• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:32 

Хочешь песенку в награду?


Отличная фотография честно стащена вот с этого сайта, на котором выложены сотни отсканированных датских театральных программок. Вот только Das Lied von der Erde нет, но это уж как всегда. Зато есть "Расёмон" с Сьюз Уолд и Эриком. И пусть лицо Эрика тут слегка размыто, но все равно видно, как он хорош. И Сьюз Уолд, кстати, тоже очень хороша.

@темы: Erik Bruhn

11:23 

Хочешь песенку в награду?
Октябрь - время Ноймайера! По крайней мере, для меня. Сначала "Нижинский", потом "Татьяна", а сейчас я увидела на youtube три маленьких кусочка из весенней трансляции "Ромео и Джульетты" в постановке Королевского датского балета. Может быть, рано или поздно запись объявится целиком? Потому что увиденное страшно мне понравилось. И съемка хороша, и хореография хороша, и исполнители ослепительно прекрасны. Ида Преториус - ну, это ангел-сорванец, по крайней мере, в начале, Джульеттой-девочкой. Андреас Каас (вообще он Кос, но я привыкла уж звать его Каасом) - прелесть какой Ромео. Александр Бозинофф - отличный Бенволио. Сюзанна Гриндер - изумительная леди Капулетти. Жаль, нет танцевальных отрывков ни с Меркуцио - Себастьяном Хейнсом, ни с Тибальтом - Себастьяном Клоборгом, ни с лордом Капулетти - Ульриком Бирккьяром. Ну, будем надеяться, что все еще появится. А пока будем смотреть то, что есть.
UPD. Увы, уже не будем смотреть эти отрывки, они удалены.

@темы: John Neumeier and his ballets

21:28 

Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich сделала мне офигенный подарок: двд с гамбургской версией "Татьяны". Сегодня мы наконец-то посмотрели ее, и вот что я вам скажу: изумительный балет. Пожалуй, он совершеннее "Нижинского" (и сразу вспоминается вычитанная где-то то ли байка, то ли правда: мол, Ноймайер соглашается выпускать на видео лишь те балеты, которые сам считает идеальными; так вот, "Татьяна" идеальна, и двух мнений быть не может). И пожалуй, хоть я и люблю стасиковскую версию, хоть и скучаю по ней ужасно, но гамбургская версия - намного лучше стасиковской, и это не обсуждается. Абсолютно другой уровень, слаженность, легкость, чувство стиля - все при них, танцовщиках гамбургской труппы. Можно посетовать лишь на оператора, который не всегда выдавал идеальную картинку, увлекаясь крупными планами в ущерб сцене в целом. Но и он, несмотря на некоторые промахи и пробелы, не подвел в конце концов.
А что касается танцовщиков - хвалить и носить на руках всех, от центральных персонажей до самого последнего кордебалетного мальчика или девочки. Элен Буше сыграла изумительную Татьяну, самую правильную Татьяну: девочку, дикарку, читательницу-мечтательницу, угловатую, влюбленную, отчаянную и отчаявшуюся, то замкнутую, то резвую, поразительно сильную - при кажущейся хрупкости. Хоть сама балерина уже не так молода - как, впрочем, и Вишнева, - но в отличие от Вишневой она не производила странного впечатления: ее угловатый подростковый танец не казался наигрышем, это было органично и легко, и сама Буше казалась в этот момент удивительно юной. Так что она для меня теперь такая же чудесная, как Татьяна Валерии Мухановой. Я их не могу сравнивать, я их обеих люблю.
Эдвин Ревазов, которого я - между нами говоря - не считаю драматически одаренным (не то чтобы у него совсем ничего нет, но он скорее танцовщик, чем актер), меня приятно поразил: у него получился отличный Онегин. Причем он был прекрасен и в первом акте - легкомысленный прожигатель жизни, почти совсем еще мальчишка, но с какой-то опасной пружиной внутри, с этакой тенью лорда Рутвена, грезящегося Татьяне, - за спиной, мальчишка, становящийся убийцей друга; и во втором акте он так жалобно - именно жалобно, не жалко, - сламывался, переставал быть победительным щеголем и тащил за спиной уже не тень красавца вампира, а собственную вину. А еще он замечательно партнировал Татьяне-Буше, и все нелегкие поддержки проделывал легко и красиво. Причем не только в дуэтах с Татьяной, но и в дуэтах с Ленским.
Ленский - еще одна огромная радость этого балета: чудесный Александр Труш, мой любимый Тадзио (встретились два Тадзио на узкой дорожке). Рядом с ним стасиковские Ленские - это ну совсем не то, даже смешно вспоминать. Ленский Труша - хех, замечательно трушный, юный, легкий, солнечный и счастливый, по уши влюбленный в свою Ольгу, восторженно сочиняющий музыку (да, если кто не знает: в этом балете он музыкант, а не поэт), радостно сближающийся с Онегиным - и очень страшно погибающий. Всегда больно смотреть сцену дуэли, но когда убивают такого светлого Ленского, как Ленский-Труш, это бьет особенно сильно. У Ленского здесь прекрасная химия и с Онегиным-Ревазовым - просто рай для слэшеров и любителей пейринга Онегин/Ленский, там между ними и правда искрит, - и с Ольгой тоже, так что и каноничный пейринг не обижен. Ольга, кстати, тоже прекрасна - ее танцует Лесли Хейлманн, - и тоже надо сказать, что стасиковские Ольги и вполовину не так прекрасны, как она. Она под стать Ленскому - тоже очень живая и солнечная, легкомысленная девочка, кокетка и проказница, которая заигрывается, не чуя худого, и страшно расплачивается за то, что так заигралась. Очень здорово она контачит не только с Ленским, но и с Татьяной, просто приятно было на это посмотреть.
Карстен Юнг сыграл такого пушистого медведя и такого нежного князя N, что как бы нет никаких вопросов к Татьяне: почему она вышла за него замуж? Да кто бы отказался от такого мужа! Но он правда очень хорош. И прекрасно было па-де-труа князя, Татьяна и Онегина во втором акте. Я его вообще люблю, а тут его станцевали просто потрясающе.
Ну и конечно, конечно, как можно не сказать пару слов о Зарецких - демонических красавцах, воплощениях Судьбы, двойниках, ангелах смерти. Марк Юбете (восхитительный Золотой раб в "Нижинском" 30 сентября) и Саша Рива (увы, уже ушедший из Гамбургского балета) зловещи, чувственны, пластичны, грациозны и... чего там, очень сексуальны. Но когда они манипулируют сначала дуэльными пистолетами, а потом и самими дуэлянтами, не позволяя им помириться и избежать убийства - ну, мороз по коже пробегает, есть такое. Они великолепны.
И пусть меня заклеймят и проклянут, но как же мне нравится музыка Леры Ауэрбах. Да, даже пресловутые цитаты из "Цыпленка жареного".:crazylove:

@темы: John Neumeier and his ballets

16:47 

Хочешь песенку в награду?


Вацлав Нижинский (Александр Рябко) и Сергей Дягилев (Иван Урбан) в балете Джона Ноймайера "Нижинский". Фотография сделана, я думаю, на репремьере 24 сентября этого года. Фотограф Киран Вест, фотография утащена отсюда (кто читает по-немецки, может прочитать там рецензию на этот спектакль).
Урбан все-таки божественен в роли Дягилева. Поразительно в нем сочетание властности, жесткости-жестокости - и хрупкости, влюбленности, беззащитности даже не перед Нижинским, а перед собственными чувствами к Нижинскому. И Урбан все это передает так тонко, и у него такая прекрасная химия с Рябко-Нижинским, что когда они оказываются вместе на сцене - смотришь только на них, забывая обо всем на свете.

@темы: Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

23:32 

Хочешь песенку в награду?
Вернулась домой, чувствую себя отчаянно плохо. Температуры нет, но я, похоже, вдребезги простудилась. Вот она, плата за беготню по Гамбургу в одной тонкой рубашке. Теперь меня ведет, дышать нечем, а спать не хочется, потому что жарко и противно. Вообще хочется пореветь, но это уж как-то совсем глупо.
Хочу десяток хороших фотографий с Эриком и Константином, стопку балетных журналов и на ручки. Еще я купила билет на "Нижинского" шестого июля следующего года. Слетаю на денек, авось снова увижу Урбана-Дягилева.

00:40 

Хочешь песенку в награду?
Пришла после второго "Нижинского". Ноймайер, что ты со мной делаешь, я же еще хочу, я такими темпами и в мае поеду, ну, или в июле, ахаха, прекрати, нет, не прекращай, выпусти двд, наконец, только перемешай два каста, чтоб получилось идеально. Уф. Сегодня было местами - офигительнее, чем позавчера. Сильвия Аццони - это богиня, я ее люблю, хочу на ней жениться. Нет, в самом деле, она невероятная. Позавчера она танцевала Карсавину - партия прелестная, но все же декоративная, не имеющая большого значения для развития сюжета и балета. Сегодня она была Ромолой - и это было удивительно. Ромола в спектакле 28 сентября - Элен Буше - увы, не идет ни в какое сравнение с Аццони. Буше была тяжеловата, в первом акте невыразительна, во втором лучше, но все равно далека от идеала. Аццони в первом акте была девочкой - прелестной, легкой, любопытной, девочкой, которая ищет любви, девочкой, в которой пробуждается чувственность (па-де-труа на палубе с Вацлавом и Фавном). Во втором акте она менялась, превращаясь в измученную, отчаявшуюся женщину, и ее было, пожалуй, жальче всех в этой истории. И с Алексом Мартинесом - Вацлавом - у нее была прекрасная химия.
Жаль, что такой же химии совсем не было у Мартинеса с Карстеном Юнгом - Дягилевым. Вот эта пара намного уступала Рябко и Урбану. И вообще мне показалось, что партия Дягилеву Юнгу не очень удалась. Он был бледен, не было в его Дягилеве такой многогранности, как у Урбана. И линия Нижинского и Дягилева в балете сразу потускнела. Впрочем, Дягилев-Юнг зато прекрасно выглядел в коротких дуэтах с Призраком розы и Золотым рабом - ипостасями Нижинского. Вот с ними у Юнга искрило. И исполнители этих ролей были намного лучше, чем в спектакле 28 числа, особенно Золотой раб. В спектакле 28 числа сцены с ними оставили у меня беспокойное ощущение чего-то на грани безвкусицы. Но сегодня все было прекрасно: ни малейшего напряжения, все станцовано и сыграно тонко и со вкусом.
Кордебалет сегодня тоже понравился мне больше, чем позавчера, - по крайней мере, в первом акте (во втором акте он был прекрасен в оба вечера). Тема войны во втором акте до онемения страшна - и подана очень сильна. А уж от "Весны священной" - я выкладывала недавно видео из этой сцены - вообще вжимаешься в кресло. Рябко в этой сцене считал по-русски, а Мартинес - по-французски. Интересно, на каком языке будет считать Труш в спектакле 2 октября?
Мартинес был очень хорош. Его Нижинский - не такой глубокий и трагичный, как у Рябко, простой и трогательный, очень юный мальчик, которого раздавливает безумие. Он мне понравился в этой роли намного больше, чем Стасиком в спектакле 28 числа. Но эх, ему бы другого Дягилева! Может, Риггинс бы ему подошел? На эту роль, конечно, нужен более возрастной танцовщик (поэтому не могу себе представить Дягилевым Ревазова - а ведь в спектакле 2 октября Ревазов дебютирует в этой роли; но сегодня он мне казался довольно тяжелым в роли Томаша Нижинского, как будто пополневшим; Дарио Франкони позавчера смотрелся гораздо лучше). А Урбана на всех не хватит, и вообще, Урбана надо беречь, он такой один.
Ну, и разумеется, в зале сегодня был Ноймайер. На поклоны не выходил, жаль, но все равно я его увидела. Он чудесно выглядит - такой красивый, это невероятно. Какое же он все-таки чудо.
И мне решительно нравится гамбургская публика - очень воспитанная и интеллигентная.

@темы: Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

09:46 

Хочешь песенку в награду?
У меня в отеле адский интернет в номере, но приличный - в холле и в зале для завтраков. Так что я ем, а параллельно хочу сказать: вчерашний "Нижинский" был неровен - именно как балет, не как отдельный спектакль. Много затянутостей, особенно в начале второго акта, некоторые решения Ноймайера показались мне спорными на грани безвкусицы. Но линия Дягилев-Нижинский была головокружительна прекрасна. Ну умеет Ноймайер ставить балеты/танцы о гомосексуальных отношениях - именно об отношениях, не просто гомоэротику. И Иван Урбан - Дягилев - вчера был великолепен. Его дуэт с Нижинским-Рябко в первом акте - смесь нежности, вожделения, жадности, страсти, преклонения, садизма, мазохизма, любви и жестокости - был невыносимо прекрасен. Когда они застывали, обнявшись, я невольно вспоминала кульминационный момент финального дуэта в "Смерти в Венеции" - объятия Ашенбаха и Тадзио. И во втором акте Дягилев умирал у Нижинского в руках - тоже напоминая о "Смерти в Венеции". В общем, хотя бы только ради этого дуэта надо сделать видеоверсию этого балета - несмотря на все его (балета, не дуэта) слабые места.

@темы: Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

17:09 

Хочешь песенку в награду?


Уже выкладывала когда-то эту фотографию - но кто ж мне запретит выложить ее еще раз? Сувенирная программка НБК за сезон 1974-75. Как странно смотреть на этот снимок и думать, что через десять лет вот эти стоящие рядом, смеющиеся Валери Уайлдер и Константин Патсалас станут ну не то чтобы заклятыми врагами, но недругами точно. И их конфликт приведет к уходу Константина из НБК, к вычеркиванию его балетов из репертуара компании. Хотя уже после ухода Константина из НБК ему в определенном смысле доведется снова столкнуться с Валери Уайлдер - пусть и не лично: именно она - в отсутствие самого Константина - станет одним из комментаторов в фильме Canciones - одной из считанных записей балетов Константина. И комментарий Валери Уайлдер будет вполне комплиментарным, но все равно будет в этом легкая насмешка: что именно Валери, а не кто-либо другой, хвалит балет Константина в отсутствие самого Константина - после всего, что между ними произошло. Кстати, по-прежнему не могу взять в толк, почему Мозе Моссанен не пригласил тогда самого Константина для участия в съемках комментариев к Canciones (основной корпус фильма был снят еще задолго до того, в 1983 году, в безоблачную эпоху). Загадка, что ни говори, - ведь в 1987 году Константин был еще вполне адекватен и дееспособен. Впрочем, я уже когда-то об этой загадке писала, так что снова повторяюсь, как и с фотографией.

@темы: Constantin Patsalas

02:33 

Хочешь песенку в награду?
Вдруг поняла, что ужасно соскучилась по Мейнерцу. Надо, наверное, все-таки взять себя в руки и закончить пересказ. Вот вернусь из Гамбурга и попробую снова за него взяться. Хотя сейчас листала книгу и чувствовала, что пересказывать уже почти нечего: я все основное из последних глав уже где-то приводила-переводила, так что хронологический пересказ будет по большей части - повторением пройденного ранее. Особенно самая последняя глава - о смерти Эрика. Я ее сейчас перечитывала и думала, что она пробирает, как в первый раз, хотя я ее знаю не то чтобы наизусть уже, но близко к тексту. Как все начинается летом 1985 года: приезд в Копенгаген, жалобы на боли в затылке, страх инсульта, беспокойство врачей из-за того, что Эрик слишком уж исхудал (привет канадскому врачу, поставившему Эрику диагноз "истощение" - жаль, неизвестно, в каком это было году), и тут же - смерть Тони Ландер от рака легких, и пророческое замечание Эрика: мол, если у него будет рак легких, то он хочет умереть быстро, "за три недели". Потом воспоминания Джереми Рэнсома - что Эрик стал курить другие сигареты и кашлять, и говорил, что у него бронхит (и как Джереми, увидевший однажды его приступ кашля, подумал, что у Эрика "не просто бронхит"). Потом конец 1985 года, последнее Рождество - и последний приезд Эрика в Данию (он не встречал Рождество в Дании с 1962 года), прощание с сестрой Озой, с семьей Шрам, с Сьюз Уолд, с Эббе Морком, да и с Леннартом Пасборгом тоже - но с Леннартом он еще увидится, а с ними - уже никогда. И все-таки... нет, тут нельзя ничего утверждать наверняка, это слишком зыбкая почва, но мне все кажется: тогда он если и не знал наверняка (может быть, не знал, ведь тогда он рассказал Ликке Шрам, что врачи нашли у него "затемнения" в легких, но диагноз еще не поставили), но уже предчувствовал, что времени у него мало. Начало 1986 года: business as usual, но тут же последнее письмо Рудольфу Нуриеву - от 10 января, с размышлениями о смерти, которую нужно принять; потом 1 марта - прощальный спектакль Нади Поттс ("Тщетная предосторожность") - и последнее появление Эрика на публике. 19 марта появляется его прощальное письмо-обращение к Национальному балету Канады. 20 марта он ложится в больницу умирать. Но еще до того - пока Эрик еще дома - приезжает Леннарт Пасборг: в квартиру Эрика, где горят свечи. Черт знает почему, но меня всегда чуть ли не до слез трогает эта мимолетная подробность в воспоминаниях Пасборга: как Эрик перед его приездом попросил Константина зажечь свечи, чтобы было чуточку радостнее. Нет, пожалуй, дальше не буду, потому что у меня всегда жалость к Эрику (ну, не совсем жалость, печаль - это было бы точнее, жалеть его незачем, грустить о нем - ну, тоже незачем, но как-то логичнее, что ли) связывается в этой главе с дикой жалостью к Константину. Потому что ни Мейнерц, ни его основный источник информации - Пасборг, - оба они не дают себе труда как-то посочувствовать Константину, хоть на минуту подумать, каково ему было в те мартовские дни восемьдесят шестого. Конечно, они и не должны, Мейнерц же не биографию Константина пишет. Но почему Мейнерц как будто не понимает, что это поведение Константина противоречит нарисованному выше - и весьма неприглядному - портрету Константина как карьериста, использовавшего связь с Эриком в своих личных целях. Теперь-то ему от Эрика уже не было никакой пользы, он мог бы и не тратить свое время и силы на умирающего. Но нигде ни Мейнерц, ни Пасборг ни признают, что Константин был действительно привязан к Эрику. Вычеркнуть его совсем из жизни Эрика - и из последних дней жизни Эрика - невозможно, но Мейнерцу удается как можно меньше обращать на него внимание. И получается неожиданный эффект: Мейнерц словно пожимает плечами и говорит читателю: ну да, Патсалас был с Эриком до конца во время последней болезни Эрика, ну а чего тут такого, не стоит на этом останавливаться, поговорим о чем-нибудь другом. И вправду, думает читатель, а зачем на этом останавливаться? Ведь вполне нормально, что партнер/супруг/любовник хочет быть до конца со своим партнером/супругом/любовником. И даже не ради наследства. Ха-ха.
Так, ладно. Вы прослушали пятьдесят восьмое с половиною выступление на мою любимую тему: редиска Мейнерц неправильно написал об отношениях Константина и Эрика. А я, разумеется, знаю, как правильно, слушайте меня. Какое счастье, что сам Мейнерц меня не слышит.
А вообще мне еще жаль, что Мейнерц явно порезал рассказ Пасборга о последних днях Эрика. Я бы хотела почитать его целиком и без купюр.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn, Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni"

12:48 

Хочешь песенку в награду?
Гамбург все ближе. Вчера состоялся первый спектакль возобновленного "Нижинского". Правда, отзывов еще нет, но я думаю, они появятся. Вчера вообще был интересный балетный день: в Копенгагене на две недели раньше запланированного вышли в "Лебедином озере" Холли Доржер - Одетта-Одиллия и Себастьян Хейнс - принц Зигфрид. Судя по первой реакции на инстаграме, все прошло отлично. Жду теперь подробного рассказа главного поставщика копенгагенских балетных новостей - юзера Syrene Hvid. Она очень удачно попала на вчерашний спектакль.
А возвращаясь в Гамбург и к "Нижинскому" - давайте видео посмотрим, что ли? Во-первых, крохотная "репетиционная" нарезка: Нижинский и Дягилев, Александр Рябко и Иван Урбан:



А во-вторых - я так понимаю, это тоже репетиция, но в костюмах: танец войны, перекликающийся с "Весной священной". Александр Рябко - Нижинский считает тут - помните, как это было на премьере "Весны священной"?


@темы: John Neumeier and his ballets, Дягилев и все-все-все

02:18 

Хочешь песенку в награду?
Вот что значит - человек давно не смотрел "Жизель". Наткнулась на youtube на отрывки из фильма Dancers. Сам фильм, судя по отзывам, слабенькая мелодрама, но в этой мелодраме, выстроенной на материале "Жизели", показаны собственно отрывки из "Жизели" - и из-за этих отрывков можно простить фильму все на свете. К тому же - вовсе необязательно смотреть фильм целиком. Я и не стала пока его искать, вряд ли в ближайшее время соберусь. А вот "жизельные" отрывки посмотрела - и честное слово, со мной давно такого не было (да никогда не было, чего уж там), но я разревелась на выходе Жизели во втором акте. Сама не знаю, почему на меня вдруг так сильно все это подействовало: музыка, танец, Алессандра Ферри в роли Жизели, но меня пробрало так, как никогда прежде. Наверно, даже версия с Карлой и Эриком на меня так не действовала (хотя... ладно, там на меня просто сильнее действует Эрик, и меня прошибает на дуэте с цветами во втором акте и на сольных вариациях Эрика). И в адажио я тоже хлюпала носом. Алессандра Ферри изумительна, Барышников - ну, это Барышников, что тут добавить (он прекрасен!), и Лесли Браун сыграла поразительную Мирту: неумолимую с Альбрехтом, но странно-соблазнительную с Жизелью (надо видеть, как она ее отводит от креста и не приказывает, а именно соблазняет танцевать, затанцовывать Альбрехта до смерти). И еще - удивительно, что Алессандра Ферри тут немного напоминала Карлу, а Барышников (из-за стрижки, не иначе) время от времени мучительно походил на Эрика. Это было так странно и тоже прекрасно.
В общем, не могу не выложить то, что мне понравилось больше всего. Во-первых, выход Жизели во втором акте:



Во-вторых, адажио:



Ладно, а финал второго акта спрячу под кат, и так всю ленту растянула. Но его тоже обязательно надо посмотреть! Хотя... хотя, конечно, последняя вариация Альбрехта там - это не то, что у Эрика. Но такой вариации, как в фильме с Эриком, наверно, нет ни в одной сценической версии "Жизели".

Финал

@темы: "Giselle"

01:33 

Хочешь песенку в награду?


Наткнулась на youtube: дай, думаю, у себя повешу, приятно же в двадцатый раз пересмотреть, как ушлый Вольфганг фон Ротбарт и ловкая Одиллия кружат голову и пудрят мозги бедному наивному принцу Зигфриду.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

12:58 

Хочешь песенку в награду?
Для разнообразия расскажу сегодня анекдот не про Почту России, а про заграничных продавцов. Около двух недель назад заказала в одном берлинском магазине почти тридцать номеров англо-немецкого журнала Ballett International. Номера все из первой половины восьмидесятых - 82, 83, 84, 85 годы. Думаю, даже объяснять не стоит, кого я там надеялась обнаружить. Ну ладно, десять дней назад списались деньги, на абебукс заказ получил статус "отправлен", я расслабилась и приготовилась к долгому ожиданию.
А вчера получаю письмо из этого магазина. Продавец мне что-то пытается объяснить про мой заказ, но объясняет это на таком английском, что я не могу понять, кто там на ком стоял и в чем дело. Вот честное слово, я давно не сталкивалась с таким корявым инглишем: когда реально непонятно, что пишущий имеет в виду. В общем, ответила ему по-немецки и вежливо попросила еще раз объяснить, в чем дело. Получила в ответ вздох облегчения: какое, мол, счастье, что я могу писать вам по-немецки! Ну и объяснил он мне, в чем дело: когда они стали упаковывать мои журналы для отправки, то выяснили - боже, какой сюрприз! - что у них что-то напутано в накладных, и вместо заказанных мною разрозненных номеров первой половины восьмидесятых на складе имеются полные комплекты Ballett International за 88, 89, 90 и 91 годы. А где мои журналы - никто не знает, потому что практикант вообще не в курсе, а опытный человек, ведающий складом, нынче в отпуске, выйдет только к концу недели. В общем, подождите, пожалуйста, до конца недели, там уж разберемся. Ну-ну. Мне интересно, чем они занимались десять дней до того, как написали мне письмо со всей этой историей. Ну я уж выяснять не стала, пожала плечами и попросила держать меня в курсе. А если нужные мне журналы так и не найдутся - ну, пусть присылают подшивки за 88 и 89 годы, тоже пригодятся.
В общем, лошадь отделалась легким испугом, но посмотрим, что будет дальше.

@темы: антисоветский роман

01:00 

Хочешь песенку в награду?


Просто так: Михаил Барышников с котом.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

12:40 

Хочешь песенку в награду?
Нашла фотографию на актуальную тему "худрук, поздравляющий новоиспеченного солиста". Тут еще лучше видно, как хватко и крепко Себастьян Хейнс обнимает Николая Хюббе. Какие же они сногсшибательно милые. У меня сразу настроение улучшилось, я и забыла, что я не выспалась и устала, а впереди очередной трудный день.



@темы: Sebastian Haynes

12:56 

Хочешь песенку в награду?
Просто красивый Эрик в шляпе и в образе. Ну ладно, наполовину в образе, только до пояса. Включила "Жизель" на минутку и обалдела, потому что Эрик там все-таки неправдоподобно красив. Когда буду жить свободнее (то есть, закончу очередную работу), непременно пересмотрю "Жизель" с Карлой и Эриком от начала до конца, очень хочется.
А на Амазоне предлагают книгу Эрика Beyond Technique. И знаете, почем? Две тысячи сто один доллар. Побит рекорд Poor Polidori Дэвида Макдональда - за бедного Полли-Долли-Дори просили всего две тысячи долларов (а купила я его в конце концов долларов за семьдесят, что ли). Интересно, найдется ли сумасшедший эриколюб, который согласится заплатить столько за Beyond Technique? Если найдется, то я, пожалуй, захочу с ним познакомиться.


@темы: Erik Bruhn

01:08 

Хочешь песенку в награду?


Ну я не могла удержаться и не сделать такую гифку. Чувствую себя шиппером, чей ОТП внезапно стал каноном. Даром что тут ничего подобного, ни о каком ОТП-это-канон речи пока не идет. Но наплевать. Какие же они чудесные - Хюббе и Хейнс. И какие умницы работают в Королевском датском театре: не поленились все это снять, а потом выложить в соцсети всем на радость.

@темы: Sebastian Haynes

12:01 

Хочешь песенку в награду?
А, к черту, к черту все. Себастьян Хейнс стал солистом Королевского Датского балета! Наконец-то! Он так долго оставался кордебалетным танцовщиком, это казалось почти несправедливым. Как же я за него рада! Всем смотреть видео: Николай Хюббе сообщает эту новость в репетиционной студии. Восторженные вопли, цветы и обнимашки в количестве. Как Хюббе с Хейнсом обнимаются, это что-то.


@темы: Sebastian Haynes

03:17 

Хочешь песенку в награду?
Сложила в копилку просмотренных "Лебединых озер" еще одно - берлинскую постановку Патриса Бара (Patrice Bart) 1998 года. Больше фрейдизма, чем у Эрика Бруна, но меньше гомосексуальности, чем у Рудольфа Нуриева, - вот краткое описание этой версии. Правда, весь фрейдизм выражается в странных отношениях принца с собственной матушкой, но уж там отношения такие странные, что напоминают даже не "Лебединое озеро" Эрика, а его же великую и ужасную новеллу "Во имя любви". Нет, я не шучу, там в самом деле инцест пусть и не откровенный, но, скажем так, наполовину прикрытый. А еще: если после первых двух актов (вообще там традиционные первый и второй акты и третий и четвертый слиты воедино, так что версия сама по себе двухактная, но мне привычнее отсчитывать четыре акта) думаешь: ну ниче так, ниче, сносно, пусть звезд с неба никто не хватает, но и не ужас-ужас, - то после третьего и четвертого делаешь фэйспалм и сквозь фэйспалм спрашиваешь: господи, что я только что посмотрела?!
В общем-то, такое чувство, будто Бар действительно клевал по зернышку из всех известных ему версий ЛО - добавляя, конечно, и собственные фантазии и измышления. Как и в аштоновской версии, действие помещено куда-то на рубеж девятнадцатого и двадцатого веков - даже, пожалуй, скорее в начало двадцатого века, чем в конец девятнадцатого. Но в первом акте нет такой пестроты, как у Аштона: кордебалетные дамы - в легких дневных платьях пастельных тонов, кордебалетные господа - в светлых приличных костюмах, мать принца - в белом платье, но в черной шляпе и в черных перчатках, принц и Бенно - практически в одинаковых синих колетах и белых трико (так что я поначалу даже задумалась: кто тут принц, а кто тут Бенно), Ротбарт - тут он министр двора - в синем мундире. Что же касается уровня исполнения - ну, надо еще, конечно, сделать скидку на то, что труппа Берлинского балета - это вам не датчане, не французы, не англичане и не Мариинка с Большим. В массовых танцах первого акта - скажем так, поставленных без особого блеска и увлекательности, - труппа и танцевала тоже без особого блеска. В лебединых актах корда была лучше - пусть не идеальна, но очень недурна. Вообще говоря, Бар почему-то все ЛО "приписал" себе, не став указывать своих "соавторов": Льва Иванова в белых актах, Горского и Петипа, конечно, да и Рудольфа тоже - потому что сольная вариация принца в конце первого акта создавалась явно на основе вариации, придуманной и схореографированной Рудольфом. Бар ее, конечно, изменил и расцветил всевозможными прыжками, но получилось, на мой взгляд, бестолково и немузыкально. Впрочем, и вся его оригинальная и полуоригинальная хореография - мало впечатляет, честно говоря. Ну и опять же, исполнители - даже исполнители главных партий - в первом-втором актах были недурны, но не более того (а потом и вовсе скисли).
Теперь что касается инцеста и гомосексуальности. После па-де-труа в первом акте (танцуют Бенно и две девицы, танцуют сносно, но без блеска, это вам не французы и не англичане) изумленному зрителю преподносят дуэт принца и королевы. Да, у королевы в этой версии - вполне себе танцевальная, пуантная, а не мимическая роль. И ее дуэт с принцем - с очень откровенными высокими поддержками, с попыткой поцелуя, с явно имплицированным психологическим насилием, в общем - караул, спасите принца. Надо еще заметить, что в этой версии мать принца отнюдь не требует, чтобы принц немедленно искал себе невесту. Наоборот - ей женатый принц совсем ни к чему, ей нужно, чтобы он принадлежал ей одной, а всякие соперницы - будь они хоть людьми, хоть лебедями - ей ни к чему.
Впрочем, не одна королева делает стойку на принца. Есть еще друг Бенно. В синопсисе балета было сказано что-то типа того (точной формулировки уже не вспомню), что Бенно хочет быть принцу не просто другом. В первом акте я ничего подобного не заметила и уж решила, что меня обманули, недодали гомоэротизма, гады. Но во втором акте, после того, как на сцену выплыла Одетта и познакомилась с принцем, и изложила ему свою печальную историю (в этой версии сохранили мимирование, и за это Бару зачет), а потом исчезла, вспугнутая Ротбартом (Ротбарт во втором акте присутствует на сцене в виде черного крылатого силуэта - за это тоже зачет Бару), - прибежал Бенно и начал предъявлять принцу претензии: мол, ты чего это с какой-то крылатой бабой общаешься?! Помните, как в "Сильфиде" Гурн машет руками, рассказывая всем, что видел, видел, как Джеймс хороводится с какой-то крылатой девицей? Вот тут Бенно повторил движения Гурна - точь-в-точь, только с усиленным личным возмущением, и я, признаться, гнусно захохотала. А вот принц не захохотал, а возмутился, станцевал с Бенно мини-дуэт и прогнал бедняжку прочь. Так что вот тут я в обещанный слэш поверила, и стало мне Бенно жалко. Впрочем, не исключено, что раньше ему кое-что все-таки обламывалось, до встречи с Одеттой принц, похоже, не сопротивлялся ни матери, ни другу. Это уж после встречи с Одеттой стал брыкаться и сопротивляться, дурачок. И в результате королева, Бенно, а заодно и Ротбарт составили против принца этакий комплот - мол, ишь чего захотел, с какой-то посторонней девицей связываться! наш принц, никому не дадим, самим мало! Правда, Ротбарт вроде бы августейшим телом не интересовался - в отличие от королевы и Бенно - но ему, понятное дело, совсем неохота было распускать свой лебединый заповедник.
Не выдержала и выложила все-таки минутку принца и Бенно. Честно говоря, это единственный стоящий момент во всем спектакле. Ну, не считая, как я уже говорила, сносных белых актов, но там нужно благодарить не Бара, а кордебалет и Льва Иванова. А тут - пожалуйста, все придумал Бар, а исполнители исполнили. И между нами говоря, есть что-то трогательное в том, как Бенно тянется погладить этого дурака принца по руке.



Остатки впечатлений - со спойлерами, а куда же без них

Берлинские лебеди, инцестуальная королева, замученный принц и Ротбарт-жиголо лежат здесь

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

14:50 

Хочешь песенку в награду?
UPD. Уже пошли перестановки. Итак, 28 сентября: Вацлав - Рябко, Ромола - Буше, Дягилев - Урбан, Карсавина - Аццони, Петрушка - Риггинс. 30 сентября: Вацлав - Мартинез, Ромола - Аццони, Дягилев - Юнг, Томаш Нижинский - Ревазов, Мясин - Труш. Интересно, останутся ли составы в этом виде, или будут еще какие-то изменения.

Ура! Выложили составы на "Нижинского" 28 и 30 сентября! Офигенные составы, я считаю! 28 сентября: Вацлав - Александр Рябко, Ромола - Сильвия Аццони (:heart: ), Дягилев - Карстен Юнг, Томаш Нижинский - Эдвин Ревазов, Леонид Мясин - Александр Труш; 30 сентября: с Вацлавом что-то непонятное: пишут "Мартинез", но ссылка - на Рябко; Ромола - Элен Буше; Дягилев - Иван Урбан (:heart: ); Тамара Карсавина - Сильвия Аццони; Петрушка - Ллойд Риггинс (:heart: ). Это я перечисляю только тех, кто мне особенно близок/дорог/знаком. Но я не сомневаюсь, что и незнакомые мне танцовщики будут на высоте.
А еще любопытен состав на 2 октября - куда я не попадаю, а жаль: там в роли Вацлава дебютирует Александр Труш (ах, каким же он был чудным Тадзио в том году в "Смерти в Венеции"), а в роли Дягилева - Эдвин Ревазов. Адски интересно, что у них получится.
Эх, жаль, Риггинса ни разу не поставили Дягилевым.

@темы: John Neumeier and his ballets

Черновики и черт

главная