• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: constantin patsalas (список заголовков)
16:00 

Хочешь песенку в награду?
У меня адски болит голова, и я поэтому работать не могу, а лазить по сети и отыскивать всякую ерунду - конечно могу, а как же? Константин, оказывается, был потрясающим полиглотом и болтал на пяти языках: греческом, английском, немецком, испанском и французском. И похоже, действительно привирал насчет своего возраста: я тут раздобыла еще одну статью эпохи Бостонского хореографического конкурса (1979 год), так и там мимоходом сказано, что ему 33 года, хотя вообще-то ему тогда уже шел тридцать шестой год. Кокетко.

@темы: Constantin Patsalas

10:28 

Хочешь песенку в награду?
Знаете, что это такое? Это дом №99 на Элмер-авеню, Торонто. Иными словами - это дом Константина. Ну отчасти и дом Эрика (да-да, Мейнерц, я помню, ты считал этот дом принадлежащим именно Эрику). Как видно, он до сих пор вполне жилой и обитаемый, хотя, конечно, от прежнего хозяина там, внутри, почти наверняка и следа не осталось.


@темы: Constantin Patsalas

11:58 

Хочешь песенку в награду?
Как я жалею, что всякие мелкие подробности, касающиеся Константина и его балетов - например, сведения о лесбийских эпизодов в его ранних балетах, - стали известны мне лишь сейчас; знай я раньше об этих мелочах - я бы использовала их в "Экзотических птичках" так или иначе. Хотя "Птички" - это вообще текст специфический, там фантазий намного больше, чем реальности, но все-таки есть и кое-что реальное, не только фантазии. И если честно, я уже сама не знаю, как к нему относиться: то перечитаю кусочек - и думаю, что это ужас, манерно, неправдоподобно, и с какой стати, в самом деле, у меня Константин запросто Катулла цитирует (хотя и цитирует только одно маленькое стихотворение, что не делает Константина выдающимся эрудитом)... А потом перечитаю кусочек через какое-то время и думаю: да нет, не так уж плохо, можно даже сказать - ничего, и в пространстве этого текста можно цитировать хоть Катулла, хоть Бродского, хуже уже не будет.
В общем, я сама не знаю, люблю ли я этот свой текст или нет. И иногда мне хочется о нем поговорить, только я же все равно не знаю, как о нем говорить, и слава богу, что никто не предлагает его обсуждать, потому что черт знает, как обсуждать свои собственные тексты, я не умею, так и не научилась. Получается ерунда.

@темы: Constantin Patsalas, фики

12:53 

Хочешь песенку в награду?
Вчера на день приехала в мск, припала к сканеру и отсканировала одну из статей Грэма Джексона из Dance As Dance. Сначала думала даже не сканировать ее, а только переписать отрывки, посвященные "Черным ангелам" Константина, но потом решила, что это читерство, и уж если кто захочет узнать, что там Джексон написал об этом балете, то он и всю статью прочитает - заодно получив представление о самом Джексоне, а также о других работах, представленных в рамках той хореографической мастерской. Кстати, из работ Энн Дитчберн, показанных на этой мастерской - Moonsigns и Listen#2 - позднее выросли Mad Shadows (Джексон написал на этот балет весьма кислую рецензию, хотя и похвалил дуэты Изабель-Мари со слепым Мишелем и па-де-де - вернее, па-де-труа Луизы, Ланца и трости Ланца; и я с ним согласна, это и вправду лучшие эпизоды в этом балете). Но больше всего внимания Джексон уделяет двум работам - A Party Джеймса Куделки и Black Angels Константина. Так и хочется сказать: "Читайте!" - но я думаю, уместнее тут единственное число: "Читай!" - потому что я не знаю, кому еще, кроме меня самой да gr_gorinich, будет все это интересно.:)



@темы: Constantin Patsalas, Не только Дягилев или "вообще о балете"

02:15 

Хочешь песенку в награду?
Коварный Грэм Джексон публиковал свои рецензии в таких печатных органах, которых теперь и не найдешь ни в сети, ни в продаже. Взять, например, нечто под названием Onion - то ли газету, то ли журнал, то ли и то, и другое, выходившее в Канаде неведомо когда и неведомо до какого времени. А в этом самом Onion, между прочим, опубликован отзыв Джексона на "Весну священную" Константина. Джексон почему-то не включил этот отзыв в свою книгу Dance As Dance, и теперь мне остается только кусать локти и воображать, что же он в этом отзыве написал.
А вообще я уже его книжку дочитала, она очень интересная, и сам Джексон интересный - пожалуй, один из самых занятных балетно-танцевальных критиков, что мне попадались. Он без всякого стеснения пишет об эротической и сексуальной стороне балета/танца - и много внимания уделяет гомоэротизму и гомосексуальности. Одна из самых любопытных его статей носит подзаголовок "В поисках образа мужчины-гея в классическом балете". В статье этой он, в частности, клеймит "Памятник мертвому юноше" Руди ван Данцига - за эксплуатацию темы "главный герой страдает из-за собственной гомосексуальности" и за непременный анхеппи-энд с самоубийством. (Джексон, я думаю, мог просто не знать о реально-биографической "подкладке" этого балета.) Можно с ним не соглашаться, но читать все равно очень увлекательно. А еще благодаря Джексону я узнала о существовании канадской гей-газеты The Body Politic, выходившей в семидесятых-восьмидесятых годах. Джексон в ней печатался, в сети - удивительное дело! - есть архивы, так что я в них еще зароюсь, может, выкопаю то, что не вошло в книгу Джексона. Хотя, боюсь, едва ли там будет что-то о Константине, а жаль, Джексон очень увлекательно пишет о его балетах - вернее, об одном балете, о Black Angels (и добавляет еще пару слов тут и там об Inventions и о The Rite of Spring). Чертовски жаль, что нет рецензий Джексона на все остальные балеты Константина - в том числе более поздние. Он обращал внимание на то, о чем умалчивали другие критики, - например, на лесбийские эпизоды, существовавшие не только в Black Angels, но и в Inventions, и в The Rite of Spring. Да и вообще его отзыв на Black Angels очень хорош - и я его обязательно перепишу. А пока ограничусь буквально тремя фразами, выдранными из рецензий Джексона на спектакли НБК, в которых "засветился" Константин. Фразы эти не сказать чтобы сильно комплиментарны, но все равно ужасно интересны. Даже сам выбор слов прекрасен, я считаю.
Сначала - хорошее: отзыв на "Лебединое озеро" НБК (спектакль от 16 августа 1976 года). Джексон довольно кисло отзывается о Карен Кэйн - Одетте-Одиллии, еще кислее - о Фрэнке Аугустине - принце (ну, Аугустин сам признавал всегда, что с этой ролью у него не складывалось, хоть убей), но очень хвалит Линду Майбардьюк в роли Черной Королевы, а об исполнителях "национальных" танцев пишет так: "More exciting were James Kudelka and Gloria Luoma's crisp dancing in the "Neopolitan" and Constantin Patsalas' in the "Spanish Dance"". Интересно, что о партнерше Константина в испанском танце не сказано ни слова - видно, она Джексона не впечатлила. А мне было любопытно увидеть отзыв именно на "танцевальную" роль Константина, а то все у него характерные да пешеходные.
И как раз в характерных ролях он Джексона не впечатлил. О фра Лоренцо в исполнении Константина ("Ромео и Джульетта" Джона Крэнко, 13 ноября 1976 года) Джексон написал кратко, но решительно (похвалив перед этим другого фра Лоренцо - Жака Горриссена): "But Constantin Patsalas's Friar was far too young and pretty to be convincing". Не убедил он Джексона, ни фига не убедил. И не убедила Джексона и вдовушка Симоне в исполнении Константина ("Тщетная предосторожность" Аштона, 20 ноября 1976 года): похвалив все того же Горриссена за прекрасное мимирование и создание образа властной и назойливой маменьки, он писал потом о Константине: "Patsalas is not nearly so accomplished a mime as Gorrissen. He portrays the widow with broad strokes; the mime is not as clear or as carefully observed. And even though the part calls for a man, Patsalas is too mannish, or rather boyish, too lithe for a woman of the widow's years".
Интересно, не изменилось ли со временем мнение Джексона о Константине в характерных ролях. Сам Константин тоже далеко не сразу научился с ними "обращаться" - и признавался, что поначалу их терпеть не мог. А вообще... вот не совсем понимаю я художественную политику НБК в этом отношении: стоит ли ставить довольно молодого - да еще и выглядящего моложе своих лет - танцовщика на роли, требующие отнюдь не юной внешности? Причем ладно еще Мэдж и Коппелиус - там здорово выручает грим (хотя все равно Константин и в гриме Коппелиуса выглядит укуренным и весьма boyish), но той же вдове Симоне бороду не приклеишь, да и платье с чрезмерными толщинками на нее не наденешь, танцовщику все-таки нужна известная свобода движений. Ну и выходит, что маменька Лизы из солидной дамы в летах перекидывается в нечто черноглазое и возмутительно молодое. Со временем Константин, судя по отзывам, сделал из этого бага фичу и превратил вдовушку Симоне в аппетитную кокетку, но это было именно что со временем, а поначалу, я думаю, он в этой роли и вправду выглядел ужасно странно.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Constantin Patsalas

18:00 

Хочешь песенку в награду?
Ухтычё! Получила книгу Грэма Джексона Dance as Dance - сборник его статей и эссе о балете и современном танце - открыла наугад и прочитала:

In recent months, the National Ballet's most exciting choreographer, Constantin Patsalas, has staged two ballets, Black Angels, and, just lately, The Rite of Spring, which feature a female pas de deux and a female pas de trois respectively. While neither will revolutionize attitudes to female sexuality, they at least restore some life and suggestions of visceral sexuality to women in dance. In the Black Angels pas de deux, there are lesbian implications à la Baudelaire.

Черт возьми, чего бы я не отдала не то что за видео этого па-де-де из "Черных ангелов" - я знаю, что видео не существует, - но хотя бы за одну фотографию! И мне кажется, Константин и позднее ставил женские дуэты - например, в Lost in Twilight, судя по фотографии (хех, да, приходится судить по фотографиям, не доверяя только очень скупым и кратким рецензиям), тоже не обошлось без такого дуэта. Но я и подумать не могла, что в "Черных ангелах" будет не просто так себе женский дуэт, а женский дуэт с лесбийскими обертонами. Как здорово! Но решительно, хочу фотографию оттуда. Только не знаю, где бы ее раздобыть.

@темы: Constantin Patsalas

13:24 

Хочешь песенку в награду?
Нашла у себя сохраненную некогда статью из Globe and Mail - о Константине, естественно. Мне по-прежнему позарез нужен доступ к подшивкам G&M семидесятых - начала восьмидесятых, но нет у меня этого доступа, неоткуда его взять. И меня это бесит. Я привыкла уже получать то, что хочу, "любой каприз за ваши деньги", а с этой газетой у меня никак не складываются отношения: я и рада платить, да некому. Была у меня надежда, что удастся раздобыть доступ в Торонтскую публичку через знакомых знакомых знакомых, да ничего, кажется, не вышло. Эх, никогда нельзя полагаться на чью-то добрую волю.
Ну вот, а статья из Globe and Mail - от 26 января 1985 года - довольно любопытная: о том, как Константин ставил танцы для постановки "Фауста" Гуно. Причем подошел к этой задаче серьезно и со всей ответственностью (кстати, меня повеселил рассказанный в той же статье анекдот о том, как Баланчин тоже ставил некогда танцы для "Фауста" - и что из этого вышло). И получилось, судя по статье, что-то весьма интересное. Хотя в другой статье в G&M, которую я не стала сохранять, эту постановку и танцы Константина распушили и раскритиковали, ну да ладно, ему не привыкать. Забавно, что по моим ощущениям критики в Globe and Mail вообще отзывались о работах Константина с большим скепсисом, чем критики в Toronto Star. Но с другой стороны - у меня нет отзывов в G&M о более ранних балетах Константина (то есть - о большинстве его работ; у меня есть доступ к номерам G&M от 1985 года и далее), может, тогда та же Дейдре Келли из G&M была к Константину более благосклонна. Хотя она и в этой статье настроена вполне благожелательно.

Dancing to the devil's tune


According to the Faust legend, hell is a state of mind. But ask any of the 12 dancers employed for the Canadian Opera Company's production of Charles Gounod's opera about the man who sold his soul for profit and pleasure and they'll tell you it's more like complete physical exhaustion. For the past month, the COC dancers have been subjected to the strict demands of the National Ballet's resident choreographer, Constantin Patsalas. And, with Patsalas goading them through tricky choreography that looks much like the devil's own, the dancers push on, for when Faust opens at O'Keefe Centre tonight, it should look as if all hell is breaking loose.
Contributing to the illusion are two dances created by Patsalas for the production, the Kermesse waltz in the first act and the Walpurgis Night ballet in the third. In the past, these sequences have been cut from the COC version, because with them Faust is more than three hours long, and because the company must foot the bill for dancers and a choreographer to do the sequences justice. Also, some directors feel uncomfortable using a ballet score that was not a part of the original production. Ten years after Faust premiered in 1859, the Paris Opera adopted it for its repertoire. Gounod was then commissioned to add a ballet in the third act, something which was de rigueur in operas of the time. Apparently, he had few objections, for his ballet music for the Walpurgis Night sequence is melodic and rhythmic and, according to Patsalas, is easy to dance to.
In choreographing for the opera, Patsalas has been careful not to create dance just for dance's sake - it would only look out of place in an opera which tends to take itself seriously. His main task has been to see that the ballet moves along with and enhances the dramatic development. Explains COC general director Lotfi Mansouri, "Choreographing for the opera is difficult. The dancing has to interweave with the dramatic action, but appear seamlessly integrated into the scene it's heightening." In Faust, the ballet is not meant to be just a pleasant interlude. It is supposed to highlight the drama by means of plot and theme development and characterization.
But some choreographers Mansouri has worked with have not been interested in helping the opera achieve its ends. They have used Faust as a forum for their choreographic talents without regard to the music, sets or director. The most extreme case that comes to Mansouri's mind involves the late George Balanchine, who worked with Mansouri on a production of Faust at Geneva's Grand Theatre in the early seventies. Balanchine locked himself in a room with his dancers and would not let anyone see what he was doing until the night of the performance. Mansouri says the result was an abstract ballet that had no visible relationship to the opera.
Patsalas, on the other hand, enjoys working with an operatic company. Yet he concedes it's more difficult than working for the National Ballet, largely because of the restrictions the opera puts on a choreographer - limited space (much of the dancing has to be on a 16-foot revolving table, the basic element of the set) and a motley crew of dancers, most of whom Patsalas has never worked with before. Yet, while few of the dancers have a strong background in classical ballet, Patsalas says he is satisfied they are giving him their best. "As long as the will is there, I don't mind that they don't always do the steps perfectly. Their emotion, involvement and conviction make up for the lack of the ideal." Before he began choreographing for Faust, Patsalas collaborated closely with Mansouri so as to understand how the opera was to be conceived. He also did intensive research into the Faust legend which included a second reading of Goethe's epic drama. What he discovered was a story that had more to do with philosophy and less with devils and witches as the libretto by Jules Barbier and Michael Carre seems to suggest.
In the text of Gounod's opera, the Walpurgis Night is introduced by the note, "Witches having a sabbath." Patsalas feels that one can take much freedom with a scene so loosely described and so he choreographed it in a highly imaginative manner.
The scene begins with devils and other underworld creatures revelling in the mountains. Accompanied by Mephistopheles, Faust arrives but is soon frightened by the gross obscenity. Mephistopheles assuages his fears by promising to transform the ugliness into a world of exotic courtesans. He fulfils his promise, but the beauty he creates is nonetheless the work of the devil.
Patsalas underscores the duplicity by showing the corrupt underbelly of Mephistopheles' charms. He does this by demonstrating how the beauty created by the devil eventually has to dissolve again into ugliness. But the transformation is shown to be slow and subtle, for, believes Patsalas, this is how deviltry works.
The Walpurgis Night ballet starts with an image of The Three Graces. Gradually, that image changes to one which is less pristine, more demonic as the women reveal themselves to be witches. Other such transformations follow. A tender and ethereal pas de deux gives way to a raunchy solo performed by a semi-nude woman beneath a dress of veils. When she strips and stands naked on the platform, the others are incited to engage in wild, orgiastic sex.
The dancers run feverishly on stage, their arms undulating and stretching in unison. Each face is screwed in a knot of concentration. Over the music in the rehearsal hall, Patsalas shouts, "Beautiful!" A moment of perfection has been won at the cost of a few beads of sweat.

@темы: Constantin Patsalas

13:08 

Хочешь песенку в награду?
Занимаюсь славным дачным делом - огурцы солю. Вернее, рассол там себе кипятится, а я перечитываю статьи из Торонто Стар. Главное - не зачитаться, а то рассол сбежит, и тогда - "ура! год не будет огурцов!". Но мои меня не поймут.
Так вот, что касается статей из Торонто Стар - заметила то, чего раньше не замечала: странности с годом рождения Константина. Оказывается, не только Брюс Блэкадар в статье, посвященной балету The Past of the Future (панк-рок-фантазия, поставленная Константином для учеников National Ballet School), фактически давал понять читателям, что Константин родился в 1946 году (статья вышла в 1981 году, Блэкадар пишет, что Константину - 35 лет), но и Вильям Литтлер в статье 1979 года написал, что Константину было тогда 33 года, то есть тоже сделал годом рождения Константина - 1946 год. Но почему так? Не понимаю, вроде во всех источниках указывается 1943 год. Либо у Торонто Стар были какие-то ошибочные биографические сведения, и разные корреспонденты повторяли одну и ту же ошибку, либо - хехе - Константин намеренно уменьшал свой возраст. И если это правда, то это очень забавно и мило.

@темы: Constantin Patsalas

23:48 

Хочешь песенку в награду?


Фотография Константина, честно (но криво) отсканированная из апрельского номера Les saisons de la danse за 1979 год. В маленькой статье, посвященной Бостонскому конкурсу хореографов (где победу одержал именно Константин), Энн Барзель писала, что все балеты-финалисты заслуживали места в репертуаре балетной компании первого разряда. О балете-победителе - Piano Concerto - она, впрочем, отозвалась пусть и благосклонно, но смутно, так и не описав толком, что он из себя представляет (не исключено, что ей просто не хватило места на странице; но при этом, что любопытно, остальные балеты-финалисты получили более внятные, пусть и краткие характеристики). Зато Барзель добавила, что большинство американских критиков были согласны с выбором жюри. Ну и то приятно.
А Константин, конечно, назван "молодым" - "le jeune Patsalas". Типа главная его особенность. При этом точный возраст не указан - догадывайтесь сами, дорогие читатели. А еще любопытно, что Барзель пишет: мол, когда он решил заняться танцем, то поехал в Германию и тра-та-та. А сам Константин в интервью описывал это иначе: сначала приехал в Германию, чтобы изучать химию, а уж потом увлекся танцем и забил на химию. Хотя я понимаю, что все это вообще неважно, так, лишь мне интересные мелочи.

@темы: Constantin Patsalas

17:44 

Хочешь песенку в награду?
Вчера и сегодня наполучала кучу журналов, только начала их разбирать и осваивать. Нашла неизвестную фотографию Константина, обязательно отсканирую. Причем нашла ее в французском балетном журнале Les saisons de la danse, так что экспериментальная покупка себя оправдала. И сам журнал, похоже, довольно интересный, буду и дальше теперь на него рассчитывать (если лишние деньги найдутся).
А пока что буду краток и перепишу сжатую, но чрезвычайно приятную характеристику Константина в роли вдовушки Симоне - из статьи Fille and friends, опубликованной в сентябрьском Dance and dancers за 1977 год. Автор статьи - Патрисия Барнс (жена Клайва Барнса) - почему-то упорно пишет вместе Patsalas - Patsalis, но, может быть, это не ее ошибка, а ошибка корректора. Ну, я ее, конечно, поправлю, а в остальном не исправлю ни единого слова, перепишу все, как есть.

...Constantin Patsalas and Jacques Gorrissen both showed distinct ability as Simone. Patsalas in particular produced a thoroughly different interpretation from those we have become accustomed to. His Widow batted her eyelids, flirted outrageously and was altogether madcap and delightful.

Ну не прелесть ли? Жаль, не написано, с кем именно флиртовала эта вдовушка. Может быть, только с Томасом, отцом незадачливого Алена, но вполне может быть, что вдовушка предпочитала кого-нибудь помоложе, с нее станется, с вертушки этакой. Но если подумать - все правильно: Константину с его худобой, молодым лицом и мальчишескими ухватками как раз и следовало играть вдову Симоне как вполне еще бойкую кокетку. И пусть это могло и выглядеть несколько непривычно в аштоновской версии, но хорошо ведь все равно. И критику понравилось.

@темы: Constantin Patsalas

21:35 

Хочешь песенку в награду?
Первый балет Константина в НБК - ну, поставленный в рамках хореографической мастерской в 1973 году - назывался Je n'ai pas de nom. Больше ничего не знаю - ни на какую музыку он был поставлен, ни кто в нем танцевал, ни о чем там вообще была речь (хотя балеты Константина вообще не нарративны, насколько я могу судить). Только вот это "безымянное" название и осталось.
В общем, мне хотелось что-нибудь написать о Константине, но у меня сейчас под рукой нет никакой новой информации, так что обхожусь тем, что есть, пишу по памяти всякую ерунду.

@темы: Constantin Patsalas

17:14 

Хочешь песенку в награду?
Из июльского номера Dancing Times за 1989 год, статья Майкла Крэбба National Ballet of Canada, посвященная в первую очередь вступлению Рейда Андерсона в должность худрука НБК и краткому обзору всего, что происходило в компании в последние годы. Что - или, вернее, кто интересует меня в этой статье? Да все догадались, конечно. Там нет абсолютно ничего нового, но пусть будет для истории. Да, почему-то в этой статье - видно, это корректор прошляпил - фамилию Линн Уоллис (Wallis) то и дело пишут как Wallace. Не надо с ней так. Зато фамилию Константина пишут правильно, и на том спасибо, а то я уж всякого навидалась в периодике: и Patsolas, и Patsalis, и Patsales, и черт знает как еще его обзывали.

Without Erik Bruhn's peresence, Wilder and Wallis were left to implement his plans in the midst of widespread speculation about their abilities. Added to this, Bruhn had left them an additional problem in the person of Constantin Patsalas, the National Ballet's Resident Choreographer and a close friend of Bruhn. At the late director's request he was given a loosely defined position as Artistic Adviser. Within a few months Patsalas's relationship with Wilder and Wallis had deteriorated to the point that he sought legal action to prevent the company from dancing a revival of one of this ballets in the 1986 fall season. His attempt to gain an injunction failed but Patsalas continued to sue for "constructive dismissal", suits that were never concluded before Patsalas's death at age 45 on May 19 this year.

Впрочем, насколько я понимаю - спасибо книгам Нойфельда - незадолго до смерти Константина стороны пришли к мировому соглашению и закончили эту затянувшуюся тяжбу вокруг его "конструктивного увольнения". Но несмотря на все усилия Валери Уайлдер - и следует отдать ей должное, она честно пыталась что-нибудь сделать, - НБК уже не удалось получить "благословения" Константина на то, чтобы труппа и дальше исполняла его балеты. Возможно, к тому времени он уже был не в состоянии принимать какие-либо решения. Смутно все это, информации не хватает. И все-таки - свинство это, что в 2001 году Куделка не включил ни одного балета Константина в юбилейную программу НБК. Зато уж свои балеты он не забыл, это уж будьте спокойны.
Что-то еще... а, да! Как мне нравится - не только у Крэбба, но и многих других журналистов - это трогательное желание непременно уточнить, что Константин был не просто так себе Константин и штатный хореограф НБК, а еще и "близкий друг" Эрика. Причем уточнять они стали только после смерти Эрика - будто подмигивая читателю: мол, пишем "друг", читаем "партнер/спутник/вдовец", в общем, мы все поняли, да? Может, конечно, мне это и кажется, но все равно - забавно, что при жизни Эрика этого не было, но после его смерти (и еще до истории с увольнением Константина из НБК) о Константине стали писать не только как об "отдельной единице", но и как о "близком друге" Эрика.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

13:39 

Хочешь песенку в награду?
Ну, Макс Уимен (Вимен? Ваймен? Уаймен? в общем, Wyman), ну, скотина! В 1989 году он выпустил книгу Dance Canada - этакую краткую иллюстрированную историю. Я ее купила, получила сегодня, открыла ее в святой уверенности, что хоть пару слов о Константине найду - в конце концов, он сыграл какую-никакую роль в истории балета в Канаде. Да щас. Уимен не пишет о нем ни слова. Не было никакого Патсаласа, не существовал он, точка! А самыми многообещающими хореографами в НБК были Энн Дитчберн и Джеймс Куделка. Вот только они из НБК при Гранте ушли, и поэтому настал в НБК разор, раздор и запустение. Потом, правда, пришел Эрик Брун и влил в репертуар НБК свежую кровь в виде работ Дэнни Гроссмана и Робера Дезрозье. Но Патсаласа и тогда не существовало, не было его, и балетов его в репертуаре не было.
Вот знаете, вот говорите мне, что хотите: мол, история краткая, всех упомянуть невозможно, кем-то приходится жертвовать, и тэ дэ, и тэ пэ. Но черт возьми, Патсалас был не мелкой сошкой и не пятым лебедем у воды, он проработал в НБК достаточно долго, он стал вторым после Гранта Стрэйта штатным хореографом НБК - и Стрэйта Уимен вполне себе упоминает не раз и не два. Да, он не стал хореографом с мировым именем, но это же история канадского, а не мирового танца/балета. И вот так вычеркивать Константина из истории канадского танца, из истории НБК - это, по-моему, просто некрасиво. И сразу вспоминаются слова самого Константина: "I don't think that anybody who devoted himself for 15 years to the National Ballet of Canada should be treated in such a manner". И еще ахматовское "Мне к лицу стало всюду отсутствовать".
В общем, фу. И я понимаю, что, наверно, мое возмущение выглядит комично, но меня правда раздражает вот такое отношение к Константину.

@темы: Constantin Patsalas

23:52 

Хочешь песенку в награду?
Из му-му-муаров Грюна:

In 1983, Erik Bruhn accepted the position of artistic director of the National Ballet of Canada. At the time, he had formed a close relationship with the talented young dancer and choreographer Constantin Patsalas. Bruhn's Canadian venture proved both fulfilling and successful, and the company thrived under his visionary leadership. It came as a devastating shock to the entire dance world when, in 1986, Erik Bruhn, then only 58, died in Toronto of lung cancer.
Just days before, Rudolf Nureyev was at Erik's bedside. The two friends were meeting one last time. One can only conjecture what words might have passed between them. But of one thing I'm certain: Erik Bruhn, looking one last time into Nureyev's eyes, surely died a happy man.

Грюн, ох, Грюн, последний недобитый романтик. А может, Эрик умер счастливым оттого, что сумел в последний раз заглянуть в глаза Константину, как Грюну понравится такой оборот? Впрочем, боюсь, никак не понравится. Почему-то меня смешит словечко "молодой" в грюновской краткой и емкой характеристике Константина. Все-таки в 1983 году Константину было уже под сорок - и он был уже вполне состоявшимся танцовщиком и хореографом; а из-за этого "молодой" кажется, что он только-только "подает надежды". В общем, Грюн, надо было тебе списать характеристику Константина из книги Солуэй и использовать вместо "young" - "handsome".
И все-таки Эрику было пятьдесят семь, а не пятьдесят восемь, когда он умер.

@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas, Rudolf Nureyev

00:49 

Хочешь песенку в награду?
Когда-нибудь найдется в мире еще один сумасшедший человек, интересующийся жизнью и творчеством Константина Патсаласа. Начнет искать информацию, тыкаться туда-сюда, а тут ему и попадется мой дневник. И человеку не придется бегать по магазинам и аукционам, покупать балетные книжки и журналы, оцифровывать VHS и листать старые газеты. Все ему преподнесут просто так и скажут: на, родной, смотри, читай и наслаждайся. И он будет смотреть, читать и наслаждаться. И это будет очень хорошо.
Вот для этого неизвестного психа - просто не знаю, кого еще это может заинтересовать - выложу наконец-то небольшие отрывки из статей Пенелопы Рид Дуб, опубликованных в разных номерах Ballet News. Все эти отрывки, само собой, имеют отношение к Константину. И ничего удивительного - Пенелопа Рид Дуб вообще являлась последовательным и убежденным champion'ом балетов Константина, отзывалась о них регулярно и, как правило, с большой симпатией.
Пойдем в хронологическом порядке, начнем с сентябрьского Ballet News за 1983 год. Пенелопа Рид Дуб пишет об отставке Александра Гранта с поста худрука НБК:

... Grant's greates legacies - in my view, the development of briliant young soloists who thrived on the chances Grant gave him and the emergence of Constantin Patsalas as a resident choreographer of major talent - were amply displayed in this final Grant season.
I have reviewed Patsalas' Nataraja before and will note here only that some changes in the choreography (why don't more choreographers revise works?) and the performances of Amalia Schelhorn, Gizella Witkowsky and Kim Lightheart made a spellbinding ballet even better. The importance of nurturing someone such as Patsalas was clear from the company's choreographic workshop in April, which presented eight undistinguished but plausibly competent works, most of them as accomplished as many ballets one sees these days. Decent choreography seems fairly easy to come by, but real artistic vision like Patsalas' is rare indeed, and Grant recognized that.

Затем откроем мартовский номер Ballet News за 1984 год. Это уже эпоха Эрика Бруна в НБК: "Национальный балет Канады преуспевает под руководством Эрика Бруна" - так пишет Пенелопа Рид Дуб в колонке, посвященной балетным событиям в Торонто. И рассказывает подробнее об успехах НБК: о "Дон Кихоте" с Ёко Итино и Кевином Пью (см. Bold Steps), о Here We Come Эрика (тоже см. Bold Steps) - и о L'Ile Inconnue Константина (увы, не см. Bold Steps, там этого балета нету).

The highlight was Constantin Patsalas' L'Ile Inconnue, an interpretation of the Berlioz-Gautier song cycle Les Nuits d'Été, richly rendered by mezzo Janice Taylor. Framed by Helen Gregor's subtle hangings and lyrically costumed by Susan Benson, the ballet is a nearly perfect suite of dances (duets, trios, ensembles) about love, separation, death and joy. L'Ile Inconnue is a quantum leap forward for Patsalas, a work with enough choreographic complexity to fascinate the cognoscenti and enough emotional force and immediate beauty to send shivers up the spines of novices. The choreographic language is Romantic-classical with a difference: steps are made to carry new meaning (for instance, a supported cabriole images a shudder of grief); unusual ports des bras are poignantly expressive, and the skimming, swooping lifts conceal their difficulty behind seamless artfullness.
Of course, Patsalas has been helped by the National's new generation of dancers with their personal beauty, admirable technique, physical daring and dramatic convinction: Gizella Witkowsky's tender authority in "The Spectre of the Rose" (the ballet's crowning jewel); Witkowsky and Sabina Allemann in "Lamento" (a sculpted trio imaging bitter grief) and the mercurial Karyn Tessmer, Lightheart and Osborne in "Barcarole" (the breezy, fleet-footed last song). L'Ile Inconnue suggests that, under Bruhn, the National Ballet is on the verge of greatness, with magnificent young dancers and a resident choreographer who has fulfilled his promise by creating the best Canadian ballet - indeed, one of the best ballets - I've seen.

И, наконец, октябрьский номер 1984 года - здесь можно снова смело см. Bold Steps, потому что речь пойдет о Oiseaux Exotiques. 1984 год был в самом деле очень продуктивным годом для Константина - но и выматывающим тоже, ничего удивительного, что на следующий сезон (1985/86) он взял sabbatical. В том "отпускном" для Константина сезоне НБК показывал две его работы - L'Ile Inconnue и Canciones.

The premiere of Constantin Patsalas' Oiseaux Exotiques had all the panache Bayadère lacking. An imaginative and often whimsical taxonomy of courtship in which avian and human nature merge and illuminate each other, these dances at a fiesta are inspired by South American Indian music, here brighty orchestrated and recomposed by Harry Freedman. Among the congas and sambas are such delights as "A Small Biography", a syncopated solo for Ichino; "Waves in Love", a meditative pas de deux for Karen Kain and newcomer Rex Harrington; "Mating Song", a chronicle of the raucous sexuality of barnyard fowl (Schelhorn or Lorraine Blouin with Nixon), and, the season's highlight, "Soaring", a study of the innocent, unself-conscious sensuality of youth in which Owen Montague skims across the stage in a cascade of turns and leaps full of difficulty but performed with easy grace. Desmond Heeley created the elegant white-based costumes and set, a silvery orb above a forest of white silk strips hung from a silvery crescent. Toshiro Ogawa designed the sensitive lighting.

Ну, и я понимаю, что все интересующиеся так или иначе уже это видели, но вдруг кто-то пропустил? Вот тот самый номер "Soaring" в исполнении Оуэна Монтагю (видео честно стащено у gr_gorinich):


@темы: Constantin Patsalas

18:27 

Хочешь песенку в награду?
Сегодня у меня день флуда имени Константина. Задала его в поиск на гугл-букс, получила несколько интересных результатов. Но свинство гугл-букс в том, что отдельные цитаты он показывает, а до единого целого нипочем не добраться. Так что чаще всего ты вынужден алчно цыкать зубом и искать показанный книжкожурнал в магазинах - ну а в магазинах, разумеется, нужных номеров нет. Как всегда.
А все ж таки не все так плохо. Кое-чем мне удалось разжиться: я нашла на abebooks сборник отзывов и эссе Джона Грэма Джексона Dance as Dance. Он мне позарез нужен, потому что там, если верить гугл-буксовскому поиску, есть кое-что про Константина. Одну цитату я даже выцепила целиком и пришла в полный восторг, даром что она не сказать чтобы сильно хвалебная. Вот что Джексон пишет о Константине в роли вдовы Симоне в "Тщетной предосторожности": "And even though the part calls for a man, Patsalas is too mannish, or rather boyish, too lithe for a woman of the widow's years". Черт возьми, как он прав с этим "rather boyish", это же идеальная характеристика Константина. И в общем... хм, даже на фотографиях в образе вдовы Симоне Константин если и похож на вдовушку - то на молодую и разбитную, которая сама с каким-нибудь Кола закрутит шашни. Вообще на роль вдовы Симоне в аштоновской Тщетке, по-моему, лучше подходят широкоплечие и основательные, довольно массивные мужчины - потому как и вдова должна быть внушительной во всех отношениях. А Константин - он такая прелестная тощая копченая шпрота, что даже наряд вдовы Симоне не делает его корпулентным. Да и его пластика, возможно, не совсем подходила (или совсем не подходила) для этой партии. Не зря и Джексон называет его "too lithe" - слишком гибким/грациозным/тонким.
Все, жду не дождусь, когда получу этот сборник и зароюсь в него с головой.

@темы: Constantin Patsalas

14:47 

Хочешь песенку в награду?
Чего бы ни делать, лишь бы не работать. Маньяк нашел чем поживиться: вот в этом видеоролике примерно с 3:15 можно увидеть небольшой отрывочек из балета L'Ile Inconnue (об этом балете Константина практически все критики - ну, те критики, чьи отзывы мне удалось найти - высказывались весьма одобрительно). Качество видеозаписи ужасное, сразу предупреждаю, да и понять-почувствовать-оценить балет по такому отрывку, конечно, невозможно. Так только, раздразнить аппетит. И я чувствую себя раздразненной и ужасно хочу увидеть этот балет целиком - и в лучшем качестве. Но черта с два. Сиди смирно, не болтай ногами, читай "Родник" - вернее, смотри какого-нибудь Куделку. Сама не знаю, почему я на Куделку вызверяюсь, он мне ничего плохого не сделал. Ну его вообще.



А еще я теперь знаю, с кем это Константин скачет козлом репетирует в Bold Steps.



Это Гизелла Витковски - и она же, само собой, появляется в отрывке из L'Ile Inconnue. И она же фактически выступала на стороне Константина в истории вокруг Piano Concerto, а потом - вопреки протестам администрации НБК - принимала участие в вечере работ Константина Constantin Patsalas and Friends осенью 1987 года в Торонто.

@темы: Constantin Patsalas

01:14 

Хочешь песенку в награду?


Уже который месяц хожу вокруг этого лота на ebay и втолковываю себе, что мне он даже даром не нужен. Нет, ну, даром-то, может быть, и нужен, но разве не глупо платить за листочек с каракулями только потому, что эти каракули оставил Константин? Почерк у него, конечно, изумительный. Кажется, такой почерк и называют "врачебным".
И раз уж все равно заговорила о Константине - в декабрьском номере Dance Magazine за 1978 год напечатана небольшая заметка о бостонском конкурсе хореографов: финалисты определены, в январе узнаем победителя. Перечислены финалисты и их работы, в том числе Константин с... балетом на музыку японского композитора Теруюки Нода. Я искренне удивилась, потому что как бы известно, что Константин поставил свой "призоносный" балет Piano Concerto вовсе даже на музыку Альберто Гинастеры. При чем тут Теруюки Нода? Я погуглила любопытства ради, выяснила, что у него есть сочинение Piano Concerto, написанное в 1977 году. Но я как-то сомневаюсь, что Константин сначала взялся ставить свой балет на музыку Теруюки, а потом резко передумал и переключился на Гинастеру. Нет, всякое может быть, но как-то странно.
В общем, с этим Константином всегда все странно.

@темы: Constantin Patsalas

14:09 

Хочешь песенку в награду?
Специфическое развлечение, непонятное нормальному человеку: найди некролог Константина Патсаласа в Dance Magazine. Дано: Константин умер 19 мая 1989 года. Некрологи в Dance Magazine - если только умерший не был очень заметным деятелем в балетно-танцевальном мире - появляются через три-четыре месяца после смерти человека. Значит, искать некролог Константина нужно в осенних номерах 1989 года, а то и позже. Сентябрьского номера в продаже нет, в октябрьском и ноябрьском - ни следа Константина, в декабрьском номере, судя по оглавлению, вообще был опубликован только один некролог, в январском и февральском номерах за 1990 год - опять-таки, ни слова о Константине. Из чего я делаю неутешительный вывод: либо нужный мне некролог был опубликован в сентябрьском номере, которого у меня нет, либо... либо в Dance Magazine вообще обошлись без некролога Константину. Попробую для верности купить еще апрельский номер 1990 года (мартовского тоже нет в продаже, увы). Если и там ничего не будет, то печально все это.
А с другой стороны, даже забавно. Мог ли подумать Константин, что через столько лет после его смерти и почти полного забвения у него найдется такая психованная поклонница, как я.:)
Нашла у себя сохраненную статью из Globe and Mail от 27 апреля 1985 года: Dancing on the same wavelength. Статья посвящена грядущим премьерам в НБК: Piano Concerto Константина и Realm Дэвида Эрла. Я бессовестно выбросила почти все, что посвящено Эрлу, оставила только то, что касается Константина. Вот эта крохотная деталь - "his hands fluttering and pointing madly" - сразу позволяет так отчетливо увидеть и почувствовать Константина: нервное, увлеченное, прелестное существо.

Constantin Patsalas and David Earle come from opposite poles of the dance world. Patsalas, the National Ballet's resident choreographer, is esconced in the classical world of pointe shoes and straight backs. Earle, a founding member and former artistic director of the Toronto Dance Theatre, dwells in a land where bare feet and Martha Graham are holy icons.
But when The National Ballet unveils Patsalas's Piano Concerto and Earle's Realm at Toronto's O'Keefe Centre Wednesday (through Sunday), the choreographers will be treading common ground. Both have given the National works which, while not new, have never been danced by the company before. In addition, the works represent a further challenge to the National - both demand that the dancers suspend their disbelief in a world where mystery and awe of nature rule supreme. "Nature is the main source of inspiration for all my works," explains Greek-born Patsalas, his hands fluttering and pointing madly. "It's not that I want to imitate nature - if I did I would dress people as butterflies, as carnivorous animals, as trees and bushes. No - what I'm talking about is the wide range of energy levels that nature inspires me to use in my works." For Piano Concerto, Patsalas turned to the four elements - fire, air, water, earth - to formulate his ideas for Alberto Ginastera's difficult score, Piano Concerto No. 1. "I wanted to find something that would help me express the incredible variety of rhythms, colors and dynamics in Ginastera's music. "Nature itself has an incredible contrast of rhythm - the lightness of the air, the depth and mystery of water, the uncontrollable drive of fire - it's a power that no human logic can explain," he says, his hands making large, sweeping actions as if to suggest the grandeur.
<...>
Earle, who is so enamoured of the National's dancers that he has increased their number in Realm to 34 from 24, chose as many of the senior dancers as he could. He doesn't want the work to have a youthful appearance, preferring a stately, majestic look, blown with the fullness of time. Some of the mature dancers have impressed him so much, he allowed them to influence the direction of his movement.
Patsalas works differently: "I don't let the dancers inspire me," he says. In fact, before choosing the 17 dancers performing in Piano Concerto this week, Patsalas planned the ballet right down to the last step. Ginastera's score is so difficult and variegated, that without a fixed idea of what he wanted, Patsalas might have lost control - something he says he dreads to do.
Piano Concerto, which was originally created for the Boston Ballet's First International Choreographic Competition in 1979 (where it won first prize), is a throwback to an earlier period in Patsalas's career when he was interested in combining elemental themes with neo-Classical form.
The Rite Of Spring, which he choreographed for the National in the following year, is the ballet that comes closest to Piano Concerto in both content and style.
The National Ballet's artistic director, Erik Bruhn, had originally planned for The Rite of Spring to open the mixed program on Wednesday. But Patsalas talked him out of it, saying that Rite would look too much like a ballet version of Earle's Realm - both works deal with primitive cultures and rituals like human sacrifice. He suggested Piano Concerto; although it is influenced, like Earle's piece, by the forces of nature, the work is radically different. Where Realm is serene and celebratory, Piano Concerto is frenetic and abstract. Unlike Earle's piece, it has nothing to do with human emotions or certain psychological states. It is a serious work that even Patsalas admits is rather humorless.
Patsalas doesn't care if the audience feels uncomfortable sitting through a work that refuses to amuse its viewers. "Forget about sending the audience home happy at the end - amusing the audience shouldn't be the primal concern of the choreographer. He should be more preoccupied with what he's going to say and how he's going to say it." Earle agrees. He believes that if the artist is to develop, he has to take risks - he has to put his life, especially his emotions, on the line.

@темы: Constantin Patsalas

16:19 

Хочешь песенку в награду?


Константин Патсалас репетирует с Карен Кэйн соло "черной вдовы" из балета "Экзотические птицы".
Ну да, просто я опять пересматривала Bold Steps. И пусть я необъективна, но Константин прелесть. И Карен тоже.

@темы: Constantin Patsalas

Черновики и черт

главная