• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:27 

Хочешь песенку в награду?
Отрывки из письма Веры Волковой к Колетт Кларк от 11 марта 1961 года. Мейнерц частично цитировал это же письмо в Billedet indeni, а я переводила и пересказывала его с датского вот здесь. Но разумеется, если есть возможность прочитать оригинал - нужно эту возможность использовать. Тем более, что кое-что в датском переводе я, как выясняется, поняла и передала не совсем верно. Правда, кое-где, судя по всему, сам датский перевод был не совсем точен. Ну да ладно. Теперь, когда есть оригинал, можно просто ориентироваться на него и жить спокойно.

Erik Bruhn came back from the gala a bit sad. He told me he danced badly and fell over in all his pirouettes. At first I thought he was trying to be modest but having received your letter I am sorry to hear that he really did dancу better in rehearsals. <...> I am just as worried about him as I am about Margot. They have both reached the top of their careers and still both are in danger but for different reasons.

По мнению Волковой, Эрик был "невротиком", и его психологические проблемы были тесно связаны с его карьерой.

It is a hard illness to cure unless it is detected and checked from the start. He has reached the point of being a really great dancer. He knows it, he feels it and people tell him so all the time. He now finds it hard to live up to his own immense reputation and is consumed by fears. His greatest fear is disappointing his public; that people will one day shrug after a preformance and say, "So, that is the great Erik Bruhn?"
I was told once that it happens inevitably to all great bullfighters. At the height of their fame and powers they develop tremendous fears they will dissapoint the crowds; that they will fail to live up to their expectations. And so they do something desperate, trying deliberately to repeat a previous successfull feat that came spontaneously to them before. In the end some of them get themselves killed. Luckily our dear friends do not put their life at stake, but it's the same thing when nerves get in the way. <...> Erik is a sick boy. This far, physical exercises have saved him from most of it. <...> His appearance is very misleading: he looks so composed and cool with this granite-like profile and blue eyes. But actually he is wearing himself out with worries, complexes, imaginary conversations, self-doubts and cetera.
Most sensititve people know about it, of course, but they scramble their way out of it and come to terms with life. But Danes are so different. They appear so lost when confronted with problems, they seem unable to solve them and don't even try to nine times out of ten. They just wallow in it.

Волкова считала, что Эрику нужно переквалифицироваться из танцовщика в педагога (для его же собственного блага).

He is a good teacher and I am sure he will be a much happier man when he stops dancing. But it is tragic. He is only 31 or 32 but I feel it will be a short career.
Everybody told me he danced beautifully in Moscow and Leningrad, and Erik told me he was himself amazed: 'I really enjoyed dancing and everything "came off". It was wonderful. Nobody knew about me...'

Как показало будущее - Волкова во многом ошибалась, считая, что Эрик станет счастливее после завершения карьеры танцовщика. Ошиблась она, к счастью, и в предположении, что карьера эта будет короткой. Отставка - одиннадцать лет спустя после письма Волковой к Кларк - далась Эрику очень тяжело. Тем счастливее, наверно, было для него возвращение на сцену (а уж как зрители и критики радовались, да и коллеги тоже, об этом я и вовсе молчу). И наверно, в каком-то смысле он так никогда и не перестал быть танцовщиком - даже в последние годы жизни. Он был худруком, балетным педагогом, постановщиком, хореографом, но в первую очередь он оставался танцовщиком - даже когда его репертуар сводился к нескольким характерным ролям. Он был пропитан балетом - может быть, так же сильно, как запахом Knize Ten и сигарет. Что-то меня потянуло в лирику.
И еще кое-что о Волковой и ее отношениях с Эриком. Мне почему-то казалось - ну, аберрация, игры памяти, - что Эрик был на ее похоронах в Копенгагене весной 1975 года. Но нет, я залезла к Мейнерцу и нашла отрывок из письма Эрика к Джону Ноймайеру, где Эрик ясно давал понять, что на похоронах Волковой не был - и не стоял рядом с теми, кто "равнодушен или был равнодушен к тому, что она отдавала нам и делала для нас". А о Волковой он говорил, что она будет жить дальше в его сердце.
И еще - я не писала об этом здесь, только в фейсбуке, а мне нравится это странное совпадение. Незадолго до смерти Волковой, никогда не танцевавшей в "Жизели" (ее танцевальная карьера вообще была очень короткой и незначительной), приснилось-привиделось, будто она танцует партию Жизели - всю, целиком, оба акта от начала до конца. И это почти предсмертное видение стало для нее, по словам Мейнерца, и освобождением, и своеобразным катарсисом. Ну, а Эрику - тоже незадолго до смерти - тоже приснилось, как я не раз уже рассказывала, что он танцует в "Жизели", да только не Альбрехта, как следовало бы ожидать, а Мирту. Совершенно случайная, странная, по-своему очаровательная перекличка двух предсмертных снов, не знаю, в чем тут дело - в том ли, что мне просто нравятся всевозможные переплетения, совпадения, внезапные параллели и отсылки, - но я эту перекличку очень люблю.

Да, и еще кое-что, чтоб два раза не вставать. К вопросу о "Сильфиде" в НБК в 1964/65 гг. Проверила себя по Нойфельду: премьеру 31 декабря и спектакль 1 января танцевал Эрик (с Линн Сеймур), 2 января танцевал Эрл Краул (тоже с Сеймур) - ему, бедному, досталось больше всех: он в тот же вечер танцевал еще и па-де-де из "Корсара", так что ему пришлось по-быстрому снимать грим, переодеваться и влетать в необкатанную роль (не говоря уж о том, что на репетициях Эрик уделял больше внимания Рудольфу, чем Краулу); 5 января танцевал Рудольф (все с той же неутомимой Сеймур) - сначала предполагалось, что он выйдет в спектакле 2 января, но потом мудрая Селия Франка решила, что лучше отодвинуть его выход на пятое января, чтобы было время как следует его прорекламировать; ну, а 6 января в партии Джеймса снова вышел жульнически выздоровевший чудесным образом исцелившийся Эрик, а с ним свою первую Сильфиду станцевала Лоис Смит.

@темы: Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni", Erik Bruhn, "La Sylphide", "Giselle"

16:18 

Хочешь песенку в награду?
Мы с gr_gorinich открыли новый биллибаддовский пейринг: Клэггарт/Вир - и никакого Билли Бадда! Спасибо за это постановке Тима Олбери (Английская Национальная Опера, 1988 год) с Томасом Алленом, Филипом Лангриджем и Ричардом ван Алланом. Фишка в том, что в этой постановке полностью отсутствует какая-либо эротическая подоплека в отношениях Билли и Клэггарта и Билли и Вира. Билли там - вовсе не нежный цветочек, не красавчик и не детка, а увалень средних лет с приоткрытым ртом, трудно себе представить, что Клэггарт - особенно изящный, элегантный, аристократичный Клэггарт Ричарда ван Аллана - способен воспылать страстью к такому недотепистому Билли. Вот Клэггарт и не пылает страстью, вот ни капельки, но он, как метко заметила gr_gorinich, "ушиблен светом" Билли, и ему не под силу существовать в одном мире, на одном плавучем клочке земли - рядом с этим светом. И в отличие от Клэггарта Гидона Сакса, который и во втором акте, уже решив погубить Билли, до последней секунды страдает от собственного решения, физически мучается, разрывается от боли и любви, - Клэггарт ван Аллана во втором акте уже не испытывает никаких сомнений и пытается погубить Билли вполне расчетливо и хладнокровно. Но, разумеется, и сам погибает в конце концов.
А еще в этой версии потрясающий Вир - Филип Лангридж, Вир, не получающий прощения в конце, обреченный снова и снова переживать свое предательство, мучиться из-за своей трусости. Он и Клэггарт в самом деле, мне кажется, затмевают Билли в этой версии, они оба выразительнее и многограннее, и интереснее Билли. Это сказано не в обиду Томасу Аллену, он прекрасно поет, он очень неплохо играет, но все же у него слишком неподходящая внешность для этой роли. А вот Лангридж и ван Аллан - оба смотрятся весьма удачно: Лангридж пусть и не слишком красив, но чрезвычайно обаятелен, а о ван Аллане и говорить нечего - это самый красивый Клэггарт из всех, что я видела. И как врезаются в память их движения, их жесты: Вир, опускающийся на колени, прислушивающийся к песням матросов на нижней палубе, Вир, отворачивающийся от Билли, когда тот поет: "Captain Vere, save me!", Клэггарт, на секунду накрывающий ладонью маленькую руку Новичка, руку, в которую вложил гинеи, чтобы погубить Билли (Бэрри Бэнкс - Новичок - тоже выглядит очень неавантажно, но поет и играет так, что заставляет забыть о своей внешности), Клэггарт, прикасающийся ко лбу - за миг до смерти, уже в предсмертной истоме.
Надо еще добавить, что эта постановка вообще показалась мне самой сильной из увиденных видеоверсий "Билли Бадда". Само собой, БТшная версия Дэвида Олдена - она вне конкурса и вне конкуренции, но ее на видео и нет, не о чем и говорить. А версия Олбери понравилась мне намного больше и глайндборнской постановки Майкла Грандаджа (о которой в свое время gr_gorinich написала веселый пост), и венской постановки Вилли Декера. Хоть Билли в этой версии и не такой, как хотелось бы, но в целом спектакль получился прекрасный и трагичный, и все персонажи были очень хороши. И хоры, и оркестр - тоже.
А возвращаясь к новопридуманному пейрингу Клэггарт/Вир - ну, я знаю, что это бессовестно, но старые слэшеры просто не удержались, когда увидели, как Вир бросается к Клэггарту, сраженному тяжелым кулаком Билли Бадда. Как-то очень хорошо это у Вира получилось. Увлекательно.


@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили

09:48 

Хочешь песенку в награду?
Одна из моих самых-самых-самых любимых фотографий с Эриком: с обложки февральского номера Dance Magazine за 1962 год (скан мой). Эрик тут такой светлый, непривычно улыбчивый - и с фирменным полотенцем на плечах. Радостно на него смотреть. Надо посчитать, сколько раз он появлялся на обложках хотя бы Dance Magazine. Кажется, раз пять-шесть, что, в общем, не так уж много. Но вернусь к своим запасам и подсчитаю точно.


@темы: Erik Bruhn

08:24 

Хочешь песенку в награду?
Старый скан из Мейнерца - малость подчищенный по сравнению с тем, что было. Припоминаю, что в каких-то датских рецензиях Мейнерца поругивали не только за отсутствие библиографии и внятных ссылок на источники, но и за качество воспроизведения снимков. Хотя, разумеется, за качество полиграфии Мейнерц не отвечает, а вот за отсутствие библиографии - еще как. Но с него теперь особо и не спросишь.
А фотографию эту очень люблю: Эрик канадского периода, Эрик в последние годы жизни обладает - ну, для меня, - особым тонким очарованием. А еще на эту фотографию попала, по-моему, Карен Кэйн (это ее нос и часть лица видны на снимке слева). Она хоть и не "мальчик Эрика", но она сама по себе прекрасна. И в ее автобиографии столько замечательного об Эрике. Я об этом уже писала, но так приятно вспоминать снова и снова все эти истории: как она с Линдой Майбардьюк разглядывала в бинокль прекрасные бедра Эрика под килтом Джеймса; как выпивший Эрик в игривом настроении до полусмерти напугал ее мать поцелуем взасос; как Эрик загадочно говорил: "Это было невероятно", - о чьем-либо выступлении, и можно было гадать и мучиться, в каком смысле употреблено это "невероятно" - в плохом или в хорошем; как Эрик обращался со "вверенными ему танцовщиками" - не как с детьми, а как со взрослыми, ответственными людьми, нуждающимися в творческой свободе; как Эрик был одновременно и очень нервным и легковозбудимым - и очень жестким, решительным, авторитетным руководителем, и так далее, и так далее; и еще, разумеется, как привередлив был Эрик за столом, как друзья старались уговорить его поесть хоть раз в день (когда Константин был в отсутствии), и как сам Константин, прекрасный повар, готовил то, что Эрик соглашался есть. Ах, обожаю все эти бытовые подробности, вроде бы уже все знаю наизусть, но так приятно перебирать их снова и снова.


Вопрос: Эрик, наблюдающий за репетицией в своем фирменном стиле "like a hawk", - прекрасен?
1. Прекрасен, иначе и быть не может  8  (53.33%)
2. И "мальчики Эрика" тоже прекрасны  7  (46.67%)
Всего: 15
Всего проголосовало: 8

@темы: Erik Bruhn, Constantin Patsalas, Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni"

15:46 

Хочешь песенку в награду?
Очаровательный Оуэн Монтагю в очаровательном балете Oiseaux Exotiques очаровательного Константина Патсаласа. И если кто-то еще не в курсе - вариацию Монтагю в этом балете можно даже посмотреть вот здесь. Благослови, боже, авторов документалки Bold Steps, человека, продавшего мне эту документалку, добрых людей, оцифровавших ее, и gr_gorinich, вырезавшую вариацию Монтагю и залившую ее на vimeo.
А скан мой, из книги Джеймса Нойфельда Passion to Dance.


@темы: Constantin Patsalas, Не только Дягилев или "вообще о балете"

19:46 

Хочешь песенку в награду?
Забыла, рассказывала ли, что еще объединяло Эрика и Рэя Барру. Так вот, это было чувство юмора. По рассказам сэра Питера Райта - Рэй тоже обожал неприличные шутки и неприличные истории, да и вообще был очень открытым, экспансивным и темпераментным человеком. Хотя почему "был", он, слава богу, и сейчас есть, долгих ему лет жизни. Ну и ничего удивительного нет в том, что Эрик в свое время на него клюнул: его, этого Эрика, всегда тянуло к ярким, южным и "острохарактерным" типам.
И еще: кажется, эту фотографию я не выкладывала до сих пор. Это Марсия Хайде и Рэй Барра, 1964 год. Здесь отлично видно, как похож Рэй на Константина (на Рудольфа меньше, но тоже можно отыскать определенное внешнее сходство). Вот все-таки был у Эрика любимый типаж - и не оттого ли он когда-то клюнул на Константина, что тот был похож на Рэя, большую любовь Эрика?


запись создана: 26.08.2017 в 14:13

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn

15:05 

Хочешь песенку в награду?
Константин был на все руки мастер, ради экономии сам создавал костюмы и декорации для своих ранних балетов (уточняя при этом, что вовсе не ищет славы дизайнера, а просто пытается сократить расходы), а в ходе работы над костюмами к своему па-де-де Angali (1979 год) даже научился плести макраме. Не знаю почему, но меня это макраме умиляет до предела. Черт бы побрал этого Константина, как он мог быть таким очаровательным, что его очарование до сих пор на меня действует.
Даешь сюда старую фотографию Константина с тем человеком, на которого, кажется, тоже вполне действовало очарование Константина. Мейнерц со мной бы поспорил, но он, к счастью, не знает моего мнения на этот счет, ну и хорошо. Какие же они милые вдвоем. Как обидно, что их совместных фотографий - всего две штуки, мне мало, я еще хочу.


@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

21:02 

Хочешь песенку в награду?
У меня как обычно: я когда-то эту фотографию уже выкладывала, но соскучилась и захотела выложить еще раз. Мой скан из Мейнерца, точной даты не помню (кажется, она и не указана), но это последние годы Эрика в Швеции в качестве худрука Королевского шведского балета. Одиночество, откровенная травля со стороны шведской прессы, усиливающиеся боли, усиливающаяся депрессия, опять одиночество, и так далее, и так далее. И на этой фотографии все, в общем, и отражено: одинокий, утомленный и болезненно красивый Эрик.


Вопрос: Лайкнуть бедного Эрика?
1. Лайк Эрику  15  (51.72%)
2. Лайк сканировщику  14  (48.28%)
Всего: 29
Всего проголосовало: 16

@темы: Erik Bruhn

11:23 

Хочешь песенку в награду?
Задержание Серебренникова - это пиздец, но все к этому шло, это было ясно, когда у него отобрали загранпаспорт. Теперь "Нуреев" снова повисает в воздухе. И вообще все очень плохо. Я снова и снова повторяю строки Окуджавы - как часто я их вспоминаю в последние семнадцать лет: "Я живу в ожидании краха, унижений и новых утрат".

@темы: антисоветский роман

15:49 

Хочешь песенку в награду?
Пара любопытных страничек из мемуаров Кэролайн Браун Chance and Circumstance: Twenty Years with Cage and Cunningham - само собой, мемуары эти посвящены карьере самой Браун в компании Мерса Каннингема. Но попалось там кое-что любопытное об Эрике - в 1955 году он вместе с Алисией Алонсо выступал на фестивале в Джейкобс-Пиллоу, и там же выступали Каннингем и его танцовщики. И Браун имела возможность не только наблюдать за выступлениями Эрика, но и узнать кое-что о его проблемах и травмах (а все потому, что Эрик делил гримерку с Мерсом Каннингемом). А впрочем, зачем я пересказываю, читайте сами, тут всего полторы странички.


@темы: Erik Bruhn

20:38 

Хочешь песенку в награду?
Эрик и Карла на репетиции па-де-де из РиДж (в хореографии Эрика). Мой скан из Мейнерца.


Вопрос: Лайкнуть Эрика и Карлу?
1. Лайк!  11  (47.83%)
2. И сканировщику спасибо  12  (52.17%)
Всего: 23
Всего проголосовало: 12

@темы: Erik Bruhn, Carla Fracci

19:28 

Хочешь песенку в награду?
Всем Swan Lake'вского (чуть не написала "Swan Blood'вского") Эрика. Самоссылаюсь в Сибирь до конца августа, но буду, конечно, здесь, куда я денусь.


Вопрос: Лайкнуть лебединого Эрика?
1. Эрик - самый красивый лебедь в этой истории!  16  (100%)
Всего: 16

@темы: Erik Bruhn

00:56 

Хочешь песенку в награду?
Хочется то ли все-таки отнести второй текст про Эрика с Константином на RSYA (с надеждой на фидбэк, хаха), то ли написать новый текст. Про Константина. И про Эрика. Или про Эрика с Кевином, хотя там такой канон, что ничего выдумывать не надо, знай себе перечитывай Мейнерца и кайфуй. Тянет к Константину, но всю информацию, выжатую из доступных источников, я так или иначе уже пустила в дело, да и вообще все давно выговорено, ничего нового я не придумаю. А повторяться неохота.
В общем, лучше ничего не писать, а тихо копаться в матчасти дальше, авось что-нибудь интересное выкопается. И текст про Эрика с Константином не стоит тащить на РСИЯ. Я и сама помню, что не стоит, я и не хотела, а сейчас чего-то заметалась. Но ничего, отвлекусь и успокоюсь.
А ведь вправду хорошо бы было написать что-нибудь хулиганское про Эрика с Кевином с рефреном "я никогда не спал с мужчиной". Ладно, я попробую об этом подумать. На фотографию, опять же, посмотрю, фотография недавняя, но такая славная. Жаль только, это уже 1982 год, а мне бы хотелось найти где-нибудь совместную фотографию Эрика и Кевина 1972 года - в те времена, когда они вместе жили дома у Эрика в Гентофте.


@темы: фики, Erik Bruhn

17:31 

Хочешь песенку в награду?
Не напрасно все-таки листала Мейнерца ночью, наконец-то решилась пересказать пропущенный отрывок из семидесятых годов - про отношения Эрика с критиком Эббе Морком (Мёрком?). Мне кажется, я многое оттуда уже когда-то пересказывала, ну да ладно, пусть будет: еще один штрих к портрету Эрика и к истории его отношений с другими людьми, в том числе с людьми, которые ему искренне симпатизировали (как я уже где-то говорила, Мейнерц писал, что Эббе испытывал к Эрику личный интерес - причем вполне взаимный; трактуйте как хотите, все в ваших руках).
Эббе Морк вспоминал, что Эрик был очень приветливым и милым, когда они беседовали наедине, с глазу на глаз, но если рядом был кто-то еще, то Эббе чувствовал, как Эрик отстраняется от него, создает дистанцию. Так, например, когда Эрик знакомил Эббе с Рудольфом - причем дело происходило у Эрика дома - то сказал: "Это Эббе, датский критик", - и для Эббе это стало ударом: "Почему он не сказал, что я один из его друзей?". Ему казалось, что это было само собой разумеющееся определение, ведь они с Эриком так хорошо знали друг друга. И это повторялось неоднократно: отдаление, отчужденность.
Но Эббе видел и другие стороны характера Эрика. В 1977 году (или все-таки в 1979?) Томас Гримм снял документальный фильм об Эрике для датского телевидения. Эббе Морк, кстати, тоже принимал в нем участие. Где найти этот фильм? Не травите мне душу. Эрик переживал из-за этого фильма и очень нервничал, как все пройдет, каким увидят его зрители, и так далее, так нервничал, что когда фильм в первый раз должны были показать по телевизору, он пригласил Эббе к себе домой на Фиалковую улицу, чтобы посмотреть с ним вместе то, что получилось у Гримма. Эрик в этом фильме представал "космополитом и эстетом", он говорил о своем отношении к дзэн-буддизму, философии, современной музыке, и с кривой улыбкой рассказывал истории из своего детства, в том числе историю о том, как милая добрая мама отказалась покупать ему билет в трамвае, а когда явился кондуктор, заявила, что это вообще не ее сын, и спокойно смотрела, как бедного зайца Эрика высаживали из трамвая. Этот эпизод был воспроизведен в фильме - причем роль Эрика в коротких штанишках исполнил актер Ульф Пилгор, которому на момент съемок было то ли 37, то ли 39 лет, а главное - нежный привет всем, кто пишет об Эрике как о "датчанине огромного роста" - он был (и есть) ростом под два метра (а рост Эрика - ну, так, напоминаю на всякий случай - составлял примерно 170-172 см).
В результате Эрик остался очень доволен фильмом. Как вспоминал Эббе, Эрик не раз повторял: "Когда мы идем по Стрёгету (очень оживленная торговая улица/пешеходная зона в Копенгагене, ведущая к Королевской площади, где стоит старое здание Королевского театра), все пялятся на Кирстен Симоне. Меня больше не узнают". И вот теперь этот фильм служил подтверждением тому, что Эрик имеет определенное значение, что он является "кем-то" в Дании.
Эббе говорил, что Эрик был не совсем свободным человеком, что в нем была какая-то скрытая несвобода (если я правильно поняла слова Эббе). "Он был таинственным, загадочным". А еще он вспоминал, как в Нью-Йорке он вместе с Эриком и другими друзьями иногда ходил в ресторан The Rainbow Room, и многие из их компании охотно танцевали там, но Эрик - никогда и ни за что. Он мог выйти на сцену под взгляды тысячи зрителей, но его вышибала из колеи мысль о том, чтобы выйти на танцпол в The Rainbow Room. Эббе вспоминал, как сказал Эрику: "Это потому, что они не заплатили за то, чтобы тебя увидеть". "Разумеется, он улыбнулся". Уж с самоиронией у Эрика все было в порядке.
В последний раз Эббе встретился с Эриком в самом конце 1985 года. Он тогда был руководителем Фестиваля Тиволи и вместе с директором Тиволи Нильсом Кайзером встретился с Эриком, чтобы обсудить с ним возможность организации выступлений Национального балета Канады в Тиволи. Эрик приехал на встречу с чемоданами, чтобы после сразу отправиться в аэропорт: он возвращался в Канаду. Эббе вспоминал, что на прощание Эрик обнял его и долго-долго держал в объятиях. Присутствовавший при этой сцене Кайзер был несколько смущен. Позже Эббе отправил Эрику письмо, оставшееся без ответа. И известие о смерти Эрика потрясло Эббе сильнее, чем он ожидал. Он считал, что в жизни Эрика - и в дружбе с ним (вероятно, Эббе имел в виду свою собственную дружбу с Эриком) - многое так и не осуществилось. Хотя и признавал, что карьера Эрика сложилась вполне удачно.
Сдается мне почему-то, что Эббе мог рассказать - а может быть, и рассказал, - об Эрике гораздо больше, подробнее и интереснее. Но приходится довольствоваться тем, что есть. Эх, вот еще один человек, чьих мемуаров мне очень не хватает. Впрочем, меня послушать - так все люди, более-менее знавшие Эрика, обязаны бросить все и засесть за сочинение мемуаров. Причем желательно, чтоб основное внимание в этих мемуарах уделялось встречам и общению авторов с Эриком.

@темы: Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni", Erik Bruhn

01:17 

Хочешь песенку в награду?
Полезла в Billedet indeni (теперь надо уточнять название книги, а не просто писать "полезла к Мейнерцу"), чтобы кое-что уточнить: ну да, в книге об Эрике он цитирует одну фразу из письма Веры Волковой к Колетт Кларк, а в книге о Волковой этой фразы нет. Я помню, что обещала переписать все отрывки из этого письма, приведенные Мейнерцем в книге о Волковой, - то есть, на нормальном английском языке, и я непременно их перепишу. Ну вот, проверила себя, тут бы и отложить Мейнерца, а я - нет, я не полезла на страницу, посвященную Константину, я полезла в конец книги, в рассказ Пасборга о смерти Эрика. И ведь помню же все это почти наизусть, а все равно - реветь хочется, когда читаю, и так жаль всех: Эрика, Леннарта Пасборга, Рудольфа, Константина. Константина, наверно, потому жальче всех, что в книге его никто, в сущности, не жалеет - ни Пасборг, ни тем более Мейнерц. С одной стороны, это и понятно - не он же умирает, а с другой стороны - неужели партнер и друг умирающего Эрика не заслуживает хоть немного сочувствия?
Впрочем, ладно, я уже об этом тысячу раз говорила и всем надоела.
И мне по-прежнему безумно интересно: присутствовал ли Константин на похоронах Эрика в Гентофте 20 апреля? Черт разберет, зачем мне надо это знать. А еще мне хотелось бы узнать, кто были те неназванные друзья Эрика, утопившие в Гентофтском озере его мраморную канадскую урну. Теперь каждый раз, когда я гуляю по берегу этого озера, я думаю о том, что где-то там на дне по-прежнему лежит эта урна.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn, Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni"

00:58 

Хочешь песенку в награду?
В нашем балетном фандоме-каноне совместный класс - это такая эротика, что больше уже и желать нечего, всего додали. А впрочем, нет, как это нечего желать? Желаю иметь полную запись этого самого совместного класса. Она существует, но целиком ее так нигде и не выложили до сих пор, только обрывочками в разных документалках. Ну и Кавана ее подробно описала в своей книге. Даже цитату кину - короткую, но выразительную, очень подходящую к этим гифкам: "A faintly homoerotic undertone now emerges, which also plays on the idea of gender reversal, as they partner each other. Rudolf supports Erik's leg on his shoulder effecting a grand rond de jambe as he promenades around holding Erik's hand and forcing the arch of his back. Rudolf studies the effect in the mirror. Erik then does the same for him".




@темы: Rudolf Nureyev, Erik Bruhn

18:25 

Хочешь песенку в награду?
Благодаря outsatiable (у меня нет слов, чтобы выразить, как я благодарна!) я все-таки сумела добраться до Globe and Mail'вских статей, касающихся Константина. Очень интересно, что в целом критики из Toronto Star явно благоволили Константину больше, чем критики из Globe and Mail. Одному из этих критиков, Стивену Годфри, даже прилетело однажды очень злое открытое письмо от Гизеллы Витковски - потому что ей показалось, что в своей статье Годфри задел Константина (хотя там, прямо скажем, сильнее досталось Александру Гранту, а Константину приехало так, поскольку-постольку), и она бросилась на его защиту. Вспоминается, как Витковски выступала на стороне Константина через несколько лет, в деле вокруг Piano Concerto. И как в 1987 году она принимала участие в вечере Constantin Patsalas and Friends - несмотря на то, что руководство НБК было, мягко говоря, не в восторге от ее сотрудничества с Константином. И как они в Bold Steps весело прыгали козлами с Константином на репетиции "Экзотических птиц". Эх, вот чьи бы мемуары я прочитала с огромным удовольствием - но увы, не пишет она, не пишет.
Но я еще подробнее процитирую ее письмо, оно по-своему прелестно. А пока для собственного удовольствия приведу самое-самое начало интервью, которое Константин дал все тому же Стивену Годфри в апреле 1980 года. По-моему, это тоже прелесть.

"I feel I have an Oriental mentality," says the very Greek-looking Constantin Patsalas, choreographer and soloist with the National Ballet of Canada. "It makes me a little more relaxed about my work sometimes. I think that if I have enough talent, no one - not the company, not the critics, - can stop me. It means I don't feel I want to rush."
Three things are odd about this view from Patsalas, who will be presenting two new works in the National Ballet of Canada's annual choreographic workshop April 15 to 19 at NDWT Theatre. The first is that Patsalas rarely looks relaxed. Dark and wiry, he says at one point, "To me, to speak with my hands is very natural," and what those never- silent hands are most concerned with is sketching choreographic ideas in the air. His animation is more restless than relaxed, more King and Bay than Japanese rock garden.

@темы: Constantin Patsalas

02:21 

Хочешь песенку в награду?
В 1978 году Эрик поставил для мальчиков из выпускного класса National Ballet School маленький балет Here We Come. Отрывки из него можно увидеть в документалке Bold Steps: дюжина прелестных мальчиков в матросской форме лихо танцует под марши Мортона Гулда (и выглядят эти мальчики на удивление эротично - спасибо, конечно, матросской форме и партии за это). Когда Фрэнк Аугустин увидел этот балет, то не выдержал и попросил Эрика поставить Here We Come в НБК - явно рассчитывая стать одним из матросов. Но суровый Эрик отрезал: "Вы недостаточно хороши для него", - и закрыл вопрос с Here We Come в НБК на пять лет, до 1983 года, пока не решил, что мужчины в НБК наконец-то стали достаточно хороши. Вернее, некоторые стали хороши, но не бедный Фрэнк. Ему так и не довелось станцевать в этом балете.

@темы: Erik Bruhn

19:57 

Хочешь песенку в награду?
Просто так, потому что Ноймайер - самый прекрасный! Вспомнила сейчас, как на последнем "Нижинском", на поклонах, зал подвывал от восторга, когда Ноймайер тоже вышел на сцену. А как удержаться и не завыть, если он такой очаровательный?
На всякий случай, если кому-то из москвичей интересно: 25 октября в Концертном зале имени Чайковского Гамбургский балет покажет "Страсти по Матфею".



@темы: John Neumeier and his ballets

01:02 

Хочешь песенку в награду?
Фотография старая и известная, но мне захотелось еще раз ее выложить. Интересно, где же хранится та самая рабочая кинозапись "Жизели", о которой писал Вивер (он сделал этот снимок с Эриком как раз в перерыве между съемками)? Впрочем, вполне может быть, что ее потеряли, стерли, испортили, ведь прошло, как ни странно, почти пятьдесят лет. Но приходится специально себе напоминать, что прошло целых пятьдесят лет, что Эрик умер целых тридцать лет назад, да нет, тридцать один год назад, еще до моего рождения, и все это было давно и отодвигается все дальше и дальше. А пока не напоминаешь специально, кажется, что все это очень близко, рукой подать. Наверно, это отчасти из-за чтения старых газет и балетных журналов: десятилетия перемешиваются, восприятие искажается, и начинаешь воспринимать это прошлое ну не как "сегодня", но как "вчера", как что-то совсем близкое. Забавный такой эффект.
Мне очень нравятся leg warmers Эрика.


@темы: Erik Bruhn

Черновики и черт

главная