Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Не только Дягилев или "вообще о балете" (список заголовков)
15:09 

Хочешь песенку в награду?
Получила книгу Юрия (Джорджа) Зорича "Магия русского балета". Зорич танцевал уже в пост-дягилевскую эпоху (он и в Париж-то приехал лишь в 1931 году), застал и Нижинскую, и Баланчина, и, разумеется, Мясина. Его воспоминания по-своему очень любопытны - читаешь их и то и дело встречаешь "людей Дягилева": вот хореографы, вот композиторы, вот танцовщики, когда-то работавшие с Дягилевым, помнившие его живым. Для самого Зорича Дягилев, конечно, не человек, а символ, тень, зато его воспитанники и ученики - тот же Мясин, например, - вполне реальны. И Зорич о них пишет пристрастно, но интересно.
Но я не могу сказать, что книга мне очень нравится. Правда, автор тут почти не виноват - да, он пристрастен, брюзглив, ему недостает чувства юмора (хотя временами бывают проблески), но читала я мемуаристов и похлеще, и по сравнению с Сержем Лифарем Зорич - просто птенчик; а вот кто действительно виноват в том, что книга производит довольно странное и не всегда приятное впечатление, - так это переводчик. Перевод (выполненный Ниной Морозовой) откровенно ужасен. Я не знаю, может быть, переводчица хорошо знает английский язык, но с русским у нее большие проблемы. И с общей эрудицией тоже. Я теперь жалею, что поскупилась и не заказала книгу в оригинале - это выходило гораздо дороже, но зато я была бы теперь избавлена от необходимости продираться сквозь невыносимый перевод.
А ведь книга издана недурно, денег на ее издание не пожалели. Красивое оформление, много отличных фотографий, большой формат, твердая обложка - вот все при ней, но сам текст... ох, перлы на каждой странице. Так вот и читаю - сквозь фэйспалмы. И все равно умудряюсь выловить кое-что занятное.
Когда я еще думала, покупать или не покупать мемуары Зорича, то нашла в сети любопытную рецензию. Рецензент писал о самом Зориче довольно кисло, но в общем, "рекомендовал к прочтению", а еще мимоходом упоминал, что Зорич-де описал, как Мясин делал ему авансы. Я сделала вот такое лицо: О_о - потому что уж в чем в чем, а в гетеросексуальности Мясина я как бы никогда не сомневалась (да, несмотря на Дягилева). И купила Зорича - признаюсь со вздохом - отчасти и для того, чтобы узнать, какие же авансы ему делал Мясин.
И я это узнала. Сейчас даже процитирую (да, в том самом ужасном переводе). Итак, август 1937 года, двадцатилетний Зорич только что разорвал контракт с труппой полковника де Базиля и перешел в "Русские балеты Монте-Карло", где работал Мясин. И - по приглашению Мясина (и его жены Евгении Деляровой) - провел два месяца до начала сезона на острове Галло Лунго, тогда принадлежавшем Мясину. Ну, и вот вам обещанная цитата:

"Однажды Мясин попросил меня побрить ему сзади шею. Я, естественно, согласился, хотя старомодное открытое лезвие повергло меня в панику. Я никогда не пользовался ничем, кроме безопасной бритвы, был в ужасе от своего невежества и боялся, что случайно могу полоснуть по шее моего учителя, великого Мясина! Молниеносный конец двух карьер! К счастью, мне удалось все сделать без единой царапины, хотя я до сих пор не знаю, как. Во время бритья на Мясине было только полотенце, которое было завязано очень слабо и в конце концов упало, обнажив его реакцию на мои прикосновения. Будучи неопытным, я смутился и не знал, как реагировать".

Сначала я сказала: ну и что? Это не авансы, а всего лишь непроизвольная реакция тела. Но потом, черт возьми, я подумала, что в этом есть что-то... кинковое. Прям хоть фанфик пиши RPSный. Ужасно, да, я знаю, а что поделать? Фантазия-то работает. А фотографии, приведенные в книге, способствуют этой работе. Там есть три снимка Зорича, сделанных Мясиным как раз во время этих итальянских каникул. Один снимок я нашла в сети, вот он:

Юрий Зорич, 1937 год, фотографировал Леонид Мясин

А еще два снимка мне отыскать не удалось, но они, хоть и сделаны в разных местах, выдержаны в том же стиле: Зорич почти обнажен, в одних плавках, и демонстрирует свое тело зрителю (и фотографу) с самых выгодных ракурсов. Я бы сказала, что это откровенно гомоэротичные фотографии. И создается впечатление, что Мясин действительно любовался Зоричем - а уж примешивалось ли к этому любованию еще и сексуальное желание, тут уж каждый сам для себя решает.

@темы: Дягилев и все-все-все, Не только Дягилев или "вообще о балете"

14:09 

Хочешь песенку в награду?
Прихожу в себя после перелета, голова набита опилками, в глаза вставлены спички, а в остальном все хорошо и хочется доказать всему миру, что я еще жива и вообще ого-го. Только нет сил что-то рассказывать связно. Поэтому обойдусь без слов и вывешу потрясающее па-де-труа из балета Джона Ноймайера "Смерть в Венеции". Ужасно жаль, что в сети нет других отрывков из этого балета. Может быть, когда-нибудь я соберусь с мыслями и напишу о нем подробнее. А если и не соберусь, то все равно - поверьте мне, это удивительный балет, и конечно, тень Дягилева витает над ним.
Итак, в этом отрывке хореограф Густав фон Ашенбах (да, он был писателем, был композитором, а в этом балете стал хореографом) ставит па-де-де - постепенно превращающееся в па-де-труа. Партию Ашенбаха исполняет Ллойд Риггинс, а воплотителями хореографических идей Ашенбаха становятся Сильвия Аццони и Александр Рябко. На несколько секунд появляется и Фридрих Великий - главный герой неосуществленного балета Ашенбаха. Правда, в этой записи роль Фридриха исполняет не Иван Урбан, а Дарио Франкони. О нем я ничего сказать не могу, а вот Иван Урбан в этой роли прекрасен (кстати, он же был и Дягилевым в "Нижинском"). И в двд-версии балета эта сцена производит потрясающее впечатление. Эта версия тоже хороша, но та, что на двд - гораздо лучше. К сожалению, в сети я ее не нашла.

Видео под катом

UPD. Стоило сначала пожаловаться, а потом разуть глаза, вынуть спички и поискать хорошенько - и все тут же нашлось. Вот этот же номер из двд-версии:


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

14:22 

Хочешь песенку в награду?
Вот здесь, если спуститься чуть-чуть вниз по форумной ветке, можно найти очень славную статью Татьяны Кузнецовой "Юрий Зорич: Па-де-де с историей". Это даже не столько статья, сколько прямая запись рассказов Зорича. Большая часть их, конечно, попала и в его книгу воспоминаний, но так приятно прочитать их еще раз. В этих рассказах Зорич выглядит еще обаятельнее, чем в книге (там он все-таки иногда брюзжит и фыркает). Да и вообще, с чувством юмора у него все было в порядке - кажется, в еще одном интервью он весело сравнивал себя с мумией Людовика XIV. И еще в том же интервью он признавался, что всю жизнь был застенчивым и замкнутым, зато после выхода книги разошелся, начал болтать и теперь уже остановиться не может. Душка, что тут скажешь.:)
Не удержусь и скопирую сюда рассказ Зорича о Мясине. Насладитесь вместе со мной, давайте-давайте:

"Он был красоты необыкновенной. Лицо, глаза замечательные. Когда танцевал - сцена воспламенялась. Но он был холодноват и замкнут - слишком много было на уме. Ведь он и сам танцевал, и преподавал в классе, и ставил балеты, и ссорился с директорами компаний.
Познакомила меня с ним Тамара Туманова - пригласила на просмотр в труппу Базиля. Я все делал ужасно, мне стыдно даже было. А Леонид Федорович - он был там главным балетмейстером - говорит: «Поднимайся на второй этаж, там Базиль на два года контракт тебе приготовил». Через год он пригласил меня на свой остров в Средиземном море - тот, что впоследствии купил Нуреев. Я приуныл - ну и канитель, что делать на острове два месяца? Но это время оказалось лучшим в моей жизни. Темно-серебристое море, лиловые, красные закаты - тишина, спокойствие. Ездили в Пестум на греческие развалины. Меня Леонид Федорович водил по музеям, объяснял композицию, краски и идеи картин. В свое время этому его учил Сергей Павлович Дягилев.
В гости приезжали Хиндемит, Стравинский, много артистов. Играли на рояле, слушали музыку, спорили о новых постановках. Хиндемит был грибок такой со шляпочкой, похож на немецкого купца, который только что закрыл бакалейную лавочку и поехал на каникулы. В то время он писал музыку для балета «Святой Франциск». Нельзя было подумать, что это гений - такой чудной, веселый. Стравинский всегда немножко натянут, неприветлив. В то время музыканты его музыку терпеть не могли - им было так тяжело играть.
Мясин обещал Сергею Павловичу Дягилеву поставить 100 балетов. А поставил 114. Главное, он никогда не повторялся - ни в стиле, ни в движениях; совершенно гениальный балетмейстер. Вы могли смотреть один и тот же балет раз семь, и каждый раз находить что-то новое - так много новых движений, новых идей, богатых мизансцен. Этот человек не уставал, не истощался. Но его хореографию нельзя возобновить - только Мясин мог восстановить все со всеми нюансами. У него была тетрадь с записями в красно-коричневой обложке - один Мясин мог понять, что там написано. Я как-то подглядел - какие-то каракули, запятые, точки. Мясин брал книжку, заглядывал в нее и говорил: «Вот это очень важно». Он умел придавать значение движению, объяснял, как исполнять роли. С артистами он был педантом: умел добиваться, что хотел, но без резкостей и грубостей. А у меня была куриная память, я часто забывал то, что он поставил на предыдущей репетиции. В испуге я импровизировал, но Мясин никогда не делал мне замечаний - то ли забывал, что сам поставил, то ли ему нравилось то, что я делаю".

@темы: Дягилев и все-все-все, Не только Дягилев или "вообще о балете"

14:57 

Хочешь песенку в награду?

Увидела уже не помню где сравнение па-де-де девушек в сером из "Les Biches" с дуэтом Андре и Альбертины в балете Ролана Пети "Пруст, или Перебои сердца". Решила: ну ладно, раз "Ланей" у нас не достанешь, посмотрю хоть, что там поставили по "Утраченному времени", тоже интересно. Вчера в Москве скачала, сегодня привезла на дачу, включила, нашла тот самый дуэт Андре и Альбертины... и приуныла. Очень скучно, "не танцевально", целомудренно и старомодно. Андре и Альбертина больше хлопочут лицами, чем танцуют, а их тела просто ничего не выражают. Создается впечатление, что сама идея лесбийского па-де-де призвана поражать воображение публики, поэтому можно уже не стараться и ничего особенного не ставить. И так сойдет: вот, мол, смотрите все, это не просто так, это, хе-хе, сафическая страсть и все такое. Правда, никаких страстей там нет и в помине. Теперь даже и не хочется смотреть, что там творится во втором акте, когда в ход идет уже содомская страсть в исполнении барона де Шарлюса, Мореля и Сен-Лу. Но посмотрю, конечно, а вдруг все окажется не так страшно?
Но господи, дайте мне "Ланей", полцарства за "Ланей", ведь существует же видеозапись восстановленного спектакля, я точно знаю. Но где именно она существует - поди-ка разыщи! Вот и приходится по-прежнему сосать лапу, довольствуясь отрывками, описаниями и фотографиями. Например, вот такими девушками в сером:


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все

17:34 

Хочешь песенку в награду?
Меня еще вчера повело опять на "Смерть в Венеции" Джона Ноймайера, и я поняла, что надо с этим что-то делать. Можно было бы написать прочувствованный пост, но слов не хватит, ума не хватит, а главное - что толку описывать, когда нужно просто сказать: "Люди, посмотрите этот балет, он прекрасен". Но и это заявление может прозвучать недостаточно убедительно. Поэтому я решила не размениваться на болтовню, а вырезать пару отрывков и оставить здесь. Может быть, кто-нибудь заинтересуется, посмотрит, а потом пойдет на рутрекер и скачает балет целиком. Правда, там лежит не двд-рип, а тв-рип (из него я и нарезала отрывки, потому что лень мне было возиться и рипать свой двд), но видео одно и то же, никакой разницы нет.
Конечно, выдирать куски из "Смерти в Венеции" - это варварство, нужно смотреть этот балет от начала до конца. И в отрывках, которые я выкладываю, показана только одна "сторона" балета, а на самом деле он многогранный, разнообразный. И восхитительный.
Первый отрывок: "A Dionysian Dream", сон Ашенбаха на пляже. Танцуют Ллойд Риггинс, Отто Бубеничек и Иржи Бубеничек. И будьте уверены, это весьма откровенный и сексуальный танец.



Второй отрывок: "Liebestod". Танцуют Ллойд Риггинс (Ашенбах) и Эдвин Ревазов (Тадзио).



Интересно, что в 2009 году, в рамках "Дней балета" в Гамбурге, Ноймайер переделал этот финальный дуэт из "Смерти в Венеции" - для Дягилева (Иван Урбан) и Нижинского (Александр Рябко). Вот выдержка из статьи в журнале "Балет ad libitum": "Для умирающего Ашенбаха юность Тадзио становилась продолжением жизни. Но Ноймайер идет дальше и задается вопросом: «Что было бы окажись в роковой час Нижинский рядом с Дягилевым? Спасла бы его любовь от смерти?», моделируя встречу, которой никогда не было. По Ноймайеру, именно любовь и вдохновение продлили бы жизнь обоих…"
Как всегда, остается только воскликнуть: "Полцарства за видеозапись!". Впрочем, может быть, когда-нибудь она всплывет, а пока - давайте смотреть просто "Смерть в Венеции" и радоваться, что хотя бы она нам доступна.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

14:09 

Хочешь песенку в награду?
Ну, кажется, теперь я не успокоюсь, пока не разрежу всю "Смерть в Венеции" на кусочки и не вывешу эти кусочки у себя в дневничке. Звучит жутковато: прямо какие-то кроваво-некрофильские инсталляции. Но можно и по-другому: собери все кусочки "Смерти в Венеции" и попрощайся с собственным мозгом, потому что его съедят. Нет, все равно страшновато получается.
Итак, еще один отрывок, на этот раз - из первого акта. Сцена в отеле, за несколько минут до появления Тадзио (собственно, он и появляется в самом конце отрывка). Все те же Ллойд Риггинс, Отто Бубеничек, Иржи Бубеничек. И кордебалет, конечно.



UPD. Ладно, дорогие мои ПЧ, отписывайтесь от меня, вы же видите, что это безнадежно. "Я погружаюсь с каждым днем все глубже", как у Кузмина в "Форели". Вот еще один отрывок из "Смерти в Венеции" - опять па-де-труа Риггинса и братьев Бубеничеков. К сожалению, обрезано немножко криво, но этот танец сразу перетекает в другой, и невозможно вырезать хорошо. Ах, как же Ноймайер ставит мужские танцы! Ну посмотрите же, оно того стоит.


запись создана: 24.08.2014 в 15:33

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", John Neumeier and his ballets

17:16 

Хочешь песенку в награду?
Бакл был балетным критиком в Sunday Times с 1959 по 1975 годы. Под конец ему это надоело до истерики: он вспоминал, что ему приходилось из года в год смотреть практически одни и те же спектакли - только с разными кастами. От такого однообразия любой взвоет, Бакл еще долго продержался. Но в Рождество 1972 года он писал мрачно: "Ну что ж, еще на одного "Щелкунчика" ближе к смерти".

С Борисом Кохно у Дягилева не получилось длинного романа, потому что Борис был все-таки не в его вкусе - слишком уж красив, классически красив. В самом деле, все остальные "великие любови" Дягилева были далеки от классической красоты - кроме Димы Философова, разве что.

Андрей Эглевский в тридцатые годы рассказывал Баклу, что Мясин составил для него специальный распорядок дня: столько-то часов на занятия, столько-то - на отдых, и час на секс - с пяти до шести. О, Леля, Леля...

UPD. Добавлю еще кое-что - то, что не успела написать в электричке. После успеха эдинбургско-лондонской дягилевской выставки 54-55 годов Мясин (который сам на эту выставку так и не выбрался) написал Баклу и предложил ему место своего секретаря. Бакл должен был сопровождать Мясина в поездках и заниматься его корреспонденцией, а взамен Мясин предлагал Баклу право на работу над его мемуарами (нормальное разделение труда: Мясин предоставляет факты и документы, Бакл пишет; несколько лет спустя Бакл вот так же написал вместе с Лидией Соколовой "Танцуя у Дягилева"). Увы для всех нас - Бакл отказался, честно признавшись, что не умеет печатать на машинке (а без машинки - какой из него секретарь?), и добавив - уже не так честно - что раньше двух дня с постели не встает. Конечно, приврал, хотя действительно был ленив и любил поваляться утром в кровати (Дягилев тоже любил). Но потом Бакл сожалел о своем отказе и говорил, что мемуары Мясина, опубликованные в 1968 году, "могли бы быть в десять раз информативнее" - если бы над ними работал Бакл. И я с ним совершенно согласна - пожалуй, если бы Бакл действительно приложил руку к мясинским мемуарам, там было бы меньше таких беспомощных умолчаний и откровенных выдумок. Ну, а так мы имеем то, что имеем. Интересно, написал ли Мясин в конце концов эти мемуары самостоятельно - или с чьей-то помощью? Но вот мне сегодня, к счастью, пришла наконец-то биография Мясина (автор - Винсент Гарсия-Маркес), может быть, там что-нибудь об этом написано.

В последний раз Бакл встретился с Мясиным зимой 1978 года (Мясин умер год спустя, в начале весны, 15 марта 1979 года). Они ужинали втроем - вместе с Мэри-Энн де Флиг, помощницей и последней любовью Мясина. Бакл вспоминал, что Мясин чуть ли не все время держал ее за руку. По-моему, ужасно трогательно. Да и вообще, по воспоминаниям все того же Бакла, к концу жизни Мясин стал гораздо мягче и добрее. Разговаривали, конечно, о Дягилеве (ведь Бакл как раз работал над биографией Дягилева), и Мясин "говорил о Дягилеве так, что можно было подумать, будто этот человек был святым, а я-то знал, что он им не был". Как ни старался Бакл выудить у Мясина подробности его развода с Дягилевым в 1921 году, Мясин был тверд, как алмаз, и скрытен, как партизан; Бакл ему задавал наводящие вопросы вроде: "А что, Дягилев был очень ревнив?" - на что Мясин категорически отвечал, что Дягилев вот ни капельки не был ревнивым. Эхе-хе. Мне кажется иногда, что Мясин все-таки чувствовал себя виноватым из-за разрыва с Дягилевым - и поскольку так и не смог ни объясниться с Дягилевым, ни помириться с ним, то и выдавал очень желаемое за действительное: то писал о восстановлении отношений с Дягилевым "на прежней основе" (что звучит ну очень двусмысленно), то вот, уверял, что Дягилев вовсе и не ревновал его к Вере Савиной. Грустно все это, и Мясина почему-то очень жаль.
запись создана: 04.09.2014 в 14:00

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все

19:11 

Хочешь песенку в награду?
Я наконец-то добралась до бонуса к "Смерти в Венеции" Ноймайера - часового документального фильма "Another Liebestod". Очаровательный Ноймайер сидит в плетеном кресле и рассказывает о том, как он задумал этот балет и как работал над ним. Вперемешку с рассказом показывают отрывки из репетиций. Я уже от самого балета потеряла голову, а этот бонус меня добил. Ноймайер говорит по-немецки с прелестными ошибками, очень бегло и понятно, а репетиции проводит в основном по-английски, но иногда переходит на немецкий. Ллойд Риггинс - Ашенбах - пару раз появляется с небольшой бородкой, которая ему очень к лицу. Эдвин Ревазов - Тадзио - божественно танцует на репетициях (в спектакле, само собой, тоже). Братьев Бубеничеков тоже не обошли стороной и показали отрывок из репетиции "Дионисийского сна", где они танцуют эротическое па-де-труа с Риггинсом. И ужасно жаль, что "Another Liebestod" длится всего час - так что при всем желании не засунешь туда репетиции балета целиком. А ведь там столько всего чудесного! Но хорошо, что есть хоть что-нибудь. И теперь мне опять хочется бегать кругами и кричать: "Посмотрите этот балет, посмотрите его, он прекрасен!". И конечно, я не я буду, если не выложу очередной видеоотрывок. Это репетиция финального па-де-де Ашенбаха и Тадзио - "Liebestod":


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", John Neumeier and his ballets

00:20 

Хочешь песенку в награду?
Erna_Y осалила меня позитивным флэшмобом. Надо на протяжении 7 дней постить по три хороших новости из своей жизни. Ну ладно, попробую. Хотя со мной ничего не происходит. И я думаю, что этот флэшмоб у меня долго не протянет.

День 1

читать дальше

День 2

читать дальше

День 3

читать дальше

День 4

читать дальше

День 5

читать дальше

День 6-7

Все, заканчиваю флэшмоб, потому что разболелась к чертовой матери, позитив воспринимаю с трудом, сил нет. Но три хороших новости за два дня все-таки наберу.
1. Заплатили за перевод.
2. Мне сказали, что у меня рыжие волосы, как у Карлсона.
3. Целую ночь спала нормально, будто и не больна вовсе.
запись создана: 28.09.2014 в 00:46

@темы: John Neumeier and his ballets, Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все, флэшмоб

02:05 

Хочешь песенку в награду?
У кого бы мне украсть примерно полторы сотни евро и купить вот эту книгу? А может, тут ходят добрые щедрые люди, готовые ссудить мне эти деньги - и пожалуйста, без отдачи? Нет? Жаль. А книжку очень хочется. На Амазоне я нашарила несколько предложений, и один человек даже готов продать ее за сорок шесть евро - но он за рубеж не высылает. Беда. Впрочем, надо не плакать, а пойти поискать в других книжных, может, найду, где Ноймайера отдают подешевле. А то плохо ведь мне без Ноймайера, я так совсем зачахнуть могу.
И раз пока Ноймайера для меня нет, выложу братьев Бубеничеков. Нет, я не могу сама разобрать, где Отто, а где Иржи. Хотя... сдается мне, что слева - Отто, а справа - Иржи. Но может быть, я ошибаюсь.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", John Neumeier and his ballets

12:38 

Хочешь песенку в награду?
Отто и Иржи Бубеничеки в "Les Indomptés", па-де-де Клода Брюмашона.



Черт побери все на свете, как же я хочу ноймайеровского "Нижинского" с первым составом: Иржи-Нижинским, Отто-Фавном (и Золотым рабом), Урбаном-Дягилевым. Впрочем, хотела бы я взглянуть и на Рябко-Нижинского и Риггинса-Дягилева, в отрывках они мне очень понравились. Да я уже согласна на любой состав, только дайте мне этот балет целиком.
Надо будет с горя посканировать фотографии из программки.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", John Neumeier and his ballets

13:34 

Хочешь песенку в награду?
Это юбилейная запись с дягилевским тэгом: первую сотню разменяла, перехожу ко второй. А поскольку писать что-то лень, выложу подходящую картинку. Я начала сканировать фотографии из программки к "Нижинскому" Ноймайера. Ну, раз видео нет, приходится радоваться фотографиям. Сканирую я очень плохо, сканы не чищу, потому что не умею, а поделиться интересными кадрами хочется. Буду выкладывать потихоньку все отсканированное. И начну - ну, разумеется - с Дягилева и Нижинского из этого балета. Иван Урбан (Дягилев) и Иржи Бубеничек (Нижинский):



Это превью, по клику фотография открывается в новом окне. Но предупреждаю: скан очень большой и довольно дурного качества.

UPD. Еще один скан из программки к "Нижинскому", одна из моих любимых фотографий. Здесь Ноймайер очень здорово обыграл "Игры" Нижинского (забавно звучит: "обыграл игры", но иначе не скажешь), отсылая зрителя и к дневникам Нижинского, и к конфликту между Дягилевым и Нижинским после свадьбы Нижинского. Как известно, сам Нижинский уверял, что бисексуальное трио в "Играх" - юноша и две девушки (причем девушки флиртуют и с юношей, и друг с другом) - это "зашифрованное" гомосексуальное трио: мужчина и двое юношей. "...а "Игры" есть та жизнь, о которой Дягилев мечтал. <...> Дягилев хотел любить одновременно двух мальчиков и хотел, чтобы эти мальчики любили его. Два мальчика есть две девушки, а Дягилев есть молодой юноша". Что же касается треугольника Нижинский-Дягилев-Мясин - то, если верить тому же Бенуа, весной четырнадцатого года Нижинский предпринимал довольно активные усилия для того, чтобы вернуться в Русские балеты, и встречался с Дягилевым, пытаясь предложить ему свои услуги. Но Дягилев, влюбленный в Мясина, не нуждался в Нижинском - ни как в танцовщике, ни как в любовнике. Ноймайер переигрывает этот конфликт в своем балете: в сцене из "Игр" появляются Мясин (Тьяго Борден), Дягилев (Иван Урбан) и Нижинский (Иржи Бубеничек) - и в конце концов Дягилев выбирает Мясина и оставляет Нижинского.


запись создана: 17.10.2014 в 00:26

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

20:58 

Хочешь песенку в награду?
Сегодня моталась по делам и в дороге читала "Приключения балетного критика" Дики Бакла. Но ехать было недалеко, и я успела прочитать только несколько страниц. Дики прелесть, как здорово, что у меня еще вся книга впереди, как грустно, что когда она кончится, мне будет уже нечего читать у Дики. Разве что "Нижинского" купить - для коллекции (у Дики есть еще биография Баланчина, но Баланчин меня пока не очень интересует). А еще я присмотрела на Амазоне пару номеров "Балета" - этот журнал Дики начал выпускать до войны, два номера вышли, потом началась война, Дики вступил в армию (воевал сначала в Африке, потом в Италии), а вернувшись после войны, возобновил выпуск "Балета". На Амазоне, разумеется, лежат послевоенные номера, а довоенные, я так думаю, теперь редкость.
Так вот, в "Приключениях" Дики рассказывает, как решил возобновить журнал после войны и обдумывал концепцию "Балета": "Я точно знал, чего не будет в моем журнале. Там не будет фотографий Антона Долина, готовящего омлеты...". Так что мне стало безумно интересно: где, где публиковали снимки Долина, готовящего омлеты? Дайте мне их сюда! Фотографию Долина с тортом я видела, а вот с омлетом...:)
А еще Дики мимоходом легонько лягнул Роберта Хелпманна (звезду послевоенного "Сэдлерс-Уэллс Балле" - и Болеславского в "Красных башмачках"), заявив, что "несмотря на благородную внешность, он не был хорошим классическим танцовщиком. Он слишком поздно начал учиться танцу". Впрочем, во второй половине сороковых, когда Дики видел Хелпманна на сцене, пик его формы был уже пройден. Но обаяние было при нем, и сам Дики признает, что Хелпманн был очень убедителен на сцене.

@темы: Антон Долин, Дягилев и все-все-все, Не только Дягилев или "вообще о балете"

00:04 

Хочешь песенку в награду?
Час шлялась по сети в поисках выразительных снимков из ноймайеровских "Illusionen - wie Schwanensee". Ничего подходящего не нашла, все-таки это надо смотреть в движении, скриншоты не передают очарования спектакля. Мне не все понравилось, но Иржи Бубеничек (Король), Ллойд Риггинс (принц Леопольд), Сильвия Аццони (Клэр) и Александр Рябко (граф Александр) были прекрасны. Да собственно говоря, все были прекрасны, но к Риггинсу я просто питаю слабость, Сильвия Аццони была воздушна и прелестна, а Иржи Бубеничек сыграл такого Короля (списанного с Людвига II, разумеется), что глаз не оторвать. Восхитительный танцовщик и восхитительный актер.
А вот возьму и выложу-ка я фотографию самого Ноймайера. Вот он, этот чудесный человек в 1987 году:


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", John Neumeier and his ballets

13:14 

Хочешь песенку в награду?
В Сильвию Аццони я прямо влюбилась. В "Illusionen - wie Schwanensee" хороши все женщины: и Элизабет Лоскавио (принцесса Наталия, невеста короля), и Анна Поликарпова (Одетта), и Анна Грабка (королева), и Лаура Каццанига (Бабочка), и лебединый кордебалет. Но Сильвия Аццони не просто хороша, она прекрасна - гибкая, легкая, очаровательная, поразительно юная и светлая, вот уж воистину - Клэр. Она в этой роли кажется совсем девочкой, и так радостно на нее смотреть. Ах, какой восхитительной Джульеттой она, наверно, была в ноймайеровской версии "Ромео и Джульетты". Ужасно жаль, что нет видеоверсии этого спектакля. Да вообще ноймайеровские балеты надо все подряд снимать на видео, да еще с разными составами, и честное слово - я согласна за них платить сколько угодно, только дайте. Но нет ничего, остается одно - читать описания и вздыхать. Вот, например, вычитала еще, что в 2009 году Ноймайер поставил дуэт "Ночь и Эхо" на музыку из фортепианного концерта Игоря Маркевича - того самого концерта, который Маркевич написал в 1929 году по заказу Дягилева и исполнял в Лондоне (приодевшись во фрак с плеча Долина). Как бы я хотела увидеть этот дуэт! Ну да, в придачу к "Нижинскому", "Павильону Армиды", "Вацлаву" и еще двум десяткам ноймайеровских балетов.
Ну ладно, сколько ни ной, а все равно не выпросишь эти балеты у мироздания. Продолжаю наслаждаться малым - например, смотрю на вот эту фотографию Сильвии Аццони и восхищаюсь:


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

15:17 

Хочешь песенку в награду?
Если б дед Мороз существовал, то я бы попросила у него в подарок на Новый год две видеоверсии ноймайеровского балета "Нижинский": одну с оригинальным кастом - с Иржи Бубеничеком в роли Нижинского, Иваном Урбаном в роли Дягилева, Анной Поликарповой в роли Ромолы, Элизабет Лоскавио в роли Брониславы Нижинской и так далее; а вторую видеоверсию - с более поздним кастом, где партию Нижинского исполнял Александр Рябко, а Дягилевым был Ллойд Риггинс. Потому что чем больше я смотрю на Риггинса, тем больше он мне нравится. Он божественно танцует, он восхитительно играет, и у него очаровательное - истощенное, некрасивое, но очаровательное лицо. И мне так хотелось бы узнать, каким Дягилевым он был в балете Ноймайера. Мне не удалось найти даже фотографий с Риггинсом в этой роли, но я читала рецензии - и в одной из них автор сравнивал Дягилева Ивана Урбана и Дягилева Риггинса и писал, что у Урбана Дягилев получился более уязвимым, а у Риггинса - коварным. Но оба были великолепны.
Чем тут утешиться? Вот, вырезала с горя отрывок из "Нижинского" - с Нижинским-Рябко и Дягилевым-Риггинсом - из японской передачи про Ноймайера. На безрыбье и все такое. К сожалению, очень мешает японская дама, добрым голосом объясняющая дураку-зрителю, кого он сейчас видит на сцене и кто вообще все эти люди. Но и эту даму можно пережить, потому что выбора нет: либо так, либо никак.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

19:09 

Хочешь песенку в награду?
Если пятого июля следующего года я буду жива и здорова, то ищите меня тогда в Гамбургском оперном театре, в партере, в двадцатом ряду. На сцене будет идти "Смерть в Венеции" с - я очень на это надеюсь! - Ллойдом Риггинсом в роли Ашенбаха. Я уже заранее счастлива как слон и как иностранец с табуреткой вместе взятые.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", John Neumeier and his ballets

00:00 

Хочешь песенку в награду?
Получила первый том "Эвтерпа, ты?", посвященный балету - диалоги Михаила Мейлаха (по типу Speaking of Diaghilev Драммонда) с целой толпой интересных людей - от Александры Даниловой до Джона Ноймайера. Буду теперь читать долго и со вкусом. А пока открыла наугад, попала на беседу с Фредди Фрэнклином и прочитала, что Долин иногда ленился репетировать с Марковой (это были времена первой компании Долин-Маркова) и ставил вместо себя Фредди на репетициях. А потом Мясин переманил Фредди в труппу де Базиля, и Фредди вспоминал, как пришел к Мясину подписывать контракт и так залюбовался "его удивительным лицом с огромными черными глазами", что даже не посмотрел на условия контракта, подмахнул не глядя. Боже-боже, вот умел Мясин очаровывать юных мальчиков - что Зорича, что Фредди...
UPD. Читаю с начала (до Фредди, кстати, еще не добралась). Александра Данилова - очаровательна, Ирина Баронова - умна и тонка, Зорич - ну, он просто мил, как всегда. Очень интересны Олег Тупин и Тамара Чинарова. Почти все с большим уважением и приязнью говорят о полковнике де Базиле; о Мясине - чаще всего одно и то же: за сценой - сух и холоден, на сцене - страстен и восхитителен; о Баланчине вспоминают и так, и этак, но многие весьма сдержанно отзываются о его американских постановках. В общем, все занятно и познавательно, и было бы еще лучше, если б меня не раздражал сам Мейлах. Он проделал гигантскую работу, с этим не поспоришь, огромное ему спасибо. Но право, лучше бы он в этих беседах не пытался перетягивать одеяло на себя и не демонстрировал собеседникам (или читателям) собственную образованность (к тому же, кое-где он допускал смешные ошибки: например, перепутал мачеху Дягилева, Елену Панаеву с ее сестрой Александрой, известной певицей, и утверждал, что именно мачеха Дягилева была певицей и умерла в блокадном Ленинграде; а на самом-то деле Елена Валерьяновна умерла гораздо раньше - в 1919 году). Да и не мешало бы ему лишний раз проверить подписи под фотографиями - а то, например, под сценой из "Кошечки" Согэ подписано, что это Лифарь и Спесивцева в сцене из балета "Ромео и Джульетта" (где, как известно, Лифарь танцевал с Карсавиной, а вовсе не со Спесивцевой). Конечно, это мелочи, но такие мелочи очень режут глаз, особенно когда автор претендует на роль знатока и авторитета.
запись создана: 13.11.2014 в 16:47

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все, Антон Долин

16:22 

Хочешь песенку в награду?
Вчера дочитала балетный том "Эвтерпа, ты?". Двойственные впечатления: много интересной информации, но сам Мейлах с каждой страницей раздражает все сильнее, мне даже самой было неловко. Все-таки не следовало ему превращать собственные ремарки в развернутые комментарии, это выглядит очень глупо: собеседник говорит о Фоме, Мейлах вклинивается с рассказом о Ереме. Его художественные отступления чаще всего неуместны и искусственны: понимаешь, что вряд ли он произносил эти монологи непосредственно во время разговора, скорее всего, он вставил их позднее, при подготовке книги. Но так они выглядят еще нелепее. Нет, на мой взгляд, нужно было просто писать комментарии к каждому диалогу и не выпендриваться. Но что сделано - то сделано, что уж теперь говорить.
Я так и не поняла, почему в книге не было беседы с Алисией Марковой. Сам Мейлах писал, что разговаривал с ней несколько раз, жаловался, как сложно было выбрать материал для публикации из этих бесед, несколько раз в диалогах с другими людьми упоминал о своих встречах с Марковой - но в самом книге диалога с ней так и нет. Странно и, пожалуй, обидно. Алисия наверняка рассказывала много любопытного - начиная от учебы у Астафьевой и выступлений у Дягилева и заканчивая работой с Мясиным, Долиным и компанией.
Было довольно любопытно отслеживать, кто как и о ком вспоминает. О Мясине - я уже об этом писала - говорили почти одно и то же: холодный, сухой, но с огненным темпераментом, прекрасный танцовщик (и до старости!), прекрасный хореограф, замкнутый человек, профи во всех отношениях; о Лифаре - чаще всего приязненно, были исключения, но мало, а в основном отзывались о нем хорошо; о Борисе Кохно - ну, его называли человеком нелегким и очень эксцентричным, но признавали его талант; о Нижинской - отзывались по-разному: соглашались, что она была не просто талантлива, а почти гениальна, но жаловались на ее невыносимый характер; о Леоне Войциховском все вспоминали с большой симпатией и говорили, что он был очень милым, приветливым человеком (хотя играл по-страшному, по-черному, как другие пьют); и, безусловно, все воздавали должное Баланчину. Но что меня удивило - отзывы о Долине. О нем все вспоминали очень мало и кратко, будто сговорились. И даже сам Мейлах это отмечал и пару раз говорил своим собеседникам: вот-де о Долине все отмалчиваются. И те соглашались, но, сказав пару слов, переводили разговор на другие темы. Меня это так удивило. Как будто вокруг Долина существует какая-то тайна или негласный запрет, как будто его и вспоминать не хотят. Так что информацию о нем я выуживала по крохам. Я бы еще поняла, если б это был какой-нибудь совсем второстепенный представитель балетного мира, танцовщик третьего эшелона, но ведь это же не так, он был - даже если это кому-то не нравится - заметной личностью. Но о нем предпочитают молчать.
Вот, например, Фредди Фрэнклин на прямой вопрос о том, каким был Долин, ответил одним предложением: "Долин прекрасный танцовщик, обладавший к тому же замечательным чувством юмора". Правда, он не ограничился этой характеристикой, а еще рассказал душераздирающую историю о том, как однажды поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем Леонид Федорович с Патриком Генриевичем из-за Веры Зориной, урожденной Бригитты Хартвик: "Зорину - Бригитту Хартвик, вторую жену Баланчина (а считая Шуру - третью) - я тоже знал с незапамятных пор, когда мы вместе с ней, Долиным и еще двумя английскими звездами участвовали в лондонском шоу "Балерина". И вот вышли мы как-то из театра и застали на улице... драку Долина с Мясиным! Оказывается, Долин открыл Бригитту где-то в Германии и пригласил ее участвовать в шоу, а Мясин посмотрел ее в спектакле и предложил подписать контракт с "Русскими балетами". Долин же считал, что имеет на нее больше прав. Но она выбрала Мясина". И выбрала, и какое-то время жила втроем с Мясиным и его женой Евгенией Деляровой. Но потом у Мясина любовь прошла, и Зорина переметнулась к Баланчину. Это история известная, но я и подумать не могла, что у Долина с Мясиным дело могло дойти до драки. Это даже представить себе смешно - и я почти уверена, что инициатором был Долин, с его-то ирландским темпераментом.
Данилова звала Фрэнклина Фреденькой - а вслед за нею это имя переняли и другие русскоязычные коллеги. Еще во времена труппы Марковой-Долина (тридцать пятый год или около того) Бронислава Нижинская, поначалу относившаяся недоверчиво к Фредди, однажды после репетиции с ним подошла к пианистке и сказала удовлетворенно, что ей удалось сделать из Фредди "настоящего русского мальчика".
Елена Траилина, рассказывая о Борисе Кохно, упомянула и Долина с Лифарем: "Когда я встречалась с Кохно, я была, что называется, "непростительно молода"... Как было бы интересно встретиться с ним сейчас! <...> Удивительный персонаж! Интересны его отношения с Лифарем. Оба находились рядом с Дягилевым, и соперничество между ними было страшное. А как Лифарь ненавидел Долина! А Долин - Лифаря!.." Вот тут я удивилась и пожалела, что Траилина не остановилась подробнее на этой теме. Ну ладно, допустим, из тех же воспоминаний Лифаря "С Дягилевым" можно сделать определенные выводы - по крайней мере, жгучая ревность юного Лифаря к Долину там видна невооруженным глазом. Но Долин - если судить по его книгам, но по чему же еще судить? - всегда отзывался о Лифаре очень дружелюбно. И так было всю жизнь, и уж где там была ненависть - ума не приложу.
Еще одно занятное замечание о Долине отпустил Олег Брянский. На вопрос Мейлаха: "Долин как будто человек веселый. Работать с ним, вероятно, было интересно?", - Брянский ответил: "Да. Но со мной все оказалось не так просто, потому что его любовник-англичанин был моим конкурентом на сцене, и Долин часто отдавал ему мои роли". В общем, в труппе "Фестиваль Балле" отношения Долина с Гилпином были секретом Полишинеля. И окружающие были уверены в том, что Долин покровительствует Гилпину не просто так за красивые глаза и талант, а именно как любовнику.
Николай Полаженко, тоже работавший в "Фестиваль Балле", рассказывал, как "мама Туманова" - мать Тамары Тумановой, обладавшая не меньшей известностью в балетном мире, чем ее дочь, - проводила спиритические сеансы, вызывая дух Дягилева, а тот "давал советы - почему-то всегда в пользу Тамарочки". А Наталия Красовская, говорившая по-английски с сильнейшим акцентом, заявила однажды: "I am the best Fokine dancer" - но произнесла эту гордую фразу так, что смысл получился совсем другой. Мейлах задал и Полаженко вопрос о Долине: "А что бы вы сказали о Долине? Я замечал, что о нем говорят не очень-то охотно..." - и Полаженко ответил кисло, что "Долин действительно человек был не всегда приятный, из-за своей склонности к саркастическим замечаниям. Однажды, например, на репетиции, где девушка проходит перед танцовщиками, выстроившимися в одну линию, он подозвал ее и спросил так, чтобы все слышали: "Ты почему такая толстая?". Я не выдержал и сказал: "Господин Долин, вы - сукин сын". Но танцовщик и балетмейстер он был замечательный, этого у него не отнять". Такая вот история. И больше, кажется, Мейлах уже никого не спрашивал о Долине.
А Жан Бабиле вспоминал о Мясине: "Мясина я впервые увидел в Лондоне, когда "Балет Елисейских Полей" выступал в театре Адельфи, куда наша труппа первой после войны приехала на гастроли. Я услышал, что Мясин сам танцует в Ковент-Гардене в своем балете "Треуголка". Я тогда удивился: "Сам Мясин?! Он еще жив? Еще танцует? Это невозможно!". И пошел на спектакль. Занавес поднялся, открывая дивные декорации Пикассо. Вся музыка замолкла, и из глубины сцены появился человек, одетый во все черное. Зал замер в напряженной тишине такой интенсивности, какой я больше никогда нигде не заставал. Вновь зазвучала музыка, и он начал танцевать "фарруку". Какая отточенность стиля, какая сила! Это было бесподобно!". Вообще-то костюм Мельника в "Треуголке" не черный (только брюки черные, но рубашка белая, а жилет красный), да и фарруку, насколько я помню, Мельник танцует не при первом своем появлении. Но все равно, Бабиле набрасывает очень выразительную картину. Руди ван Данциг говорил, что Мясин похож на "какую-то хищную птицу", а Тур ван Схайк вспоминал, что Мясин "каждое утро запирался в одной из студий и там делал экзерсис. Входить никому не разрешалось, а из-за закрытой двери доносился всевозможный шум, и все гадали, что он там выделывает. Еще он требовал, чтобы в классах завешивали зеркала". Довольно странное требование, на мой взгляд. Впрочем... это же Мясин. Чудной он все-таки был человек - очаровательный, когда хотел, яркий, талантливый до гениальности и весь перекрученный внутри.
Ну все, мне надоело переписывать байки. В любом случае, книга любопытная, не жалею, что ее купила. Жаль только, что в ней оказалось не так много информации о самых интересных для меня людях.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Дягилев и все-все-все, Антон Долин

02:39 

Хочешь песенку в награду?
Дай, думаю, включу что-нибудь хорошее балетное перед сном, чтоб спалось лучше. Ну да, конечно, включила Liebestod из "Смерти в Венеции" и принялась умирать вместе с Ашенбахом. И музыка, и хореография, и игра Риггинса и Ревазова - все душу выматывает, а на последнем "пробеге" - когда Ашенбах бежит по кругу вместе с Тадзио, задыхается, падает, встает и снова бежит, и в конце, уже на последнем дыхании, бросается к Тадзио в объятия, - вот здесь я совсем расклеилась и заплакала, как дура. Старею. Как я выдержу этот спектакль вживую - ума не приложу. Впрочем, что мне бояться, глаза я не крашу, тушь не потечет.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", John Neumeier and his ballets

Черновики и черт

главная