• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: антон долин (список заголовков)
22:09 

Хочешь песенку в награду?
Очень люблю это па-де-де, но пока что никому, ни в живом спектакле, ни в видеозаписи, не удалось тронуть меня так, как это делают Карла и Эрик. Вот уже наизусть знаю, как они здесь танцуют, а смотрю, как впервые, и чувствую, что вот-вот разревусь. Они удивительные. И Эрик - невесомый, легкий, хрупкий, миллион раз повторяла, но что тут еще скажешь: он сам здесь как виллиса, тень, неземное существо.
А еще, пересматривая это па-де-де, всегда вспоминаю рассказ одного старого балетомана с американского балетофорума: он вспоминал, как однажды в живом спектакле Эрик-Альбрехт в прыжке поймал цветы, которые бросала Жизель. Сейчас, по-моему, никто даже и не пытается так делать. А вот Патрик Долин говорил - ну, может, и приукрашивал, знаем мы Патрика, он соврет - недорого возьмет (но подороже, чем Лифарь), так вот, Патрик Долин вспоминал, что в его время (читай: он сам) Альбрехт всегда ловил цветы, брошенные Жизелью, и прям иначе и быть не могло.


@темы: "Giselle", Carla Fracci, Erik Bruhn, Антон Долин

12:35 

Хочешь песенку в награду?
John Hall опять балует всех балетными редкостями. На этот раз нам предлагается документалка The Romantic Era: отрывки из романтических балетов девятнадцатого века, утраченных и неутраченных, в исполнении Алисии Алонсо (с Хорхе Эскивелем), Карлы Фраччи (с Джеймсом Урбеном), Гилен Тесмар (с Микаэлем Денаром) и Евы Евдокимовой (с Петером Шауфуссом). В перерывах между па-де-де балерины в штатском беседуют о романтических балетах (признаться честно, я еще толком документалку не посмотрела, так что не могу точно сказать, о чем конкретно они беседуют - да обо всем: как танцевать, как мимировать и все такое). Ближе к концу в документалке появляется неотразимый Патрик Долин в белых брюках, рассказывающий о том, как восстанавливал/пересоздавал Pas de Quatre. На поклонах после Pas de Quatre этот Патрик выходит со всеми на сцену, всем балеринам целует ручки, а кого-то - кажется, Тесмар - даже обнимает. В общем, прелесть, а не Патрик.
Ну и главное-то, главное - кто закадровый текст произносит в документалке? Ну конечно, это он, это Эрик! Обидно только, что в кадре он ни разу не появляется. Но как же приятно его послушать. Хотя зря, зря его не показали, посадили бы его вместе с балеринами, он бы тоже романтические балеты обсудил. А так остается легкая неудовлетворенность, как будто чего-то недодали. Хотя я и понимаю, что всего мне додали, это уж я стала жадная и чересчур много хочу.


@темы: Carla Fracci, Erik Bruhn, Антон Долин, Не только Дягилев или "вообще о балете"

13:29 

Хочешь песенку в награду?
Всякие интересные балетные видео так и сыпятся в этом январе. С одной стороны, это хорошо, может быть, это намек на то, что новый год будет тучным в отношении балетных видеоредкостей, а с другой стороны - вдруг все и высыпется в январе, а оставшиеся одиннадцать месяцев придется лапу сосать? Не знаю, ладно, что толку загадывать. Лучше смотреть то, что подкидывает мироздание. А мироздание на днях подкинуло потрясающую штуку: "Жизель" с Алисией Марковой и Антоном (он же Патрик) Долиным. Съемка 1951 года, Долин уже, пожалуй, past his prime, а Маркова - пожалуй, еще нет. Да что там, совершенно точно нет, у нее впереди "Жизель" с Эриком Бруном, да и вообще много всего, и она очаровательна.
Конечно, никому не посоветуешь знакомиться с "Жизелью" по такой записи. Это что-то типа краткого пересказа, получасовая выжимка из двух актов с периодически звучащим закадровым комментарием. Так что, конечно, изначально эта "Жизель" предназначалась именно для знакомства неподготовленного зрителя с балетом: тут ему действие подробно растолковывали и тут же иллюстрировали. Время от времени эти комментарии здорово мешают, но к счастью, они достаточно коротки и не успевают как следует взбесить и отвлечь от балета. И еще лично мне время от времени мешало откровенно ускоренное изображение и ускоренная музыка, особенно в адажио второго акта. Но с этим ничего не поделаешь, с этим надо смириться.
В центре здесь - конечно, сама Жизель, Маркова, Альбрехт-Долин отодвинут на второй план, Илларион - статист и отрицательный гном, вариации Мирты вырезаны. И Маркова очень хороша, и глядя на нее, страшно жалеешь, что не сохранилось полной версии "Жизели" с ней - чтоб были все нюансы, все мелкие детали, все вариации и выходы. В первом акте она производит впечатление весьма темпераментной девушки без каких-либо проблем с сердцем - надо видеть, как в сцене безумия она срывает ожерелье и чуть ли не хлещет им Альбрехта. И закалывается она вполне ясно и недвусмысленно, очень выразительно вонзает меч Альбрехта себе в грудь. Хотя в целом сцена безумия - тоже с купюрами - кажется скомканной и не производит нужного впечатления. Хотя опять же, если зрителю не с чем сравнивать, ему и этого хватит. Во втором акте Маркова тоже очень хороша - но тоже так жаль, что во втором акте от ее партии остались одни обрывочки. И видно, что и ей, и Долину, и кордебалету (кстати, очень славному и слаженному кордебалету Английского Национального балета, он же - в то время - [London] Festival Ballet) - ужасно тесно в выстроенных декорациях, развернуться практически негде, приходится страшно ограничивать прыжки. Эта стиснутость пространства тоже не идет "Жизели" на пользу. Но что поделать, приходится довольствоваться тем, что есть.
Долин - ну, у меня к нему слабость, поэтому я к нему снисходительна. Меня даже его манерность умиляет и забавляет. А еще у его Альбрехта славные отношения с оруженосцем, что тоже приятно, жаль, не написали, кто тут был этим самым оруженосцем. Во втором акте у Альбрехта ужасный костюм - эти буфы на плечах здорово его уродуют. Поддержки он делает хорошо. Танцует - ну, танцевать ему приходится очень мало, но с учетом его возраста, времени, возможностей и места - выглядит его танец далеко не так удручающе, как мог бы выглядеть. А, и ноги у него красивые, вот. Ну и вообще, в кои-то веки можно посмотреть на танцующего Патрика Долина, это же здорово. В общем, я довольна.
Ой, а еще тут замечательно натуралистичное утопление Иллариона. И интересная деталь: Илларион тут тоже пытается найти спасение у креста Жизели, такого я больше ни в одной версии не видела. И поскольку Илларион тут совсем нетанцующий, то его и не затанцовывают толком, но топят очень хищно, зачет виллисам, молодцы.


@темы: Антон Долин, "Giselle"

13:35 

Хочешь песенку в награду?
19 августа - вдвойне балетный день: с одной стороны - ГКЧП и "Лебединое озеро", с другой стороны - начало продаж в Королевском датском театре. Кстати, можно купить билетик и на "Лебединое озеро". Но я не стала, у меня другие планы и приоритеты.
Обилетилась со всех сторон: сначала взяла три билета на ноябрьскую "Жизель". Потом подумала: а чего я сомневаюсь, деньги у меня сейчас есть, надо и об апрельских билетах позаботиться. И взяла два билета на программу Ballet de Luxe и билет на Giant Steps - вечер современного балета. И сразу же билет на самолет прикупила - пока не расхватали те, что подешевле (хотя уже расхватали). И теперь кадавр полностью удовлетворен. Нет, не совсем, я еще подумаю об "Опасных связях", но они будут в мае-июне, время еще есть, вряд ли на них быстро разберут билеты.
И теперь надо опять идти работать, чтобы отбить расходы. Но перед уходом расскажу веселую историю, вычитанную перед сном у сэра Питера Райта. Питер (тогда еще вовсе не "сэр") танцевал в балете Сэдлерс-Уэллс, было ему тогда 23 или 24 года - следовательно, на дворе стоял 1949 или 1950 год. Патрик Долин (тоже тогда еще не "сэр") проводил па-де-де-мастер-классы для мальчиков и девочек Сэдлерс-Уэллс. Он обратил внимание на Питера, которого видел в роли Эвсебия в фокинском "Карнавале", расхвалил его и предложил провести с ним, так сказать, приватный инструктаж. Польщенный Питер, конечно, согласился: еще бы! сам Патрик Долин ему такое предлагает! Кто бы отказался вообще? Хитрый Патрик зазвал Питера на вечеринку в Челси - где, само собой разумеется, ни о каком инструктаже и речи быть не могло. Вечеринка затянулась, и не только хитрый, но и находчивый Патрик предложил Питеру махнуть домой к Ричарду Аддинселлу: мол, там полно места, очень удобно, в самый раз для инструктажа. Питер был не дурак и понимал, к чему ведет Патрик, но все-таки был намерен воспользоваться щедрым предложением Патрика и поработать с ним над ролью Эвсебия. Однако уже по пути к Аддинселлу (Патрик раздобыл автомобиль с шофером, высший шик) Питер окончательно понял, чего хочет Патрик, и дал понять, что он в этом совершенно не заинтересован. Ну ладно, приехали все-таки к Аддинселлу, Патрик уговорил Питера зайти в дом - мол, мы только поговорим о роли, честное слово. И стоило им сесть рядом на диванчик, как Патрик буквально набросился на Питера. Ой, Патрик, нельзя же так. Разумеется, Питер возмутился, вскочил, заявил, что он не за этим сюда пришел, и дал деру. В общем, ничего Патрику в тот раз не обломилось. Но при этом, отмечает сэр Питер, Патрик на него не затаил зла и потом был всегда с ним приветлив. Да и сам Питер, судя по всему, был на Патрика не в обиде за эти штучки.
Тут я еще по аналогии вспомнила историю с юным Дики Баклом, которого Патрик в свое время заболтал до такой степени, что увез из Оксфорда в Лондон, переночевал с ним в каком-то подозрительном отеле, а утром дал Дики пять шиллингов на билет и отправил обратно в Оксфорд, к с ума сходящим родственникам. У меня и раньше не было особых иллюзий насчет того, зачем Патрик на самом деле тогда увез Дики, а сейчас эти иллюзии и вовсе развеялись. Похоже, это просто был стиль ухаживаний Патрика. Ну и с Дики ему явно повезло больше, чем с гетеросексуальным Питером.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Антон Долин

18:49 

Хочешь песенку в награду?
Вдогонку к дягилевской записи (ох, давно у меня ничего не было про Дягилева, что-то меня на вторую половину двадцатого века все сносит, да на современность) - отличная фотография Ноймайера пусть не с Дягилевым, хехе, но с Патриком Долиным. Два выдающихся носа мирового балета (не менее выдающихся, чем выдающиеся же мировобалетные профили Аштон и Брун). Превью, по клику открывается в полном размере.


@темы: John Neumeier and his ballets, Антон Долин

15:57 

Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, лови обещанную статью про "Призрак розы" вообще и про Джона Гилпина и постановку Шотландского балета в частности. По-моему, ничего так получилось, интересно. Это декабрьский номер Dance and Dancers за 1982 год. И лучше не думать, читая, что на момент выхода этого номера Гилпину оставалось жить всего полгода.:(
Фотографию с ним в образе Призрака розы я отсканировала отдельно, наслаждайся. А в самой статье есть фотография Патрика Долина все тем же Призраком. Но Патрик - это все-таки не Призрак, это Красавчик в образе Призрака.:)


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все, Антон Долин

20:02 

Хочешь песенку в награду?
В январском номере Dance and Dancers за 1983 год читаю новостную хронику: Национальный балет Канады ищет нового худрука. Дальше целый абзац посвящен перечислению качеств, коими должен обладать кандидат (административные способности, большой опыт и обширные знания в области искусства, особенно в области танца, преданность классическим традициям, но при этом - интерес к современному танцу и желание включать в репертуар работы современных хореографов, и тэ дэ, и тэ дэ), а в конце приписочка: упс, последние известия - должность занята (можете не трудиться, составляя резюме), имя победителя смотрите на такой-то странице. Я знаю его имя, но с удовольствием посмотрела на него еще раз. И в том же номере, кстати, был очень приятный обзор книги Грюна, посвященной все тому же победителю (а фамилия его слишком известна, чтобы я ее называла). Джон Персиваль написал об этой книге пусть кратко, но вполне комплиментарно, хотя и отметил, что там были кое-какие ошибки (например, Грюн превратил два разных балета, "Галантские танцы" и Пигмалион", в один балет - "Танцы Галатеи и Пигмалиона"). И еще он написал о своих собственных ощущениях от этой книги, и я не могу удержаться и не процитировать несколько строк: "Although I thought myself well informed on Bruhn's life and career, I learned a lot more from this book. What I did not learn was his motivation - "What makes Erik run?" On these pages, as in life, he is affable but reserved, immensely talented but making things hard for himself, charming but enigmatic. And isn't it frightening to learn that the man whom Rudolf Nureyev, in absolute sincerity, regarded as the best male dancer in the world, had only four or five times in his whole life "a feeling of completeness" on stage?"
Но вот эта ссылочка на Рудольфа - мол, сам Рудольф считал Эрика лучшим, чего ж этому Эрику вообще надо? - меня посмешила и напомнила строчку из дневника Прокофьева - о разговоре с Дягилевым: "Хвалил четвёртый акт и многое в Рулетке: «Ни на что не похоже, как говорит Маркевич...». Словом, теперь maitre'ы оцениваются цитатами из Маркевича". Вот и тут мэтры оцениваются цитатами из Рудольфа.:)
О, кстати, в январском номере Dance Magazine за 1982 год было очень любопытное интервью с Витторио Риети (итальянский композитор и, среди всего прочего, автор балетов "Барабо" и "Бал", поставленных у Дягилева), и там, среди всего прочего, упоминалось и имя Маркевича. А пожалуй, перепишу тоже, пусть тут будет.

Интервьюер: Didn't Diaghilev also ask you to take on Igor Markevitch, his last protégé, as a pupil?
Риети: Yes, that was this young prodigy, Markevitch. He was a student of Nadia Boulanger, like everyone else. And so Diaghilev fell in love. That's another story. I don't want to...
Интервьюер: Actually, that's in the books now.
Риети: Well, Diaghilev asked me to give Markevitch some orchestration lessons. Markevitch had written a concerto for piano and supposedly orchestra, and Diaghilev wanted to present him, playing this concerto, during the London season in 1929. But the piece was sketchy, not orchestrated, so the lessons I gave to Markevitch were mostly around that piece. He was very quick. He didn't know anything about the orchestra, but he was very quick, very intelligent. He came and he understood, in a minute. A long story, Markevitch.

А Патрик Долин, вредная личность, вспоминал, как одолжил Маркевичу костюм - как раз когда Маркевич играл свой концерт для фортепиано с оркестром в Лондоне, во время последнего дягилевского сезона. И мол, фрак сидел превосходно, брюки тоже, а вот сочинение Маркевича не произвело на публику никакого впечатления. (Как там у Лидии Гинзбург говорила Ахматова? "Вот сыр, вот колбаса, а гостей, простите, посадили".) Впрочем, потом Патрик начинает рассуждать о том, что любовь слепа и вообще, и хочется спросить, уж не ревновал ли он, часом, Дягилева к Маркевичу? Но уже не спросишь, да он и не ответит.

@темы: Дягилев и все-все-все, Антон Долин, Rudolf Nureyev, Erik Bruhn

19:36 

Хочешь песенку в награду?
Я читаю Мейнерца быстрее, чем пересказываю, и сейчас уже добралась до семьдесят второго года, отставки и депрессии Эрика. И наконец-то прочитала подробнее про его отношения с Кевином Хайгеном. Ну не могу удержаться и не написать пост, это такая прелесть, что прямо хочется стать шиппером этой пары, хотя, казалось бы, "в каноне слэша нет", вернее, между ними - ничего такого не было. По крайней мере, сам Хайген так утверждает, и надо верить ему на слово, потому что больше верить некому.
Краткая предыстория: в августе 1972 года Эрик возвратился в Данию, в свой дом на Фиалковой улице. Флемминг Флиндт пригласил Эрика поставить "Шопениану" с Королевским Датским балетом, и Эрик принял это предложение. Премьера была назначена на 4 ноября. Сначала дома у Эрика гостила Марит Гентеле (с ней связана отдельная печальная история, я еще расскажу ее подробнее), а когда она уехала домой, в Стокгольм, Эрик пригласил к себе Кевина Хайгена, которому тогда было семнадцать лет.
Познакомились они в Нью-Йорке, когда Кевину было лет пятнадцать-шестнадцать, и он занимался в Школе Американского балета. Там, в классе Стэнли Уильямса, он и встретил Эрика. "Он всегда стоял позади меня и подсказывал мне, что делать". Кевин мечтал попасть в Нью-Йорк Сити Балле после окончания школы, но Баланчин не принял его, и Эрик случайно столкнулся с Кевином как раз в тот день, когда Кевин узнал, что в НЙСБ его не берут. "Я как раз выходил из здания, а Эрик входил. Он увидел, что я плачу, и спросил, в чем дело". Эрик отвел Кевина в ресторан на Бродвее, накормил, успокоил, а потом устроил его в юношескую труппу АБТ (если я правильно поняла, что имеется в виду под juniorkompagni). Эта труппа явно работала с промежутками, не на постоянной основе, и Эрик настойчиво советовал Кевину найти дополнительную работу. "Ты не должен становиться жертвой обстоятельств", - говорил он довольно жестко, но Кевин не обращал внимания на эту жесткость и был очень благодарен Эрику за помощь и за то, что Эрик явно отличал и привечал его. В свободное время Кевин работал официантом в ресторане, куда Эрик часто приходил поесть, и Эрик оставлял ему щедрые чаевые. Больше того - Эрик устроил Кевина жить у Криса Аллена, своего нью-йоркского друга (Эрик и сам останавливался у него). И когда в августе Эрик улетал из Америки в Данию, то попросил Кевина проводить его в аэропорт, и в такси дал Кевину конверт с деньгами. Там было триста долларов. "Это для Криса, плата за квартиру, - сказал он. - Но лучше оставь их себе. У него достаточно денег".
Музыкальная пауза, товарищи. Группа Pet Shop Boys исполняет песню "Rent":

You took me to a restaurant off Broadway
To tell me who you are
We never-ever argue, we never calculate
The currency we've spent
I love you, you pay my rent

Конец музыкальной паузы.
Итак, Эрик пригласил Кевина в Данию - чтобы Кевин ассистировал ему в работе над "Шопенианой". И Кевин, естественно, остановился дома у Эрика. По его воспоминаниям, этот старый дом, перестроенный и отремонтированный после смерти матери Эрика в 1962 году, производил довольно странное впечатление: "...он был похож на собор". Всюду были мозаики из цветного стекла, комнаты были разделены мраморными арками, а на стенах висели портреты в бело-голубых тонах - лица, лица, лица, смотревшие со всех сторон. И вот в этой готичной (чтоб не сказать - макабричной) обстановке они жили вдвоем. Причем работа над "Шопенианой" шла так себе. Кевин вспоминал, что Эрик опять мучился болями в желудке, которые уже почти не прекращались. "Дом был битком набит ящиками с лимонной водой, и он пил ее все время. Он добавлял туда водку и ничего мне об этом не говорил. Он пил целые дни напролет". Казалось, он совершенно отказался от работы над "Шопенианой". Кевин был теперь на попечении Веры Волковой. "По вечерам, когда он был уже совсем пьян, он спрашивал, как у меня идут дела с Верой. <...> Он говорил о Дании, о том, что эта страна - рай для посредственностей. "Здесь можно быть не хорошим и не плохим", - часто повторял он и разражался смехом".
Кевин считал, что Эрик не был в него влюблен и не пытался его соблазнить. Эрик казался ему нервным, заботливым и робким. "Мы спали вместе, но это было невинно. По утрам он раздвигал занавески, готовил и подавал мне завтрак. Это было очень трогательно, но мне было так грустно смотреть на него. Я не понимал, в чем дело, но я видел, что ему плохо, и мне казалось, он боится оставаться один".
Литературная пауза. Пирожок с бородой:

я никогда не спал с мужчиной
ну то есть нет конечно спал
но просто спал вобще без секса
ну то есть что считать за секс

Конец литературной паузы.
Однажды Кевин вернулся из театра и обнаружил, что Эрик спилил яблоню в саду и срезал розовые кусты. "Он был пьян, он был в маниакальном состоянии и он изуродовал сад". А вскоре после этого случая Эрик пережил самый серьезный приступ болезни за все эти годы. Я уже описывала, как это было: смесь валиума и виски, вкупе с сильнейшими болями, довела Эрика почти до обморока. Кевин нашел его практически без сознания, вызвал Сьюз Уолд, вместе с ней отпоил Эрика кофе и немного привел в себя. К сожалению, на описании этого припадка Мейнерц и заканчивает рассказ об отношениях Эрика и Кевина. Больше Кевин в книге не появляется, а жаль. Неизвестно, когда они разъехались и расстались, неизвестно, поддерживали ли они потом хоть какие-то отношения. Я пока даже не поняла, была ли поставлена в конце концов многострадальная "Шопениана". Но зато я знаю, что сейчас Кевин Хайген работает в Гамбурге, старшим балетмейстером Гамбургского балета. С Гамбургом его связывают долгие отношения, он там и выступал много, начиная с 1976 года (и между прочим, все желающие могут посмотреть на Кевина в "Легенде об Иосифе" Ноймайера, она лежит на рутрекере). А в книге Патрика Долина "Friends and Memories" я нашла пару снимков Кевина с Патриком на репетиции "Голубого экспресса" - да-да, балета Брониславы Нижинской, поставленного специально для Патрика в бытность его премьером в дягилевской компании. Из Кевина, скажу я вам, тоже получился очаровательный Красавчик. Вот только не знаю, был ли в конце концов поставлен "Голубой экспресс" с ним в главной роли, или все ограничилось репетициями. Но все равно я была очень рада его увидеть.
А вот фотографий Кевина с Эриком - нет. Вернее, может быть, они и существуют, но у меня их нет. Так что живописной паузы не будет. И вообще, пост окончен.

@темы: Erik Bruhn, Антон Долин, Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni"

13:33 

Хочешь песенку в награду?
ЗФБ закончилась, но пока моя команда не выложила деанон, то и я подожду выкладывать свои работы. Хорошо сыграли, хотя я рыбодебилила по-страшному и опять убедилась, что командные игры - это все-таки не мое. Хотя это и так давно было ясно.
У Грюна вычитала историю, которой не было у Мейнерца: про репетиции "Жизели" в 1955 году. Патрик Долин, бывший партнер Марковой и образцовый Альбрехт своего поколения, действительно явился на одну из репетиций, чтобы дать Эрику кое-какие ценные указания относительно партии Альбрехта, особенно во втором акте. Но как вспоминал Эрик в книге Грюна, вместо того, чтобы помогать Эрику, Патрик проводил все время, старательно цепляясь к Алисии. Их профессиональный разрыв был еще очень свеж, а Патрик, похоже, пытался изо всех сил превратить его еще и в разрыв личный. Ну что за невыносимый человек! Так что на репетиции, когда Эрик и Алисия отрабатывали высокие поддержки во втором акте, милый Патрик приставал к Эрику с заявлениями типа: "Нужно быть сильным, как бык, чтобы оторвать ее от земли. У тебя хватит сил? Ты же понимаешь, какая она тяжелая, правда?". Алисия никак не реагировала на эти инсинуации, а вот Эрик был крайне смущен и вспоминал потом, что Патрик "ошибался": Алисия была очень легкой.
Скорее всего, все эти язвительные замечания Патрика могут свидетельствовать лишь о его дурном нраве. Но я прочитала эту историю и вспомнила мемуары Юрия Зорича (тоже той еще язвы и вредины, он только от Мясина был без ума): там Зорич мимоходом пожаловался, что хоть Алисия Маркова и казалась невесомой, как перышко, "но перышко это было чугунное" - ему было очень трудно выполнять с ней высокие поддержки, потому что она не помогала партнеру, повисала всем весом на его руках. Так что может быть, и в словах Патрика было какое-то зернышко истины, и Алисия далеко не всегда и не со всеми была "легкой" партнершей. Кстати, Патрик и Зорич очень забавно перекликаются: Зорич заявлял, что поднять Алисию "мог бы только вокзальный носильщик", а Патрик еще в бытность свою бэби при Дягилеве однажды устроил скандал, репетируя с Александрой Даниловой. Данилова и Баланчин тогда только-только приехали из СССР, и наголодавшаяся Данилова набросилась на европейскую еду и сильно поправилась. А Патрик из-за этого ныл на репетициях и говорил, что не будет с ней танцевать, она тяжелая, а он не "piano mover" (так емко сказано, что и переводить жаль). В общем, что Патрик, что Юрочка Зорич - оба те еще джентльмены.
А вот Эрик себе таких заявлений не позволял. А между прочим, имел больше прав жаловаться, чем они, потому что вообще был к поддержкам не приучен: не было их в бурнонвильской школе. И когда он впервые столкнулся с русским балетным репертуаром и с поддержками в "Спящей красавице", в "Лебедином", в "Щелкунчике", то намучился страшно: и спина у него болела, и поддержки ему удавались не сразу. Кстати, с той же Алисией у него тоже поначалу шло не все гладко: до "Жизели" они вместе выступали в "Сильфидах", и когда на репетиции Алисия предложила ему сделать поддержку, Эрик в первый раз просто не смог оторвать ее от земли. Алисия заметила тогда, что привыкла к партнерам посильнее. Но уже на следующей репетиции все наладилось, и проблем больше не возникало.

@темы: Erik Bruhn, Не только Дягилев или "вообще о балете", Антон Долин, "Giselle"

03:35 

Хочешь песенку в награду?
Мне стыдно, да. Единственная внятная мысль после фильма "Портрет Жизели": как я завидую Патрику, он целуется с Карлой Фраччи! Я тоже так хочу! Нет, если серьезно, фильм очень интересный, нарезка из разных версий "Жизели" (со Спесивцевой, с Марковой, с Алисией Алонсо, с Иветт Шовире, с Улановой, с Фраччи, с Макаровой) - прекрасная, хотя все время хочется еще и побольше, сам Патрик Долин, конечно, жжет и пепелит, и хвастается, что Дягилев его звал "бэби", и один только минус даже не у фильма, а у рипа - звук очень сильно убегает вперед, смотреть тяжеловато. Но Карла Фраччи... нет, не могу, она так прекрасна, что я официально заявляю: влюбилась в нее по уши. Теперь оставлю здесь ее фотографию, а сама пойду спать, и пусть Карла мне приснится.


@темы: Carla Fracci, Антон Долин, "Giselle", Не только Дягилев или "вообще о балете"

13:19 

Хочешь песенку в награду?
Копала перед сном англоязычный балетный форум, узнала, что:

1) "Лебединое озеро" в постановке Эрика для Канадского национального балета было все-таки записано для телевидения и где-то хранится, дожидаясь своего часа. Запись 1967 года, цветная, шестьдесят две минуты, партию Зигфрида исполнил сам Эрик, а партию Черной королевы (она заменила Ротбарта в бруновской постановке) - Селия Франка, совершенно удивительная женщина.

2) один из юзеров рассказывал о своих самых ярких балетных впечатлениях и среди всего прочего назвал Эрика Бруна в роли... все твердо стоят на ногах?.. Избранницы в "Весне священной"! Теперь мне не избавиться от чудного видения: Эрик в платье и гриме (и с косами!) Избранницы из постановки Нижинского. Но вообще странно, я нигде больше не встречала информации о том, что Эрик танцевал в "Весне священной", да еще и исполнил такую необычную роль. Но... приедет Мейнерц, Мейнерц нас рассудит, он наверняка знает, где там Эрик танцевал.

3) пара слов о "Жизели", как всегда. В 1955 году Эрик танцевал в "Жизели" АБТ с Алисией Марковой - и, как сам потом вспоминал, был поражен тем, что какой-то "единой" версии постановки в АБТ не существовало, и Маркова легко и естественно танцевала попеременно в очень разных интерпретациях "Жизели". Так, когда она танцевала с Игорем Юшкевичем, то в конце первого акта Жизель умирала на руках своей матери, а несчастный Альбрехт бросался за утешением к Батильде и склонял голову ей на плечо. Сам Готье, соавтор либретто, это придумал и прописал, но на мой взгляд - это фу какая гадость, и слава богу, что в более поздних постановках от этого, кажется, стали отказываться: пусть Жизель чаще продолжала умирать в объятиях своей матери, а не Альбрехта, но Батильда вовсе не спешила утешать Альбрехта, а отворачивалась от него и уходила (а Альбрехта утешал оруженосец). Ну вот, а когда Маркова танцевала с Бруном, то сказала ему, что предпочитает "долинскую" версию: Жизель умирает в руках Альбрехта, и тот ее обнимает, пока занавес опускается (это я видела в версии с Бессмертновой и Лавровским). Впрочем, Долин вообще играл очень влюбленного в Жизель Альбрехта.
В том же обсуждении один юзер вспомнил, как на одном представлении (я думаю, правда, это были уже шестидесятые годы) в па-де-де с цветами во втором акте Эрик прямо в прыжке ловил цветы, которые бросала ему Жизель. В фильме 1969 года он, правда, их не ловит, но пытается поймать, не дожидаясь, когда они упадут на землю (в других версиях Альбрехты обычно делают прыжок после того, как цветок падает на землю). А другой юзер вспомнил, как Долин говорил его приятелю, что в его времена все Альбрехты ловили цветы Жизели прямо в воздухе. Если танцовщик этого не делал, это был признак того, что он не в форме. Правда, я не знаю, не привирал ли бэби ради красного словца, с него бы сталось.:) Эх, хотела бы я найти "Жизель" с Марковой и Долиным, ну хоть какие-нибудь большие танцевальные отрывки. А то все, что мне пока удалось выудить на ютюбе - мимическую сцену с ромашкой. В ней, конечно, видно, что Маркова очаровательна, а у Долина красивые ноги, но мне этого мало.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Антон Долин, "Giselle", Erik Bruhn

17:19 

Хочешь песенку в награду?
Перечитала у Патрика Долина в "Last Words" пару страниц, посвященных Нуриеву. Патрик очень весело вспоминал, как однажды закатил коктейль-пати на своей вилле в Монте-Карло (он не указывает год, но я думаю, это было в первой половине шестидесятых) и позвал толпу гостей на коктейли и на главное блюдо - Нуриева. Лил дождь, но все приглашенные приехали, как миленькие, и теребили Долина, нетерпеливо выспрашивая: "Ну когда же приедет Нуриев?". Ну, время шло, Нуриева нет, Патрик стоял и болтал с Констанс Хоуп, когда она вдруг спросила: "Пат, кто этот бандит у тебя за спиной?".
Патрик подумал: ну, круто, этого ему и не хватало - разбой, вооруженный грабеж, скандал на все Монте-Карло. А бандит положил руку ему на плечо и в тот момент, когда Патрик уже ждал ножа в спину, сказал: "Антон, я опоздал. Должен был проводить Эрика в аэропорт. Весь промок, хочу чего-нибудь выпить". Конечно, это был никакой не бандит, а вымокший до нитки Нуриев в кожаном пальто. Ему немедленно дали выпить водки, и все закончилось хорошо.
Интересно, что Патрик в мемуарах не уточняет, что это был за Эрик такой, не называет фамилии Бруна. Не знаю, почему, наверно, просто не счел нужным уточнять - мол, все и так знают, кто был этот Эрик при Руди. И о Бруне вообще не пишет ни слова, а вот о Нуриеве - как я уже сказала, несколько страниц, и с большой симпатией. Вспомнил даже веселый диалог: однажды, после великолепного спектакля, когда Нуриев и Фонтейн выступали перед Королевой-матерью Елизаветой и принцессой Маргарет, Патрик подошел к Нуриеву и заявил: "Руди, дорогой мой, я сейчас поцелую тебя в первый раз". На что Нуриев ответил: "Почему бы и нет, Антон? Я уверен, нам обоим понравится". Оба хороши, чего уж там. И любопытно, что Нуриев - ну, если верить Патрику - звал его по имени-псевдониму.
Ну и выложу фотографию с героями этого поста. В общем-то, нет смысла перечислять тех, кто представлен на снимке, там все и так подписаны.:)


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Антон Долин, Rudolf Nureyev, Erik Bruhn

19:29 

Хочешь песенку в награду?
Я еще летом получила и прочитала книгу Джона Драммонда "Speaking of Diaghilev" - сборник интервью плюс интересное предисловие и послесловие. И уже тогда хотела надергать оттуда всяких интересных мелочей, да закрутилась, забегалась, зачиталась чем-то другим. А на днях снова достала Драммонда, перелистала и решила все-таки кое-что из него выписать и в пост сложить. Но честное слово - это совсем разрозненные обрывочки информации, ничего серьезного. Но вдруг кому-нибудь будет интересно?

По воспоминаниям Карсавиной, леди Рипон нежно звала Дягилева "тюленем". Немудрено, что Ваца в ответ обозвал леди верблюдом - тоже с самыми добрыми чувствами.

Не помню, рассказывала ли я об этом уже, ну, повторю на всякий случай: Вера Судейкина-Стравинская говорила Драммонду, что Борис Кохно жаловался ей на Дягилева - а вернее говоря, на секс с Дягилевым: "Верушка, это невыносимо, но я не хочу от него уходить!". На что мудрая Вера якобы посоветовала Борису сделаться из любовника секретарем. Любопытная история - и, как верно замечал сам Драммонд, Вере незачем было лгать ему. Но по воспоминаниям самого Кохно (пересказанным у Дики Бакла), никаких особых страданий из-за секса с Дягилевым он не испытывал, физическая связь между ними закончилась очень быстро, и они вполне полюбовно перешли к дружеским отношениям. Просто сам Дягилев был явно не очень заинтересован в Борисе как в любовнике.

Ромола Нижинская "с ястребиным носом и венециански-рыжими волосами" заявила Драммонду: "Дягилев был восхитителен. Все вокруг ошибались: я была единственной женщиной, которая нравилась Дягилеву". О, Ромушка! И хоть это звучит довольно абсурдно, но если вдуматься, Ромола вполне могла бы понравиться Дягилеву - если б имела своей целью нравиться ему, а не Нижинскому.

Однажды Драммонд спросил у Мари Рамбер, не знает ли она случайно слов песни "У нее была деревянная нога" (это французская кабарешная песенка, которую Стравинский использовал в первом акте "Петрушки", не зная, что ее автор жив, - а потом был вынужден платить ему авторские отчисления). Мим не растерялась и исполнила пять куплетов - "один грубее другого" - о том, что эта леди делала со своей деревянной ногой. Мне тут же вспомнился даррелловский капитан Крич, исполнявший "...старые матросские песни. Все подхватывают хором!".

Возле Оперного театра в Монте-Карло по инициативе Долина был установлен бюст Дягилева. Довольно страшненький, если судить по фотографиям, но все равно приятно, спасибо Долину и Антуаннете Монакской. Да, уже упоминала об этом, но не могу не восхититься снова вместе с Драммондом той откровенности, с которой Патрик признавался, "каким он был идиотом" в юности при Дягилеве. Ну и о сексуальной стороне своих отношений с Дягилевым рассказал только он (Мясин, Лифарь и Маркевич об этом молчали). И все-таки не следовало приводить Драммонда в подозрительный гей-бар, сводить его с каким-то мальчишкой, а потом сбегать, не оплатив счет. Причем охотно верю, что Патрик все это проделал от чистого сердца: мол, надо же человека развлечь, вот бар, вот хороший мальчик (Патрик этого мальчика "очень рекомендовал"), чего еще надо-то? А что счет не оплатил - ну, не при деньгах он, а Драммонд, конечно, при деньгах. Ох, Патрик, Патрик. Он был милый, я ничего не скажу, но иногда его хочется убить за все его выкрутасы.

Продолжение под катом

@темы: Антон Долин, Дягилев и все-все-все

03:36 

Хочешь песенку в награду?
Смотрю "Манию Жизели" Алексея Учителя - фильм-фантазию о Спесивцевой. И снят он не без вкуса, и в нем есть стиль, но когда там сначала появился Серж Лифарь, картаво напевающий Вертинского (и играл этого Сержиньку, между прочим, Охлобыстин - да-да, тот самый Охлобыстин, да еще и под псевдонимом Леопольд Роскошный), я начала сползать под стол, а когда следом явился Антон Долин - блондин! с полудлинными волосами! мямлящий, запинающийся и цитирующий Пушкина! - тут я совсем закисла со смеху. Долин с Пушкиным меня просто добил: он радостно заявил Спесивцевой, что отдаст жизнь за ночь с нею (ну да, смотри "Египетские ночи", ссылка поставлена), а Спесивцева так же радостно заявила, что согласна с Долиным подружиться, а спать с ним не будет. Боже мой, ну нельзя же так, ну я же умру от смеха. Нет, я все понимаю: это не биографический фильм, это фантазия, все понятно, но черт возьми, этот Долин...
А вообще-то, так, ради исторической справедливости сообщу, что Спесивцева и Долин (тогда еще Патрикеев) познакомились еще в 1921 году в Лондоне, когда Дягилев ставил там "Спящую красавицу". И Долин восхищался Спесивцевой, а она его называла "мальчик с полотенцем" - потому что он всегда подавал ей полотенце за кулисами, а еще передала ему тот самый знаменитый диалог Дягилева и Бакста о том, кто красивее всего в этом зале: по мнению Бакста, это были Спесивцева, он сам и "мальчик с большими карими глазами" - Долин. Так что Долину не было никакой нужды являться, как в фильме, к Спесивцевой в гости знакомиться, да еще и с неприличными предложениями.
Ладно, пойду смотреть дальше.
UPD. Досмотрела. Фильм по-своему очаровательный - меланхоличный, незатянутый, с "настроением". Но право, лучше бы авторы дали героям другие имена. А то человеку вроде меня очень трудно смотреть этот фильм спокойно. Сильнее всех пострадал Долин - вот уж от кого осталось только имя. Превратили его черт знает во что, в мямлю и тряпку, чтоб не сказать - в дурачка. Но манерничает он при этом, как самая натуральная fairy, и я уж не знаю, что там имели в виду авторы, но складывается впечатление, что они хотели сохранить Долину его каноническую сексуальную ориентацию. Получилось очень странно. Самая странная сцена с его участием - в конце фильма: когда он встречается с гражданским мужем Спесивцевой мистером Брауном, всхлипывая, объясняет ему, что любил Ольгу всю жизнь, а мистер Браун сочувственно кивает и на прощание целует Долина в губы. Что это было? Зачем это? К чему? Ну, Лифарь в этом фильме - это просто безудержная и бесстыдная пародия, спасибо, я похохотала. Что же до самой Спесивцевой - ну, как и все в этом фильме, к исторической Спесивцевой, я думаю, она имеет очень отдаленное отношение. Замашки роковой женщины ей не к лицу, истерика у нее получается чуть лучше, но тоже не блестяще. Но в некоторых сценах она изумительно хороша.
Итак, фильм странный, фильм лучше смотреть, не думая о прототипах, но в общем, не жалею, что посмотрела. Есть в нем странное очарование. А еще - в нем есть отрывки из киносъемки "Жизели" с настоящими Спесивцевой и Долиным. Правда, Долин там мелькает так, что его и не разглядишь, но все равно приятно.
запись создана: 22.11.2014 в 02:24

@темы: Антон Долин

18:25 

Хочешь песенку в награду?
Засунула в амазонский виш-лист "A Dance With Life", автобиографию Джона Гилпина - с предисловием Долина, разумеется. А пусть лежит, глядишь, куплю себе и Гилпина, мне интересно, как и о чем он писал. Гуляла по сети, узнала, что в пятьдесят четвертом году "Лондон Фестиваль Балле" поставил "Эсмеральду". Наталья Красовская была Эсмеральдой, Гилпин - Гренгуаром, Олег Брянский (тот самый, который жаловался, что Долин отдавал его роли своему "любовнику-англичанину") - Фебом, а сам Долин выступил в роли Фролло. Почему-то мне уже смешно: я видела пару версий "Эсмеральды", там везде Фролло - это не танцевальная, а мимическая роль, очень зловещая и противная фигура, прямо как у Алены-филологессы:

Фролло:
Я архидьякон Клод Фролло…

Редакторы Пузиков и Трескунова, дуэтом:
…Аскет, алхимик, мракобес,
Символизирующий зло,
Упадок нравов и регресс…

Как ни стараюсь, не могу представить себе Долина вот таким "конфликтом аскета с человеком". Но может быть, мне просто фантазии не хватает. А вот из Гилпина, я думаю, получился прекрасный Гренгуар (эх, люблю линию Гренгуар/Эсмеральда в этом балете, у них отношения гораздо интереснее, человечнее и милее, чем у Эсмеральды с Фебом). И еще любопытно, чем балет заканчивается. У Петипа - полный хеппи-энд, воссоединение Эсмеральды и Феба, "свобода поднимает стяги, ура, товарищи, ура". А вот что там поставил Николай Березов в "Лондон Фестиваль Балле" - я так и не поняла, то ли повесили Эсмеральду, то ли отпустили с богом, поди узнай. Мой идеальный финал "Эсмеральды": Феба - нафиг, Эсмеральда и Гренгуар воссоединяются и танцуют па-де-де с бубном, Фролло и Квазимодо тихо завидуют в стороне.:) Да только кто ж мне такой финал предложит?
А еще прочитала несколько некрологов принцессы Антуаннеты Монакской, второй и последней жены Гилпина (он умер через сорок дней после свадьбы с нею) - потому что заданные в поиск "долин + гилпин" непременно выносят на эти некрологи. Очень меня позабавило, как в одном из них Гилпина обозвали "beloved friend" Долина, причем именно что взяли эти два слова в многозначительные кавычки. А в другом некрологе, не мудрствуя лукаво, назвали Долина и Гилпина попросту парой.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Антон Долин

16:22 

Хочешь песенку в награду?
Вчера дочитала балетный том "Эвтерпа, ты?". Двойственные впечатления: много интересной информации, но сам Мейлах с каждой страницей раздражает все сильнее, мне даже самой было неловко. Все-таки не следовало ему превращать собственные ремарки в развернутые комментарии, это выглядит очень глупо: собеседник говорит о Фоме, Мейлах вклинивается с рассказом о Ереме. Его художественные отступления чаще всего неуместны и искусственны: понимаешь, что вряд ли он произносил эти монологи непосредственно во время разговора, скорее всего, он вставил их позднее, при подготовке книги. Но так они выглядят еще нелепее. Нет, на мой взгляд, нужно было просто писать комментарии к каждому диалогу и не выпендриваться. Но что сделано - то сделано, что уж теперь говорить.
Я так и не поняла, почему в книге не было беседы с Алисией Марковой. Сам Мейлах писал, что разговаривал с ней несколько раз, жаловался, как сложно было выбрать материал для публикации из этих бесед, несколько раз в диалогах с другими людьми упоминал о своих встречах с Марковой - но в самом книге диалога с ней так и нет. Странно и, пожалуй, обидно. Алисия наверняка рассказывала много любопытного - начиная от учебы у Астафьевой и выступлений у Дягилева и заканчивая работой с Мясиным, Долиным и компанией.
Было довольно любопытно отслеживать, кто как и о ком вспоминает. О Мясине - я уже об этом писала - говорили почти одно и то же: холодный, сухой, но с огненным темпераментом, прекрасный танцовщик (и до старости!), прекрасный хореограф, замкнутый человек, профи во всех отношениях; о Лифаре - чаще всего приязненно, были исключения, но мало, а в основном отзывались о нем хорошо; о Борисе Кохно - ну, его называли человеком нелегким и очень эксцентричным, но признавали его талант; о Нижинской - отзывались по-разному: соглашались, что она была не просто талантлива, а почти гениальна, но жаловались на ее невыносимый характер; о Леоне Войциховском все вспоминали с большой симпатией и говорили, что он был очень милым, приветливым человеком (хотя играл по-страшному, по-черному, как другие пьют); и, безусловно, все воздавали должное Баланчину. Но что меня удивило - отзывы о Долине. О нем все вспоминали очень мало и кратко, будто сговорились. И даже сам Мейлах это отмечал и пару раз говорил своим собеседникам: вот-де о Долине все отмалчиваются. И те соглашались, но, сказав пару слов, переводили разговор на другие темы. Меня это так удивило. Как будто вокруг Долина существует какая-то тайна или негласный запрет, как будто его и вспоминать не хотят. Так что информацию о нем я выуживала по крохам. Я бы еще поняла, если б это был какой-нибудь совсем второстепенный представитель балетного мира, танцовщик третьего эшелона, но ведь это же не так, он был - даже если это кому-то не нравится - заметной личностью. Но о нем предпочитают молчать.
Вот, например, Фредди Фрэнклин на прямой вопрос о том, каким был Долин, ответил одним предложением: "Долин прекрасный танцовщик, обладавший к тому же замечательным чувством юмора". Правда, он не ограничился этой характеристикой, а еще рассказал душераздирающую историю о том, как однажды поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем Леонид Федорович с Патриком Генриевичем из-за Веры Зориной, урожденной Бригитты Хартвик: "Зорину - Бригитту Хартвик, вторую жену Баланчина (а считая Шуру - третью) - я тоже знал с незапамятных пор, когда мы вместе с ней, Долиным и еще двумя английскими звездами участвовали в лондонском шоу "Балерина". И вот вышли мы как-то из театра и застали на улице... драку Долина с Мясиным! Оказывается, Долин открыл Бригитту где-то в Германии и пригласил ее участвовать в шоу, а Мясин посмотрел ее в спектакле и предложил подписать контракт с "Русскими балетами". Долин же считал, что имеет на нее больше прав. Но она выбрала Мясина". И выбрала, и какое-то время жила втроем с Мясиным и его женой Евгенией Деляровой. Но потом у Мясина любовь прошла, и Зорина переметнулась к Баланчину. Это история известная, но я и подумать не могла, что у Долина с Мясиным дело могло дойти до драки. Это даже представить себе смешно - и я почти уверена, что инициатором был Долин, с его-то ирландским темпераментом.
Данилова звала Фрэнклина Фреденькой - а вслед за нею это имя переняли и другие русскоязычные коллеги. Еще во времена труппы Марковой-Долина (тридцать пятый год или около того) Бронислава Нижинская, поначалу относившаяся недоверчиво к Фредди, однажды после репетиции с ним подошла к пианистке и сказала удовлетворенно, что ей удалось сделать из Фредди "настоящего русского мальчика".
Елена Траилина, рассказывая о Борисе Кохно, упомянула и Долина с Лифарем: "Когда я встречалась с Кохно, я была, что называется, "непростительно молода"... Как было бы интересно встретиться с ним сейчас! <...> Удивительный персонаж! Интересны его отношения с Лифарем. Оба находились рядом с Дягилевым, и соперничество между ними было страшное. А как Лифарь ненавидел Долина! А Долин - Лифаря!.." Вот тут я удивилась и пожалела, что Траилина не остановилась подробнее на этой теме. Ну ладно, допустим, из тех же воспоминаний Лифаря "С Дягилевым" можно сделать определенные выводы - по крайней мере, жгучая ревность юного Лифаря к Долину там видна невооруженным глазом. Но Долин - если судить по его книгам, но по чему же еще судить? - всегда отзывался о Лифаре очень дружелюбно. И так было всю жизнь, и уж где там была ненависть - ума не приложу.
Еще одно занятное замечание о Долине отпустил Олег Брянский. На вопрос Мейлаха: "Долин как будто человек веселый. Работать с ним, вероятно, было интересно?", - Брянский ответил: "Да. Но со мной все оказалось не так просто, потому что его любовник-англичанин был моим конкурентом на сцене, и Долин часто отдавал ему мои роли". В общем, в труппе "Фестиваль Балле" отношения Долина с Гилпином были секретом Полишинеля. И окружающие были уверены в том, что Долин покровительствует Гилпину не просто так за красивые глаза и талант, а именно как любовнику.
Николай Полаженко, тоже работавший в "Фестиваль Балле", рассказывал, как "мама Туманова" - мать Тамары Тумановой, обладавшая не меньшей известностью в балетном мире, чем ее дочь, - проводила спиритические сеансы, вызывая дух Дягилева, а тот "давал советы - почему-то всегда в пользу Тамарочки". А Наталия Красовская, говорившая по-английски с сильнейшим акцентом, заявила однажды: "I am the best Fokine dancer" - но произнесла эту гордую фразу так, что смысл получился совсем другой. Мейлах задал и Полаженко вопрос о Долине: "А что бы вы сказали о Долине? Я замечал, что о нем говорят не очень-то охотно..." - и Полаженко ответил кисло, что "Долин действительно человек был не всегда приятный, из-за своей склонности к саркастическим замечаниям. Однажды, например, на репетиции, где девушка проходит перед танцовщиками, выстроившимися в одну линию, он подозвал ее и спросил так, чтобы все слышали: "Ты почему такая толстая?". Я не выдержал и сказал: "Господин Долин, вы - сукин сын". Но танцовщик и балетмейстер он был замечательный, этого у него не отнять". Такая вот история. И больше, кажется, Мейлах уже никого не спрашивал о Долине.
А Жан Бабиле вспоминал о Мясине: "Мясина я впервые увидел в Лондоне, когда "Балет Елисейских Полей" выступал в театре Адельфи, куда наша труппа первой после войны приехала на гастроли. Я услышал, что Мясин сам танцует в Ковент-Гардене в своем балете "Треуголка". Я тогда удивился: "Сам Мясин?! Он еще жив? Еще танцует? Это невозможно!". И пошел на спектакль. Занавес поднялся, открывая дивные декорации Пикассо. Вся музыка замолкла, и из глубины сцены появился человек, одетый во все черное. Зал замер в напряженной тишине такой интенсивности, какой я больше никогда нигде не заставал. Вновь зазвучала музыка, и он начал танцевать "фарруку". Какая отточенность стиля, какая сила! Это было бесподобно!". Вообще-то костюм Мельника в "Треуголке" не черный (только брюки черные, но рубашка белая, а жилет красный), да и фарруку, насколько я помню, Мельник танцует не при первом своем появлении. Но все равно, Бабиле набрасывает очень выразительную картину. Руди ван Данциг говорил, что Мясин похож на "какую-то хищную птицу", а Тур ван Схайк вспоминал, что Мясин "каждое утро запирался в одной из студий и там делал экзерсис. Входить никому не разрешалось, а из-за закрытой двери доносился всевозможный шум, и все гадали, что он там выделывает. Еще он требовал, чтобы в классах завешивали зеркала". Довольно странное требование, на мой взгляд. Впрочем... это же Мясин. Чудной он все-таки был человек - очаровательный, когда хотел, яркий, талантливый до гениальности и весь перекрученный внутри.
Ну все, мне надоело переписывать байки. В любом случае, книга любопытная, не жалею, что ее купила. Жаль только, что в ней оказалось не так много информации о самых интересных для меня людях.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все, Антон Долин

00:00 

Хочешь песенку в награду?
Получила первый том "Эвтерпа, ты?", посвященный балету - диалоги Михаила Мейлаха (по типу Speaking of Diaghilev Драммонда) с целой толпой интересных людей - от Александры Даниловой до Джона Ноймайера. Буду теперь читать долго и со вкусом. А пока открыла наугад, попала на беседу с Фредди Фрэнклином и прочитала, что Долин иногда ленился репетировать с Марковой (это были времена первой компании Долин-Маркова) и ставил вместо себя Фредди на репетициях. А потом Мясин переманил Фредди в труппу де Базиля, и Фредди вспоминал, как пришел к Мясину подписывать контракт и так залюбовался "его удивительным лицом с огромными черными глазами", что даже не посмотрел на условия контракта, подмахнул не глядя. Боже-боже, вот умел Мясин очаровывать юных мальчиков - что Зорича, что Фредди...
UPD. Читаю с начала (до Фредди, кстати, еще не добралась). Александра Данилова - очаровательна, Ирина Баронова - умна и тонка, Зорич - ну, он просто мил, как всегда. Очень интересны Олег Тупин и Тамара Чинарова. Почти все с большим уважением и приязнью говорят о полковнике де Базиле; о Мясине - чаще всего одно и то же: за сценой - сух и холоден, на сцене - страстен и восхитителен; о Баланчине вспоминают и так, и этак, но многие весьма сдержанно отзываются о его американских постановках. В общем, все занятно и познавательно, и было бы еще лучше, если б меня не раздражал сам Мейлах. Он проделал гигантскую работу, с этим не поспоришь, огромное ему спасибо. Но право, лучше бы он в этих беседах не пытался перетягивать одеяло на себя и не демонстрировал собеседникам (или читателям) собственную образованность (к тому же, кое-где он допускал смешные ошибки: например, перепутал мачеху Дягилева, Елену Панаеву с ее сестрой Александрой, известной певицей, и утверждал, что именно мачеха Дягилева была певицей и умерла в блокадном Ленинграде; а на самом-то деле Елена Валерьяновна умерла гораздо раньше - в 1919 году). Да и не мешало бы ему лишний раз проверить подписи под фотографиями - а то, например, под сценой из "Кошечки" Согэ подписано, что это Лифарь и Спесивцева в сцене из балета "Ромео и Джульетта" (где, как известно, Лифарь танцевал с Карсавиной, а вовсе не со Спесивцевой). Конечно, это мелочи, но такие мелочи очень режут глаз, особенно когда автор претендует на роль знатока и авторитета.
запись создана: 13.11.2014 в 16:47

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все, Антон Долин

14:15 

Хочешь песенку в награду?
Давно я не выкладывала русско-балетных фоточек, все у меня Ноймайер да Ноймайер. Конечно, Ноймайер и компания прекрасны, но тянет меня и к старым увлечениям - Дягилеву, Нижинскому, Долину, Мясину. Сегодня выложу курьезные фотографии Долина. Исследователи Русских Балетов не раз и не два говорили об андрогинности Нижинского в роли Призрака Розы (да и не только в этой роли), но, по-моему, вовсе не обращали внимания на Долина в роли Гимена в "Искушениях пастушки" ("Les Tentations de la Bergère", одноактный балет 1924 года, музыка Мишеля де Монтеклера, хореография Брониславы Нижинской). А он, по-моему, весьма любопытен в этом костюме и в этом образе:



Слева - Любовь Чернышева в роли Афродиты, справа - Патрик в роли Гимена. Найдите десять отличий. Забавно - Патрик никогда не был женственным танцовщиком, но здесь он мог бы, пожалуй, легко поменяться ролями с Чернышевой, и получилось бы не хуже, чем в исходном варианте.
Под катом выкладываю еще две фотографии из этого балета:

Афродита и Гимен

@темы: Антон Долин, Дягилев и все-все-все

13:31 

Хочешь песенку в награду?
85. Ну что ж, собравшись с духом, выкладываю очередной свой долгострой. Я писала этот текст полгода - а в результате он получился не таким уж и огромным. Это очень запоздавший деньрожденный подарок gr_gorinich: собственно говоря, я начала его писать в начале мая, рассчитывая закончить к сроку и преподнести имениннице. И мне даже казалось, что я успею, ну, или опоздаю на несколько дней, на пару недель, на месяц... и так далее. Но я все-таки его дожала. И теперь, как и собиралась, дарю его gr_gorinich - хотя это, на мой взгляд, "un cadeau très macabre".:)
Я все думала, что же это у меня получилось - RPS'ный фик или нечто близкое к ориджиналу. Наверно, все же это ориджинал, хотя назвать его "историческим" - язык не поворачивается. Действующие лица: Антон Долин (он же Патрик), Сергей Дягилев, Джон Гилпин, Таллула Бэнкхед, Моника Моррис, Беатрис Лилли. Порнографии в тексте нет, но, наверно, детям его читать все-таки рано.:) Зато в тексте, как водится, безумно много всевозможных цитат и отсылок: тут и Бродский, и Кузмин, и балет "Лани", и Георгий Иванов, и Пруст, и Чуковская, и Михаил Гаспаров, и еще бог знает кто и бог знает что. И конечно же, всевозможные "дягилевские материалы": документы, воспоминания, письма.
Не знаю, что еще сказать. Называется текст просто: "На смерть А. Д."
Ссылки на вторую и третью части:
Часть 2 - "Девушки в сером и синем": m-lle-lucille.diary.ru/p200762455.htm
Часть 3 - "Джон": m-lle-lucille.diary.ru/p200762411.htm

"На смерть А. Д.", часть 1 - "Дягилев"

@темы: фики, Дягилев и все-все-все, Антон Долин

13:08 

Хочешь песенку в награду?

Черновики и черт

главная