не ленился в конце, а то я видала Альбрехтов, которые слишком уж "выбиваются из сил" и танцуют последнее соло еле-еле, а Барышников выложился до конца), смотреть на него танцующего - это наслаждение. Но в мимических сценах он слишком уж нагнетал драму (даже сильнее, чем Нуриев). И это чуточку подпортило общее впечатление. Хотя в целом - отличная версия "Жизели", и на высоте тут были все - и главные исполнители, и кордебалет.

@темы: "Giselle"

Черновики и черт

главная