• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: constantin patsalas (список заголовков)
18:03 

Хочешь песенку в награду?
Три извещения в почтовом ящике, четыре книги в посылках: "Old Friends and New Music" Николая Набокова, "The Queer Afterlife of Vaslav Nijinsky" Кевина Копельсона, "Passion to Dance: The National Ballet of Canada" (этот огромный том мне отправили 31 декабря, и вот пожалуйста - он долетел ко мне за десять дней!) и - ура! - Джули Кавана с ее "Nureyev. The Life". Теперь у меня глаза разбегаются, я жалею, что у меня не четыре головы и не восемь рук, чтобы можно было читать все одновременно. Хватаюсь попеременно то за "Национальный балет Канады", то за Кавану (Набокова и Копельсона оставила на потом), листаю, рассматриваю фотографии - у Каваны они не очень интересные, ну, по крайней мере, фотографии с Эриком: я их уже видела в сети. А вот в "Национальном балете Канады" есть новые - например, интересная фотография Эрика, проводящего мужской класс (это семидесятые годы, но Эрик в отличной форме и прекрасно выглядит), или фотография Константина Патсаласа, на которой видно, что он был замечательно хорош собою. И забавно, что судя по всему, Эрик был при Константине немножко Дягилевым: протежировал Константину, поощрял его хореографические опыты и всячески способствовал его карьере. Ну, так ведь и Патсалас был талантливым, так что такому и покровительствовать не зазорно. Ну и нравятся мне их отношения, чего уж там.
А Кавану я открыла наобум - и тут же попала на письмо Татьяны к Онегину Эрика к Рудику. Ой, чую я, в конце концов я не выдержу и перепишу из Каваны все эриковы письма. Только переводить не буду, уж извините, жаль трогать оригинальный текст, он такой выразительный.:)
А наткнулась я даже не на одно, а на два письма - правда, они приведены не полностью, а в отрывках, и написаны с разницей в один день: первое - 7 февраля 1962 года, сразу после отъезда Нуриева из Копенгагена в Лондон (где 21 февраля он впервые выступил с Марго Фонтейн в "Жизели"), второе - на следующий день, 8 февраля. Итак, в первом письме Эрик писал: "Now, as it is evening, I feel like I have a big empty hole inside me, which you fill up, when we are together. <...> If you can, and will be able to wait for me, while I must be here, it will make my time here much easier. You are in my heart, on my mind and in every fiber of my body".
А вот и второе письмо:

"My baby Rudik,
I do not know why I call you baby - you are not a "baby" but not old either, still it sounds nice to me and it expresses something of me to you, which is good. <...> I look at the telephone, wanting it to call me to hear your voice and to tell you that <...> to be with you this moment would mean more than anything, than this present world could offer me. <...> You are the secret of my life, a secret that will show itself freely <...> a paradox but so true".

Я не знаю, что тут сказать, так же вообще нельзя, это торжественный вынос мозга под оркестр и похороны мозга по первому разряду. И очень интригуют купюры. Правда, я думаю, Кавана просто стремилась максимально ужать материал, понимая, что иначе ее книга так разрастется, что займет не один толстый том, а два или три. Вот и пришлось резать даже письма Эрика, не говоря уж обо всех остальных цитатах.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn, Constantin Patsalas

00:30 

Хочешь песенку в награду?
Сначала залезла на колокольню, а потом под купол Дуомо. Лезть не тяжело, хотя на серпантинных узких лесенках кружится голова. Но наверху ужасно страшно. Я ведь высоты боюсь, а пока лезла на Дуомо - пришлось пройти от лесенки к лесенке по галерее под куполом. Я позорно держалась за стенку и старалась не смотреть вниз. И вверх, на приблизившиеся к самому носу купольные фрески - тоже. Ужас. Я все-таки мазохистка.:)
Ну ладно, теперь, как всегда - об Эрике. С Константином Патсаласом он познакомился в 1971 году, а уже в 1972 году они стали жить вместе в квартире Патсаласа в Торонто. В 1983 году Эрик купил квартиру в Торонто, где и прожил до 1986 года. Если верить Диане Солуэй (пока нет причин ей не верить), в этой новой квартире он тоже жил вместе с Патсаласом. Судя по всему, Эрику с ним было хорошо, и он сам говорил Нуриеву, что Константин "очень терпелив" с ним. И еще, судя по отзывам, Патсалас был очень талантливым хореографом. Безумно жаль, что его работы, похоже, умерли вместе с ним. И вообще жаль, что информации о нем очень мало (наверно, что-нибудь есть в книге Мейнерца, но где, где взять Мейнерца на понятном языке?), мне теперь хочется узнать о Патсаласе побольше.
Ну, хорошо, что хоть есть снимок Эрика и Константина вместе, и на том спасибо. Это 1975 год.


@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

17:08 

Хочешь песенку в награду?
C ужасом думаю: а вдруг биографию Эрика Бруна "Erik Bruhn – Billedet indeni" так никогда и не переведут на английский? Она вышла в 2008 году, с тех пор прошло уже шесть лет, а о переводе ничего не слышно. Что мне делать? Надеяться на лучшее или экстренно изучить датский? Пока что прочитала вдоль и поперек крохотную англоязычную заметку Александра Мейнерца (Майнерца?), автора этой биографии, где он, среди прочего, упоминает, что обнаружил рукопись неопубликованной новеллы Бруна "Во имя любви" - явно автобиографического, "ключ к пониманию этого человека, его жизни и его танца". Ну, тут уж нет никакой надежды на то, что когда-нибудь эта рукопись появится на английском. Впрочем, я думаю, Мейнерц так или иначе рассказал о ней подробнее непосредственно в книге об Эрике. Так дайте же мне эту книгу, наконец. И пожалуйста, на каком-нибудь языке, который я все-таки худо-бедно понимаю.
А еще очень трогательно, что Брун похоронен в безымянной могиле. Там нет ни камня, ни памятника, только зеленая трава. Умер он в Канаде, но, по его желанию, его тело кремировали, а прах привезли в Данию и похоронили в Гентофте. Вот такие дела. Да, еще Диана Солуэй в биографии Нуриева писала о том, что Константин Патсалас, последний партнер Бруна, после его смерти сжег много его бумаг и костюмов (у Патсаласа развилось психическое расстройство на фоне СПИДа). Слава богу, что рукопись новеллы все же уцелела.
Очень хорошая фотография Бруна не знаю какого года, думаю, середины или конца шестидесятых годов.


@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas, Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni"

Черновики и черт

главная