• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: constantin patsalas (список заголовков)
16:43 

Хочешь песенку в награду?
Из Washington Post от 14 июня 1978 года:

Erik Bruhn, who hasn't danced this much in ages, partnered the lovely Karen Tessmer of the National Ballet of Canada in the world premiere of "In the Mists" by Constantin Patsalas. The choreography reflects the elegiac tone of the piano vignettes. Bruhn glowed with his nobility of old, recalling that he's one of the century's greats: Tessmer matched him with subtly shaded dynamics.
"In the Mists" had something of the flavor of Antony Tudor in its wan romanticism.


Шиппер есть шиппер есть шиппер: сходит с ума от умиления и радости, потому что Константин всего-навсего поставил маленькое па-де-де для Эрика. Казалось бы: ну и что, кто только для Эрика не ставил всякое-разное, вот и Константин поставил, и ничего в этом особенного нет. Но я шиппер, я вижу в этом вполне профессиональном деле что-то поразительно трогательное. И мне ужасно интересно, кто, собственно говоря, был инициатором постановки: сам ли Константин решил поставить In the Mists для Эрика, или наоборот - Эрик его подтолкнул: мол, ну поставь для меня что-нибудь, у тебя же хорошо получается. Не узнать, конечно, а хотелось бы узнать. И еще узнать, как проходили репетиции, и какие были костюмы, и не сам ли Константин эти костюмы и придумал, и как оно все выглядело целиком, и как его принимали зрители и критики, и вообще, дайте мне просто видеозапись, я знаю, что ее нет, а все равно дайте.
Да, и чтоб два раза не вставать: в мартовском Dance Magazine за 1987 год в статье Майкла Крэбба, посвященной, собственно говоря, постановке балета "Веселая вдова" в НБК, прочитала небольшую порцию сплетен о состоянии труппы после смерти Эрика. Крэбб называет Константина Эриковым протеже и замечает, что некоторые танцовщики были категорически против его назначения в качестве artistic adviser в команду к Валери Уайлдер и Линн Уоллес, потому что считали, что Константин будет оказывать нежелательное влияние на художественную политику труппы. Во какие страсти. Интересно, что если, допустим, судить по мемуарам Фрэнка Аугустина, то складывается впечатление, будто "некоторые танцовщики" были скорее против Валери и Линн, поскольку считали, что те не в состоянии служить полноценной заменой нормальному худруку, тем более такому, как Эрик. Но имен не называет ни Крэбб, ни Аугустин, так что можно лишь гадать, кто там был "за", кто "против", кто с кем против кого дружил и как вообще труппа отреагировала на уход Константина. Впрочем, думаю, так и отреагировала: "отряд не заметил потери бойца". Оно и правильно, ну не разваливаться же из-за его ухода.
А все-таки интересно, какого-такого "нежелательного влияния" Константина на художественную политику труппы опасались "некоторые танцовщики"? Но тут я не смею даже ничего предполагать, информации недостаточно.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

00:11 

Хочешь песенку в награду?


Очередная статья из "Торонто Стар" (от 18 августа 1986 года) посвящена, среди всего прочего, последнему балету Константина для НБК - па-де-труа Lost in Twilight. Тон Вильяма Литтлера скорее кисел, чем сладок, впрочем, это па-де-труа, судя по всему, и впрямь не относилось к числу творческих удач Константина. Интересно другое. В Dance Magazine (февральский номер 1987 года) я прочитала еще одну рецензию на Lost in Twilight, тоже вполне кисловатую, но с любопытным замечанием в конце: "Amateur psychologists in the audience were sure that Twilight was the choreographer's tribute to the late Erik Bruhn and that the celestial females represent two significant women in his life". Разумеется, сказала я, но с какой стати? И немедленно начала считать на пальцах женщин в жизни Эрика: мать, тетушка Минна, Соня Арова, Инге Санд, Сьюз Уолд, дамы из семейства Шрам, Карла Фраччи, Наталия Макарова, Бетти Олифант, Селия Франка, кто там еще, Мария Толчиф, Нора Кайе, Алисия Маркова, Кирстен Симоне, черт возьми, да этих significant women в жизни Эрика было столько, что сцены не хватит, чтоб их всех вместить! Да и вообще... ох уж мне эти доморощенные психологи-любители в зрительном зале! Я вот тоже как стану таким психологом и знатоком, как напомню всем про "Игры" Нижинского и замещение мальчиков девочками, чтобы зрители абы чего не подумали, как приложу эту идею к Lost in Twilight, как скажу, что в образах celestial females хореограф изобразил себя самого и еще кое-кого из жизни Эрика - и черта с два меня кто-нибудь разубедит и опровергнет.:crznope:
Интересно, что на фотографии Lost in Twilight в "Торонто Стар" Рекса Харрингтона нет и в помине, только Гизелла Витковски и Ронда Ничка. Кажется, дело там не обошлось без женского дуэта, и это приятно. Женские дуэты я люблю.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

14:57 

Хочешь песенку в награду?
Нашла у себя в запасах статейку из Торонто Стар, которую до сих пор не выкладывала. Номер от 6 февраля 1983 года, воскресная рубрика "Дома у мамы знаменитости". В роли знаменитости - Константин Патсалас, в роли дома - его дом (да, Мейнерц, его дом, а вовсе не дом Эрика). Фотографии черт знает какие, хорошо еще, на gettyimages удалось выцепить один снимок из этой статьи в хорошем качестве. Не знаю почему, но сама статья меня очень смешит, чего стоит только описание девятилетнего ремонта и скитаний Константина в поисках завтрака в разгар зимы - и ремонта кухни.
Что-то сталось с тем домом и с обстановкой в нем? Впрочем, можно себе представить: все продали, да и дело с концом.

Изображение - savepic.ru — сервис хранения изображений

@темы: Constantin Patsalas

16:05 

Хочешь песенку в награду?
Господи, пошли мне человека, записанного в нью-йоркскую публичку или в торонтскую публичку, или еще в какую-нибудь американскую библиотеку, где есть возможность добраться до вот этих документальных фильмов: Canadance, Veronica Tennant, a dancer of distinction, For the love of dance. Ну или хотя бы пошли мне человека, согласного продать мне эти фильмы - так даже лучше, плевать, что на VHS, у меня теперь есть надежная контора для оцифровки, было бы что оцифровывать. Нет, серьезно, мне зверски хочется увидеть эти фильмы, но я решительно не представляю, куда бежать и кого просить, чтобы получить к ним доступ. Интересно, эти библиотечные записи можно копировать для личного использования? Хотя вряд ли. Насколько я понимаю, For the love of dance и Canadance выпускали на VHS для продажи, не уверена насчет документалки про Веронику Теннант. Но черт возьми, хоть бы кто-нибудь выставил их на продажу, что ли. Мне позарез надо, да. Там Эрик и Константин.

UPD. Ну вот, нет документалок, которые мне интересны, приходится довольствоваться тем, что есть. На youtube нашлась документалка "Blue Snake", про одноименный балет Робера Дезрозье и постановку этого балета в НБК в сезоне 1984/85 (премьера состоялась в феврале 1985 года). Оцифровка паршивая, звук никудышный, качество картинки тоже оставляет желать, но там есть немножко Эрика. Совсем чуть-чуть, но все равно приятно. Сначала он появляется примерно на 6:01, а потом еще во время репетиции (и дивно ухмыляется на 6:49). В общей сложности, он в этом фильме фигурирует не дольше минуты, но целая минута Эрика - это много. И кроме того, на него просто приятно смотреть (ох, какие же у него тонкие руки!).


запись создана: 30.03.2016 в 13:45

@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas

15:57 

Хочешь песенку в награду?
Мало надо маньяку для счастья: прочитал он в очередном Dance Magazine за 1974 год сообщение в одну строчку о том, что осенью в Национальном балете Канады грядет премьера балета Константина Патсаласа Inventions, - и доволен так, будто прочитал огромную комплиментарную рецензию на пять страниц с фотографиями.
Заодно появился повод выложить еще раз уже вывешенную когда-то фотографию: Константин как раз на репетиции Inventions. Очень я ее люблю, Константин здесь прелестен, как черт.


@темы: Constantin Patsalas

02:18 

Хочешь песенку в награду?
Что бы такое выложить об Эрике перед сном? Ну вот, допустим, статью Уильяма Литтлера из "Торонто Стар" от 22 мая 1986 года.

Lost prince honored


Erik Bruhn wanted no formal funeral. When the artistic director of the National Ballet of Canada died of lung cancer in Toronto April 1, his ashes were flown back to his native Denmark for a quiet burial.
But as much as he despised ceremony, the Danish dancer was a man of the theatre and it would not have been like him to exit from life's stage without a farewell performance. That performance took place last night before a capacity audience of his friends and colleagues in O'Keefe Centre.
It bore the title A Tribute To Erik Bruhn and a tribute it was. There were dances, there were speeches, there were reminiscences. And at the end there was the voice of Janice Taylor, singing the music he wanted sung: Mahler's Ich bin der Welt abhanden gekommen - I have become a stranger to the world.
The evening began with excerpts from the impressive list of ballets he had commissioned during his three short years at the National Ballet's helm. And what a smorgasbord they made: Glen Tetley's Alice, Danny Grossman's Hot House, Robert Desrosiers' Blue Snake, David Allan's Villanella, Constantin Patsalas' L'Ile Inconnue, David Earle's Realm.
But as if to take the starch out of our solemnity, there was also the peacock (or should that be peahen) figure of Karen Kain, flouncing her costumed tail before a nearly-nude chorus line of boys in a provocative number from Patsalas' Oiseaux Exotiques.
Yes, Erik Bruhn wanted us to have a good time at his last performance. Patsalas told us so, recounting a hilarious dream his long-time friend had of having to go on as Myrtha, Queen of the Wilis, in Giselle - the only role that night not being danced by Rudolf Nureyev.
Nureyev had visited his friend at his hospital bedside shortly before his death but was in Japan dancing last night and sent his tribute greetings by proxy. So did Mikhail Baryshnikov, Margot Fonteyn, Jerome Robbins, Anthony Dowell, Ninette de Valois and a host of others.
Still others spoke in person, led off by Celia Franca, founding artistic director of the National Ballet, glass in hand, saluting the portrait of her one-time dancing partner projected on a screen and addressing him as if he were actually there.
He was there, courtesy of filmed excerpts from Don Quixote, La Sylphide, Etudes and Giselle, literally catching the audience's breath with the virtuoso precision of his classical technique and the magnificence of his carriage.
"We have lost our prince," said Betty Oliphant, artistic director of the National Ballet School. No one disagreed with her.
William Como, editor of Dance Magazine, Helgi Tomasson of the San Francisco Ballet, Flemming Flindt of the Dallas Ballet and Frank Andersson of the Royal Danish Ballet spoke of his inspiration to dancers, his moral authority, his enduring example.
And the National Ballet's Veronica Tennant and Gregory Osborne spoke of their personal debt to him.
But when words failed there were two final, touching tributes in movement by three of the world's greatest dancers.
Natalia Makarova, her arms rippling as if boneless, danced The Dying Swan and one of ballet's greatest jumpers, Fernando Bujones, partnered Carla Fracci in excerpts from La Sylphide.
Partnered her part of the time, that is. The rest of the time Fracci danced with extraordinary tenderness opposite the ghost of her favorite partner, in whose vacant chair she had placed a bouquet of flowers.

Кстати, хочу напомнить, что в книге Мейнерца этот странный и скорее страшный сон Эрика о том, что ему пришлось исполнить роль Мирты, изложен более подробно. Мейнерц дает понять, что воспользовался какими-то записями Константина. Возможно, Константин, выступая на вечере в память Эрика, нарочно представил этот сон забавным, чтобы не нагнетать обстановку. В изложении Мейнерца он выглядит скорее мрачно-макабричным, чем веселым или смешным. С другой стороны, не стоит забывать, что у Эрика чувство юмора было специфическое, и может быть, ему самому этот сон показался смешным - и рассказал он о нем Константину, как о чем-то смешном, мол, приснится же такое. Черт его знает. Мейнерц еще дает понять, что этот сон Эрик увидел в последний месяц своей жизни - но в больнице ли это было или еще раньше, дома, неясно. В последний месяц жизни Эрику снились сны о балете почти каждую ночь - по крайней мере, об этом тоже говорит Мейнерц, опираясь на неизвестный источник, может быть, на все те же записи Константина. И если это так, то значит, они не только снились - но Эрик рассказывал о них Константину. И черт возьми, до чего же это трогательно. Впрочем, я вообще уже перестаю быть объективной: чем больше узнаю об Эрике и Константине, тем трогательнее они мне кажутся - вдвоем, как пара. Мейнерц со мной не согласится, но я от его несогласия не умру.

@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas

20:29 

Хочешь песенку в награду?
Вы как хотите, а я от рецензии Эрика Ашенгрина на последний балет Константина Патсаласа Das Lied von der Erde взлетела под потолок и стала по этому потолку бегать, и все никак не успокоюсь. Это на меня сегодня рухнули сразу две подшивки Dance Magazine - за 1974 и за 1988 годы, типа компенсация за утраченный сегодня же зуб мудрости. Впрочем, с мудростью у меня всегда была напряженка, зато Dance Magazine у меня опять столько, что девать некуда. Причем подшивка за 1974 год - это все двенадцать номеров в одном твердом переплете, здоровенный томище, которым можно кого-нибудь убить. А номера за 1988 год - все по отдельности, как и положено, и в июльском номере я и прочитала ту самую рецензию, которую сейчас перепишу.

Constantin Patsalas has created Das Lied von der Erde for the Royal Danish Ballet and dedicated the work to the memory of Erik Bruhn. It premiered on March 11. Patsalas follows rather closely the line in Gustav Mahler's six songs, and the choreography is often a direct illustration of the text.
Mahler's work as well as Patsalas's ballet is a farewell to life, but where Mahler arrives at a serenity looking back at his life and seeking a sort of consolation in the continuing cycle of life and nature, Patsalas's ballet seems more concerned with the fact that death is our follower from the very beginning of our lives. This impression is partly due to Jean Voigt's scenery and costumes, which have a touch of morbid decadence. Choreographically the ballet is uneven, but it is held together by an idea, and it does give an opportunity to a young dancer to create a big role.
Nikolaj Hübbe is sensitive, touching, and strong as the young man marked by death from the beginning. He is a more a spectator of life than a participant in it. He sees the different young women running away with other men, and Patsalas slightly suggests that his impotence to life is not only due to the idea of death. He seems damned to be an outsider - a romantic, isolated hero or a man longing more for a relationship with another man than with a woman.
Besides the role for Hübbe, who is the new shining male star of the Royal Danish Ballet, Sorella Englund makes an impression as the death figure, a lavishly dressed woman whose stage appearance as well as her relationship to the young man elicits assotiations with Jean Cocteau myths about a young man and death. Around these two central figures more than forty dancers appear onstage as well as youngsters from the ballet school.

Мне, конечно, хватило бы для полного счастья и информации о том, что Константин посвятил этот балет памяти Эрика. Но все, что пишет Ашенгрин о Das Lied von der Erde, восхитительно щекочет мне нервы: прощание с жизнью, морбидность, гомоэротизм, одиночество главного героя и его неспособность жить, его отношения со смертью, - все это невольно заставляет меня думать о том, что Константин вполне осознанно прощался с жизнью в этом балете. Может быть, он уже знал, что скоро умрет (а умер чуть больше чем через год).
И пусть трудно судить о балете и исполнителях только по паре фотографий и по одной рецензии, но я ужасно рада, что Константин выбрал на главные роли именно Николая Хюббе и Сореллу Энглунд. Я их обоих очень люблю.
Вот и пара фотографий, кстати. Одну я когда-то выкладывала, вторую - нет, пусть будут обе. Николай Хюббе и Сорелла Энглунд, юноша и смерть в последнем балете Константина Патсаласа Das Lied von der Erde. Это превью, полный размер открывается по клику.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Royal Danish Ballet, Erik Bruhn, Constantin Patsalas

13:42 

Хочешь песенку в награду?
Открываю четвертую сотню записей с тэгом "Erik Bruhn". Крепко же меня приложило. Да и год сейчас грустно-юбилейный: идет март, последний месяц жизни Эрика. Интересно, вспомнит ли балетная общественность первого апреля, что тридцать лет назад Эрик умер: в четырнадцать часов сорок пять минут по канадскому времени, во сне (ну, вроде бы во сне). Ладно, я не балетная общественность, я об этом вспомню. И непременно приплету ведь опять Константина, потому что в этой истории мне жаль его едва ли не сильнее, чем Эрика.
О, кстати, о смерти Эрика, пока не забыла: забавные расхождения в некрологах в вопросе о родственниках, переживших его. В некрологе в Торонто Стар написано: "Bruhn is survived by a sister in British Columbia". В некрологе в Dance Magazine (июньский номер 1986 года): "There are no survivors". Благодаря Мейнерцу мы теперь точно знаем, что старшая сестра Эрика, Осе (не та, что жила в Британской Колумбии, не Бента, а другая - та, что жила в Дании), - тоже пережила его, причем на много лет. Так что утверждение в некрологе Dance Magazine об отсутствии "survivors" - это большое преувеличение, "survivors" были. Ну и я сама тихо считаю про себя, что если б на момент смерти Эрика было принято, как сейчас, указывать в качестве "survivors" не только супругов и родственников, но и однополых гражданских партнеров, то Константин почти наверняка бы попал в число этих "survivors" Эрика, что бы там ни считали Мейнерц и его информантка Ликке Шрам о прекращении связи между Эриком и Константином аж в 1983 году (потому что - ну при всем моем уважении к Ликке Шрам - ей-то откуда было знать?).
Ой, ладно. Меня потащило в траурную тему, а я хотела совсем не об этом, я хотела показать очередную жизнеутверждающую фотографию, пусть и опять изуродованную водяным знаком. Эрик Брун и Мария Толчиф в окружении каких-то людей из Боливии, 1961 год. Очень интересен тут Эрик: улыбается в объектив, но при этом нервно сжимает, почти ломает пальцы. И вид у него порядком измученный (то ли спектакль его вымотал, то ли Мария, то ли всё вместе).


@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas

14:04 

Хочешь песенку в награду?
Задаешь в гугл запрос "bruhn patsalas" - первой же строкой вылезает тэг Erik Bruhn/Constantin Patsalas в АО3. Чувствую себя популяризатором и главным шиппером во вселенной. А еще мне на АОЗ оставили кудос на этот текст. Один отзыв и один кудос - это, в общем-то, неплохой результат для текста про людей, о которых никто толком не знает. Горжусь.
Для окончательного счастья оставлю еще мрачного, меланхоличного, несчастного Эрика из "Лебединого озера". Прелесть же какой принц. Такого только утопить, что, собственно говоря, лебеди с ним и проделали в конце спектакля.


@темы: фики, Erik Bruhn, Constantin Patsalas

07:45 

Хочешь песенку в награду?
Ну вот, собралась, через полчаса отчаливаю опять в Данию. Сонная, как осенняя полосатая муха, а все почему? Потому что ложиться надо вовремя, а не читать dance magazines, приговаривая: "Ну, еще один номер, и спать". Все надеюсь, видите ли, отыскать там что-нибудь про Константина, хотя уже поняла, что дело это дохлое. Последнее, что удалось о нем раздобыть: новость о том, что в грядущем сезоне (вероятно, 1985-86 все-таки, хотя новость появилась в одном из журналов за первую половину 1984 года) он берет временный тайм-аут от хореографии и уезжает в путешествие по Египту, Европе, Азии и еще чему-то, сейчас нет времени смотреть, по чему именно. В общем, соответствует сведениям, вычитанным у Карен Кэйн: действительно, уезжал он, по гранту, полученному от Канадского совета по вопросам искусства или как там этот орган называется, опять же, сейчас смотреть некогда и лень. И прямо вижу, как перед отъездом очень настойчиво просит Эрика есть ну хоть раз в день! ну хотя бы через день! А Эрик ворчит: вали, мол, уже, вали, и притворяется, что ему все равно, что Константин уезжает. Хм. Ладно, я по-прежнему махровый шиппер, если кто-то еще не понял.
Выложу-ка я перед отъездом кое-что сосканированное из майского номера Dance Magazine за 1981 год. Это прочувствованная статья Уильяма Комо, главреда Dance Magazine, плюс прекрасная фотография прекрасного Эрика в роли Альбрехта. Всем смотреть, читать, любоваться и радоваться. А я поехала сильфидиться, вернусь и доложу, как оно было.


@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas, "Giselle"

14:13 

Хочешь песенку в награду?
Майкл Крэбб в ноябрьском номере Dance Magazine за 1984 год решительно АСУЖДАЕТ "Экзотических птиц" Константина и обзывает их кричащим и вульгарным бурлеском. А публика, мол, аж вопила от восторга - ну, в общем, что с этой публики взять? Господи, нельзя же быть таким серьезным, господин Крэбб. Ну да, это балет-кабаре, но что в нем плохого, я решительно не пойму. Хотя... ну да, Крэбб-то видел его целиком и вживую, а я - только два отрывка на видео и веселые репетиции. Но все равно, сдается мне, Крэбба просто смутили страусиные перья и петушьи хвосты у женщин и почти полное отсутствие одежды у мужчин.
А еще в том же номере есть интервью с Эриком, и Эрик там чудесно рассказывает, как торговался с Рудольфом из-за его выступлений в "Спящей красавице" ("Я сказал ему, что мы возвращаем в репертуар "Спящую красавицу", и спросил, не может ли он приехать и проследить за репетициями. Он долго молчал. Я спросил: "Ты еще здесь?". Он сказал: "А разве ты не предложишь мне выступить в "Спящей"?". Я сказал: "Ну конечно, Рудик!". Он спросил: "А сколько спектаклей ты мне предложишь?". Я сказал: "Два". Он сказал: "Пять!". Я сказал: "Три". Он сказал: "Окей, четыре!".). Я не могу, Рудик - это просто прелесть, да и Эрик от него не отстает. А еще Эрик вспомнил, как позвонил Рудольфу в Париж в первый день работы Рудольфа в качестве худрука Парижской Оперы и спросил: "Ну, как у тебя дела?". А Рудольф ответил: "Нормально. Я рассердился только три раза".
А еще Эрик рассказал, как вспоминал с Рудольфом 1964 год и их общую "Сильфиду" в Канаде - первую "полнометражную" "Сильфиду" для Рудольфа - и как Рудольф сказал: "Боже мой! Быть не может, что это было двадцать лет назад!". И вообще, даже по этому интервью, которое, собственно говоря, не должно касаться отношений Эрика и Рудольфа, а должно касаться работы Эрика в качестве худрука НБК, видно, как же крепко Эрик до сих пор любит своего Рудика. Черт знает что, это ужасно умилительно.

@темы: Rudolf Nureyev, Erik Bruhn, Constantin Patsalas

13:14 

Хочешь песенку в награду?
89. Что ж, выложу и здесь текст про Эрика и Константина (и про Рудольфа немножко, как же без Рудольфа). Хотя, конечно, его удобнее читать на АО3, а не в дайри, но орднунг мус зайн, пусть и тут он лежит и есть не просит. Он длинный, многословный, странный и интровертный, это ни в коем случае не что-то "историческое", а скорее уж "фикшено-фантазийное", смесь RPS и оригинальной повести. Если кажется, что персонажи ведут себя странно - ничего страшного, они и должны вести себя странно. Еще здесь много разговоров и много цитат, в первую очередь - из Бродского, во вторую - из Катулла, а уж за Бродским с Катуллом валит целая толпа, Кавафис, Кузмин и бог знает кто еще. Встречаются и отсылки к балетам Константина, и отсылки к реальным фактам из его жизни и из жизни Эрика. Но фантазии здесь все-таки больше. Обозвала я его "Отстрел экзотических птиц", не сумев выдумать ничего оригинальнее. На всякий случай: "Экзотические птицы", "Oiseaux Exotiques" - это один из балетов Константина.
Главы 4-5: m-lle-lucille.diary.ru/p208042755.htm
Главы 6-8: m-lle-lucille.diary.ru/p208042781.htm
Главы 9-11: m-lle-lucille.diary.ru/p208042823.htm
Главы 12-14: m-lle-lucille.diary.ru/p208042864.htm
Главы 15-16: m-lle-lucille.diary.ru/p208042921.htm

"Отстрел экзотических птиц", главы 1-3

@темы: фики, Erik Bruhn, Constantin Patsalas

13:12 

Хочешь песенку в награду?
13:12 

Хочешь песенку в награду?
13:11 

Хочешь песенку в награду?
13:11 

Хочешь песенку в награду?
13:11 

Хочешь песенку в награду?
23:25 

Хочешь песенку в награду?
Если кому-то интересно - я выложила текст про Эрика и Константина на АО3. Когда вернусь из Дании, может быть, выложу и в дайри, а пока не успеваю. Название у него довольно дикое, но я ничего лучше не придумала. И не забываем о том, что "Экзотические птицы" - это один из балетов Константина.
Такие дела. Ужасно я устала, пойду уже ложиться спать, мне завтра рано.

@темы: фики, Erik Bruhn, Constantin Patsalas

16:31 

Хочешь песенку в награду?
Когда я смотрю на Эрика в Bold Steps, то все время вспоминаю прекрасную фразу из воспоминаний Карен Кэйн: "...under his elegant, loose-fitting clothes, his legs and arms were stick-thin". В сценах в классе его мешковатая олимпийка, кажется, создает какой-никакой объем, но потом смотришь на его ноги, на плечи, на бедра - и хочется рыдать и кормить Эрика кашей. Только ведь он все равно есть не станет - и дело даже не в том, что между нами больше тридцати лет, и без машины времени я к нему со своей кашей не доберусь, а в том, что - спасибо все той же Карен Кэйн - "he ate very little and he was very fussy about what he would try". Не соблазнишь его кашей. А чем его соблазнить - только Константин и знал, недаром же готовил именно то, что Эрик соглашался есть. Но глядя на самого Константина, понимаешь, что то, что он не тратил, репетируя, прыгая и танцуя, он истрачивал на то, чтобы уговорить Эрика сожрать хоть кусочек чего-нибудь, черт побери.
Эх, жаль, из-за закадрового текста не слышно, что Эрик говорит Барышникову в одной из сцен. И кстати, короткий эпизод - когда нам показывают Барышникова в классе с остальным НБКшным народом - это поразительная прелесть. Да и вообще, все "классные" и "репетиционные" сцены смотреть ужасно интересно, и хоть их довольно много, но кажется, что все равно мало, нужно больше, больше.
Забавно, что в фильме обошлись без какого-либо интервью с Константином, нам показывают его только "в рабочей обстановке", на репетициях. Впрочем, я подумала и решила, что авторы фильма просто не сумели поймать его и привязать к стулу, а иначе брать у него интервью бесполезно - сбежит.:) И даже в репетиционных эпизодах его лица толком не разглядишь, он постоянно двигается, камера за ним не успевает.
Все-таки я ужасно рада, что раздобыла этот фильм.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

21:44 

Хочешь песенку в награду?
На сайте Национального балета Канады есть раздел с биографическими справками почти обо всех (но все-таки не обо всех) танцовщиках и не только танцовщиках, работавших с этой компанией. Почему-то я немного огорчилась, увидев, что в справке о Константине указан неправильный год его смерти: не 1989, а 1990. Вроде бы мелочь, но мелочь расстраивающая. И странно, что так все перепутано, я бы еще поняла, если б указали 1988 год, ошибившись в последней цифре. Ну да ладно. В общем, это интересно только мне одной.
Перелистывала Нойфельда: он цитирует письмо к председателю совета директоров НБК, отправленное Эриком 18 марта, менее чем за две недели до своей смерти. В этом письме Эрик выражал уверенность в том, что Валери Уайлдер и Линн Уоллис в его отсутствие поведут труппу по намеченному им творческому пути и осуществят задуманные Эриком планы. При этом Эрик, сам того не желая, подготовил почву для внутреннего конфликта, вспыхнувшего уже после его смерти. Я имею в виду, конечно, раздоры в недолго существовавшем триумвирате Валери Уайлдер-Линн Уоллис-Константин Патсалас, созданном как раз с подачи Эрика. В своем письме к председателю совета директоров он писал:

Should I be unable to continue in my position as Artistic Director at all, it would be my wish that Constantin Patsalas join Valerie and Lynn as Artistic Advisor. Having worked closely with me for many years, Constantin is also familiar with my goals for the company and is dedicated to the National Ballet. It is not my desire, nor his, that he become Artistic Director, but as Advisor he would fill a gap left by my absence.

Эрик определил иерархию власти, подчеркнув, что художественный консультант (советник/консультант по художественным вопросам? в общем, artistiс adviser) - это не художественный руководитель, однако не дал никаких дополнительных указаний о распределении обязанностей и влияний в этом триумвирате. Седьмого апреля совет директоров принял во внимание пожелания Эрика и утвердил Валери Уайлдер и Линн Уоллес в должностях associate artistic directors, а Константина - в должности artistic adviser (причем Карен Кэйн в своих воспоминаниях отмечает, что на этот момент Константин был "on leave" - вероятно, как мы бы сказали сегодня, "по семейным обстоятельствам", проще говоря - потому что Эрик умер всего неделю назад). Однако равновесие очень скоро было нарушено: Валери и Линн предполагали, что будут осуществлять полномасштабное руководство НБК, используя Константина в качестве дополнительного "креативного заряда"; Константин же видел ситуацию абсолютно по-другому, считая, что будет играть несравнимо большую роль в руководстве труппой, а не просто станет оказывать Линн и Валери "творческую поддержку" (в которой они, однако же, нуждались - по крайней мере, так полагали танцовщики вроде Карен Кэйн и Фрэнка Аугустина, считавшие, что ни Линн, ни Валери не обладали качествами, необходимыми "художественному руководителю"; обладал ли ими в полной мере Константин - это вопрос пока без ответа; да, кроме того, Карен Кэйн писала, что с самого начала она и ее товарищи чувствовали, что ничего хорошего из сотрудничества Валери, Линн и Константина не выйдет, что это "the wrong team for all sorts of reasons"). Как вспоминала Валери Уайлдер:

Constantin's interpretation of the role of artistic adviser was, in everything except title, artistic director. He saw the team continuing really as it had. He felt that Erik had put him in that position as the artistic influence in the team, the artistic sensibility, and that we would continue helping make his artistic vision happen in the way we had with Erik. Our understanding of it was quite the reverse, that we should run the company with his assistance.

Трудно понять, кто был прав, кто виноват в этой ситуации, скорее всего - как всегда, правы и неправы были обе стороны. Как бы то ни было, все эти разногласия быстро привели к серьезным конфликтам (и к разногласиям следует прибавить очень тяжелое психологическое состояние Константина после смерти Эрика). Перевес был на стороне Валери и Линн: они обладали большим административным опытом и, в конечном счете, большим влиянием и большим "удельным весом" (и почти наверняка пользовались большим доверием у совета директоров). Результат известен: осенью 1986 года Константин уволился (Карен Кэйн писала, что он был уволен, но, кажется, речь шла именно об "увольнении по собственному желанию" - пусть даже и без всякого желания на самом деле), подал иск против Национального балета Канады и против Валери Уайлдер и Линн Уоллис в связи с "конструктивным увольнением" и попытался запретить труппе репетировать и исполнять свой балет Concerto for the Elements. И хоть суд решил дело не в его пользу, разрешив труппе исполнять этот балет и другие балеты Константина без разрешения и присутствия самого Константина, все равно - они были быстро и безвозвратно выброшены из репертуара НБК. И смерть Константина два с половиной года спустя почти полностью исключила возможность возвращения его балетов как в репертуар НБК, так и в репертуар любой другой компании. Как это ни пафосно звучит, но его балеты умерли вместе с ним. Вот такая история.
И я чувствую себя дурацким восстановителем исторической справедливости, когда могу отыскать хоть какие-то отрывки из его балетов и выложить их в сеть. Так хотя бы становится видно, что они не совсем исчезли, что-то от них осталось. А где-то в канадских закромах лежит-полеживает запись L'Île Inconnue, и так мне хочется до нее добраться, да руки коротки. Если б ее хоть на видеокассете выпустили, как Bold Steps, все было бы легче. Эх, эх. Прям хоть кидай клич в сети: люди, балетоманы, ау, если у кого-нибудь хранятся домашние видеозаписи таких-то документалок (ведь гнали же их по телевизору в незапамятные времена) - поделитесь с психом, а? За спасибо, за шоколадку, за валюту. Вот только я не знаю мест скопления канадских балетоманов, вот в чем беда. Разве что на американский форум пойти? Чувствую, еще немного - и дойду, и пойду. Но не прямо сейчас.

@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas

Черновики и черт

главная