• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Не только Дягилев или "вообще о балете" (список заголовков)
12:54 

Хочешь песенку в награду?
В общем, читаю биографию Кронстама и уже прикидываю, кто был более сумасшедший - он или Эрик? И как ни странно, Эрик кажется если не со всех сторон "нормальнее", то по крайней мере, выносливее, что ли. И психически все-таки крепче. У Кронстама, ко всему прочему, наследственность была нехорошая: мать его страдала явным биполярным расстройством, и с годами ее состояние только ухудшалось. И уж на что у Эрика отношения с семьей были, кхм, нерадужные, но даже ему не пришлось рвать с родителями и родными так, как пришлось Кронстаму.
А теперь - слайды. То есть - рассказ о самом интересном: о сексе. И о любви. Кронстам очень рано вытянулся и приобрел довольно взрослый вид: уже в четырнадцать лет (значит, это 1948 год) он почти достиг своего взрослого роста (180 см), да и судя по фотографиям - выглядел он старше своих четырнадцати. Но сексуальными экспериментами он начал заниматься еще раньше, в одиннадцать лет - как он сам рассказал своему биографу, автору этой книги Александре Томалонис, однажды он возвращался на трамвае из школы и заметил какого-то мужчину, который смотрел на него, и сразу догадался, чего этот мужчина от него хочет. На следующий день они встретились возле школы. После этого он начал уже осознанно искать знакомств, мужчины иногда звонили ему домой - вызывая раздражение, а то и гнев его отца. При этом Кронстам говорил, что его родители всегда знали о его гомосексуальности - и волновало их явно не это, а то, что в его возрасте рано еще заниматься такими вещами. Впрочем, он был увертлив и отрицал, что между ним и этими мужчинами есть что-то предосудительное. Когда он стал постарше - и, как я уже сказала, внешне стал выглядеть совсем взрослым, - он начал посещать копенгагенские гей-бары, где спокойно сходил за восемнадцатилетнего. А в 1951 году, когда ему было шестнадцать, он познакомился в Тиволи с человеком, с которым прожил до конца его жизни - с бароном Францем Герстенбергом, красивым мужчиной, похожим на Лесли Говарда и старше Кронстама в два раза. Кронстам влюбился в него с первого взгляда и, похоже, сам инициировал и знакомство, и развитие знакомства. Причем Герстенберг поначалу был не слишком-то увлечен: его смущала и большая разница в возрасте, и то, что у них с Кронстамом было не так уж много общего. Герстенберг не имел никакого отношения к театру - и надо сказать, что Кронстам вообще предпочитал заводить отношения с нетеатральными людьми и тщательно избегал романтических связей со своими коллегами по КДБ: ну, если не считать романтически-платонического увлечения, а потом просто крепкой дружбы с Кирстен Симоне, его многолетней партнершей, и дружбы со Стэнли Уильямсом (даже в примечаниях специально написано, что хоть они и крепко дружили, и на гастролях жили часто в одном номере, и вместе посещали гей-бары - но любовниками никогда не были, только друзьями). И поначалу Герстенберг даже не понимал, насколько Кронстам еще юн: они познакомились в начале мая, в конце июня, когда Кронстаму исполнилось семнадцать, Герстенберг пришел к нему на день рождения и когда услышал, как отец поздравлял Кронстама с семнадцатилетием, то побелел, как мел, и чуть не свалился с кресла. Кронстам был еще несовершеннолетним - но соврал Герстенбергу, что ему уже исполнилось восемнадцать. Теперь эта ложь выплыла наружу, и Герстенберг разумно опасался, что может получить крупные неприятности за связь с несовершеннолетним. И его опасения были не совсем неоправданны.
Кронстам не делал большого секрета из своей связи с Герстенбергом - в театре быстро стали говорить о них: "Хеннинг и его барон", и всем было ясно, что это не просто дружба. Но до поры до времени все на это смотрели сквозь пальцы, даром что атмосфера в КДБ была подчеркнуто - и даже можно сказать "агрессивно" гетеросексуальная. Кроме Кронстама в труппе было все два танцовщика-гомосексуала - их имен Томалонис не называет, так что гадайте сами. Думаю, она имела в виду Стэнли Уильямса и Эрика - даром что в то время Эрик, похоже, еще не относился к собственной гомосексуальности так спокойно, как стал относиться позже (окончательное принятие себя, по-видимому, у него произошло уже во время романа с Рэем Баррой). Ну и Эрик был все же пусть и не совсем отрезанный ломоть в то время, но все-таки и не варился в КДБшном котле постоянно - в отличие от Кронстама. И он был уже старше, и репутация у него была устойчивее, а совсем молодой Кронстам находился в более уязвимом положении.
Летом 1951 года Кронстам по приглашению Харальда Ландера участвовал в гастролях с крохотной группой танцовщиков из КДБ (кроме самого Кронстама там были еще Тони Ландер - молодая жена Харальда, Ян Хольме и Тове Лич). Группа выступала в парках Осло и Копенгагена, гастроли были легкие и необременительные. Сам Ландер явно был высокого мнения о Кронстаме, обещал в сезоне отдать ему роли покинувшего КДБ Эрика Бруна, но при этом говорил за глаза: "Кронстаму пора сделать выбор между мужчинами и балетом", а в глаза заявил Кронстаму: "Хеннинг, мне все равно, чем ты занимаешься в постели, но если ты хочешь сделать карьеру, ты должен жениться".
А осенью 1951 года разразился первый ландеровский скандал. Затронул он так или иначе всех в КДБ: и кто был за Ландера, и кто был против Ландера, и кто так просто рядом постоял. Кронстаму пришлось туго: во-первых, старшие танцовщики тут же стали его задвигать и требовать иного распределения ролей: мол, мы в очереди первые стояли, а те, кто сзади нас, уже едят, мы старше, мы в компании сто лет танцуем, а этот мальчишка еще и официально в КДБ не принят (он был "стажер" в то время), место его в кордебалете у воды (Ландер же ему давал танцевать и сольные партии); во-вторых, поскольку ландеровский скандал был с сильной сексуальной - пусть и гетеросексуальной - подоплекой, и общественность сразу озаботилась вопросами морали и нравственности. На этом фоне гомосексуальность Кронстама - вкупе с его несовершеннолетием - становилась если не опасной, то действительно губительной для его карьеры.
Атмосфера в компании накалялась. Коллеги Кронстама - даже те, кто потом относились к нему вполне нормально и дружили с ним - отпускали в его адрес гомофобные замечания. Именно тогда он сдружился с Уильямсом - с легкой руки Веры Волковой, которая хотела поддержать Кронстама (она до конца жизни очень любила и поддерживала его). Но это было еще не все: в том же сезоне 1951/52 гг. (точная дата неизвестна) Кронстама вызвали в полицию, где допросили порознь с Герстенбергом - потому что мать Кронстама позвонила в полицию и сообщила, что Герстенберг поддерживает связь с ее несовершеннолетним сыном. К счастью, Кронстам и Герстенберг заранее были готовы к тому, что такая ситуация может возникнуть, они знали, что говорить, и сумели отпереться и доказать, что между ними пока что все невинно, они ждут, когда Кронстам достигнет совершеннолетия. Позднее Кронстам считал, что кто-то из его коллег позвонил его матери и сказал, что его отношения с Герстенбергом ставят под угрозу его карьеру, а мать испугалась и попыталась решить проблему радикально. Даром что вообще-то она прекрасно относилась к Герстенбергу, летом 1951 года они втроем ездили в Ниццу, и позднее Герстенберг не раз ночевал у Кронстамов дома, и они стелили ему в комнате Хеннинга. Ну вот, тем не менее. Потом была тяжелая сцена: фру Кронстам вышвырнула на улицу какие-то вещи Герстенберга и потребовала, чтобы сын выбирал - или семья, или любовник. Герстенберг подлил масла в огонь, угрожая покончить с собой, если Кронстам не останется с ним. Бедному семнадцатилетнему мальчику пришлось выбирать - и он выбрал Герстенберга, и остался с ним до самой его смерти. В конце восьмидесятых они официально оформили свои отношения. Кронстам говорил, что чисто сексуальная связь между ними была краткосрочной, но эмоционально они были очень сильно привязаны друг к другу. Друзья Кронстама по-разному оценивали роль Герстенберга в его жизни. Одни говорили, что Герстенберг действительно очень заботился о нем, организовывал его жизнь, создавал стабильность и защиту, решал бытовые проблемы, позволяя Кронстаму целиком сосредоточиться на своей карьере. Другие считали, что Герстенберг разрушил жизнь Кронстама, соблазнив его и привязав к себе на всю жизнь, что он был манипулятором, хитрым и довольно-таки жестоким человеком. Что там было на самом деле, где там была правда - я думаю, этого никто никогда не узнает. Скорее всего, там было просто много чего намешано. Но - опять же, скорее всего, без Герстенберга Кронстаму действительно было бы намного сложнее справляться не только с профессиональными проблемами, но и с собственным психическим расстройством. Другое дело, что он все равно платил за это высокую цену.
Да, и в том же сезоне 1951/52 - точнее говоря, в мае 1952 года - случилось то, о чем я уже рассказывала: Вера Волкова побила газетой Хеннинга Роде, угрожая, что если театральная администрация откажется взять Кронстама в КДБ, то она тоже уйдет. И хоть администрация страшно боялась нового сексуального скандала, но газета и угроза Волковой оказались еще страшнее - и Кронстам был принят в штат, и остался в КДБ на всю жизнь.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Henning Kronstam, Erik Bruhn

01:00 

Хочешь песенку в награду?
Историю о том, как после какого-то выступления Эрика возмущенный зритель вопил: "Позор! Это не Бурнонвиль!", - я где-то читала, но в упор не помню, где именно. Кроме того, заявления: "Это не Бурнонвиль!" - вообще частенько прилетали Эрику от дорогих коллег и критиков. Но теперь я, кажется, узнала, что там было на самом деле с этим выступлением. Неизвестно только, в каком это было году: ставлю на конец сороковых - начало пятидесятых. Эрик, вернувшийся только что из-за границы (из Англии, где он танцевал с Метрополитен Балле? или из Америки, где он танцевал в Балле Тиэтр, тогда еще не АБТ?), выступал в "Неаполе" и танцевал вторую мужскую вариацию в па-де-сис в третьем акте. Ну и посмел слегка изменить хореографию, в частности, вместо двух пируэтов прокрутил четыре (сам он уверял в книге Грюна, что даже с лишними пируэтами все исполнял точно в музыку). Зрителям понравилось, не понравилось только Карлу Меррилду. Который и вскочил со своего места, заорал: "Позор! Это совсем не то!" - и вылетел из зала вон.
А кто такой Карл Меррилд? Ну как же, кто такой Карл Меррилд. Это тот самый замечательный преподаватель, с которым Эрик в годы своего учения был в страшных контрах и даже признавался, что хотел покончить с собой, лишь бы этого Меррилда больше не видеть. Меррилд к нему придирался, Эрик в ответ поднимал иголки и иногда просто демонстративно покидал класс, если чувствовал себя оскорбленным. Хотя и признавал потом, что вообще-то Меррилд был хорошим учителем.
И кстати, с Кронстамом (в его биографии я эту историю про Эрика и Меррилда и вычитала) Меррилд ладил лучше - и в воспоминаниях Кронстама он гораздо больше похож на человека и даже не лишен чувства юмора. Кронстам вспоминал, что когда у кого-нибудь из учеников был день рожденья, Меррилд всегда спрашивал: "Ну, выбирай, какой класс мы будем делать сегодня?" - и чаще всего именинник кричал: "Воскресный класс!" (классы Бурнонвиля делились по дням недели, и воскресный класс был самым любимым классом у детей - потому что там много прыжков и вообще все очень весело). И уже много позже, когда Меррилд вышел на пенсию (но продолжал довольно часто посещать спектакли), Кронстам иногда встречал его на улице, и Меррилд как-то очень по-доброму с ним общался и его хвалил.
Вот мне это нравится, честно. А то по рассказам Эрика все казалось, что Меррилд - это такая бука и вообще противный тип, а оказывается, не такой уж и противный.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Henning Kronstam, Erik Bruhn

02:43 

Хочешь песенку в награду?
Датчане мои, как же я вас всех люблю. Грегори Дин и Джейми Крэндалл репетируют "Раймонду" под чутким руководством Николая Хюббе. Эта гифка вырезана из вчерашнего двадцатиминутного тизера, а сегодня, в Международный день балета, обещают дать еще репетиций. А там и до "Раймонды" рукой подать. Теперь мне прям-таки захотелось попасть именно на состав с Крэндалл и Дином, но посмотрим, я в любом случае рассчитываю на то, что кто бы мне ни попался - все будут хороши, я верю в моих дорогих датчан.


@темы: Royal Danish Ballet, Не только Дягилев или "вообще о балете"

02:49 

Хочешь песенку в награду?
Немного лета и балетного позитива перед сном: офигенная тарантелла из "Неаполя" в исполнении моих обожаемых датчан. Танцуют: Кэролайн Балдуин, Джейми Крэндалл, Киззи Матиакис (с красным шарфиком - это она!), Ида Преториус, Сильвия Сильвини, Эми Уотсон, Александр Бозинов, Джонатан Хмеленски, Йон Аксель Франссон, Себастьян Хейнс (я необъективна, но он моя радость и солнышко), Андреас Кос (тоже солнышко) и Марсин Купински. Это традиционные летние бесплатные выступления под открытым небом, в тот день было прохладно, поэтому танцовщики утеплились - и от этого выглядели еще милее. Ну и что говорить, они все такие чудесные, что смотрела бы и смотрела. Сразу получаешь заряд радости: все-таки в качестве антидепрессанта Бурнонвиль (за исключением "Сильфиды") - это то, что нужно, лучше не придумаешь. А уж когда Бурнонвиля танцуют мои любимые датчане - ну, заверните все и дайте мне (и "Сильфиду" тоже!), и я буду счастлива.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Sebastian Haynes, Royal Danish Ballet

12:32 

Хочешь песенку в награду?
John Hall, неутомимый поставщик старых балетных видеоредкостей на youtube, выложил на днях два отрывочка из Bold Steps: Рудольф и Карен Кэйн репетируют "Спящую" под скептическим взглядом Эрика, а Кевин Пью и Ёко Итино репетируют "Баядерку" и исполняют па-де-де из "Дон Кихота". Впрочем, Bold Steps - это уже не редкость, на youtube этот фильм лежит аж в двух местах: у одного юзера это явная склейка моего рипа, выложенного на vimeo, а у другого юзера, похоже, это собственный рип, но похуже качеством. Ну, как бы то ни было, главное - он существует, он есть в сети, моя душа спокойна. Жаль, с другими НБКшными документалками по-прежнему дело швах: никто не спешит их оцифровывать и выкладывать в свободный доступ. И ладно бы дело было только в оцифровке, если б они продавались на VHS - я бы их купила и сама оцифровала, но нет их в продаже, не выпускали их продажу.
Повезло в этом отношении Роберу Дезрозье и его балету Blue Snake, поставленному в НБК в начале 1985 года. Четыре года спустя, в 1989 году, на VHS была выпущена документалка об этой постановке: репетиции, интервью и запись премьеры (правда, собственно как съемка балета она мне кажется неудачной). Время от времени эта документалка всплывает в продаже на амазоне, ее вполне можно раздобыть, если хочется. Ну и на youtube давно уже выложена оцифровка - правда, качество оставляет желать, там большие проблемы со звуком, да и изображение не бог весть какое. Но зато - наконец-то я подошла к самому главному - там в общей сложности минуты на две появляется Эрик. А на Эрика смотреть - это всегда радость. Посмотрите и вы.


@темы: Erik Bruhn, Не только Дягилев или "вообще о балете"

22:36 

Хочешь песенку в награду?
Да, ну вот тут еще. К слову о "Нурееве" (в афише БТ его по-прежнему нет). Свежачок-с, так сказать.
Вообще мне хочется прибить чтеца, потому что в его исполнении не бог весть какое глубокое и довольно-таки банальное письмо Жюда превращается в полный пиздец и пошлятину, а письмо Илера пусть и не производит такого удручающего впечатления, но тоже не радует. Вариация Дениса Савина тут вообще кажется лишней. Хореографически она тоже не бог весть что, но зачитываемый текст в качестве, кхм, саундтрэка - просто убивает ее наповал. Танца как такового и нет, он теряется на фоне чтеца и его маловысокохудожественной декламации.
В общем, не знаю. Посмотрела я на все это, и мне опять стало очень грустно. Потому что это poshlost.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

13:02 

Хочешь песенку в награду?
UPD. Как появились, так и исчезли. Неуловимый Рудик.

В афише БТ появились два спектакля "Нуреева" - 9 и 10 декабря. Ну хоть в этот раз покажут, я надеюсь?
Надо идти, конечно, но дорогущие билеты, нездоровый ажиотаж и Посохов!.. Но все равно идти надо. Эх.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

15:30 

Хочешь песенку в награду?
На youtube-канале cyrcatfan на днях появился бутлег "Спящей красавицы" с Хосе Мартинесом, Светланой Захаровой и еще толпой знакомого и полузнакомого народа: например, Голубая птица там - Карл Пакетт, а принцесса Флорина - Дельфина Муссан (прекрасная Манон Леско в "Даме с камелиями"). Сразу оговорюсь, целиком не смотрела, все-таки "Спящая" - не мой балет, не могу я его распробовать. Так, потыкалась туда-сюда, в том числе в свадебное па-де-де. Я не могу смотреть на Захарову, она невыносима. Самодовольная прима и акробатка, хоть бы кто-нибудь ей объяснил, как вульгарно выглядит здесь ее любимый прием - закладывание ноги за ухо. И руки у нее мне не нравятся, у нее очень манерные жесты. В общем, ну нафиг, не люблю я Захарову, и все тут.
Зато Мартинес, как обычно, прелестен - и вот не могла я не удержаться и не вырезать хрестоматийную свадебную вариацию в его исполнении. Не очень-то я люблю эту редакцию (не раз говорила, что мне по сердцу версия Ратманского, а не версия Сергеева и все от нее производные), но Мартинес очаровательно ее исполняет. И ноги, ноги Мартинеса - это два метра чистейшей красоты. Ну не два метра, ладно, поменьше, но красота все равно беспримесная.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

02:09 

Хочешь песенку в награду?
Ого, что появилось в сети, а я и не видела. Две киносъемки 1962 года: "Тема с вариациями" с Рудольфом и Люпе Серрано и репетиции па-де-де из "Корсара" и "Фестиваля цветов в Дженцано" с Рудольфом и Соней Аровой. Фильмы немые, с закадровыми комментариями оператора, - ставлю на то, что это Энн Барзел (потому что ну кто это может быть, кроме нее?). Качество - ну, лучше такое качество, чем вообще ничего. И "Тема с вариациями" - даже снятая с такого угла, даже без музыки, все равно - упоительный балет.




@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Rudolf Nureyev

12:40 

Хочешь песенку в награду?
Я в фейсбуке эту историю рассказывала, а здесь, кажется, нет. Когда в 1952 году несколько руководящих морд Королевского датского балета не хотели принимать Хеннинга Кронстама в компанию из-за его гомосексуальности, Вера Волкова свернула газету в трубку и побила одну из руководящих морд по башке, крича: "Если вы вышвырнете этого мальчика, я тоже уйду!".
То ли угроза была убедительной, то ли газета, а только Кронстама взяли в КДБ, и он вырос в одного из выдающихся танцовщиков своего поколения.

Лето кончилось, я решила, что раз осень, то можно уже не сдерживаться, и стала спускать деньги на книжки и все-такое-прочее. Заказала на ebay несколько разрозненных номеров Dancing Times - в том числе, кстати, один номер со статьей, посвященной десятилетию смерти Волковой. Может быть, там будет что-нибудь об Эрике - или от лица Эрика. Потом пошла на abebooks, который на днях падал, но восстал из мертвых, купила разом: биографию Кронстама, еще два сборника Ballet Annual, сборник балетно-критических статей Дики... простите, Ричарда Бакла, сборник статей о международной конференции, проведенной по случаю двадцатипятилетия НБК, и наконец, книгу Dance, Sex, and Gender: Signs of Identity, Dominance, Defiance, and Desire. Хотела еще прикупить биографию Харальда Ландера, да что-то за нее больно много хотят, а я не настолько люблю Ландера, чтоб платить за него тридцать долларов без доставки. Попробую в ноябре поискать его в Копенгагене, мне кажется, я там видела эту книгу (правда, вроде бы на датском, но кто знает, может, удастся и в английском переводе ее раздобыть).
А пока что продолжаю продираться сквозь мемуары Берил Грэй - уже из чистого упрямства. Невыносимая, адская скучища, событий вроде бы много, но все изложено так монотонно и уныло, что после двух-трех глав начинаешь зевать. Честное слово, если выбирать между ее мемуарами и мемуарами сэра Питера Райта - точно выберу Райта, пусть там не хватало крепкой редакторской руки, пусть сэр Питер иногда ощутимо забалтывался и тоже заставлял читателя-меня скучать, но все же интересных событий и историй там было намного больше, чем у Грэй. Так что пока ее мемуары я никому не посоветую. Впрочем, посмотрим, может, дочитаю до конца и изменю свое мнение.

О, кстати, о сэре Питере Райте. Я дней десять назад вспоминала, что он рассказывал о Рэе Барре, но забыла, что год назад даже цитировала его рассказ дословно вот в этом посте. Вообще, кажется, пора наводить порядок и придумывать новые тэги, одного общебалетного тэга становится слишком мало.

@темы: Henning Kronstam, Не только Дягилев или "вообще о балете"

15:06 

Хочешь песенку в награду?
Ыыыыы. Извините. Я залезла в инстаграм к Йону Акселю Франссону, которого тоже очень люблю и уважаю, а там первый снимок (трехлетней давности) - вот с этим человеком, и я сразу растаяла. Ужас какой-то, ну вот как мне жить весь сезон без Хейнса, как мне без него жить?



А еще я наконец-то припала к передаче I Forreste Række: о молодых танцовщиках КДБ. Причем припала сразу к четвертой серии, а первые три оставила пока на потом. К сожалению, встроить видео в пост нельзя, скачать я его тоже не могу, но все-таки попробую кого-нибудь на него заманить, кинув прямую ссылочку: www.dr.dk/tv/se/i-forreste-raekke/-/i-forreste-...
Там много хорошего, поверьте мне. Там есть моя радость Себастьян Хейнс, репетирующий "Инфру" с молоденькой кордебалетной девочкой Стефани Сальгрен. Там есть моя прелесть Андреас Кос, в том числе в одном бандаже, вид сзади. Там есть мое чудо Ида Преториус с братом Тобиусом и замечательной мамой Каролиной, тоже бывшей балетной танцовщицей (и здорово показаны теплые отношения всей этой семьи с Андреасом). Там есть, разумеется, великолепный Николай Хюббе, как же без него. Ну и наконец, там есть Йон Аксель Франссон, совершенно очаровательный, и все желающие могут залезть в конец серии, примерно в 22:27 и посмотреть, как Беньямин Буза утешает и подбадривает Франссона, разочарованного своим дебютом в "Рубинах". Признаться, я почувствовала, что слэш подкрался незаметно. Ну правда, ну посмотрите, там всего-то несколько секунд, а я что-то аж загорелась. И теперь надеюсь, что в следующем году, в мае, мне повезет, и я увижу Франссона в "Рубинах". Очень-очень хочу. Вообще даешь больше Франссона мне, он чудесный. Хотя, конечно, даже он не заменит мне мою радость Хейнса.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Sebastian Haynes, Royal Danish Ballet

11:52 

Доступ к записи ограничен

Хочешь песенку в награду?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:46 

Хочешь песенку в награду?
Очаровательный Оуэн Монтагю в очаровательном балете Oiseaux Exotiques очаровательного Константина Патсаласа. И если кто-то еще не в курсе - вариацию Монтагю в этом балете можно даже посмотреть вот здесь. Благослови, боже, авторов документалки Bold Steps, человека, продавшего мне эту документалку, добрых людей, оцифровавших ее, и gr_gorinich, вырезавшую вариацию Монтагю и залившую ее на vimeo.
А скан мой, из книги Джеймса Нойфельда Passion to Dance.


@темы: Constantin Patsalas, Не только Дягилев или "вообще о балете"

19:46 

Хочешь песенку в награду?
Забыла, рассказывала ли, что еще объединяло Эрика и Рэя Барру. Так вот, это было чувство юмора. По рассказам сэра Питера Райта - Рэй тоже обожал неприличные шутки и неприличные истории, да и вообще был очень открытым, экспансивным и темпераментным человеком. Хотя почему "был", он, слава богу, и сейчас есть, долгих ему лет жизни. Ну и ничего удивительного нет в том, что Эрик в свое время на него клюнул: его, этого Эрика, всегда тянуло к ярким, южным и "острохарактерным" типам.
И еще: кажется, эту фотографию я не выкладывала до сих пор. Это Марсия Хайде и Рэй Барра, 1964 год. Здесь отлично видно, как похож Рэй на Константина (на Рудольфа меньше, но тоже можно отыскать определенное внешнее сходство). Вот все-таки был у Эрика любимый типаж - и не оттого ли он когда-то клюнул на Константина, что тот был похож на Рэя, большую любовь Эрика?


запись создана: 26.08.2017 в 14:13

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn

12:47 

lock Доступ к записи ограничен

Хочешь песенку в награду?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:21 

Хочешь песенку в награду?
В биографии Веры Волковой работы Мейнерца - действительно замечательной книге, намного превосходящей его же книгу об Эрике (что, кстати, отмечали и датские рецензенты в своих отзывах на Billedet indeni) - вычитала прекрасную историю об отношениях Волковой и Рудольфа. В 1968 году Рудольф танцевал в Копенгагене Альбрехта в "Жизели". По словам Эрика Ашенгрина, как раз и рассказавшего Мейнерцу всю эту историю, Рудольф танцевал в костюме с вырезом чуть ли не до пупка. Но это было полбеды, а беда заключалась в том, что прямо на спектакле он начал орать на дирижера, чтобы тот играл быстрее. На репетициях Рудольф, напротив, требовал максимально медленного темпа, считая, что так он будет выглядеть лучше в танце, но на спектакле понял, что что-то идет не так, и закричал дирижеру: "Быстрее, быстрее!". Мерль Парк - Жизели - тоже от него досталось, он практически швырял ее туда-сюда по сцене. Волкова, пригласившая Ашенгрина на этот спектакль, никак не комментировала происходящее, но после спектакля предложила ему пойти за кулисы к Рудольфу. За кулисами Рудольф, окруженный худруком КДБ Флеммингом Флиндтом, директором театра и другими поклонниками, выглядел вполне довольным собой и спросил у Волковой, что она думает о представлении. На что Волкова ответила: "Ты вправду хочешь знать?" - и перешла на русский, и хоть Ашенгрин не понял, что именно она говорит, но было ясно, что она задает Рудольфу грандиозную головомойку. И он, побледнев, слушал ее и не перебивал. Ну, а Волкова, высказав все, что она думала о таком представлении и таком поведении на сцене, повернулась и ушла.
Как бы то ни было, эта взбучка, заданная Рудольфу, нисколько не испортила отношений между ними. И так вышло, что именно в лондонском доме Рудольфа Волкова провела последний вечер в гостях в своей жизни. Это было 13 февраля 1975 года, и по воспоминаниям Колетт Кларк, присутствовавшей там же, Волкова и Рудольф были очень милы и нежны друг с другом и без конца смеялись вместе. На следующий день у Волковой начались сильнейшие боли в желудке, она вернулась в Копенгаген, и 15 февраля ее положили в больницу, откуда она уже не вышла. У нее был рак печени, и она прожила еще два с половиной месяца, а умерла 5 мая 1975 года. Не знаю, был ли Рудольф на ее похоронах, но Эрик точно был - жаль, у меня сейчас нет под рукой Billedet indeni, там кое-что написано о его реакции на смерть Волковой. После похорон он тогда отправился в Гамбург, репетировать балет Ноймайера Epilogue - и для Ноймайера смерть Волковой тоже была огромной потерей. Моя ошибка: судя по всему, Эрик все же не был тогда на похоронах Волковой.
Ну вот, а возвращаясь обратно, в относительно счастливый 1961 год, когда Рудольф по протекции Эрика начал брать у Волковой первые уроки, - тогда же, как всем известно, у Эрика с Рудольфом стремительно развивался роман, и они проводили дома у более чем лояльно настроенной к ним Волковой не только вечера, но иногда и ночи. Узнаю манеру Эрика, который, помнится, еще любил приходить к соседям в тапочках и валяться у них на диване, как у себя в гостиной. Ну и можно понять, почему, допустим, эта парочка предпочитала ночевать у дружелюбной Волковой, а не дома у Эрика в Гентофте. Ведь дома - мама. А про отношения Рудольфа с мамой Брун можно уже и не рассказывать.

@темы: Rudolf Nureyev, Erik Bruhn, "Giselle", Не только Дягилев или "вообще о балете"

13:36 

lock Доступ к записи ограничен

Хочешь песенку в награду?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:40 

Хочешь песенку в награду?
Дожили: в русскоязычном пространстве появился фанфик про Рудольфа. Типа юмористический. Я сначала побоялась читать, а потом решила, что нефиг дрожать под лавкой, надо идти и читать. Прочитала, частично пролистала. Что сказать? Судя по постам с нуреевским тэгом в этом дайри, автор начал знакомство с Рудольфом с книги Обойминой - и это уже о многом говорит. Нет, само собой, книга Обойминой валяется сейчас в книжных, не надо прилагать усилий, купил и читай. Но блядь, лучше уж, если заинтересовался, найти в сети перевод Солуэй на русском и читать его, а не эту ебаную халтуру. Ну да ладно. Солуэй автор тоже прочитал/начал читать, так что не все так плохо. Хотя если судить по фику, то незаметно, чтобы Солуэй пошла ему впрок.
Мне не хочется ругаться, но по-моему, стоило бы поменять не только имена близнецов Романковых, но и заменить Рудика Нуреева на какого-нибудь Котика Летаева. А то этот молодой человек, главный герой фика, хоть и носит имя Рудольфа, хоть и наделен какими-то внешними чертами Рудольфа, чертами характера, деталями рудольфовой биографии, но в целом - ну, это "чучела Пушкина вместо Пушкина", чучела Рудольфа вместо Рудольфа. Человеку, мало разбирающемуся в матчасти, наверное, сойдет, а мне было уныловато. Наверно, потому, что реал - отношения Рудольфа с Пушкиными, влюбленность в Мению Мартинез, связь с Тейей Кремке, - реал у Рудольфа был намного интереснее, чем все эти фанфичные выдумки. Правда, в фике и проскальзывают упоминания этого реала, но как бы ясно, что автору это ни фига не интересно, у него свои кинки.
Ну и написано очень средненько. Эти попытки юмористически написать о советской действительности шестидесятилетней давности - они часто обречены на провал, потому что вместо живого исторического пространства получается лубок и китч, нашпигованный приметами тогдашнего быта. Мир превращен в музейную картинку, а люди, живущие в этом мире, становятся двухмерными, плоскими фигурами, местами до отвращения примитивными и "литературными" в плохом смысле слова (баба Дуня в самом начале фика - как раз замечательный пример такого рвотно-литературного персонажа). Какой-то ностальгический соцреализм с эротической подкладкой а ля "пламенный привет "Мечтателям" Гилберта Адэра".
Да, и вот еще: там в одном эпизоде описывается негативная (с легким гомофобным подтекстом) реакция сверстников Рудольфа, интеллигентных студентов, на сообщение о том, что он учится в Вагановском училище. По-моему, это полная ерунда. Неоднократно встречала в книгах не только о Рудольфе, но и вообще о советском (и западном балете) того времени рассуждения о том, что в советском обществе профессию балетного танцовщика не считали чем-то зазорным и немужественным, вообще не было таких ассоциаций (советский мужской балетный танец был очень маскулинным), в отличие, например, от США сороковых-пятидесятых и даже шестидесятых, где на балетных танцовщиков в целом еще поглядывали косо, и понадобилось довольно много усилий, чтобы профессия балетного танцовщика там перестала ассоциироваться исключительно с женственностью и гомосексуальностью (помню, в качестве примера мужественного американского танцовщика очень активно использовали Эдварда Вилеллу; а Фрэнк Аугустин из НБК - тоже вполне себе гетеросексуальный и мужественный танцовщик - вспоминал, что его даже утомляло вот это настойчивое стремление прессы подчеркнуть, что он не какая-нибудь "девчонка", а стопроцентный балетный натурал; но в общем, наверно, даже такие чересчур прямолинейные действия тоже сыграли свою роль в освобождении американского балетного танцовщика от клейма sissy). Короче говоря, сильно сомневаюсь, что сверстники Рудольфа - тем более, подчеркиваю, не какие-нибудь учащиеся ремесленных училищ, а мехматовцы, медички, педагоги, - и впрямь могли подумать что-то двусмысленное о балетном мальчике и отреагировать соответственно.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", фики, Rudolf Nureyev

12:44 

Хочешь песенку в награду?
Примчалась в мск, скоро поеду обратно на дачу, дел полно, но успела забежать на почту и получить мемуары Берил Грей и биографию Веры Волковой, написанную любимым моим Мейнерцем. Теперь надо быстро решить, что взять с собой на дачу, потому что обе книги я не утащу. А пока задам вопрос в пустоту: почему в биографии Волковой есть нормальный справочный аппарат, со ссылками-сносками и указаниями, откуда взята та или иная цитата, а в биографии Эрика ни черта подобного нет?
Об отношениях Волковой с Эриком, по-моему, в книге не так уж и много (кажется, Мейнерц даже не стал рассказывать великую историю о том, как Эрик обзывал Волкову сукой, а она швыряла в него сумочку), да и то, что есть, - в общем-то, почти дословно повторено в биографии Эрика. Но я с удовольствием прочитала в английском оригинале письмо Волковой к Колетт Кларк (Мейнерц цитировал его в биографии Эрика, но, конечно, в датском переводе): будет время, может быть, перепишу его целиком, а пока процитирую только одну фразу, мою любимую: "Erik is a sick boy". Мальчику в то время (весна 1961 года) шел уже тридцать третий годок, но черт возьми, все равно это идеальное описание Эрика - и тогда, и, пожалуй, позже.
Возьму с собой Волкову, а Берил Грей пока оставлю - она при беглом пролистывании показалась мне не настолько интересной, да и тащить ее тяжелее, она большая.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn

00:07 

lock Доступ к записи ограничен

Хочешь песенку в награду?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Черновики и черт

главная