Записи с темой: дягилев и все-все-все (список заголовков)
14:27 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
C опозданием, но все же попробую написать немного о "Нижинском" 27 июня. У меня было что-то похожее весной в Стасике - когда я шла на тройчатку Брянцев-Геке-Наарин в самоубийственном настроении (и "Призрачный бал" это (само)убийственное настроение благополучно усилил), а после Наарина вышла из театра другим человеком: живым и недепрессивным. Жаль только, этого эффекта ненадолго хватило, но это уже другая история. Вот и на "Нижинского" я пришла, чувствуя себя ужасно, и даже думала - не пропустить ли мне спектакль, черт с ним, с билетом, пусть пропадает, ну куда я пойду в таком состоянии? Но все-таки решила пойти - и не пожалела: уже в первом акте мне стало намного легче, а во втором - вообще хорошо.
Это был очень удачный спектакль, не сравнить с майским. Майский спектакль тоже был недурен, но тогда второй акт мне показался слегка затянутым, особенно дуэт Нижинского и Ромолы - вот тот самый, мучительный, с саночками. Есть у "Нижинского" такая особенность: первый акт в принципе динамичнее, а второй акт иногда может "провиснуть", даже когда его танцуют одни и те же люди. В последнем моем "Нижинском" был почти тот же состав, что и в мае, - лучший состав: Александр Рябко - Нижинский, Иван Урбан - Дягилев, Элен Буше - Ромола, Алеикс Мартинез - Станислав, Патрисия Фриза - Бронислава, Карен Азатян - Золотой раб и Фавн, Александр Труш - Призрак розы, Ллойд Риггинс - Петрушка, Якопо Беллусси - Леонид Мясин, Анна Лаудере - Элеонора Береда, Карстен Юнг - Томаш Нижинский. Лишь Тамару Карсавину танцевала уже не Сю Лин, как в мае, а Сильвия Аццони - и разница была видна без бинокля и лорнета. Сю Лин хороша, не спорю, вполне профессиональна, на нее приятно смотреть. Но Аццони - божественна, иного слова не подберу. И насколько же она ярче и интереснее в этой не самой выразительной роли: ее сильфида легка как перышко, воплощение балетной гармонии и грации, ее нимфа - это же пламя, ведьма, соблазнительница, а не жертва, как у Сю Лин, в финале первого акта она торжествующе хохочет, танцуя с фавном, она ведет в их танце, а не он; во втором акте она прелестна и трогательна Балериной, очаровательной безмозглой куклой, и еще трогательнее - сильфидой, которая появляется на миг, как видение, отвлекая Нижинского от окружающих ужасов и уродств. Замечателен был Карен Азатян - и Золотым рабом, и Фавном: его Раб - это чувственное животное, прекрасное тело и ни грамма души, пластичная, гибкая плоть, он соблазняет неразборчиво - что видит поблизости красивое, то и хочет, к тому и тянется: видит Ромолу - тянется к Ромоле, а когда Дягилев ее отталкивает, Раб охотно падает в объятия к Дягилеву, забывая о Ромоле в тот же миг. Другое дело - Фавн, он куда опаснее, душа у него есть, но она холодна, он соблазняет осознанно и настойчиво, и не уступит, пока не добьется своего. Прекрасно было па-де-труа с ним, Ромолой и Нижинским в первом акте - и снова меня поразила Элен Буше, изумительная трагичная Ромола, отчаянно влюбляющаяся в то, чего нет на свете. Наверно, дело еще в том, что тема безнадежной любви мне сейчас особенно близка, поэтому я и воспринимала так остро эту историю любви к чему-то несуществующему, к образу, призраку, тени. И любовь эта оборачивалась для Ромолы пожизненной мукой, саночками, которые она обречена везти, даже когда сил уже нет. Разумеется, это имеет мало отношения к реальной Ромоле и ее реальным отношениям с Нижинским (и мне жаль, что - впрочем, как всегда, - полностью обойдена здесь бисексуальность Ромолы), но в исполнении Буше Ромола была такой прекрасной и такой несчастной, что я то и дело понимала, что сочувствую ей сильнее, чем всем остальным, - чем Нижинскому, чем Дягилеву. В дуэте во втором акте очень легко пережать, сорваться в истерику, но Буше - некрасивая, растрепанная, измученная, - не была истеричной, а была лишь безумно уставшей, вымотанной, страдающей женщиной. И они с Рябко-Нижинским стоили здесь друг друга: оба доведенные до края, оба страдают, и ничем не помочь, никак их не спасти.
Александр Рябко - Нижинский - как всегда, прекрасен, чтоб не сказать - гениален. Как он поразительно отыгрывает переходы от sanity к insanity: во втором акте, в дуэте с Ромолой, и потом, уже до конца, у него по-настоящему безумные глаза, он страшен в своем сумасшествии. И в финале у него безумное и отчаянное лицо, мне даже показалось, он плакал. А я сама плакала в сцене, когда он прощался - мысленно, перед самым концом - с матерью, сестрой и братом, и балетный экзерсис, балетная гармония были напоминаниями об утраченном рассудке (вот так же и в сцене, когда Станислав сходил с ума, балетные движения, на которые он смотрел, становились резкими, дергаными, уродливыми: безумие проникало в балет, необратимо изменяло его, как изменяло сначала рассудок Станислава, а потом и рассудок Вацлава). Но здесь все были мучительно хороши: и Анна Лаудере - Элеонора, и Патрисия Фриза - Бронислава (и в "весне священной" она снова почти насмерть затанцевала себя - впрочем, это настолько мощная сцена, что там кажется: ты сам умираешь, хотя ты-то не танцуешь, только смотришь на то, как танцуют и сходят с ума Избранница и кордебалет), и Алеикс Мартинез - Станислав.
И мне снова показалось, что Рябко-Нижинский сильнее влюблен в Урбана-Дягилева, чем Дягилев - влюблен в него. Или, скажем так, Дягилев как будто - как и Ромола - влюблен в отдельные "грани" Нижинского, но не в него целиком. Он был мягче с Призраком розы - невесомым, нежным и чувственным Александром Трушем, и с Золотым рабом тоже, а вот с Нижинским он был жёсток с самого начала и довольно сдержан. Впрочем, я все сравниваю этот спектакль с прошлогодним, где Александр Труш заменил Рябко в роли Нижинского: тогда центральный дуэт Дягилева и Нижинского был поразительно эротичен, мне кажется, Урбан никогда не танцевал этот дуэт так эротично с Рябко - по крайней мере, в тех спектаклях, что я видела. И в этот раз Урбан казался в дуэте с Рябко слегка мрачноватым, чувственным, но не слишком сильно влюбленным, скорее жестоким, чем нежным. И гораздо сильнее он оживился в дуэте с Мясиным - Якопо Беллусси: вот их дуэт был очень эротичен, и почти те же движения, что и в дуэте Дягилева с Нижинским, как-то "заострились", наполнились взаимным влечением и сексуальностью. Мясин подчеркнуто соблазнял Дягилева - причем мне показалось, что Ноймайер слегка расширил его роль в последних спектаклях: он появляется еще в воспоминаниях Нижинского о буднях в Мариинском балете, и всячески выделывается перед Дягилевым, пытаясь обратить на себя его внимание. И когда уже в условных "Играх" Дягилев, наконец, проявляет к нему интерес - о, Мясин счастлив, и пусть изображает скромность, но видно, что готов дать Дягилеву, лишь бы Дягилев взял. И Дягилев охотно берет - и отталкивает Нижинского, а тот совершенно раздавлен его изменой. Рябко изумительно обыграл это отчаяние Нижинского, столкнувшегося с охлаждением Дягилева. И я отметила для себя то, на что не обращала внимания раньше: пока Дягилев флиртует с Мясиным, Нижинский мастурбирует над брошенной теннисной ракеткой, как фавн мастурбирует над шарфом нимфы. Еще один штришок к тройничку в "Играх" - и тройничок почти складывается, но Дягилев отталкивает Нижинского и выбирает одного Мясина, new boy in town.
Но это все в первом акте, а во втором - Урбан-Дягилев пронзительно сыграл прощание с Нижинским: когда медленно прикасался пальцами к его губам, а потом все тянул к нему руку, пока его самого увозили за кулисы на саночках. Ну и в финале появлялся снова на галерее и смотрел сверху на последний танец Нижинского. Урбан все-таки эталонный исполнитель роли Дягилева, the Diaghilev, иначе и не скажешь. И как он выразителен, как изящен, как легок до сих пор, несмотря на возраст, как изумительно справляется с труднейшими поддержками в дуэте с Нижинским. И как хорошо его худое, некрасивое лицо, глаз от него не оторвать, когда он на сцене. Но как бы мне хотелось еще раз увидеть его в спектакле с Нижинским-Трушем. Жаль, что у Ноймайера, кажется, не принято особенно перетасовывать составы, если только нет каких-то срочных замен - вот как это случилось в прошлом году.
Да, и еще кое-что о последних изменениях, внесенных Ноймайером: я это еще в майском спектакле заметила - во втором акте на сцену выходит вереница солдат и девушек - во главе с Петрушкой, они то движутся вот так, вереницей, то рассыпаются на группки и кружатся в хороводах, то снова собираются вместе, движутся по сцене, образуя извилистую линию. Ну вот, а в майском спектакле - и в июньском тоже - в эту вереницу еще встроились гости отеля Сувретта-хаус, и мне кажется, сцена от этого только выиграла: усилилось ощущение тихого безумия, нарастающей угрозы. Вообще было бы очень интересно проследить, какие изменения Ноймайер внес в "Нижинского" за восемнадцать лет, минувшие с премьеры.
Ну что ж, "Нижинский" остается в репертуаре Гамбургского балета, сильно подозреваю, что в следующем сезоне снова на него поеду. И всем советую - в первую очередь для того, чтобы увидеть Рябко-Нижинского, Буше-Ромолу и Урбана-Дягилева. Я уже вздыхала на эту тему, но вздохну еще раз: как жаль, что для ДВД записали не Буше, а Каролину Агуэро. Хотя, кажется, Буше тогда была травмирована, но все равно жаль. Агуэро очень хороша, и в живом спектакле - том самом, с Нижинским-Трушем, - она мне очень понравилась, но Буше все-таки неизмеримо сильнее и круче. Но увы, остается теперь лишь ловить ее в живых спектаклях - чтобы было потом о чем вспоминать.

@темы: John Neumeier and his ballets, Дягилев и все-все-все

02:03 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Я надеюсь, я еще напишу подробнее о "Нижинском" 27 июня, это был потрясающий спектакль, я не ожидала, что получу такое удовольствие (а то мне после майского "Нижинского" казалось, что мне уже этот балет немного надоел, - ну так вот, он мне совсем не надоел, я хочу еще). А пока хочу сказать: все-таки жаль, что в видеоверсии Ромолу танцует Каролина Агуэро, а не Элен Буше. И это притом, что когда я впервые увидела Буше - ну, это был вообще мой первый "Нижинский", - она мне почти не понравилась, и я была рада, что записали видеоверсию не с ней, а с Агуэро, и в живом спектакле в прошлом году Агуэро мне понравилась. Но после позавчерашнего "Нижинского" я убедилась - нет, Буше круче. Потому что у нее получается необычайно выразительная и трагичная, и очень взрослая Ромола, сильная, но и несчастная женщина, которой не повезло влюбиться в то, чего, в сущности, нет на свете. Агуэро хороша, но в ее Ромоле нет такой глубины и выразительности. Она лучше в па-де-труа с Фавном и Вацлавом в первом акте (я имею в виду: сама по себе лучше, не в сравнении с Буше), но в дуэте с Вацлавом во втором акте в ее танце нет такой боли, такого отчаяния, как в танце Буше. И весь дуэт немножко смазывается, в нем меньше напряжения, чем в дуэте Рябко и Буше. Нет, Агуэро очень хороша. Но Буше больше, чем хороша, Буше гениальна в этой роли - как гениален Александр Рябко в роли Нижинского (и конечно, Иван Урбан - в роли Дягилева).
На поклонах после спектакля 27 июня было прелестное: как обычно, поклонники метали букеты, как гранаты, из первого ряда. Сначала бросили букеты выходившим по очереди на поклоны Сильвии Аццони (Карсавина - Сильфида - Нимфа - Балерина), Патриции Фризе (Бронислава), Элен Буше (Ромола), и эти букеты галантно подобрал и подал дамам Карен Азатян (Золотой раб - Фавн). А последним вышел Рябко, и ему - в него - полетели букеты со всех сторон, и надо было видеть, как не только Азатян, но еще и Ллойд Риггинс (Петрушка) и Иван Урбан (Дягилев) подобрали эти букеты и радостно преподнесли Рябко. Особенно Урбан был хорош, так улыбался, отдавая букет, прелесть.

@темы: John Neumeier and his ballets, Дягилев и все-все-все

14:44 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Ночью никак не могла лечь спать, потому что залипала в свежекупленного ноймайеровского "Нижинского". Иван Урбан гениален Дягилевым. Александр Рябко тоже - прекрасный Нижинский, но Урбан танцует и играет так, что меня знобило от восторга. Скрещиваю все пальцы, чтобы он станцевал в майском спектакле, который я увижу. И в июньском - в рамках "балетных дней". И в целом, как мне показалось (правда, я не целиком отсмотрела спектакль), снято неплохо, лучше, чем сняли "Татьяну". Хотя в массовых сценах неизбежна потеря драйва. Но энергетику живого спектакля вообще трудно передать в видеоверсии.
Хороший повод выложить "нижинскую" гифочку. Это из документалки про братьев Бубеничеков: Иржи был первым Нижинским, Отто - Золотым рабом. После премьеры Урбан-Дягилев обнимает Бубеничека-Нижинского. Качество исходника так себе, но я все равно растекаюсь от удовольствия.


@темы: John Neumeier and his ballets, Дягилев и все-все-все

12:33 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
На американском балетофоруме народ стал обсуждать вопрос: какого танцовщика вы бы хотели увидеть "вживую" на сцене? Я прикинула и поняла, что мой список будет поистине бесконечным, потому что я хочу увидеть всех! Эрика, Рудольфа, Карлу Фраччи, Наталию Макарову, Михаила Барышникова, Виолетт Верди (я видела не так давно нарезку женских вариаций из баланчинского "Па-де-де Чайковского": начиная с Виолетт Верди и заканчивая современными балеринами; Верди затыкала всех за пояс без усилий, ее footwork, ее легкость - это что-то изумительное), Иба Андерсена, Хеннинга Кронстама (безумно хочу!), Сореллу Энглунд, Марию Толчифф, Линн Сеймур, Веронику Теннант, Карен Кэйн, Марго Фонтейн, естественно, Джона Гилпина (записей с ним практически не сохранилось, а жаль), Леонида Мясина, Макса Мидинета (первый Король в "Иллюзиях - как Лебединое озеро" Ноймайера! и мне бы страшно хотелось увидеть его Злую Фею в ноймайеровской "Спящей"), Марсию Хайде, Рэя Барру, Кевина Хайгена, Джиджи Хайат, Синтию Грегори, Ивана Надя, Йохана Ренвалла, Джереми Рэнсома, Оуэна Монтагю, Константина Патсаласа (да! и Константина, разумеется, тоже, особенно его вдовушку Симоне), Алисию Маркову, Лиз Йеппесен, Кирстен Симоне, Анну Лерксен, Кевина Пью, Артура Митчелла, ладно, список можно еще продолжать, но все равно я не перечислю всех, кого хотела бы увидеть. Если б у меня была машина времени, я бы забила на современную жизнь и только моталась бы в прошлое - смотреть, смотреть, смотреть всех.
Но вот что интересно - я поняла, что мне совершенно не хочется увидеть дягилевскую труппу. Единственное исключение сделала бы для Брониславы Нижинской, ее бы мне хотелось увидеть in her prime на сцене. А вот ее брата - нет. Может быть, потому, что некоторым легендам лучше оставаться легендами. Я бы лучше самого Дягилева увидела - не на сцене, естественно, а в приватной обстановке, но так, чтобы можно было просто незаметно сидеть и любоваться.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все, Rudolf Nureyev, Royal Danish Ballet, John Neumeier and his ballets, Erik Bruhn, Constantin Patsalas, Carla Fracci

15:17 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Ну-ка, а кто угадает, что это за балет, что за сцена и кто тут изображен? Пришла norakura и сразу все угадала: конечно, это балет Ноймайера "Нижинский", первый акт, начало дуэта Дягилева и Нижинского. Дягилев - Иван Урбан (в сером), Нижинский - Александр Рябко. А фотографировал Kiran West в октябре этого года в Баден-Бадене.


@темы: John Neumeier and his ballets, Дягилев и все-все-все

01:22 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Посмотрела "Нижинского" Марко Гёкке в рамках фестиваля Context. Господи, и я еще ныла, что мне на "Альцине" скучно. Да на "Альцине" весело, дайте мне еще "Альцину" (кстати, правда дайте, на следующий блок пойду, мне хочется). Это была адская, невыносимая, пиздецовая, простите меня, скука. Ну разумеется, начали все с двадцатиминутным опозданием, а как же иначе, это ведь модное мероприятие, начинать вовремя не comme il faut. И ладно бы сразу пустили спектакль, но нет. Сначала вышла Диана Вишнёва, организатор фестиваля, и сказала несколько милых слов в стиле "как здорово, что все мы здесь". Ну ладно, здорово. Но потом вышел Эрик Готье, руководитель труппы Gautier Dance, которая и исполняла "Нижинского", и задвинул длинную речь - с пересказом сюжета, на случай, если кто-то читать не умеет и не заглянул в программку, где этот сюжет напечатан черным по белому на двух языках. Программку, между прочим, и буклет фестиваля выдавали бесплатно. Готье болтал, разумеется, по-английски, а рядом стояла переводчица и пыталась синхронить. Лучше бы не пыталась. Поскольку в оригинальном либретто мать Нижинского именуют по-польски "matka" ("matka, his Polish mother"), то Готье тоже называл ее так, а переводчица, разогнавшись, совершила новое открытие в нижинсковедении, заявив: "Мать Нижинского по имени Матка". Зал, не мудрствуя лукаво, реагировал на слово "матка" здоровым девичьим хохотом (серьезно, ржали только дамы). Что касается перевода либретто в программке - это отдельная песТня. Я его стала читать и наткнулась там сразу же на некоего Исайю, друга Нижинского. Фраза из либретто: "В эротическом сне Нижинский встречается со своим другом Исайей" (Готье в своей речи обещал, что это будет very sexy: обманул, подлец, это было ни хрена не сексуально, а уныло). Тут я обалдела: что, думаю, за Исайя такой объявился? Залезла в оригинальное либретто: In an erotic dream Nijinsky meets with his friend Isayef. Уважаемые переводчики, готовившие материалы к фестивалю Context, Isayef надо переводить как "Исаев", был у Нижинского в балетном училище приятель Коля Исаев. А Исайя - это библейский пророк, он с Нижинским знаком не был, в эротических дуэтах с ним не участвовал и вообще не привлекался. Не позорьте бедного пророка.
Ох, либретто. Конечно, балетные либретто часто могут вогнать в фейспалм, но не лучше ли писать их так, чтобы они в фейспалм не вгоняли? "Сцена 1: Сила искусства. Появляется непостижимая сила. Тревожный поток, полный обещаний, потрясает мир искусства и нечто новое формируется на горизонте... и т.д. Сцена 2: Терпсихора. Терпсихора, божественная Муза танца, встречает искусство и поцелуем пробуждает его. Они вдохновляют друг друга, содрогаясь всем телом при прикосновении. Сцена 3: Дягилев. Блестящий антрепренер и ценитель искусства, он ощущает в себе силу представить миру русское искусство. Перед Дягилевым предстает Терпсихора и вдыхает в него божественное начало. Предчувствие славы пробуждает и жадность". И так далее, и тому подобное, вплоть до последней сцены: "Круги порядка и путаницы. Нижинский скрашивает период путаницы, бесконечно рисуя круги. Остатки его творческой жизни выражаются в очень сложных и порой безумных рисунках". В спектакле это выглядит так: Нижинский ползает на коленях по сцене, делая вид, что что-то рисует. О сложности его рисунков зрителю остается только догадываться.
А вообще это либретто напомнило мне диалог Лидии Гинзбург с Ахматовой:

Я: "Б. говорила мне, что пишет стихи. Но она предупредила меня, что это, собственно, не стихи, а откровения женской души, и я, убоявшись, не настаивала".
А. А. (ледяным голосом): "Да, знаете, когда в стихах дело доходит до души, то хуже этого ничего не бывает".

Вот когда в балетных либретто дело доходит до силы искусства, божественных начал и терпсихор, хуже этого ничего не бывает.
Но ладно, либретто - это же не приговор, либретто может быть дурным и смешным, а спектакль - хорошим. Но не в этот раз. Он длился меньше полутора часов, но казался мне бесконечным. Редчайшие проблески интересного танца (две бабочки в первой части спектакля: фиг знает, что они символизировали, но на этих бабочек было интересно смотреть; и Петрушка-Нижинский ближе к концу спектакля - в белом воротнике Пьеро, с совершенно непетрушечьей, почти балетной пластикой: ему вдруг дали немного настоящего танца, и он засиял), Шопен и Дебюсси в качестве саундтрэка (ухо улавливало знакомые места - часть шопеновской музыки Ноймайер использовал в своей "Даме с камелиями"; когда мне становилось невмоготу, я закрывала глаза и слушала музыку), но в основном - невыносимая чересполосица скуки и безвкусицы, безвкусицы и скуки. Я не виню танцовщиков, они люди подневольные: что им поставили, то они и танцуют. Но местами мне было действительно неловко смотреть на них, мне было жаль, что им приходится иметь дело с такой механической, скучной, неблагодарной хореографией. И себя мне было тоже жаль - за то, что я была вынуждена сидеть и смотреть на это.
Хуже всего оказался Дягилев. Вот тут мне, как почетному дягилевоведу-любителю, вообще хотелось лопнуть от злости. Потому что Дягилевым в этом балете было пошлейшее существо с пошлейшими разболтанными движениями, этакий Хлестаков на шарнирчиках, с цирковым хлыстиком и в коричневом шапокляке (в какой-то там из сцен ближе к концу Нижинский, освобождающийся от Дягилева, яростно сминал этот шапокляк в лепешку и выбрасывал вон). Вся его партия - это смесь карикатурно-балетных па с чем-то откровенно кафешантанным. А уж когда этот Дягилев принялся укрощать двух балетных мальчиков и вслух считать (о, дьявол, кто тут не вспомнит сцену из балета Ноймайера - где Вацлав считает вслух в "Весне священной"), тут у меня прям дым из ноздрей повалил от ярости. Его превратили в пародию, в "чучелу Пушкина вместо Пушкина", в чучелу Дягилева вместо Дягилева, черт, лучше бы уж сделали, как Бежар, - огромную куклу, чем вот такое. И я опять подумала, глядя на все это: господи, как же умно поступил Ноймайер, что не стал в своем балете гримировать "Дягилева" под Дягилева - никаких там усиков, седой пряди и всего такого прочего. И в результате ноймайеровский Дягилев в исполнении блондина Ивана Урбана выглядит куда более "трушным" Дягилевым, чем вот такие кадавры с наклеенными или нарисованными усами (только Озуки Тоома из такаразучного спектакля не в счет - но она и с усиками была таким трушным Дягилевым, что мужчинам у нее поучиться стоит). А в спектакле Гёкке, насколько я разглядела, у Дягилева был пририсован один ус - зато длинный и с завитком. И это могло бы даже смотреться оригинально, как забавная фича, но в сочетании с хореографией, поставленной Гёкке, это тоже выглядело убийственной пошлятиной. А дуэт Дягилева с Нижинским! Вот все, блин, к услугам зрителя: Дягилев Нижинского всего облапал и даже минет сымитировал (фигня, в "Манон" Макмиллана минет имитируется намного лучше), а зритель в моем лице не шокируется, не возбуждается, не заинтересовывается, а дохнет со скуки. Зверски неэротичное зрелище. И опять присыпано безвкусицей: когда Дягилев машет перед лицом Нижинского веерами из денег. А еще можно апельсинами жонглировать, помнится, Нижинский в своих дневниках что-то там такое писал о том, как Дягилев его бедного больного апельсинами кормил.
О Нижинском в спектакле Гёкке сказать нечего. Нет, ну вот были у него проблески - уже упомянутый танец как бы Петрушки. И конечно, партия сложная: танцовщик появляется не сразу, но после появления почти непрерывно остается на сцене, почти постоянно - в движении, ну, он и старается, он выкладывается до конца. Но смотреть на него скучно. У него с самого начала - пластика умственно отсталого, и мать - бой-баба в брюках с повадками тиранического балетного педагога - постоянно его жучит, поправляет, чтоб стоял прямо, плечи не гнул, голову не опускал. И все это происходит задолго до безумия Нижинского. Нет, ну я понимаю, были у него свои странности, но зачем же из него с места в карьер делать какого-то недоразвитого? И зачем делать это так однообразно и скучно?
Дуэт с Исаевым-который-не-Исайя сделан с легкими отсылками к "Послеполуденному отдыху фавна" - и как и дуэт с Дягилевым, он катастрофически бесчувственен и уныл, несмотря на то, что Нижинский засовывает ладонь лодочкой к Исаеву в штаны, несмотря на объятия, переплетения рук-ног, имитацию поцелуев и облизываний и прочие попытки хореографа "в эротику". За попытку спасибо, но затея не удалась.
А еще дико раздражали бесконечные стоны, хрипы, вскрики, охи, хохот и прочие звуки, издаваемые танцовщиками. Это была фича, но плохая фича: если Нижинский в танцевальном спектакле засмеется безумным смехом один раз - это произведет впечатление, когда он ржет то и дело - это начинает бесить. И манипуляции с микрофоном и зачитывание в этот микрофон невнятных текстов, связанных с Нижинским (по-моему, там звучали и отрывки из его дневников, но я не уверена, слышно было плохо) - тоже выглядели удручающе.
Но все бы простила, если бы хореография была интересной. Только ведь и того не было, все казалось вязким и комковатым, такая модерн-дансовая манная каша. Конечно, я себя одергиваю и говорю: а может быть, это просто я сама ничего в современном танце не понимаю? И могу в свое оправдание сказать только, что мне показалось, не я одна была разочарована увиденным. Но теперь буду ждать, что скажут профессиональные критики об этом спектакле. Может быть, в самом деле это я ни черта не поняла, а "Нижинский" Гёкке - хороший танцевальный спектакль.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все

18:29 

Доступ к записи ограничен

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:42 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Раскопала в своих подвалах скачанную тыщу лет назад документалку про братьев Бубеничеков. Только она на чешском языке (вернее, сама документалка французская, но с чешским дубляжом), и вроде бы многое понятно, но на самом деле не понятно ни хрена. Зато можно наслаждаться видеорядом. Там, например, есть отрывки из "Иллюзий - как Лебединое озеро", где "человека в тени", двойника и наваждение Короля, играет не Карстен Юнг, как в официальной видеоверсии, а Отто Бубеничек (а Короля, как и в официалке, играет Иржи Бубеничек). И при всем уважении к Юнгу - становится жаль, что в видеоверсии сняли его, а не Отто. Там, разумеется, присутствует Ноймайер, там что-то рассказывает и Кевин Хайген, прелесть моя, ну и конечно, там есть отрывки из "Нижинского", куда же без них. И там видно, что в финале поначалу Дягилев не стоял на перилах галереи, глядя на последнее представление Вацлава, а стоял просто на верхних ступенях лестницы, ведущей с галереи вниз. Вроде бы мелочь, а существенная: когда он сейчас стоит на перилах, это выглядит намного круче. А еще там есть снятый за кулисами момент уже после спектакля (я так понимаю, после премьеры): к Иржи - Вацлаву и к Отто - Золотому рабу - подходят Иван Урбан (Дягилев) и Анна Поликарпова (Ромола), и Урбан обнимает и целует Иржи, а Поликарпова - Отто. Так и хочется весело прокомментировать, что Дягилев и Ромола все-таки получили именно тех, кого хотели: Дягилев - Вацлава, а Ромола - чувственную ипостась Вацлава, Золотого раба. И все остались довольны.
Так, что касается того, где качать: я качала с youtube, можно там поискать.
А еще - вот скан с Урбаном-Дягилевым и Иржи-Вацлавом, кажется, я его не выкладывала раньше.


@темы: Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

14:37 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Я бы этот отзыв написала раньше, но тут случилась отмена "Нуреева", меня трясло, мне было не до "Нижинского". Теперь страсти немного улеглись, можно попробовать все-таки написать, как мне было хорошо на ноймайеровском балете. Только сразу предупреждаю - отзыв будет очень сумбурным, потому что пересказывать весь балет, как это в свое время сделала gr_gorinich, - нет, на это я не способна. И кстати, всех интересующихся "Нижинским" отсылаю как раз к ее постам, посвященным этому балету: первому, второму и третьему. А после них, наверно, можно и мой отзыв читать... или не читать, бог с ним.
Итак, шестого июля была я в Гамбурге на "Нижинском". Поняла, что хочу еще, мне мало, этот балет - впрочем, с определенным кастом, не с любым, - я готова смотреть снова, снова и снова. К счастью, он не уходит из репертуара, остается и в следующем сезоне. Останутся ли в следующем сезоне и некоторые исполнители - это вопрос, но я надеюсь на лучшее. И с этой надеждой на лучшее буду ждать начала продаж - и наверняка куплю пару билетов и на "Нижинского". А там, глядишь, подоспеет и выход ДВД - как здорово, что сняли наконец-то видеоверсию, причем выбрали самый лучший действующий состав. Молодцы.
Впрочем, мне и в этот раз очень повезло с составом, даром что Нижинский и Ромола были для меня новыми, не виданными до сих пор (нет, самих исполнителей-то я видела, они мне очень нравятся, - но видела я их в других ролях). Нижинским шестого числа был Александр Труш, дебютировавший в этой роли в нынешнем сезоне. Он очень талантлив, я до сих пор с нежностью вспоминаю его Тадзио из "Смерти в Венеции", увиденного два года назад. Ромолой была Каролина Агуэро (она же исполнила партию Ромолы и в записанном для выпуска на ДВД спектакле) - и она мне чрезвычайно понравилась, может быть, даже больше Сильвии Аццони (и уж точно больше Элен Буше - не в обиду Буше будь сказано, но в том спектакле, где я ее видела, она и вправду казалась тяжеловатой и невыразительной). Остальных исполнителей я уже видела в "Нижинском": и великолепного Ивана Урбана - Дягилева, и угловатую Патрисию Фризу - Брониславу, и трагичного Алеикса Мартинеса - Стасика, и Кристофера Эванса - Арлекина и Призрака Розы, и Карена Азатяна - Золотого раба и Фавна, и Сюе Лин - Карсавину, и Анну Лаудере - Элеонору Береду, и Дарио Франкони - Томаша Нижинского, Врача и Фавна, и конечно, Ллойда Риггинса - Петрушку. Неожиданным открытием для меня стал Лирой Бун, заменивший Джакопо Беллуси в роли Леонида Мясина, мальчика из "Игр". Это маленькая роль, тут легко потеряться, сыграть бледно и невнятно, особенно когда танцует новичок, - но Бун был очень ярок и создал замечательный образ, и сразу обратил на себя внимание.
Лишь в этот раз - значит, лишь во время третьего просмотра, - заметила интересную фишку в начале: в зале отеля Сувретта-хаус, где должно состояться последнее выступление Нижинского (никто не знает, конечно, что оно - последнее, но мы-то знаем), собираются гости. Первой приходит веселая влюбленная парочка, они болтают, смеются, даже вальсируют шутливо, им хорошо. А вот вслед за ними появляется парочка мрачная - и только в этот раз я поняла, что это не кто-нибудь, а Томаш и Элеонора - или Врач и альтер-эго Элеоноры, в общем - Дарио Франкони и Анна Лаудере, которые потом будут появятся уже в образах Томаша и Элеоноры. У них что-то не ладится между собой, она отстраняется от него очень резко, он как будто смущен, но старается держать лицо, - и все же, нисколько не смущаясь, оставляет ее потом, когда выходит Ромола. Вернее, Ромола-то почти выбегает, захлопывая за собой дверь, а вслед ей несутся резкие, злые вопли. Я не помню, как осенью кричали Рябко и Мартинес, Нижинские в двух разных спектаклях, мне почему-то кажется, что там было что-то совсем нечленораздельное, выливающееся в крике возмущение. Но вот Нижинский Александра Труша кричал совершенно отчетливо: "Отстань от меня! Надоело!" - с невозможной злостью. И потом, когда он уже вышел на сцену, было видно, что он ненавидит Ромолу, эта ненависть очень здорово ощущалась. И в первой резкой, жесткой, угловатой вариации он как будто "вытанцовывал" свою ненависть, свое отвращение к Ромоле, к гостям, ко всему, что его окружало в Сувретта-хаусе. И именно после этой вариации, вызывающей недоумение гостей, гостья-Лаудере ушла прочь (гость-Франкони остался) - чтобы через несколько минут (через несколько вариаций - после матросского танца Стасика и Брониславы, после появления Арлекина, отражающего танец Вацлава - но отражающего не совсем точно) появиться снова, уже в образе Элеоноры, и вместе с Брониславой в черном хитончике увести сумасшедшего Стасика. А Вацлав, запнувшийся было о катящегося Стасика, запнувшийся о собственные воспоминания, снова подался вперед, к еще одному воспоминанию - к Дягилеву, который стоял на галерее, раскрыв объятия, и ждал Вацлава, и обнял его, прижал к себе, подхватил на руки и унес из отеля Сувретта - на сцену и в прошлое.
Дальше вроде бы многобуков, но стиль телеграфный, не судите строго

Вопрос: Прочитал?
1. Прочитал, лайк 
5  (100%)
2. Многобуков ниасилил 
0  (0%)
Всего: 5

@темы: Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

00:43 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Я еще постараюсь написать нормальный отзыв о сегодняшнем "Нижинском", а пока скопирую свой пост из фейсбука и спать пойду. Завтра уже домой. Хорошенького понемножку, как всегда.

Пишут, что в Гамбурге были беспорядки и столкновения демонстрантов с полицией. Я все пропустила. Полиции вокруг полно, но она мирно сидит в скверике с телефонами и бутербродами. И выглядят они, эти полицейские, так, что хочется снять с ними порнушку. Гомосексуальную порнушку, многосерийную.
А я вернулась с "Нижинского", обалдев от удовольствия. Первый акт был актом имени Дягилева - Ивана Урбана, и знаменитый дуэт Дягилева и Нижинского (Нижинским сегодня был Александр Труш) получился не просто эротическим и чувственным, как обычно, а практически неприкрытым изображением секса. Это было потрясающе. Второй акт был актом имени безумия и Шостаковича, и в сцене-смеси танца войны и Весны священной (на фоне полураздетого кордебалета в расстегнутых военных кителях танцует Бронислава-Избранница, и танцует она слегка измененную хореографию ноймайеровской же Sacre, а Вацлав считает вслух - как считал в тринадцатом году на премьере своей Весны) - так вот, в этой смеси было столько драйва и безумия, что хотелось самой то ли орать, то ли плясать, то ли реветь. Сердце колотилось, а в горле стоял ком. В финале тоже тянуло на слезы. Ну а на поклонах хотелось плакать просто от благодарности - особенно когда на сцену вышел сам Ноймайер. Он все красивее и красивее, черт знает, как ему это удается. Но вообще сегодня все были молодцы. И оркестр был ошеломительно прекрасен.

@темы: John Neumeier and his ballets, Дягилев и все-все-все

12:48 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Дети мои, я боюсь сглазить, но только что на английском балетофоруме появилась информация о том, что наконец-то, наконец-то мы получим видеоверсию "Нижинского" - с Александром Рябко (Нижинский) и Иваном Урбаном (Дягилев). Они танцуют в двух спектаклях майского блока - и эти спектакли и собираются снимать. Я бегаю по потолку и молюсь, чтоб эта новость оказалась правдой, чтоб ничего не сорвалось, чтоб все прошло хорошо. Но боже мой, наконец-то! А то мне уже казалось, что так они никогда и не снимут "Нижинского" - или снимут, но когда уже уйдут и Рябко, и Урбан.
В общем, ура.

@темы: John Neumeier and his ballets, Дягилев и все-все-все

13:49 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Флудить так флудить: оказывается, вон какую прелесть выложили еще месяц назад, а я и не в курсе была, не видела, не знала. Венский балет репетирует "Павильон Армиды" Ноймайера. Отличный большой кусок дуэта Дягилева (Роман Лацик) и Нижинского (здесь его танцует Якоб Фейферлик; в трансляции был Михаил Сосновский); потом вариации Дениса Черевычко, танцующего партию Нижинского в прошлом, Нижинского собственно в "Павильоне Армиды"; потом кусочек вариации Тамары Карсавиной в исполнении Марии Яковлевой; потом дуэт Нижинского (а вот здесь его уже танцует Сосновский) и Ромолы (Нина Полякова). И что меня умилило до крайности, так это то, что за вариациями Черевычко и Яковлевой наблюдал не кто-нибудь, а Александр Рябко. Вот, значит, кто помогал венцам репетировать "Павильон". Прелесть. И Рябко, конечно, улыбается солнечно и тоже прелесть.


@темы: Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

01:02 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Дождалась. На ЗФБ (которая Battle, а не Combat) команда Серебряного века принесла рейтинговый драббл про Дягилева и Нижинского. Не пожалею, создам этому творению рекламу: вот оно, четыреста с лишним слов отборнейшего бреда, явно вдохновленного Красовской и всеми остальными сторонниками теории "бедненький невинный птенчик Ваца в когтях у страшного, злобного, развратного Дягилева". Читала и плакала, честное слово. Уж молчу о том, что просто пошлятина первостатейная, но боже ж ты мой, неужели нельзя было ну хоть немножечко покопать матчасть? Дягилев там пахнет коньяком и папиросами. Нет, ну может быть, конечно, он, как пятиклассник, стоял там, где курили, но сдается мне, автор уверен, что это сам Дягилев курил. А если б автор покопал матчасть, он бы не стал писать, что от Дягилева пахло коньяком и папиросами, он бы написал, что Дягилев нюхнул кокаину и приступил к домогательствам в отношении бедненькой заички Вацы (Ваца он, автор, Ваца, Вацеком его Дягилев не называл, да и никто не называл, если мне память не изменяет). Да нет, чего там, если б автор вообще хоть немного почитал про Дягилева и его отношения как с Нижинским, так и с другими мальчиками (кстати, Шенга Схейена переиздали, вчера в книжном сама видела), то вряд ли стал сочинять весь этот бред с даб-коном и "шлюшками".

@темы: фики, Дягилев и все-все-все

12:51 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Ну товарищи, смотрите, что появилось на youtube не так давно: полный бутлег ноймайеровского "Нижинского". Бутлег в полном смысле слова: снято подпольно, черт знает как, но снято же. Нижинский - Александр Рябко, Дягилев - по-моему, Иван Урбан, Стасик - Юкити Хаттори (первый исполнитель этой роли), Ромола - мне кажется, Анна Поликарпова, но черт знает, я не уверена, тут такое качество изображения и такой свет, что можно и ошибиться. Золотым рабом вполне может оказаться Отто Бубеничек, это его знаковая роль, и исполнитель здесь на Отто похож. Но тоже уверенности нет. Плохо еще то, что изображение почему-то сплющено, стоит, наверно, скачать файл, а потом поработать с настройками просмотра, чтобы вытянуть картинку. Но тем не менее - лучше хотя бы вот так, чем вообще никак. Главная печаль - тут отсутствуют последние секунды финала.


@темы: John Neumeier and his ballets, Дягилев и все-все-все

00:11 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Традиционные фотографии с могилы Дягилева на Сан-Микеле: вроде бы уже в первую поездку общелкала этот памятник со всех сторон, а все равно тянет каждый раз снимать его снова и снова - потому что свет падает иначе, потому что там лежат другие цветы, а к столбикам-колоннам привязаны другие пуанты. А последняя фотография - ну, общевенецианская, все эти виды на Большой канал банальны, а все равно хороши. И след от самолета в небе похож на след от падающей звезды.




@темы: веницейской жизни, мрачной и бесплодной, Дягилев и все-все-все

00:38 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Последний день в Венеции: с утра - на Сан-Микеле, где Сергею Павловичу опять принесли много пальцевых туфелек, а мужских танцевальных туфель не принесли, гады, не навещают мальчики Сергея Павловича, или навещают, но туфли не оставляют; днем - на Набережной неисцелимых, где хочется цитировать Бродского или ничего не цитировать, а просто гулять и глазеть на Джудекку; вечером - по набережной к Арсеналу и обратно улочками и мостиками, в том числе по Ponte dei Greci и по Calle dei Greci, где я начинаю вспоминать Константина и мечтать о Венеции для него и для Эрика. Очень холодно, ясно, звездно, половинка луны лежит почти плашмя, и боже мой, как же тут хорошо. И непременно надо дожить, выжить и снова сюда вернуться.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn, Дягилев и все-все-все, веницейской жизни, мрачной и бесплодной

13:26 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Можно попробовать подвести итоги года, а то завтра я уеду, и времени уже не будет. Так что быстренько, пока не все перезабыла, по основным событиям:

Город года: Копенгаген.
Поездка года: 23 февраля незапланированно сорвалась все в тот же Копенгаген на один день ради "Сильфиды", и это было ослепительно хорошо.
Балетный спектакль года: их много, но пусть будут три "Сильфиды": "Сильфида" 11 февраля в Копенгагене (Сильфида - Эми Уотсон, Джеймс - Ульрик Бирккьяр, Мэдж - Себастьян Хейнс), "Сильфида" 23 февраля в Копенгагене (Сильфида - Эми Уотсон, Джеймс - Грегори Дин, Мэдж - Себастьян Хейнс), "Сильфида" 11 июня в Москве (Сильфида - Маргарита Шрайнер, Джеймс - Дмитрий Гуданов).
Закрытый гештальт года: "Нижинский" Ноймайера в Гамбурге.
Незакрытый гештальт года: так и не закончила пересказывать книгу Мейнерца про Эрика Бруна.
Дягилев года: Иван Урбан в "Нижинском", конечно (и Александр Рябко - Нижинский при нем).
Балетное открытие года: Маргарита Шрайнер и Себастьян Хейнс.
"Жизель" года: 17 ноября в Копенгагене (Жизель - Холли Доргер, Альбрехт - Ульрик Бирккьяр, Мирта - Киззи Матиакис, Илларион - Магнус Кристофферсен, и конечно, Себастьян Хейнс, пусть в кордебалете, но все равно он прекрасен).
Документальный фильм года: Bold Steps, конечно. С Эриком Бруном, Константином Патсаласом и целой толпой прекрасных личностей.
Увлечение года: все те же неизменные Эрик Брун и Константин Патсалас.
Поцелуй года: Мэдж целует Джеймса в финале "Сильфиды".
Обнимашки года: Николай Хюббе поздравляет новоиспеченного солиста КДБ - Себастьяна Хейнса.
Константин года: вот эта фотография.
Эрик года: эта фотография.
Эрик и Рудольф года: конечно же, вот эта фотография.
Балетный негатив года: развал и уныние в Стасике. Юбилей Григоровича в БТ.
Балетный позитив года: отличное "Пламя Парижа" 8 мая - с Маргаритой Шрайнер, Вячеславом Лопатиным, Андреем Меркурьевым, Дмитрием Гудановым, Анной Никулиной.
Недоразумение года: Иван Васильев в "Гала-концерте артистов балета" 24 октября.
Балетное видео года: "Татьяна" Ноймайера (гамбургская версия с Элен Буше, Эдвином Ревазовым, Александром Трушем) и "Ромео и Джульетта" Ноймайера (копенгагенская версия с Идой Преториус, Андреасом Косом, Себастьяном Хейнсом, Александром Бозиновым, Себастьяном Клоборгом).
Зарецкие года: Саша Рива и Марк Юбете в гамбургской версии "Татьяны".
Кладбище года: Мариебьерг в Гентофте.
Балетные мемуары года: Maria Tallchief: America's Prima Ballerina.
Опера года: "Билли Бадд" Бриттена, а что, кто-то сомневался?
Собственный текст года: он же единственный текст в этом году - "Отстрел экзотических птиц", неожиданно получивший обширный фидбэк и второе место на РСИЯ.
Небалетная книга года: так получилось, что в этом году я мало читала нового "не по теме", то есть не по балету, все больше перечитывала, и из перечитанного меня вдруг очень задело "Нетерпение" Юрия Трифонова - роман о народовольцах.

Вот и все. Итак, личной жизни не было, жизни вообще не было, было много балета, немного оперы, много работы. И это, пожалуй, хорошо. А еще - это начинается явная "профдеформация": я жду сейчас не нового года, а объявления планов на новый театральный сезон в Копенгагене, в Гамбурге, да и у нас тоже. Но это будет не раньше весны.

@темы: фики, Не только Дягилев или "вообще о балете", Мы очень любим оперу, Дягилев и все-все-все, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили (Billy Budd), Sebastian Haynes, Rudolf Nureyev, Royal Danish Ballet, John Neumeier and his ballets, Erik Bruhn, Constantin Patsalas, "La Sylphide", "Giselle"

12:35 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
gr_gorinich выложила пересказ второго акта "Нижинского" - тоже очень подробный, с видео- и фотоиллюстрациями.

14.10.2016 в 18:43
Пишет gr_gorinich:

"Нижинский", пост третий, акт второй )
читать дальше

URL записи

@темы: Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

01:47 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
Выложу, пока не забыла. Никогда раньше не видела этой фотографии, а она прелестная. И выцеплена в инстаграме - что и говорить, там ей самое место, очень инстаграмная фоточка получилась. Особенно хорош Дягилев, выглядывающий сбоку из-за чьей-то шляпы.


@темы: Дягилев и все-все-все

17:01 

Я и сам все понимаю, зачем же меня еще и бить?
gr_gorinich выполнила свою страшную угрозу и написала огромный пост-пересказ балета "Нижинский". Причем это только первый акт, значит, будет еще один пост и акт второй. А пока можно наслаждаться первым актом - и подробнейшим рассказом с фотографиями, гифками и видеоотрывками. Правда, я изо всех сил советую прочитать, впечатление офигенное. Я как будто еще раз посмотрела полбалета - и снова ощутила, что хочу это увидеть снова, целиком, в реале, с Иваном Урбаном и с Александром Рябко. И видеоверсию тоже хочу. Две видеоверсии. Три видеоверсии. И фотобук с разными кастами. И пост gr_gorinich о втором акте.

12.10.2016 в 16:26
Пишет gr_gorinich:

Итак, "Нижинский", попытка вторая )
В общем, тут будет очень много слов, а еще фото, гифок и видео, так что под кат - на свой страх и риск )

читать дальше

URL записи

@темы: John Neumeier and his ballets, Дягилев и все-все-все

Черновики и черт

главная