Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Erik Bruhn (список заголовков)
13:23 

Хочешь песенку в награду?
Славная статья Уолтера Терри из The Saturday Review, посвященная сразу нескольким событиям: вечеру памяти Теда Шоуна, смерти датского короля Фредерика IX (да-да, того самого, к которому Эрик явился в костюме, одолженном у Фредбьорна Бьорнссона, а потом еще и малость королю нахамил; впрочем, король тогда первый начал), ну и отставке Эрика. В отличие, допустим, от Клайва Барнса, Терри не стал писать об этой отставке так, как будто Эрик не со сцены ушел, а прямо в гроб лег. С другой стороны, как выяснилось позже, его мысли по поводу светлого будущего Эрика после отставки оказались чрезмерно оптимистичными: впереди у Эрика были еще два года мучительной болезни, депрессия, потеря друзей (Крис Аллен покончил с собой, Гёран Гентеле погиб в автокатастрофе), да и с Шведским балетом он тоже расстался без всяких приятных чувств. И снова и снова я думаю о том, как же, в сущности, Эрику повезло, что его все-таки смогли вылечить. Потому что в противном случае, я боюсь, не было бы ни его возвращения на сцену в 1974/75 гг., ни еще нескольких лет танца, ни "худручества" в НБК; он просто-напросто мог умереть еще в семидесятых.


@темы: Erik Bruhn

16:05 

Хочешь песенку в награду?
Просто очень выразительный Эрик на репетиции. Это мне работать неохота, вот я и балуюсь фоточками.


@темы: Erik Bruhn

02:06 

Хочешь песенку в награду?
О, а Neal Weaver выложил еще порцию воспоминаний о своих встречах с Эриком и Рудольфом. Первую часть его воспоминаний об Эрике я вывешивала в этом посте, сюда брошу продолжение:

When the 8 o’clock performance of my play was cancelled due to the theatre flooding, Erik Bruhn and I went to a Ukrainian restaurant called The Orchidea, on Second Avenue, one of my long-time hangouts. We ordered dinner, and as we were eating, actors from my cast arrived to join us. They were feeling very sore and hurting. The rehearsal period had been night-marish, and they knew before we opened we were doomed, but we were contractually obliged to carry on. The producers had publicized the show as if it were a piece of gay porn, and the actors had banded together to complain to Actors Equity. Equity told them that was the producers business, and to grin and bear it. The reviews were viciously brutal, with сritic Marilyn Stasio beginning her piece with, “Picket this abomination before it proliferates!” So the actors were both sad and sober.
Erik seemed to sense their hurt and their state of mind. He began talking about his own spectacular career failures, and in some mystical way he seemed able to take away their pain. It seemed almost magical to me. (Lydia Joel said he was famous for doing that with his own company, but it was surprising that he could do it with actors he didn’t know.) We were enjoying the talk, and the actors enjoyed having a celebrity among them.
Then our producer, Rick appeared. He was very concerned because contractually he had to give the show a three week run in order to be able to claim his slice of the play’s future profits; he wanted them to come back to the theatre immediately and do the second or late show to meet the contractual requirements. So they traipsed out. Erik and I by this time were feeling pretty mellow and decided to stay at the Orchidea and talk and get quietly plowed.
We had a long and surprisingly intimate conversation. I told him about having discovered a picture of him and Rudi, at the bar in class. He was smirking and looking pleased with himself because he’d just delivered a lethally cutting remark to Rudi, and Rudi was breaking into tears. I told him how I’d taken the photo from the file and destroyed it because it was too intimate and personal for publication.
Then I asked him why he and Rudi had broken up. He said, simply, that Rudi had begun talking to the press about their relationship. (I’m not sure that was true. Rudi never liked to be asked personal questions, and even on the Dick Cavett show, he got resentful about being asked about what he considered personal things. Cavett said, “Boy, you really don’t like being asked personal questions.” Rudi smiled wickedly—and dangerously. “Is all right. You ask one, then I ask one!” Cavett backed down.)
Then Erik told me the entire saga of his relations with Rudi and Maria Tallchief. I said, “Are you sure you want to tell me this? I mean, I’m press too.” To which he replied, “I trust you.” Sweet words to hear from that man.
He said that he’d had an affair with Maria, long before he met Rudi. But he was not happy about it because she was very possessive, and he liked her husband and didn’t like making him a cuckold. In order to escape from Maria, he joined another company far away from her. But the new company’s prima ballerina had turned up pregnant, and the only available replacement was Maria.
Meanwhile, Rudi had just spectacularly defected, and become involved in a liaison with Maria—mainly as a way to get to Erik, whom he’d long hero-worshipped. And the rest was history. I didn’t entirely trust his version of the story, as I’d seen him with Maria and he clearly adored her. He may have used her to get to Erik, but he hadn’t just used her.
Eventually it was time to go home and we asked for the check. I was digging in my pockets for my portion of the tab, but he said, “Let me get this.” When I hesitated, he said, “Let me get it. I’m rich.” Not bragging, just stating a fact.
Afterwards I kept thinking about the way he’d related to my actors, in a way that was downright therapeutic and miraculous to me. The following Monday, in the office, I decided to call him and thank him again. I was highly emotionally vulnerable at that time, due to all the horrors of the production of my play. He was in when I called, and I said without preamble, “That was the first time I ever saw anyone take away pain, and I love you for it!” I then, without warning, burst into tears. I could feel him backing away fearfully, thinking that I was making a confession of romantic/sexual love. Nothing could have been further from the case. I’d never found him sexually attractive. The two of us were too much alike, at least psychologically, so that sexually we’d have cancelled each other out. He needed someone as rash, brash, and impetuous as Rudi to penetrate his protective shell of reticence, dignity, melancholy and elegance. But he hated all the sturm und drang of life with Rudi.
But in my case, the damage was done. Erik got off the line as quickly as possible. There was no way I could explain that I was speaking of platonic love—agape, if you will—in a way that he’d believe me. My tears were tears of gratitude, not amorous feelings. I’d just unwittingly destroyed a friendship that meant a great deal to me. He had spent much of his career fighting off love-sick fans and sycophants, and I’d placed myself in that category. There was no turning back.
I only saw Erik once more, considerably later. I was scheduled to do an interview with actor Michael York, who was also managed by Chris Allen. I went to Chris’s apartment to meet Michael, and Erik happened to be there. He seemed like a totally different man, hard and bitter. Obviously things were not going well with him. He was friendly on the surface, but wary and hostile underneath. After the usual chit-chat, I asked him what he was doing. “I’m writing a novel,” he said. I asked what it was about, and he snapped, “Cannibalism,” and departed up the stairs. In his mind, I guess I was one of the cannibals.
Later I heard that he was dying of lung cancer. And according to a biography of Rudi, when Erik was dying, in the hospital, Nureyev visited and they were reconciled—and Rudi climbed into the bed to hold him close. They’d been together off and on for 25 years.
But I was to have one more encounter with Nureyev…

Вроде бы немного написано, но при этом столько всего интересного, что хочется обсудить. Вот та замечательная фотография с плачущим Рудольфом и довольным собою Эриком (который Рудольфа до слез и довел) - неужели вандал Вивер уничтожил единственный экземпляр? А как вам нравится утверждение Эрика, что Рудольф начал разбалтывать журналистам всю подноготную об их отношениях, и из-за этого они и расстались? Вивер абсолютно справедливо сомневается, что так все и было на самом деле; уж если кто и болтал о своих отношениях с Рудольфом - и болтал предельно откровенно, прошу заметить, - то это был сам Эрик. Так что нечего валить все на Рудольфа, нечего. История с Марией Толчиф в изложении Эрика тоже выглядит малость сомнительно: никак не могу понять, в какую компанию он от нее сбежал: в АБТ? да нет, у них вроде бы отношения расстроились уже после гастролей АБТ в восточном блоке; в КДБ? но при чем там тогда беременные примы, сам Эрик, если я правильно помню, рассказывал, что это Нильс Бьорн Ларсен, тогдашний худрук КДБ, настоятельно попросил Эрика пригласить Марию Толчиф в Данию, потому как слышал много хорошего об их партнерстве (уже распавшемся на тот момент) и хотел просто и банально сделать кассу при помощи этой парочки. Короче говоря, с Эриком все как обычно: все сказанное им следует перепроверять, делить на два и извлекать квадратный корень. Но кто знает, может, где-нибудь в глубине его архивов и вправду скрывается нераскопанная пока новелла на тему каннибализма? В пандан к уже известной инцестуальной "Во имя любви"? В общем, Эрик, ты все-таки чудо, и тебя невозможно не любить.

@темы: Erik Bruhn

13:22 

Хочешь песенку в награду?
Эрик Брун и Йорн Мэдсен в балете Ролана Пети La Chaloupée, 1961 год. В Beyond Technique Эрик рассказывал, что фактически схореографировал свою партию самостоятельно: Пети был занят работой над другим балетом (Эрик не говорит, над каким именно, может быть, речь шла о "Сирано де Бержераке", перенесенном на датскую сцену и показывавшемся в одной программе с La Chaloupée) и предоставил Эрику определенную свободу в намеченных им самим границах. В Ballet Annual 1962 пересказан сюжет этого балета-ревю: Эрик изображал современного парижского гангстера, влюбляющегося в смышленую швею. Гангстера окружали соратники в узких джинсах, танцующие ча-ча-ча. Также в балете фигурировал большой банковский сейф, охраняемый служащим в исполнении Нильса Бьорна Ларсена. Гангстеры похищали сейф, но в конце концов их главарь возвращал содержимое служащему, потому что служащий приходился родным папашей возлюбленной гангстеровой швее. На этом все и заканчивалось - никаких свадебных па-де-де и апофеозов. Ну и балет недолго пробыл в репертуаре КДБ. С одной стороны, это была явно небольшая потеря, с другой стороны - зато зрителям выпала возможность полюбоваться Эриком Бруном в джинсах на сцене. Ради этого стоило ставить весь балет.


Вопрос: Эрик в джинсах заслуживает лайка?
1. Заслуживает! И Йорн Мэдсен тоже!  9  (100%)
Всего: 9

@темы: Erik Bruhn

12:50 

Хочешь песенку в награду?
В пандан к вчерашнему посту: Эрик репетирует с Михаилом Барышниковым "Сильфиду" в 1974 году. Никогда не устану восхищаться руками Эрика: они изумительно выразительны и красивы.



Залезла к Мейнерцу проверить, правда ли это фотография 1974 года (не то чтобы я сомневалась, но так, на всякий случай), попала, разумеется, на самую зачитанную страницу, посвященную Константину, в стотысячный раз похохотала над тем, как Мейнерц ловко выбрал фотографию с Эриком и Константином, так что слева - текст, в котором Мейнерц ясно дает понять читателю, что Константин Эрика не стоил и вообще, а справа - фотография с абсолютно довольным Эриком в обществе этого самого нехорошего Константина. Ну прелесть же. Почему-то меня это всегда очень веселит.

Вопрос: Нравится фотография с Барышниковым?
1. Нравится.  13  (100%)
Всего: 13

@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas, "La Sylphide", Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni"

12:44 

Хочешь песенку в награду?
Жизнеутверждающая гифка "Эрик Брун одобряет все, что видит". В данном конкретном случае, хоть это и остается за кадром, он одобряет Веронику Теннант, репетирующую партию Сильфиды. Вырезано из документалки Veronica Tennant - Dancer of Distinction, вернее, из небольшого отрывка из этой документалки, который я давным-давно стащила с сайта самой Вероники Теннант. С тех пор продолжаю упорно мечтать о том, что случится чудо, и в сети появится эта документалка целиком. Потому что там не только Эрик Веронику хвалит, там, если верить описаниям, еще и Константин отметился. Ну да, 1982 год, небось, там что-нибудь говорится о Canciones, как раз тогда вошедших в репертуар НБК. Без Константина никак не обойтись.
Ну вот, а что касается Эрика - судя по этой документалке, в 1982 году он выглядел просто изумительно.



А еще мне очень нравится в том видео кусочек репетиции первой "Сильфиды" Михаила Барышникова (и вообще его первого спектакля после того, как он остался на Западе) - тоже с Вероникой Теннант и с Сергиу Стефанши, которого я с удовольствием узнаю в лицо. Стефанши, как известно, учился в Ленинграде (вместе с Нуреевым), знал русский язык - и в данном случае играл роль не только репетитора (он тоже танцевал в "Сильфиде", а еще его можно увидеть, например, в "Жизели" НБК, где он танцует в крестьянском па-де-катр), но и переводчика при Барышникове, тогда еще практически не говорившем по-английски.

@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas, "La Sylphide"

00:39 

Хочешь песенку в награду?
Ну, тут уже подписано, кто эти люди, где и когда. Добавлю только, что это отсканированная обложка январского Dance Magazine за 1960 год.


Вопрос: Ну?
1. Swan Like!  9  (100%)
Всего: 9

@темы: Erik Bruhn

12:42 

Хочешь песенку в награду?
В копилку недоступных/неизвестных/более не существующих видео/телезаписей с Эриком: телебалет Helios Эльзы-Марианны фон Розен, созданный для датского телевидения в 1960 году. В нем танцевали сама Эльза-Марианна фон Розен, Эрик и кордебалет из шести человек. Любопытно, что через десять с лишним лет фон Розен переделала Helios из телебалета в просто балет - и он вошел в состав репертуара КДБ (тогда в нем, между прочим, станцевала Сорелла Энглунд).

@темы: Erik Bruhn

11:55 

Хочешь песенку в награду?
По-моему, очень славная фотография с первой репетиции первой для Эрика "Жизели" в 1955 году. В зеркале отражаются Эрик, Алисия Маркова и вся замечательная обстановка. Кому как, а мне очень все это нравится.


Вопрос: Нравится?
1. Нравится!  9  (100%)
Всего: 9

@темы: "Giselle", Erik Bruhn

15:49 

Хочешь песенку в награду?
Нет, вы не спите. Нет, это все на самом деле. Год спустя после последнего поста с пересказом Мейнерца меня стукнуло по голове, и я наконец-то решила закончить очередную главу. Самое смешное - я ведь практически все оттуда уже так или иначе пересказывала. И в оставшихся двух последних главах нового материала, по-моему, и вовсе не осталось. Но я вдруг поймала кайф и угар, и так хорошо пошло, что я прям получила удовольствие. Эрик, ты лучший. Мейнерц, ты не лучший, но все-таки хороший (и я наконец-то заказала твою книгу про Веру Волкову, давно было пора).

Эрик вернулся на балетную сцену в сентябре 1974 года - и не где-нибудь, а в Нью-Йорке, в Метрополитен-Опера, и не в чем-нибудь, а в собственной постановке "Сильфиды" с Национальным балетом Канады. Вот только сам он выступил уже не в роли Джеймса, а в роли старухи Мэдж, Джеймсом же при нем был Рудольф Нуреев. Перед спектаклем Рудольф сказал, что им надо бы порепетировать, на что Эрик беспечно ответил, что нет, не надо, я, мол, знаю, что мне делать, и если ты будешь делать так, как я тебя просил два года назад, то я буду знать, что делать мне. Короче говоря, расслабься, Рудик, давай лучше поболтаем. И они превосходнейшим образом болтали в гримерке до самого спектакля. На самом же спектакле случилось то, о чем я уже когда-то рассказывала, но с удовольствием повторю: Джеймс-Рудольф, упав на землю в финале, не умер, а продолжал пялиться на торжествующего Эрика-Мэдж "широко раскрытыми глазами". Так что Эрику пришлось стукнуть его палкой Мэдж по башке, прижать к земле, да еще и прошипеть: "Умирай!", - и только после этого Рудольф, так и быть, "умер". Не сомневаюсь, что это была очаровательная пантомима, и все зрители получили дополнительное удовольствие. А Эрику с Рудольфом была впредь наука: репетируйте перед спектаклем, даже если прекрасно знаете, что вам делать.
Арлетта Кастанье, давняя приятельница Эрика (к которой некогда отчаянно ревновал Рэй Барра - но вроде безо всяких оснований), присутствовала на этом спектакле и была очень удручена - не качеством спектакля, не игрой Эрика, но самим фактом того, что Эрик, ее идеал в мире танца, изображал скрюченную, седую, беззубую старуху в лохмотьях. Она считала, что было что-то "садомазохистское" в выступлении Эрика, в том, как он играл Мэдж - хромую ведьму, нетанцевальную роль, - при танцующем Джеймсе-Рудольфе. Пусть Кастанье не говорила об этом прямо, но совершенно ясно, что она тоже считала, будто в давнем соперничестве Эрика и Рудольфа победу одержал Рудольф - просто потому, что он танцевал, а Эрик уже нет. Но сам Эрик явно не считал себя ущемленным - и, судя по всему, находил определенное удовольствие в том, чтобы играть Мэдж (как он сам признавался в разговорах с Джоном Грюном, он таким образом давал выход своей внутренней злости - так что, возможно, в исполнении этой роли было для него больше психотерапевтического, чем садомазохистского). И кроме того, не следует забывать о том, что Эрик все же принадлежал к датской балетной школе - и там постепенный переход от танцевальных ролей к мимическим был вполне в порядке вещей: никто не видел ничего зазорного или шокирующего в превращении danseur noble в исполнителя характерных партий. И кроме того, Эрик своим исполнением мимических ролей успешно демонстрировал всему остальному миру то, что датчане знали уже давно: "Нету плохих ролей, а есть паршивцы актеры, которые портят все, что им ни дай" (с). Эрик паршивцем не был (ну, в плане драматического дарования - точно не был), поэтому разворачивался в характерных ролях на славу. Год спустя после возвращения в "Сильфиде", в 1975 году, он поставил все в том же Национальном балете Канады "Коппелию" - где создал для себя самого роль доктора Коппелиуса, превратив его из комического элемента в почти трагическую фигуру, в человека, который, по словам датского критика Свена Крэга-Якобсена, был заворожен собственным колдовством. Этот хрупкий, трогательный, но при этом почти маниакально настроенный ученый в разных чулках искренне верил в то, что сумел вдохнуть жизнь в куклу, - и когда обман вскрывался, он был сокрушен, а зрителям становилось как-то не до смеха. Клайв Барнс считал, что Эрик в своей "Коппелии" изменил привычную расстановку акцентов, поставив в центр внимания именно Коппелиуса - а не Сванильду с Францем, как обычно. И это притом, что Францем в премьерных спектаклях снова был Рудольф: можно даже сказать, что их пресловутое "соперничество" (существовавшее ли на самом деле, бог весть) было выведено на новый уровень - теперь они соревновались не в исполнении одних и тех же партий, а в рамках одного и того же спектакля. Что, безусловно, было очень интересно, да и вообще - ну кто бы отказался увидеть Эрика Бруна и Рудольфа Нуреева вместе на одной сцене?
А еще стоит отметить, что далеко не все критики были в таком уж восторге от "Коппелии" Эрика и от его доктора Коппелиуса. Да и от Мэдж тоже. Так, например, Эббе Морк, представитель молодого поколения датских критиков (он следил за карьерой Эрика, приятельствовал с ним и, как писал Мейнерц, в течение недолгого времени испытывал к Эрику личный интерес - причем взаимный, в общем, трактуйте сами как хотите), - Морк считал, что Мэдж у Эрика как образ получилась неинтересной, весь цимес был только в том, что эту роль исполнял сам Эрик Брун; а что касается Коппелиуса - ну тоже, в сравнении с магически-мистическим Коппелиусом признанного мастера характерных ролей Нильса Бьорна Ларсена или потрясающе добрым Коппелиусом Фредбьорна Бьорнсона (да-да, того самого, у которого Эрик некогда одолжил костюм, чтоб было в чем прийти к королю, а потом выслушивал восторги короля в адрес все того же Бьорнсона), Коппелиус Эрика показался Морку невыразительным: "это был просто Эрик Брун в фартуке", вот и все.
И дальше - как обычно: немного многобуков

Вопрос: Лайкнуть Эрика с Мейнерцом?
1. Лайкнуть, они заслужили (даже Мейнерц)  9  (100%)
Всего: 9

@темы: Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni", Erik Bruhn

17:35 

Хочешь песенку в награду?
Смешная фотография из Ballet Annual 1961 года (в нем охвачены события предыдущего, 1960 года): слева направо - Джером Роббинс, Свен Крэг-Якобсен, на Крэга-Якобсена косится Карл ван Вехтен, Марта Грэм величественно принимает комплименты коленопреклоненного Дики Бакла, простите, Ричарда Бакла, конечно, из-за Марты Грэм выглядывает Уолтер Терри, а рядом с Терри стоит кто? правильно, Эрик Брун, ради него все это и было отсканировано. Дело происходит в Нью-Йорке на вечеринке, организованной газетой Dance News.



А еще в том же Ballet Annual была опубликована статья Юрия Слонимского о прошлом и настоящем петербургского-ленинградского балета - явная завлекаловка для балетоманов перед визитом Кировского в Лондон. Среди всего прочего Слонимский писал: "As to the "younger ones" their number is so great that a simple enumeration of their names would have taken up too much space. First among the young we should mention Rudolf Nureyev, a dancer of phenomenal natural lines and abilities. His body is a wonderful instrument for creating a sculptured image, and that, as is known, is the foundation of choreography". И в самом деле, больше никого из "молодежи" Слонимский не называет по имени, только Рудольфа и выделяет. Хо-хо.

@темы: Erik Bruhn, Не только Дягилев или "вообще о балете"

21:44 

Хочешь песенку в награду?
А вот какого Эрика я принесла! Увы, качество среднее, но там исходник паршивенький, лицо Эрика как будто расплывается. А отсканировано это из майского Dance Magazine за далекий-предалекий 1955 год. Кто мне скажет, какое событие произошло в карьере Эрика в мае 1955 года? Правильно: его первая "Жизель" - с Алисией Марковой. Ура Эрику. Алисии тоже ура. И Dance Magazine ура - за то, что он опубликовал такую фотографию. У Эрика все-таки была изумительно тонкая талия.


Вопрос: Лайкнуть Эрика с тонкой талией?
1. Like!  11  (100%)
Всего: 11

@темы: Erik Bruhn

21:47 

Хочешь песенку в награду?
Собственно говоря, эта фотография есть в сети, но я не могла удержаться и не отсканировать ее из Мейнерца. Она здесь и побольше, и качество получше (несмотря на мои "золотые" руки). И до чего же тут хороши и Эрик, и Сьюз Уолд: Эрик такой маньячище-маньячище, вражеский шпион и убийца, а Сьюз - очаровательная и беспечная, но с затаенной печалью на лице. Ужасно интересно, каким бы мог получиться их нуарный фильм, если бы они осуществили этот проект. Вот на что угодно спорю, что если бы сценарий там писал Эрик, то его герой непременно бы погиб в финале. А героиня Сьюз Уолд могла бы и остаться в живых. Впрочем, кажется, я уже провожу параллели с "Лебединым озером" Эрика.


Вопрос: Традиционно - нравится?
1. Лайк-like  12  (100%)
Всего: 12

@темы: Erik Bruhn

13:59 

Хочешь песенку в награду?
Не удивлюсь, если в конце концов в сеть сольют все-таки полную, пусть и рабочую запись того самого прогона "Нуреева" восьмого июля. Пока что можно продолжать любоваться репетиционными отрывками, например, вот этим выложенным в сеть номером из второго акта: "Письмо. Дива", танцует Екатерина Шипулина (явственно приодетая под Макарову). Не знаю, кому как, а я на это посмотрела, загрустила и помянула недобрым словом ГНВ и письмо Веры. Тут, на мой взгляд, такая же муть: хореография ни о чем/с ужасно глубоким смыслом, наложенная на словесное сопровождение. Хорошо еще, эти письма не пропеваются, а прочитываются, вот только интонации очень противные. Да и тексты, прямо скажем, пусть душевные, но безвкусные. А еще... вот смотрела я на метания и падения балерины, думала, что мне это напоминает, и поняла: "Вываливающиеся старухи" Ратманского, номер "Жук-антисемит", там очень похоже по настроению, а местами - и по движениям, танцевала несчастная бабочка (с двумя веерами). Так что мне очень хотелось, перекрывая чтеца, запеть печальным голосом: "Бабочка, бабочка, где же твой папочка? - Папочка мой утонул!".



А так все нормально, ожидаемо и местами даже смешно. На балетофоруме активизировались балетоманы, доказывающие, что незачем вообще было показывать в балете "Нуреев" гомосексуальность Нуреева, что это полоскание грязного белья, гадко для него, оскорбительно, надо было демонстрировать только жизнь Нуреева в искусстве, а личное задвинуть куда подальше. Угу. Да, конечно. Что-то мне подсказывает, что будь Рудольф стопроцентным гетеро, никто бы из этих балетоманов, ратующих за чистое искусство, и не подумал бы пищать и возмущаться, если бы в спектакле показали его связи с женщинами. В общем, двойные гетерастские стандарты - они такие. И раздражает вот именно лицемерие: они, эти балетоманы, так стараются казаться толерантными, так упорно доказывают, что нет, упаси боже, они вовсе не против этих геев, только зачем же показывать это всем, зачем же говорить об этом вслух, это дела личные, это совершенно лишнее, давайте лучше о высоком, ко-ко-ко. Право, лучше бы сразу говорили открыто: тошнит нас от геев, долой их, запретить их, это болезнь, извращение, это нельзя. А то от их попыток рыбку съесть и на хуй сесть как-то неловко становится.
А еще вышло интервью с Ильей Демуцким, композитором "Нуреева" (и ГНВ). Там вот что интересно: он мимоходом говорит, что ему "что-то рассказывал Юра Посохов, который близко знаком с семьей Эрика Бруна". Вот что здесь Демуцкий, а может, и сам Посохов, - имел в виду? Вернее - кого имел в виду под "семьей" Эрика? Может, канадских его племянников? Больше вроде бы и некого. Прям заинтриговал (ахаха, тут же вспомнились сплетни про некую дочь Эрика непонятно от кого). Хотя вполне может быть, что "семьей" Эрика были названы какие-нибудь его близкие друзья, а не родственники.
Интересно, если б Константин дожил до "наших дней", мог бы он считаться "семьей Эрика"?

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn, Constantin Patsalas

16:52 

Хочешь песенку в награду?
А между тем начали появляться фрагменты репетиционных видеозаписей "Нуреева". Пожалуйста, любуйтесь: первые два фрагмента - та самая якобы скандальная сцена у Аведона и пляски голого Нуреева (на самом-то деле в бандаже) на столе, третий фрагмент - дуэт Нуреева и Бруна.

tv.mk.ru/video/2017/07/10/pervyy-videofragment-...
tv.mk.ru/video/2017/07/10/videofragment-repetic...
tv.mk.ru/video/2017/07/10/tretiy-videofragment-...

И вот что я вам скажу, мои друзья: это все невинно, как моя жизнь, и даже невиннее. Это все настолько беззубо и целомудренно, что у меня слов нет. Сцена с фотосессией интересна разве что изящно раздевающимся Лантратовым - вот я готова взять назад все свое бурчание в его адрес и признать, что раздевается он тут и вправду очень элегантно. Да и танцует потом на столе весело, хотя все эти пляски во втором фрагменте откровенно комичны. А что касается дуэта Нуреева и Бруна - ааа, брось, Посохов, ты не умеешь ставить мужские дуэты. Это ни хрена не эротично и не любовно, это безумно скучно - именно с хореографической точки зрения. Смотреть, право, не на что. Возмущаться нечему. Запрещать не из-за чего. Меня только самое начало дуэта порадовало - с явственными аллюзиями к знаменитой видеозаписи Рудольфа и Эрика в классе. Но и эти аллюзии хореограф не сумел развить не во что внятное. И получилось так невинно и уныло, что просто не знаешь, что и сказать. Лучше бы Ноймайера сплагиатил, что ли.

@темы: Erik Bruhn, Не только Дягилев или "вообще о балете"

00:30 

Хочешь песенку в награду?
Вот, уже и на "Эхе Москвы" написали в связи с отменой "Нуреева" и грядущей уже сегодня пресс-конференцией, посвященной этой отмене, - написали, что "в центре сюжета постановки – отношения артиста балета Рудольфа Нуреева и датского танцовщика Эрика Бруна". Молодцы, не обозвали Эрика Брюном. Ну и по-видимому, сильно преувеличили, предположив, что отношения Рудольфа с Эриком занимают прямо-таки центральное место в этом балете. С другой стороны, это пока подается как одно из возможных объяснений отмены балета (щас процитирую одну показательную дуру с балетофорума): что, мол, в спектакле были "откровенные сцены любви героя с другим героем". Хотя насколько мне известно, никаких откровенных "сцен любви" там не было. Да в общем, ладно, был бы человек/спектакль, а статья найдется. Уже нашлась. И можно только гадать, что вызвало гнев вышестоящих (потому что не верю я, что отменилось все по инициативе Урина, вот не верю, и все тут) - правды мы пока все равно не узнаем. Может, пресловутая сцена с трансвеститами в Булонском лесу. Может, линия с Эриком. Может, голая фотография Рудольфа. А скорее всего - просто сам Серебренников, вот и все.
А вот еще Татьяна Кузнецова написала статью об отмене "Нуреева": www.kommersant.ru/doc/3350686 И если слухи сколько-нибудь верны, и в дело об отмене "Нуреева" были замешаны Цискаридзе и/или Зеленский - то от души желаю им всего самого плохого. Впрочем, кто бы ни был тот человек, приложивший руку к отмене спектакля, - он, человек этот, последняя сука.
А ведь я хотела совсем не об этом. Вернее, не только об этом. Я хотела просто выложить здесь старую фотографию тех самых "артиста балета Рудольфа Нуреева и датского танцовщика Эрика Бруна". Они тут очень жизнеутверждающие и позитивные вопреки всему.


Вопрос: Ну что, назло цензуре и мракобесию - лайк?
1. Воистину лайк!  20  (100%)
Всего: 20

@темы: антисоветский роман, Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn

06:05 

Хочешь песенку в награду?
В фейсбуке выложила, и тут выложу: старая, однажды уже вывешенная, но очень клевая фотография - как утомленный, но все равно ослепительно красивый Эрик репетирует "Лебединое озеро" с НБК. Руки, колено, профиль, выражение лица - все вместе канает под произведение искусства. Хотя это очень усталое произведение усталого искусства, чего уж там.


Вопрос: Ну как обычно - лайк?
1. I like it (только отстань уже!)  12  (100%)
Всего: 12

@темы: Erik Bruhn

13:34 

Хочешь песенку в награду?
Два года назад примерно в эти же дни я собиралась в Гамбург на "Смерть в Венеции" и спамила фотками с Эриком. Есть в жизни пока что-то неизменное: Гамбург, Ноймайер и Эрик. Хотя на место "Смерти в Венеции" пришел "Нижинский". Тоже хорошо, но я бы не отказалась еще раз увидеть "Смерть в Венеции". Кстати, интересно, что если не будет никаких изменений, то послезавтра Нижинского будет танцевать Александр Труш (который был Тадзио два года назад в "Смерти в Венеции"). А Дягилевым при нем будет Иван Урбан - и мне очень любопытно, получится ли у них такой же прекрасный дуэт, как у Урбана с Александром Рябко.
Не знаю, как там будет с сетью, почему-то в Гамбурге мне пока очень не везло с интернетом. Ну, в крайнем случае, отдохнете от меня два дня, тоже неплохо. А пока что - вот, выкладываю очередную фотографию прекрасного, пусть и очень печального Эрика. Кто обидел Эрика, я вас спрашиваю? Впрочем, Эрика каждый норовит обидеть, знаем мы их, этих окружающих.


Вопрос: Ну что, лайк?
1. I like it  11  (100%)
Всего: 11

@темы: John Neumeier and his ballets, Erik Bruhn

00:35 

lock Доступ к записи ограничен

Хочешь песенку в награду?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:13 

Хочешь песенку в награду?
Наконец-то - скан не из Нойфельда, а из Мейнерца: Эрик учит шведских мальчиков танцевальному уму-разуму. Год не указан, но судя по носу Эрика - это 69-70-71 гг., лично я ставлю скорее на 1970-71й, чем на 1969й.


Вопрос: Нравится?
1. I like it  7  (100%)
Всего: 7

@темы: Erik Bruhn

Черновики и черт

главная