Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Erik Bruhn (список заголовков)
22:11 

Хочешь песенку в награду?
Я пойду умру над переводом, потому что меня завалили с головой, и я не знаю, как я выживу (но деньги, деньги, деньги!). А перед уходом выложу совершенно возмутительную фотографию. Куда смотрит Бетти Олифант, позволяя хорошеньким ученицам National Ballet School сидеть на коленях у Эрика Бруна? И почему для симметрии не посадили еще одну ученицу на колени к Михаилу Барышникову? И вообще, что все это значит? И доколе? И дайте такую же фотографию, но чтобы у Эрика на коленях сидел тот мальчик, что на этом снимке стоит в центре. Тогда я отстану. Наверное.


@темы: Erik Bruhn

13:43 

Хочешь песенку в награду?
Продолжаю балетный видеофлуд. Стоило две недели побыть отлученной от youtube, как там навыкладывали кучу всего интересного. Например, пару отрывочков из фильма Дарси Басселл Darcey's Ballet Heroes. Он, кажется, лежит на youtube и целиком, но я в ближайшее время вряд ли стану его смотреть. А отрывочки - посвященные сами знаете кому - довольно любопытные, хотя, казалось бы, ничего нового в видеоматериалах там нет. Да что видеоматериалы - там откуда не возьмись выплывают такие городские легенды и фантазии, что просто восторг. В отрывке, посвященном одному Эрику, все, слава богу, довольно чинно: правда, можно придраться к словам, когда говорят о его американском дебюте в 1955 году - потому что не надо путать теплое с мягким, дебютировал он не в Америке, а в "Жизели", это разные вещи (хотя дебют в "Жизели" имел место действительно в Америке). Но вот в отрывке о Рудольфе с Эриком меня потрясла блестящая легенда о том, как Рудольф будто бы выяснил адрес Эрика, приехал к нему домой с чемоданами, позвонил в дверь и заявил открывшему Эрику, что хочет танцевать так же, как он. Ну разве не прелесть? А если бы дверь открыла фру Брун, что бы стал делать бедный Рудольф в этой истории? Хотя, наверно, ничего бы не стал делать, потому что фру Брун без долгих разговоров спустила бы его с лестницы.
Но все равно это даже мило, а еще в этих отрывках мелькает божественный Николай Хюббе, и на него тоже приятно смотреть (он, кстати, не рассказывает об Эрике с Рудольфом всякой чепухи).





И еще, чтоб опять же два раза не вставать. На youtube же объявился видеоканал Альбана Лендорфа из КДБ: www.youtube.com/user/AlbanLendorf/videos?shelf_... (и аватаркой там служит портрет Эрика!). Он совсем новый и недавний, только начал пополняться видеоматериалами, но там уже выложена целиком очень неплохая запись "Манон" Макмиллана - постановка КДБ 2014 года. Интересна она в первую очередь новым оформлением: датчане договорились с наследниками Макмиллана и сделали другие костюмы, да и декорации, мне кажется, немного изменили. И получилось гораздо лучше, чем в классической "Манон" (хотя, понятное дело, даже новое оформление не в силах сделать "Манон" хорошим балетом). Я еще полностью не смотрела, потыкала только туда-сюда, но мне кажется, выглядит все это довольно любопытно. И пусть Альбан Лендорф чисто внешне мало похож на кавалера де Грие моей мечты, но зато танцует прекрасно. И я надеюсь, он на "Манон" не остановится и продолжит выкладывать всякие любопытные вещи.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn

03:01 

Хочешь песенку в награду?
Боже, какую прелесть выложили на youtube месяц назад, а я только сейчас ее увидела! Потрясающая документалка 1979 года, почти пятьдесят минут чистого датского бурнонвильского кайфа. И там есть Эрик! Да-да, там есть Эрик, дающий женский класс в КДБ. Вообще говоря, отрывки оттуда (и без голосового перевода, забивающего голос Эрика) есть в I'm the same, only more, но здесь зато можно посмотреть этот эпизод целиком. Хотя все равно - внутренний эрикоман кричит, что ему мало. Но этому эрикоману всегда мало, он ненасытная сволочь (кстати, обратите внимание на кофту Эрика, мне кажется, или там в самом деле написано "Erik"?). И не одним Эриком сильна эта документалка. Там есть отрывки из балета Бурнонвиля "Консерватория". Там есть Фредбьорн Бьёрнсон - тот самый человек, который когда-то одолжил Эрику костюм, чтоб Эрик мог в приличном виде пообщаться с королем (король, как выяснилось, предпочел бы видеть не только костюм, но и самого Бьёрнсона, но кто короля вообще спрашивает?). Там есть офигительный Ханс Бренаа с серьгой в ухе, репетирующий балет "Ярмарка в Брюгге". Там есть очаровательная Метте-Ида Кирк и самая красивая девушка датского балета Иб Андерсен - с ними Бренаа как раз и репетирует "Ярмарку". Там есть, наконец, па-де-де из этой самой "Ярмарки" - сценическая версия, так сказать. А еще там есть тарантелла из "Неаполя" и немножечко репетиций па-де-де из "Фестиваля цветов в Дженцано". И когда все это посмотришь, то прямо хочется жить, любить и танцевать, потому что балеты Бурнонвиля - даже маленькие отрывочки из них - это pure joy, замечательный антидепрессант и концентрированная прелесть.
Ну и Эрик, конечно. Он тоже прелесть, хотя и не антидепрессант ни черта.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn

17:51 

Хочешь песенку в награду?


Только уважение к Барышникову мешает мне нагло шипперить его с Эриком. А может, и не совсем мешает... Нет, нельзя, ну надо же иметь совесть, в конце концов. Но очень трудно быть совестливой, любуясь этой фотографией. 1977 год.
Ладно, к черту пейринги, они просто очень здорово смотрятся вместе.

@темы: Erik Bruhn

12:23 

Хочешь песенку в награду?
Давно не выкладывала всякой ерунды с Эриком, надо исправиться и выложить. Вот, пожалуйста, Эрик и Нора Кайе в "Жизели", АБТ, вторая половина пятидесятых годов. Все-таки поразительно, как сильно изменился Эрик - я имею в виду его внешность - где-то после тридцати лет, ближе к шестидесятым и в шестидесятые. Вот на этой фотографии он еще просто красивый мальчик и красивый Альбрехт, попавший в переплет и чудом выбравшийся живым, ничего особенно трагичного в нем пока нет. Главная трагедия тут - его костюм. Впрочем, Норе Кайе, мне кажется, тоже не очень повезло с костюмом, жизельная тюника сидит на ней как-то странно.


@темы: Erik Bruhn, "Giselle"

13:13 

Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich подкинула ссылку на прелессссть:



К сожалению, на даче у меня интернет ограничен, поэтому я не посмотрела этот фильм целиком, но потыкала в него тут и там, буйно радуясь каждому появлению Эрика - потому что он в том году был одним из судей в Варне. Он безумно красив. И ему там даже дают поговорить - он произносит целую фразу, которую, к сожалению, эффективно забивает голосовой болгарский перевод. Так что голос Эрика слышен, а вот полностью разобрать его слова мне пока не удается. Но по-моему, ничего судьбоносного он там не говорит.
Ну и - простите, не удержалась, - сделала пару скринов из этого видео. Во-первых, вот сам Эрик, дивно прекрасный - на фоне моря, пляжа и природы; а во-вторых - хехе, фемслэш подкрался незаметно: одна из конкурсанток (та, что слева) целуется не знаю с кем. Кадр вставлен в рассказ о непосредственной подготовке участников в конкурсу: другие там гримируются и одеваются, а эта девушка явно получает пожелание удачи. К сожалению, я пока не разобралась, кто она, собственно, такая: может быть, посмотрю видео целиком и пойму. Посмотрела еще раз этот отрывок - возможно, это была Цвета Джумалиева,болгарская балерина, но на сто процентов я не уверена. Но все равно - спасибо, авторы фильма, вы меня исключительно порадовали. Вот он, век советской/восточноблоковой невинности: ни у кого не возникло никаких интересных мыслей при виде этого поцелуя. Возможно, этих мыслей не было и у целующихся, но это уже неважно, важен результат.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn

01:41 

Хочешь песенку в награду?


Эрик и Карла Фраччи на гала-спектакле, посвященном столетию Метрополитен-Опера, 1984 год. Ничего не знаю, Эрик и в 55 лет - все равно самый красивый Джеймс. А о Карле-сильфиде и говорить нечего, она прелестна.
А еще я тут поняла, что страшно соскучилась по датчанам. Хочу скорее ноябрь и "Жизель". Ну ладно, ну пусть хоть скорее наступает 21 19 августа и начинаются продажи билетов. Хотя что уж там - больше всего я бы хотела даже не "Жизель", а "Сильфиду". Во всем виновата китайская фотография с поцелуем Мэджа-Хейнса и Джеймса-Дина, конечно.

@темы: Erik Bruhn, Carla Fracci, "La Sylphide"

13:13 

Хочешь песенку в награду?
После статьи Бивоны (которую я выложила в предыдущем посте) полезла пересматривать Эрика в "Сильфиде" и в "Жизели". Ужас. Нельзя быть на свете таким Эриком. И если он на неидеальных видеозаписях (от "Сильфиды" вообще одно только па-де-де плюс сцена с шарфом) производит такое сокрушительное впечатление, то мне страшно подумать, что испытывали зрители, видевшие его вживую. Впрочем, как раз Бивона и позволяет более-менее понять, что эти зрители чувствовали. Эрик Брун - лучшее средство поражения нервной системы: придавливает и размазывает по полу, лишая воли и разума, остается только одно - восхищаться. Я и восхищаюсь. Не устаю поражаться, как он летает в "Сильфиде" - и как четок, отточен, выверен его танец при всей кажущейся легкости. Его действительно можно разъять на элементы, на отдельные стоп-кадры - и иллюстрировать этими стоп-кадрами руководство "как надо танцевать Бурнонвиля" (впрочем, это и было проделано в книге Эрика и Лилиан Мур). Приземления, позиции, элементы - изумительно чисты, а какие у Эрика стопы! Они просто возмутительно прекрасны, эти стопы. В сильфидном па-де-де можно смотреть только на них и ловить эстетический кайф. Впрочем, от Эрика целиком и от Карлы тоже можно и нужно ловить этот кайф.
А в "Жизели" во втором акте Эрик столь же прекрасен - но так хрупок, что за него порою становится страшно. И в самом деле, он играет там именно то, о чем писала Бивона: он молит Мирту и виллис сохранить ему жизнь, но при этом продолжает выполнять их приказы, затанцовывая себя до смерти, - и делает это, черт меня побери, почти самозабвенно, с чуточку самоубийственным упоением (об этом Бивона не писала, это уже мои измышления). Жаль, что в фильме так смазана финальная сцена - прощание Альбрехта и Жизели. Все обрывается слишком резко, в сценической версии Альбрехты обычно пытаются удержать своих Жизелей, унести подальше от могилы, не пускать обратно в землю. Тут Альбрехт не пытается ее удержать - понимая ли, что это напрасно? - но неудачен сам монтаж сцены: ниоткуда появляется желтая роза, которую Жизель дает Альбрехту на прощание, и сама Жизель стремительно исчезает, оставляя Альбрехта одного. Переход между "прощанием" (когда Жизель помогает Альбрехту встать и в последний раз прикасается к нему, прощаясь) и "желтой розой" раздражающе резок. Не знаю, кто так смонтировал эту сцену, но от души этого кого-то осуждаю.
Не удержалась, сделала скрин сцены, которая доставляет мне почти садистское наслаждение: Альбрехт-Эрик после последней вариации, которая могла бы стать его предсмертной вариацией, если б не наступил рассвет.



А еще когда пересматриваешь "Жизель", то еще как понимаешь виллис, заставлявших Альбрехта танцевать до изнеможения. Ну просто когда так танцуют - сложно удержаться и не требовать еще и еще. Хотя я, кажется, уже когда-то об этом говорила. Но правда, бывают такие Альбрехты, на которых жаль тратить время: танцуют они с прохладцей, по долгу службы, бросить бы их в озеро - и пусть плавают там рядом с Гансами-Илларионами. А вот Альбрехт-Эрик танцует почти самозабвенно - и чем больше танцует, тем больше хочется еще.

@темы: "Giselle", "La Sylphide", Erik Bruhn

00:47 

Хочешь песенку в награду?
Выкладываю давно обещанную статью из Ballet Review. Текст под катом, чтобы ленту не растягивать. А для затравки - обложка самого журнала. Он занятный, производит впечатление самиздата: как будто тексты набрали на машинке, размножили и сброшюровали.
Ну, если кому-то это будет интересно, то я очень рада.



Bivona on Bruhn

@темы: Erik Bruhn, "La Sylphide", "Giselle"

23:56 

Хочешь песенку в награду?
Получила номер Ballet Review (журнал, который издавала Арлин Кросс) со статьей Елены Бивоны об Эрике Бруне. Бивона разбирает четыре спектакля с участием Эрика - три "Жизели" и одну "Сильфиду", и это потрясающе интересно, потому что Бивона описывает очень подробно и Альбрехта, и Джеймса в исполнении Эрика, с кучей деталей, обычно опускаемых в критических статьях-разборах. Особенно выразителен портрет Джеймса в исполнении Эрика - и надо сказать, это довольно пугающий портрет, потому что Джеймс-Эрик (ну, по крайней мере, в передаче Бивоны) выглядит жестким, жестоким, отчаянно желающим овладеть сильфидой и миром сильфиды - сверхъестественным миром, хаосом. Джеймс тут не столько мечтатель, каким его описывал сам Эрик, сколько довольно-таки опасный безумец. И такая интерпретация - если, конечно, она действительно "имела место" в исполнении Эрика, а не свершалась исключительно в голове критика - выглядит чрезвычайно интересной. Но увидеть бы ее, увидеть своими глазами! А вот увы. От "Жизели" хоть фильм остался, и там, судя по статье Бивоны, в игре Эрика было много пересечений с его сценической версией Альбрехта. А вот о "Сильфиде" остается только читать и мечтать.
Статью отсканирую, конечно, нет смысла ее пересказывать, лучше уж читать. Да, к сожалению, Бивона там очень небрежно и неприязненно отзывается о Карле Фраччи. Но с этим ничего не поделаешь.
Новых сильфидных фотографий с Эриком у меня нет, поэтому выложу скан-превью из "Фрекен Юлии": Эрик и Виолетт Верди.


@темы: "La Sylphide", Erik Bruhn

21:21 

Хочешь песенку в награду?
Отдыхаю, но кое-какие сканы с собой прихватила, буду их выкладывать потихоньку. Сегодня на сцене - Виолетт Верди и Эрик в "Фрекен Юлии". Превью, конечно. И у Эрика, и у Виолетт одинаковое выражение лиц: "Вы привлекательны, я - чертовски привлекателен, папы/графа дома нет, чего зря время терять и ждать полуночи?". В общем, приходите к амбару, не пожалеете. Или пожалеете, но это будет потом.


@темы: Erik Bruhn

17:14 

Хочешь песенку в награду?
Из июльского номера Dancing Times за 1989 год, статья Майкла Крэбба National Ballet of Canada, посвященная в первую очередь вступлению Рейда Андерсона в должность худрука НБК и краткому обзору всего, что происходило в компании в последние годы. Что - или, вернее, кто интересует меня в этой статье? Да все догадались, конечно. Там нет абсолютно ничего нового, но пусть будет для истории. Да, почему-то в этой статье - видно, это корректор прошляпил - фамилию Линн Уоллис (Wallis) то и дело пишут как Wallace. Не надо с ней так. Зато фамилию Константина пишут правильно, и на том спасибо, а то я уж всякого навидалась в периодике: и Patsolas, и Patsalis, и Patsales, и черт знает как еще его обзывали.

Without Erik Bruhn's peresence, Wilder and Wallis were left to implement his plans in the midst of widespread speculation about their abilities. Added to this, Bruhn had left them an additional problem in the person of Constantin Patsalas, the National Ballet's Resident Choreographer and a close friend of Bruhn. At the late director's request he was given a loosely defined position as Artistic Adviser. Within a few months Patsalas's relationship with Wilder and Wallis had deteriorated to the point that he sought legal action to prevent the company from dancing a revival of one of this ballets in the 1986 fall season. His attempt to gain an injunction failed but Patsalas continued to sue for "constructive dismissal", suits that were never concluded before Patsalas's death at age 45 on May 19 this year.

Впрочем, насколько я понимаю - спасибо книгам Нойфельда - незадолго до смерти Константина стороны пришли к мировому соглашению и закончили эту затянувшуюся тяжбу вокруг его "конструктивного увольнения". Но несмотря на все усилия Валери Уайлдер - и следует отдать ей должное, она честно пыталась что-нибудь сделать, - НБК уже не удалось получить "благословения" Константина на то, чтобы труппа и дальше исполняла его балеты. Возможно, к тому времени он уже был не в состоянии принимать какие-либо решения. Смутно все это, информации не хватает. И все-таки - свинство это, что в 2001 году Куделка не включил ни одного балета Константина в юбилейную программу НБК. Зато уж свои балеты он не забыл, это уж будьте спокойны.
Что-то еще... а, да! Как мне нравится - не только у Крэбба, но и многих других журналистов - это трогательное желание непременно уточнить, что Константин был не просто так себе Константин и штатный хореограф НБК, а еще и "близкий друг" Эрика. Причем уточнять они стали только после смерти Эрика - будто подмигивая читателю: мол, пишем "друг", читаем "партнер/спутник/вдовец", в общем, мы все поняли, да? Может, конечно, мне это и кажется, но все равно - забавно, что при жизни Эрика этого не было, но после его смерти (и еще до истории с увольнением Константина из НБК) о Константине стали писать не только как об "отдельной единице", но и как о "близком друге" Эрика.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

13:02 

Хочешь песенку в награду?
norakura, я вам обещала отсканировать раймондовскую фотографию славной битвы хорошего с отличным: Жана де Бриена с сарацином Абдерахманом. Вот она, наслаждайтесь.:) Насколько я понимаю, слева - Жан де Бриен, он же Рудольф, справа - Абдерахман, он же Эрик. А бедные "кони" - неизвестные герои.
Превью, как обычно, по клику открывается целиком (и второй снимок - тоже).



И за компанию отсканировала еще одну симпатичную раймондовскую фотку: ну, сарацина уже нет и в помине, Жан де Бриен получил свою Раймонду (а Раймонда - своего Жана де Бриена) и радуется.


@темы: Erik Bruhn, Не только Дягилев или "вообще о балете"

14:20 

Хочешь песенку в награду?


Высокохудожественное перетягивание Раймонды (превью). Со стороны Жана де Бриена (Рудольф Нуриев) тянут-потянут Раймонду (Синтия Грегори) Анриетта (Карена Брок) и Бернар (Чарльз Уард), со стороны Абдерахмана (Эрик Брун) - Беранже (Кларк Типпет) и Мартина ван Гамел (Клеманс). В общем, "уйди! моя Раймонда! ко мне летела!".

@темы: Erik Bruhn, Не только Дягилев или "вообще о балете"

13:52 

Хочешь песенку в награду?
В эссе Restaging the Classics Эрик очень интересно рассказывает о своей первой "Жизели" с Алисией Марковой. Оказывается, вопреки воспоминаниям самой Марковой и Эрика, известие о том, что их ставят танцевать matinée, пришло не за два-три дня до спектакля, а чуть ли не за две недели. Там была любопытная история с кастингом: планировались три "Жизели" - две с Юшкевичем, главным Альбрехтом АБТ, две с Марковой, приглашенной гест-стар, на которую приманивали восторженную публику, плюс одна "Жизель" с Алисией Алонсо, так сказать, штатной Жизелью АБТ. Юшкевич танцевал один спектакль с Алонсо и вечерний спектакль с Марковой, но решительно отказался танцевать с Марковой еще и matinée (у него в контракте был прописан отказ от участия в утренних спектаклях). Начались поиски Альбрехта для Жизели-Марковой: думали было пригласить Долина - он тоже как раз был в то время в Нью-Йорке и ставил для АБТ Pas de Quatre - тоже с Марковой, но у него тогда были, мягко говоря, очень натянутые отношения с Алисией, и ни о какой "Жизели" не могло быть и речи. Люсия Чейз подумывала было вообще все перемешать и поставить на matinée пару Нора Кайе - Патрик Долин, но тут уж воспротивился Сол Хьюрок: потому что именно Маркова была главной приманкой для зрителя (на "Жизели" с ее участием было продано вдвое больше билетов, чем на "Жизель" с Алонсо и Юшкевичем). Так что в конце концов Чейз предложила Алисии попробовать станцевать с Эриком. Но Алисия благоразумно решила станцевать с Эриком запланированных "Сильфид" - прежде чем соглашаться на "Жизель". Все прошло хорошо, и Алисия дала добро на "Жизель" с Эриком.
При этом - хоть позднее и ей, и Эрику казалось, будто им объявили о совместной "Жизели" всего за пару дней до спектакля, и поэтому у них не было времени на длительные репетиции, - они и вправду репетировали вдвоем буквально несколько часов. Как тактично объясняет Эрик, Алисия, во-первых, вообще не была сторонницей длительных и "углубленных" репетиций, а во-вторых, ей вообще было не до "Жизели", она активно репетировала-вспоминала одну из своих коронных партий - Джульетты в "Ромео и Джульетте" Энтони Тюдора. Так что Эрику приходилось во многом справляться самому. От коллег было мало толку: Патрик Долин посетил одну репетицию (как раз совместную репетицию Эрика и Алисии), но вместо того, чтобы помогать Эрику, старательно говорил гадости Алисии и вел себя так "неделикатно", что его попросили уйти. Юшкевич тоже не принимал участия в репетициях: у него тоже были свои счеты с Марковой, и, как вспоминал Эрик, они так сильно расходились во мнениях относительно исполнения некоторых мест в "Жизели", что на одном из спектаклей их разногласия были заметны даже зрителям. Поэтому Эрику приходилось частично справляться самому, частично полагаться на Маркову, которая в данном случае была совершенно точно - ведущей, а не ведомой, как с Долиным или Юшкевичем, и настаивала на том, чтобы Эрик отыгрывал некоторые сцены так, как хочется ей. Например, в финале первого акта Юшкевич позволял герцогу и свите увлечь себя прочь от тела Жизели; с Юшкевичем Маркова отыгрывала эту сцену именно так: мертвая Жизель лежала в руках Берты, Альбрехт уходил прочь; но на репетициях с Эриком Маркова мягко, но внятно заявила, что ей больше нравится, когда Альбрехт обнимает мертвую Жизель и остается с ней до закрытия занавеса, так что Эрик отыгрывал эту сцену с ней именно так - обнимая мертвую Жизель, пока занавес не закроется. Эрик резонно замечает, что эта сцена - одна из ключевых: Альбрехт, уходящий вместе со свитой герцога Курляндского или остающийся рядом с мертвой Жизелью, - это не один и тот же человек, это, можно сказать, разные Альбрехты, ведущие себя абсолютно по-разному. Хотя мне, признаться, больше всего нравится третий вариант развития событий в этой сцене - запечатленный в "Жизели" с Эриком и Карлой Фраччи: когда Альбрехт и хотел бы остаться с мертвой Жизелью - но селяне отталкивают его, не пускают к ней, и в конце концов он уходит вроде бы и со свитой герцога - но ни в коем случае не с герцогом и не с Батильдой. Так что становится ясно, что как бы то ни было, а "прекрасная Батильда" здесь не простит и не утешит его, как в оригинальном либретто Готье.
Еще Эрик вспоминал, что во время совместных репетиций с Марковой открыл - и был несколько шокирован этим открытием - что Маркова могла танцевать партию Жизели, совершенно не интересуясь, что в это время делает Альбрехт. Когда Эрик задавал ей вопросы типа: "А что Альбрехт должен делать в этот момент?" - она отвечала: "Я точно не знаю, но я в этот момент делаю то-то, так что, наверно, раз я делаю это, то он должен делать то-то и то-то". "Как будто она впервые спрашивала себя о том, что делает ее партнер, - восклицал Эрик, - и спрашивала только потому, что я задавал ей этот вопрос!". Эрик-то считал, что в отличие от классических Зигфрида и Одетты или Флоримунда-Дезире и Авроры романтические Альбрехт и Жизель "должны знать гораздо больше о мыслях и чувствах друг друга, чтобы убедительно выступать вместе". Балерина и танцовщик должны не только выстраивать собственные концепции ролей Жизели и Альбрехта, но и делиться этими концепциями друг с другом, работать над взаимодействием и взаимосвязью персонажей на сцене, а не просто танцевать-играть что-то автономное по накатанной колее.
Эрик довольно любопытно пишет о других своих Жизелях в АБТ и о выступлениях с ними, сравнивая себя с тенором, который должен приспосабливаться к разным сопрано - от легкого лирического до драматического. Нора Кайе и Розелла Хайтауэр, другие его Жизели, были весьма драматическими - по сравнению с нежной и хрупкой Жизелью-Марковой. Правда, добавлял Эрик, на самом-то деле Маркова была вовсе не хрупка и невесома, она вполне могла бы раздробить Эрику руку, сжав ее слишком сильно, да и в высоких поддержках с ней было трудно, она не помогала партнеру так, как это делали Кайе и Хайтауэр (кстати, на то, что поддержки с Марковой были гораздо труднее, чем казалось со стороны, жаловались и другие ее партнеры - и Юрий Зорич, и тот же Патрик Долин). И Эрику самому приходилось играть и танцевать иначе с Кайе и Хайтауэр - чтобы казаться более сильным Альбрехтом под стать менее хрупким-невесомым-фиалочьим Жизелям. За десять лет с лишним лет "жизеленья" Эрик танцевал "Жизель" с полудюжиной партнерш, а то и больше, и даже получал удовольствие и удовлетворение от некоторых спектаклей, но лишь с появлением Карлы Фраччи он начал понимать, в чем были смысл и суть связи Жизели и Альбрехта. И постепенно дело дошло до того, что, как он говорил: "Карла не могла танцевать Жизель без меня, а я не мог танцевать Альбрехта - без нее". Люсии Чейз такое положение вещей не очень-то нравилось, она считала, что все Жизели в АБТ должны танцевать со всеми имеющимися в наличии Альбрехтами. И Эрик добавлял, что, в общем, согласен с такой политикой, особенно в отношении танцовщиков, еще не нашедших идеального партнера/партнершу. Но как только этот идеал найден, как только партнерство создано - тогда эти танцовщики могут творить чудеса вдвоем. А стоит их разделить - и чудес уже не будет.
Какое счастье, черт возьми, что - несмотря на все недостатки этого фильма - есть, есть у нас "Жизель" с Карлой и Эриком, и мы можем увидеть этот идеал. Хотя, конечно, я бы с удовольствием посмотрела с ними и чисто сценическую версию "Жизели". Ну и не только "Жизели", конечно, а всего, что они танцевали вдвоем.

@темы: Erik Bruhn, Carla Fracci, "Giselle"

23:52 

Хочешь песенку в награду?
Из му-му-муаров Грюна:

In 1983, Erik Bruhn accepted the position of artistic director of the National Ballet of Canada. At the time, he had formed a close relationship with the talented young dancer and choreographer Constantin Patsalas. Bruhn's Canadian venture proved both fulfilling and successful, and the company thrived under his visionary leadership. It came as a devastating shock to the entire dance world when, in 1986, Erik Bruhn, then only 58, died in Toronto of lung cancer.
Just days before, Rudolf Nureyev was at Erik's bedside. The two friends were meeting one last time. One can only conjecture what words might have passed between them. But of one thing I'm certain: Erik Bruhn, looking one last time into Nureyev's eyes, surely died a happy man.

Грюн, ох, Грюн, последний недобитый романтик. А может, Эрик умер счастливым оттого, что сумел в последний раз заглянуть в глаза Константину, как Грюну понравится такой оборот? Впрочем, боюсь, никак не понравится. Почему-то меня смешит словечко "молодой" в грюновской краткой и емкой характеристике Константина. Все-таки в 1983 году Константину было уже под сорок - и он был уже вполне состоявшимся танцовщиком и хореографом; а из-за этого "молодой" кажется, что он только-только "подает надежды". В общем, Грюн, надо было тебе списать характеристику Константина из книги Солуэй и использовать вместо "young" - "handsome".
И все-таки Эрику было пятьдесят семь, а не пятьдесят восемь, когда он умер.

@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas

17:32 

Хочешь песенку в награду?
Пара ласковых об Эрике от Арлин Кросс:

Bruhn has always been an insular kind of star. Inwardly rigid, absorbed in his own perfection, he has never mated well with any ballerina, and his best roles were those that placed barriers between him and women — James in La Sylphide, Jean in Miss Julie, the Poet in La Sonnambula — or that accounted for the neurotic tension he projected, and still projects, onstage. Neither of his two new roles this season — in Epilogue or in Raymonda, as Abdul-Rakhman, the Saracen sheikh — accounts for Bruhn in this way. He remains Erik Bruhn, possibly the only major male star in ballet who can’t walk toward a woman and appear to love her. In Epilogue, his role seems to be based on Miss Julie, which would be all right if Makarova’s were, too, but she’s all suppleness and entreaties, and when she stretches her lovely silken legs around him she seems to give him cramps. The two are temperamentally disparate dancers who have appeared together before mostly in ballets like Giselle and Les Sylphides. In a “strange,” modern work built around their disparities they might have struck sparks at last, but there’s no interest in seeing them unrelate to each other in a piece that doesn’t have unrelatedness as its subject. It’s the dancers, not the characters, who remain in their separate worlds.

Любопытно это замечание: "he has never mated well with any ballerina" - а как же Карла Фраччи? Неужели и их с Эриком партнерство казалось Арлин Кросс чем-то неудовлетворительным? Впрочем, тут нужно зарываться глубже в критические статьи Кросс и искать, нет ли там откликов на совместные спектакли Эрика и Карлы конца шестидесятых - начала семидесятых. Вот будут деньги - тогда доберусь до Afterimages Кросс и разъясню эту сову.
Конечно, велик соблазн отмахнуться от претензий Кросс и сказать, что ничего она в Эрике не понимает, но сдается мне, не все так просто, и определенная сермяжная правда есть в ее словах - и применительно к Эрику вообще, и применительно к Эрику в "Эпилоге" Ноймайера. По-моему, об этом маленьком балете почти все прочитанные мною критики отзывались весьма скептически - пожалуй, мне встретилась лишь одна более-менее благосклонная статья: это был отзыв Клайва Барнса в Нью-Йорк Таймс. Пожалуй, выложу эту статью здесь, пока не забыла. Эх, не хватает полной видеозаписи "Эпилога" - чтобы можно было судить о нем самостоятельно. Репетиционных и сценических отрывок из документалки - право, недостаточно. Даже фотографий мало - но кое-что все-таки удается раздобыть. Вот этот снимок отсканирован из книги Zwanzig Jahre: John Neumeier und das Hamburg Ballett - 1973-1993. Aspekte, Themen, Variationen.


@темы: Erik Bruhn, John Neumeier and his ballets

17:37 

Хочешь песенку в награду?
В книге про АБТ есть большой разворот с фотографиями из "Фрекен Юлии". Я необъективна, ладно, но другие Яны на этих снимках и в подметки не годятся Яну в исполнении Эрика. У Глена Тэтли, например, Ян кажется - хоть и не должен бы! - романтичным и мягкосердечным, в "сцене на кухне" он приникает к ногам своей фрекен Юлии (Тони Ландер), как нежный и застенчивый юноша, искренне влюбленный в жестокую и распутную красавицу. Нет, я знаю, что по одной фотографии судить нельзя, в движении он мог выглядеть совершенно иначе, но все равно - странный какой-то Ян у Глена Тэтли, чуть ли не интеллигентный, лишенный жесткости и жестокости. У Брюса Маркса Ян интереснее - он кажется скользким и хитрым молодым человеком себе на уме (а еще у него на фотографии поразительно "орангутанья", обезьянья тень). Но Эрик... ох, Ян Эрика по-прежнему вне конкуренции. Абсолютно неотразимый, опасный, жестокий, притягательный, сексуальный, злой, да чего там - попросту отрицательный, но обворожительный тип. А впрочем, что с меня взять, я же говорю, что я необъективна.
Я пока оттуда не отсканировала фотографии, но один из снимков, напечатанный в этой книге, воспроизведен и у Грюна. Вот его и выложу: это скан norakura. "Фрекен Юлия", Эрик Брун и Виолетт Верди, АБТ.


@темы: Erik Bruhn

00:49 

Хочешь песенку в награду?
Пока сегодня моталась на дачу и обратно, откопала у себя в планшете мемуары Марии Толчиф, купленные еще зимой, но так и не прочитанные от начала до конца. А зря, надо прочитать, книга хорошая. Обнаружила там пропущенный прелестный анекдот: историю первого совместного выступления Марии и Эрика. Было это аж в 1949 году, когда Марию пригласили погестарить в АБТ. Она должна была танцевать в "Теме с вариациями" (вместе с Игорем Юшкевичем), в па-де-де из "Дон Кихота" (тоже с Юшкевичем) и в "Лебедином озере" (опять с Юшкевичем). Вот в "Лебедином озере" и скрывалась засада в виде Эрика. Он танцевал партию Бенно, друга Зигфрида. Да, вот еще что: Мария об этом не говорит, но в книге, посвященной истории АБТ, ясно сказано, что в то время в АБТ шла "усеченная" версия "Лебединого" - второй акт с небольшими вкраплениями из первого акта, в постановке Патрика Долина. Я не очень поняла, от какой версии отталкивался Патрик, возможно, от такого же усеченного ЛО, которое шло еще у Дягилева. Как бы то ни было, в версии АБТ, которую Мария называет "старомодной", белое адажио исполняли втроем Одетта, Зигфрид и Бенно - так, как это было в петербургской постановке 1895 года. Со временем Бенно из белого адажио выпал, и сейчас, как правило, это адажио исполняют уже не на троих, а на двоих. Но его можно увидеть - пусть и не в "традиционном" ЛО, а в "Иллюзиях - как Лебединое озеро" Ноймайера, где Король, вступая в "балет в балете", перенимает роль Зигфрида, а танцовщик, только что исполнявший партию Зигфрида, исполняет в белом адажио партию Бенно.
Но я отвлеклась. Итак, дано: 1949 год, АБТ, "Лебединое озеро", белое адажио с Марией-Одеттой, Юшкевичем-Зигфридом и Эриком-Бенно. В финале Бенно опускается на колено, а Одетта изящно... кхм... вспрыгивает? поднимается? вступает? в общем, встает на его ногу (если совсем уж точно - на его ляжку) и замирает в арабеске, опираясь на руку Зигфрида. Как вспоминала Мария, на репетициях все шло нормально, но на спектакле она нервничала и не могла дождаться, когда все закончится. Ну и в финале, как положено, встала на ногу коленопреклоненного Эрика, оперлась на руку Игоря, замерла в арабеске и... и почувствовала - прям хочется процитировать в оригинале - "a tremor, as if the ground were shifting underneath". В общем, Эрик и его нога не выдержали, и романтические Одетта, Зигфрид и Бенно рухнули кучей-малой на сцену. Слава богу, никто, кажется, не пострадал.
Бедный Эрик. Бедная Мария, ей-то было, я думаю, еще страшнее вот так падать.

@темы: Erik Bruhn

16:51 

Хочешь песенку в награду?
Недавно заказала свежевышедшие мемуары сэра Питера Райта Wrights & Wrongs, в которых, судя по отзывам уже прочитавших, много всякого интересного - и естественно, балетного (всем советую, кстати, посмотреть свежую "Жизель" Роял Балле - в постановке именно сэра Питера). А сейчас нашла на Амазоне полторы первых главы, ткнула наугад, попала, разумеется, на рассказ о том, как юный тогда еще не сэр Питер танцевал в Метрополитен Балле. А что такое Метрополитен Балле? А это английская балетная компания, где в конце сороковых годов танцевал Эрик Брун (и там познакомился с Соней Аровой). Ну и конечно, об Эрике сэр Питер написал, щас зацитирую: "This young god, with shining blond hair, wonderful physique, the most perfect legs and feet and a way of moving that made us all gasp, was Erik Bruhn, soon to become, in my opinion, the greatest male dancer who I was to see in my lifetime. The image of him executing a slow turn in arabesque, perfectly balanced and effortless, is still etched in my mind after all these years. He was not yet 20, utterly unspoiled. He never knew what an inspiration he was to us all. Our paths often crossed throughout his great career as dancer and director. He died aged only 57 from alcohol-related poisoning, tragically early like his lover Rudolf Nureyev, who died from Aids". Курсив, конечно, мой. Вот такое объяснение смерти Эрика мне еще нигде не попадалось. А то все говорят: рак легких, рак легких; некоторые еще добавляют: СПИД, СПИД; а оно, оказывается, вон что: допился до смерти!
В общем, сэр Питер меня развеселил, спасибо ему.

@темы: Erik Bruhn

Черновики и черт

главная