Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: constantin patsalas (список заголовков)
13:14 

Хочешь песенку в награду?
89. Что ж, выложу и здесь текст про Эрика и Константина (и про Рудольфа немножко, как же без Рудольфа). Хотя, конечно, его удобнее читать на АО3, а не в дайри, но орднунг мус зайн, пусть и тут он лежит и есть не просит. Он длинный, многословный, странный и интровертный, это ни в коем случае не что-то "историческое", а скорее уж "фикшено-фантазийное", смесь RPS и оригинальной повести. Если кажется, что персонажи ведут себя странно - ничего страшного, они и должны вести себя странно. Еще здесь много разговоров и много цитат, в первую очередь - из Бродского, во вторую - из Катулла, а уж за Бродским с Катуллом валит целая толпа, Кавафис, Кузмин и бог знает кто еще. Встречаются и отсылки к балетам Константина, и отсылки к реальным фактам из его жизни и из жизни Эрика. Но фантазии здесь все-таки больше. Обозвала я его "Отстрел экзотических птиц", не сумев выдумать ничего оригинальнее. На всякий случай: "Экзотические птицы", "Oiseaux Exotiques" - это один из балетов Константина.
Главы 4-5: m-lle-lucille.diary.ru/p208042755.htm
Главы 6-8: m-lle-lucille.diary.ru/p208042781.htm
Главы 9-11: m-lle-lucille.diary.ru/p208042823.htm
Главы 12-14: m-lle-lucille.diary.ru/p208042864.htm
Главы 15-16: m-lle-lucille.diary.ru/p208042921.htm

"Отстрел экзотических птиц", главы 1-3

@темы: фики, Erik Bruhn, Constantin Patsalas

13:12 

Хочешь песенку в награду?
13:12 

Хочешь песенку в награду?
13:11 

Хочешь песенку в награду?
13:11 

Хочешь песенку в награду?
13:11 

Хочешь песенку в награду?
23:25 

Хочешь песенку в награду?
Если кому-то интересно - я выложила текст про Эрика и Константина на АО3. Когда вернусь из Дании, может быть, выложу и в дайри, а пока не успеваю. Название у него довольно дикое, но я ничего лучше не придумала. И не забываем о том, что "Экзотические птицы" - это один из балетов Константина.
Такие дела. Ужасно я устала, пойду уже ложиться спать, мне завтра рано.

@темы: фики, Erik Bruhn, Constantin Patsalas

16:31 

Хочешь песенку в награду?
Когда я смотрю на Эрика в Bold Steps, то все время вспоминаю прекрасную фразу из воспоминаний Карен Кэйн: "...under his elegant, loose-fitting clothes, his legs and arms were stick-thin". В сценах в классе его мешковатая олимпийка, кажется, создает какой-никакой объем, но потом смотришь на его ноги, на плечи, на бедра - и хочется рыдать и кормить Эрика кашей. Только ведь он все равно есть не станет - и дело даже не в том, что между нами больше тридцати лет, и без машины времени я к нему со своей кашей не доберусь, а в том, что - спасибо все той же Карен Кэйн - "he ate very little and he was very fussy about what he would try". Не соблазнишь его кашей. А чем его соблазнить - только Константин и знал, недаром же готовил именно то, что Эрик соглашался есть. Но глядя на самого Константина, понимаешь, что то, что он не тратил, репетируя, прыгая и танцуя, он истрачивал на то, чтобы уговорить Эрика сожрать хоть кусочек чего-нибудь, черт побери.
Эх, жаль, из-за закадрового текста не слышно, что Эрик говорит Барышникову в одной из сцен. И кстати, короткий эпизод - когда нам показывают Барышникова в классе с остальным НБКшным народом - это поразительная прелесть. Да и вообще, все "классные" и "репетиционные" сцены смотреть ужасно интересно, и хоть их довольно много, но кажется, что все равно мало, нужно больше, больше.
Забавно, что в фильме обошлись без какого-либо интервью с Константином, нам показывают его только "в рабочей обстановке", на репетициях. Впрочем, я подумала и решила, что авторы фильма просто не сумели поймать его и привязать к стулу, а иначе брать у него интервью бесполезно - сбежит.:) И даже в репетиционных эпизодах его лица толком не разглядишь, он постоянно двигается, камера за ним не успевает.
Все-таки я ужасно рада, что раздобыла этот фильм.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

21:44 

Хочешь песенку в награду?
На сайте Национального балета Канады есть раздел с биографическими справками почти обо всех (но все-таки не обо всех) танцовщиках и не только танцовщиках, работавших с этой компанией. Почему-то я немного огорчилась, увидев, что в справке о Константине указан неправильный год его смерти: не 1989, а 1990. Вроде бы мелочь, но мелочь расстраивающая. И странно, что так все перепутано, я бы еще поняла, если б указали 1988 год, ошибившись в последней цифре. Ну да ладно. В общем, это интересно только мне одной.
Перелистывала Нойфельда: он цитирует письмо к председателю совета директоров НБК, отправленное Эриком 18 марта, менее чем за две недели до своей смерти. В этом письме Эрик выражал уверенность в том, что Валери Уайлдер и Линн Уоллис в его отсутствие поведут труппу по намеченному им творческому пути и осуществят задуманные Эриком планы. При этом Эрик, сам того не желая, подготовил почву для внутреннего конфликта, вспыхнувшего уже после его смерти. Я имею в виду, конечно, раздоры в недолго существовавшем триумвирате Валери Уайлдер-Линн Уоллис-Константин Патсалас, созданном как раз с подачи Эрика. В своем письме к председателю совета директоров он писал:

Should I be unable to continue in my position as Artistic Director at all, it would be my wish that Constantin Patsalas join Valerie and Lynn as Artistic Advisor. Having worked closely with me for many years, Constantin is also familiar with my goals for the company and is dedicated to the National Ballet. It is not my desire, nor his, that he become Artistic Director, but as Advisor he would fill a gap left by my absence.

Эрик определил иерархию власти, подчеркнув, что художественный консультант (советник/консультант по художественным вопросам? в общем, artistiс adviser) - это не художественный руководитель, однако не дал никаких дополнительных указаний о распределении обязанностей и влияний в этом триумвирате. Седьмого апреля совет директоров принял во внимание пожелания Эрика и утвердил Валери Уайлдер и Линн Уоллес в должностях associate artistic directors, а Константина - в должности artistic adviser (причем Карен Кэйн в своих воспоминаниях отмечает, что на этот момент Константин был "on leave" - вероятно, как мы бы сказали сегодня, "по семейным обстоятельствам", проще говоря - потому что Эрик умер всего неделю назад). Однако равновесие очень скоро было нарушено: Валери и Линн предполагали, что будут осуществлять полномасштабное руководство НБК, используя Константина в качестве дополнительного "креативного заряда"; Константин же видел ситуацию абсолютно по-другому, считая, что будет играть несравнимо большую роль в руководстве труппой, а не просто станет оказывать Линн и Валери "творческую поддержку" (в которой они, однако же, нуждались - по крайней мере, так полагали танцовщики вроде Карен Кэйн и Фрэнка Аугустина, считавшие, что ни Линн, ни Валери не обладали качествами, необходимыми "художественному руководителю"; обладал ли ими в полной мере Константин - это вопрос пока без ответа; да, кроме того, Карен Кэйн писала, что с самого начала она и ее товарищи чувствовали, что ничего хорошего из сотрудничества Валери, Линн и Константина не выйдет, что это "the wrong team for all sorts of reasons"). Как вспоминала Валери Уайлдер:

Constantin's interpretation of the role of artistic adviser was, in everything except title, artistic director. He saw the team continuing really as it had. He felt that Erik had put him in that position as the artistic influence in the team, the artistic sensibility, and that we would continue helping make his artistic vision happen in the way we had with Erik. Our understanding of it was quite the reverse, that we should run the company with his assistance.

Трудно понять, кто был прав, кто виноват в этой ситуации, скорее всего - как всегда, правы и неправы были обе стороны. Как бы то ни было, все эти разногласия быстро привели к серьезным конфликтам (и к разногласиям следует прибавить очень тяжелое психологическое состояние Константина после смерти Эрика). Перевес был на стороне Валери и Линн: они обладали большим административным опытом и, в конечном счете, большим влиянием и большим "удельным весом" (и почти наверняка пользовались большим доверием у совета директоров). Результат известен: осенью 1986 года Константин уволился (Карен Кэйн писала, что он был уволен, но, кажется, речь шла именно об "увольнении по собственному желанию" - пусть даже и без всякого желания на самом деле), подал иск против Национального балета Канады и против Валери Уайлдер и Линн Уоллис в связи с "конструктивным увольнением" и попытался запретить труппе репетировать и исполнять свой балет Concerto for the Elements. И хоть суд решил дело не в его пользу, разрешив труппе исполнять этот балет и другие балеты Константина без разрешения и присутствия самого Константина, все равно - они были быстро и безвозвратно выброшены из репертуара НБК. И смерть Константина два с половиной года спустя почти полностью исключила возможность возвращения его балетов как в репертуар НБК, так и в репертуар любой другой компании. Как это ни пафосно звучит, но его балеты умерли вместе с ним. Вот такая история.
И я чувствую себя дурацким восстановителем исторической справедливости, когда могу отыскать хоть какие-то отрывки из его балетов и выложить их в сеть. Так хотя бы становится видно, что они не совсем исчезли, что-то от них осталось. А где-то в канадских закромах лежит-полеживает запись L'Île Inconnue, и так мне хочется до нее добраться, да руки коротки. Если б ее хоть на видеокассете выпустили, как Bold Steps, все было бы легче. Эх, эх. Прям хоть кидай клич в сети: люди, балетоманы, ау, если у кого-нибудь хранятся домашние видеозаписи таких-то документалок (ведь гнали же их по телевизору в незапамятные времена) - поделитесь с психом, а? За спасибо, за шоколадку, за валюту. Вот только я не знаю мест скопления канадских балетоманов, вот в чем беда. Разве что на американский форум пойти? Чувствую, еще немного - и дойду, и пойду. Но не прямо сейчас.

@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas

19:56 

Хочешь песенку в награду?
Получила оцифровку Bold Steps, посмотрела, выложила видео в сеть, посмотрела еще раз, выложила видео еще раз в сеть, пересмотрела целиком и кусочками... ну, что теперь делать? Конечно же, резать гифки. Между прочим, нелегкая работа. С Константином гифки резать почти бесполезно, потому что он постоянно двигается, а если и стоит неподвижно - то спиной к камере, ну что за интерес делать гифку с его спиной? Гифки с Эриком делать легче, он хотя бы не скачет газелью. А вот Константин - скачет! Как на этой гифке, где он репетирует с не названной по имени танцовщицей "Экзотических птиц". И тут же стоит и смотрит на них одна из теней из "Баядерки".



А вот Эрик, как уже было сказано выше, не скачет, как сумасшедший, а чинно расхаживает с бокалом (и даже без сигареты) и в умопомрачительной кофте. И без очков, а то при других своих появлениях в этом фильме он все время в больших дымчатых очках.


@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

16:36 

Хочешь песенку в награду?
Выложила Bold Steps на Vimeo. Качество похуже, чем на гугл-диске, зато есть шанс, что так этот фильм посмотрит больше народу. Господи, сколько же там замечательных мелочей и немелочей! Эрик в кофте с надписью на спине: "Not Bad For A Beginner", чудный Сергиу Стефанши, репетирующий "Жизель" с молодежью, Карен Кэйн, репетирующая не только "Спящую" с Рудольфом, но и "Экзотических птиц" с Константином, и конечно, сам Константин, ни секунды, черт возьми, не стоящий спокойно: оператор не успевает ухватить его лицо, потому что это чудо костлявое постоянно вертится, танцует, показывает движения, отсчитывает ритм, скачет козлом, достает пианиста (честное слово, у пианиста вид очень утомленный), в общем, я не могу, он прелестен.



Части 2-5, чтоб не рвать ленту

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

00:15 

Хочешь песенку в награду?
UPD-2. Прошу прощения, в последний раз поднимаю эту запись. Сбросила Bold Steps на гугл-диск, качайте на здоровье.:)
Часть 1: drive.google.com/file/d/0ByDTldMHUXJwdHZMY25GT2...
Часть 2: drive.google.com/file/d/0ByDTldMHUXJwUHhKTlBGck...
Часть 3: drive.google.com/file/d/0ByDTldMHUXJwUk9Xbm9Mbk...
Часть 4: drive.google.com/file/d/0ByDTldMHUXJwTDM5bEFwMV...
Часть 5: drive.google.com/file/d/0ByDTldMHUXJwdmcwY1NPa3...

UPD. Посмотрела, сгорела дотла, поставила грузиться на гугл-диск. Позднее закину на Vimeo. Улетный документальный фильм, одна беда: мне все равно мало! Мне нужно еще часа три плюс все спектакли целиком из показанных в фильме. Ну ладно, ладно, без ДК я обойдусь, хотя Кевин Пью и Ёко Итино в ДК были прелестны. И наверно, без Баядерки я тоже обойдусь, бог с ней, с Баядеркой. А вот Лебединое Эрика, его же Here We Come, Этюды Ландера, Сфинкс Глэна Тетли и Экзотические птицы Константина - подать сюда целиком. И еще целиком - класс с Эриком, интервью с Эриком, репетицию Спящей в исполнении Рудольфа под присмотром Эрика и много-много интервью и репетиций с Константином. Вот что делать: с одной стороны - потрясающая документалка, казалось бы, больше и желать нечего, а с другой стороны - хочется еще больше этого великолепия. Кстати, обещанного интервью с Карен Кэйн мне недодали, зато додали уже упомянутую репетицию Спящей с ней и Рудольфом и репетицию Экзотических птиц с Константином. И уже сценический номер Черной вдовы из "Птиц" в исполнении Карен мне тоже додали - и это потрясающее, вызывающее, прелестное балетное кабаре: here life is beautiful, girls are beautiful, even the orchestra is beautiful. А какое очаровательное "птичье" соло из этого балета исполняет Оуэн Монтагю! Такое странное, прелестное, ни на что не похожее, изумительно легкое... и кажется, очень "константиново". А какой Константин на репетициях! Жаль, в фильме с ним нет интервью, но зато показано, каков он был в работе - и это что-то потрясающее: костлявый сгусток нервической энергии, гибкий, резкий, быстрый, как ртуть, очень музыкальный, очень легкий, прелестный как я не знаю что. Как забавно, наверно, контрастировал с ним невозмутимый с виду, мнимо уравновешенный Эрик. И каким удивительно хрупким кажется Константин и в эти благополучные годы - ничего удивительного, что он сгорел после смерти Эрика.
Кто еще есть в фильме? Ну конечно, Эрик: худой, как щепка, спокойный, очаровательный, танцующий в классе так легко и четко, как в молодости (пусть всего несколько шагов, неважно, все равно - мастерство не пропьешь). Есть Рудольф - тоже очаровательный, вспоминающий о гастролях вместе с НБК и объясняющий, почему он предпочитал на этих гастролях передвигаться не на самолетах, а на лимузине. Есть Барышников - с поразительно приятным тембром голоса и поразительно приятным английским. Есть Азарос Сурмеян - увы, не названный по имени и показанный в виде силуэта - но очень узнаваемого силуэта. Есть Лорна Геддес, весело вспоминающая об автобусных турах и вообще о жизни НБК в его ранние годы. И конечно, есть Селия Франка - сногсшибательно прекрасная женщина, и еще всякий народ есть, и показан отбор детей в National Ballet School, и сами ученики этой школы - маленькие, но очень целеустремленные и милые, и чего только нет в этом фильме, но мне-то все равно мало, я ненасытная пасть. Ах черт возьми, какие же там Эрик и Константин (жаль только, ни разу не появляются в одном кадре, ну да и ладно, это было бы чересчур). Слов нет, одни эмоции и восторженный визг.

У меня есть оцифрованные Bold Steps, а там - обалденный Эрик, офигительный Константин, прелестные "Экзотические птицы" Константина, Рудик в шапочке и без шапочки, Барышников в майке с цифрой девять, Карен Кэйн в образе Черной вдовы, Томас Шрамек с женой и ребенком, Азарос Сурмеян, ведущий мужской класс, и еще бог знает кто, я пока целиком не посмотрела, но уже вся горю!
запись создана: 25.01.2016 в 19:58

@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas

19:22 

Хочешь песенку в награду?
Опять пошла маета с текстом: бросить - не вариант, а то, что получается, кажется мне ужасным. Я и раньше писала манерно, а сейчас что-то уж совсем. И хоть "успокаиваю" себя тем, что все равно никто этот сумбур вместо музыки читать не станет, добро если найдутся один-два читателя, но это тоже не лучшее утешение. Мне перед собой стыдно за то, что я плохо пишу. Не исключено, конечно, что когда я этот текст все-таки закончу и вынырну из него, отдышусь и опомнюсь, то через какое-то время он мне покажется более-менее сносным. Но не исключено, что он и покажется, и окажется отвратительным. В общем, как-то так все, брат Пушкин, и писать очень трудно.
Почти тридцать восемь тысяч слов, почти шесть авторских листов. Теперь уже ясно, что потом, когда буду редактировать, придется делить все написанное на главки. А пишу сплошь, единым текстом (но не духом), но то и дело появляются дыры, требующие заполнения. А вообще я понимаю, почему стала его писать: от нехватки информации о Константине и о его отношениях с Эриком. Когда нет достаточного количества достоверных сведений, начинаешь с горя фантазировать. Но остатки стыда еще сохраняются, и чувствуешь себя неловко оттого, что тычешь своей фантазией в когда-то живых людей. А остановиться уже не можешь.
Ладно, мне просто захотелось в очередной раз поныть. У меня всегда так бывает, когда я влипаю в текст, особенно в большой текст. Где-то ближе к концу выдыхаюсь и начинаю заламывать руки и причитать. Не обращайте внимания.

@темы: Constantin Patsalas, фики

02:27 

Хочешь песенку в награду?
Перечитывала у Каваны страницы о смерти Эрика и поняла, что теперь, после Мейнерца и Карен Кэйн, совершенно по-другому воспринимаю фразу из последнего письма Эрика Рудольфу (от 10 января 1986 года): "Death is very confusing and upsetting but something that we must accept". Кавана называет это последнее письмо Эрика пророческим, хотя и утверждает, что тогда Эрик еще понятия не имел о своей смертельной болезни. Но может быть, права Карен Кэйн, считавшая, что Эрик знал о своем диагнозе еще тогда, когда все вокруг ничего не подозревали, и в таком случае эта фраза из письма приобретает дополнительный смысл: Эрик говорит не только о смерти Люсии Чейз и о смерти молодого дирижера НБК, погибшего в автокатастрофе (об этих смертях идет речь в письме), но и о своей собственной грядущей смерти, которую Рудольф "должен принять". Может быть, это в самом деле так. Может быть, нет, и это действительно лишь совпадение. Мейнерц в своей книге приводил свидетельство Ликке Шрам: когда она видела Эрика в последний раз, на Рождество 1985 года, он рассказал ей, что врачи нашли у него в легких какие-то затемнения, и добавил, что пройдет серьезное обследование, когда вернется в Торонто. Не исключено, что он успел пройти это обследование в конце декабря - начале января и уже знал о своем диагнозе, когда писал Рудольфу письмо, ставшее последним. Все это домыслы, конечно, но тут - как в случае с Константином, сжигавшим какие-то бумаги Эрика якобы в припадке безумия, а может быть, и вполне в здравом уме, - тут все может быть не так очевидно, как кажется на первый взгляд. А может быть, я умножаю сущности и ищу связи и подтексты там, где их нет. Тоже не исключено.
О, кстати, о Константине. Поразительно, как у меня вылетел из головы крохотный эпизодик с ним же, который Кавана описывает со слов Мод Гослинг (ну, а Мод, само собой, опирается на рассказ Рудольфа). Даже перепишу его, чтоб не забыть снова: "The following day he went to the hospital again, where Constantin was in the room with Erik. "Don't worry," Rudolf heard him whispering. "It will be wonderful up there. You'll find lots of friends." "Rudolf was shocked by that," said Maude. "It was the sort of thing he would never said." Erik, however, was now oblivious to anything and anyone". Ну, и так далее. Что я хочу сказать по этому поводу? Что Константин, похоже, был совершенно раздавлен болезнью и умиранием Эрика. И это он себя, а не Эрика, пытался вот так бессмысленно утешать. И однако же крепко поразили Рудольфа эти случайно подслушанные слова, раз он их запомнил и потом пересказал Мод.
А в общем... не знаю, что в общем. Опять всех жалко. И Эрика, и Рудольфа, и Константина, и всех остальных участников этой истории, того же Леннарта Пасборга, например.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

20:11 

Хочешь песенку в награду?
Стою на Сан-Микеле под проливным слепым дождем, слушаю нагло мяукающих чаек, смотрю на даты жизни и смерти Дягилева, и вдруг до меня доходит: он умер в пятьдесят семь лет, совсем как Эрик. Потом мысль перескакивает на Константина: умри он в Венеции - лежать бы и ему на Сан-Микеле, в греческой части кладбища, там, где Дягилев. А Эрика похоронили бы в лютеранской части, там, где Бродский - и не только Бродский. Датчане там тоже есть.
Хотела купить на Сан-Микеле лилию Дягилеву, в прошлом году там продавали цветы. А в этом году никого нет, всех цветочниц дождь разогнал. Пошла без цветов, подхожу к могиле - а там лежит свежая белая лилия, именно такая, какую я и хотела принести Дягилеву. Я так обрадовалась, как будто сама ее принесла.
К столбикам памятника опять привязаны пуанты, старые, грязные, с какими-то надписями. В прошлом году мне это казалось ужасной пошлостью, а в этом году я растрогалась. Страшно подумать, что будет в следующем году! Наверно, сама начну украшать дягилевскую могилу пальцевыми туфлями.
А когда уже ушла с кладбища на остановку вапоретто, выяснила, что где-то посеяла проездной. Ума не приложу, когда и как умудрилась! Туда ехала одну остановку, точно помнила, что положила билет в сумку. Собралась обратно - нет билета. Так и не нашла. Ну не Дягилев же его утащил!

@темы: веницейской жизни, мрачной и бесплодной, Дягилев и все-все-все, Erik Bruhn, Constantin Patsalas

16:00 

Хочешь песенку в награду?
Чемодан собирать? Да ну, успеется, лучше заполнить как бы анкету по итогам года.

Человек года: Эрик Брун.
Замчеловека года: Константин Патсалас
Фотография года:
- человек и замчеловека.
Балет года ("живой"): "Смерть в Венеции" в Гамбурге и "Татьяна" в Стасике в Москве. И все это - Джон Ноймайер.
Балет года (в записи): "Жизель" с Карлой Фраччи и Эриком Бруном и "Дама с камелиями" с Аньес Летестю и компанией из Опера де Пари.
Балерина года: Валерия Муханова и Каролина Агуэрро.
Балетный танцовщик года: Ллойд Риггинс и Вячеслав Лопатин.
Вожделенный, но не увиденный балет года: "Сильфида" в постановке Николая Хюббе с Николаем Хюббе в роли господина Мэджа.
Газета года: старые подшивки Toronto Star.
Журнал года: Dance Magazine.
Книга года: Erik Bruhn - billedet indeni.
Сериал года: третий сезон "Ганнибала", конечно.
Язык года: датский в смеси с английским.
Документальный фильм года: Erik Bruhn - I'm the Same, Only More.
Поэт года: Бродский.
Мемуары года: Movement Never Lies Карен Кэйн.
Биография года: Nureyev: The Life Джули Каваны.
Кладбище года: Сан-Микеле.
Город года: Венеция.
Поездка года: в балетный Гамбург.
Болезнь года: балетомания.
Любовь года: отсутствует, если не считать легкого крэша к Валерии Мухановой (или не "к" ней? не знаю, какое тут выбрать управление).
Общее ощущение от этого года: черт знает что творится, добром все это не кончится, пренебречь, давайте смотреть балет.

@темы: John Neumeier and his ballets, Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn, Constantin Patsalas, Carla Fracci

15:07 

Хочешь песенку в награду?
Кто-то опять приходил ко мне в дневник в поисках Константина, а я вспомнила, что хотела выложить отрывок из одного обзора спектаклей НБК, касающийся его Canciones. Эту рецензию тем интереснее читать теперь, когда можно отчасти сравнить ощущения рецензента со своими собственными ощущениями от этого балета. Хотя рецензенту повезло больше, он видел этот балет целиком на сцене. Можно ему позавидовать.
Итак, Dance and Dancers, августовский номер 1983 года, статья "Toronto" (исчерпывающее название, между прочим):

The two most valuable dancers of the National Ballet of Canada are Veronica Tennant and David Nixon. <...> Constantin Patsalas has made good use of Tennant's sultriness and Nixon's passion in his ballet Canciones, casting her with the technically able, but boringly expressionless Kevin Pugh, and him with the talented but lately too self-conscious Sabina Allemann. It is a ballet of the Dances at the Gathering genre, to ten contemporary Spanish love songs, from passionate to playful. It is the work I prefer of Patsalas's so far dealing not with lofty ideas but with human emotions, and often quite lightheartedly too. There are moments where a nice intimacy is achieved, contrasted of others with sparkle and virtuosity. The few Spanish movement are discreetly observed from authenticity.

Не удержалась, вырезала гифку из фильма: Константин с полотенцем. Жаль, конечно, что качество исходного видео оставляет желать и все такое.


@темы: Constantin Patsalas

14:23 

Хочешь песенку в награду?
Развлечения ради гуглила картинки с Патсаласом. Гугл честно отправлял меня на мой дневник, ну кто бы сомневался. Почта ничего мне не отдает, сволочь такая, и даже дайри-магия на нее не действует. Или это таможня сволочь? Неважно, главное - мне ничего не приходит. В том числе видеокассета с Bold Steps - документалкой про НБК, где обещан мне отрывок из "Экзотических птиц" Константина. И я еще тихо надеюсь, что там есть и сам Константин, который - чем черт ни шутит! - что-нибудь даже и говорит. Очень хочется послушать его голос.
Мой текст про Эрика и Константина перевалил за тридцать тысяч слов. Мда. Графогигантомания неизлечима. Не успею я его до нового года (и Италии) закончить. А если и закончу, то не успею перебелить. Ну да ладно.
Давненько я не выкладывала статьи из Торонто Стар. Вот, принесла очередную - от 20 ноября 1986 года. Посвящена она - см. дату - скандалу вокруг Piano Concerto и разрыву Константина с НБК.

Choreographer says fears came true


Notwithstanding his abrupt departure from the National Ballet in September, and his attempt to have the Supreme Court of Ontario bar the company from performing one of his ballets, Constantin Patsalas was still listed on the program handed out in the O'Keefe Centre last night as resident choreographer.
Moreover, the ballet in question, Piano Concerto, now titled Concerto For The Elements: Piano Concerto, was performed as scheduled, with a skeptical Patsalas in the audience.
How did the National Ballet perform Piano Concerto without its choreographer's co-operation and participation? By using videotapes and the memories of those who had taken part in or witnessed the ballet when it was unveiled in May of last year.
At that time it was introduced as a revision of a work set to Alberto Ginastera's First Piano Concerto, which had originally won first prize in the Boston Ballet's First International Choreographic Competition in 1979.
Inspired by the power of nature, embodied in waterfalls, plants, birds and so forth, the ballet's four movements (the concerto's second movement hadn't been used in the Boston version) ostensibly interpret the four elements identified by the Ancient Greeks (the choreographer's ancestors) as the basic constituents of all matter.
But while the imagery sculpted by the dancers can often be reconciled with the elements of earth, air, fire and water - Nicholas Cernovich's lighting even projects flames during one section - the music to which they dance is abstract, with its own powerful rhythmic and dynamic profile (hammered out with over- amplified, percussive impact last night by the Argentine pianist Luis Ascot) to which the dancers also respond.
The result is a ballet often divided in focus, albeit full of sensuous visual imagery, reinforced by the mottled leotards Patsalas himself designed for the dancers.
Several of last night's dancers also performed in the premiere, among them the energetically leaping Kevin Pugh, the lightly flitting Karen Tessmer (partnered by a wonderfully pliant, almost elfin Owen Montague) in the Scherzo, and the lyrical trio of Ronda Nychka, Rex Harrington and John Alleyne in the Adagissimo.
And how did the choreographer respond to their efforts?
"It was an evening at the improv," he remarked, sadly, during intermission. "I don't blame the dancers. They did their best. But there was no delicacy, no sensitivity. All four movements looked the same to me."
In other words, what happened last night was what Patsalas had feared would happen. The ballet he saw performed was not Piano Concerto as he had wanted to see it.
Alas, my own memories of the 1985 premiere aren't vivid enough to refute or substantiate his criticism. While it was easy enough to recognize last night's presentation as the same ballet that was danced in May 1985, it was also easy to see what Patsalas meant about a similarity of body articulation throughout last night's performance that diminished differences between movements.
What now? Well, flawed as it may be, Concerto For The Elements: Piano Concerto still possesses kinetic life and will presumably remain in the repertoire as long as the National Ballet wants to dance it.
As for Constantin Patsalas, he has reportedly embarked on a wrongful dismissal suit against the company. A productive relationship appears to be at an end.
Under the circumstances, the two remaining works on this week's mixed bill, Maurice Bejart's Song Of A Wayfarer (danced with commitment by Raymond Smith and Tomas Schramek) and Harald Lander's Etudes (in which Martine Lamy confidently stepped in to replace the injured Yoko Ichino part way through) can only be mentioned in passing.

@темы: Constantin Patsalas

00:30 

Хочешь песенку в награду?
Перевожу материал про борьбу с эпидемией ВИЧ: тема интересная, но язык невыносимый, к концу дня я уже ничего не соображаю. А пока перевожу и еще что-то соображаю - думаю о Константине, одном из "и др." в перечне жертв СПИДа. И опять чувствую безумную жалость к нему - даже не из-за ранней, без- и преждевременной его смерти, а из-за того, что вместе с ним умерли его балеты. Именно это исчезновение балетов делает его смерть особенно трагичной. Очень трогательно (ну, для меня трогательно) написал об этом Джеймс Нойфельд в "Passion to Dance": "In L'Île Inconnue, the National had embodied for Patsalas his vision of romantic yearning for an unknown destiny. In his own life, that yearning spent itself in a bitter separation from the company that had been his home, a separation that effectively thwarted the possibility of keeping his memory alive through the performance of his work".
Эх, ладно, все я пишу одно и то же (потому что информации мало). И фотографий тоже мало, а иногда так хочется выложить что-нибудь - ну, пусть старое, но хорошее, вот как этот снимок Эрика и Константина из книги Грюна (скан norakura). Такие оба счастливые (а Константин еще и клыкастый), радостно на них смотреть.


@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas

19:02 

Хочешь песенку в награду?
Забыла сказать (да и кому это, кроме меня, интересно?): в "Dance today in Canada" я отыскала все-таки фотографию с Константином. Сама себе тут же присвоила звание заслуженного маньяка и патсаласофила. Но надо быть очень дотошной сволочью, чтобы опознать его по глазу, носу и пряди волос. На фотографии с "танцем рыцарей" из "Ромео и Джульетты" он виден во второй линии кордебалета, лицо наполовину скрыто, но этот резкий профиль ни с чем не спутаешь. Сканировать, я думаю, бесполезно, да и вряд ли кого-нибудь эта фотография заинтересует. Но мне было так радостно оттого, что Константин там есть.
Ну, вместо фотографии несу очередную статью из "Торонто Стар": от 7 февраля 1982 года.


@темы: Constantin Patsalas

Черновики и черт

главная