• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:53 

Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich написала обещанный огромный и потрясающий отзыв на "Билли Бадда" в БТ от 26 февраля сего года. Мои отзывы на эту оперу сумбурны, а вот у нее получилось все, я считаю, внятно и стройно, и надо это прочитать. И там еще есть немного всяких видео и фотографий, и замечательные характеристики главных и неглавных персонажей, и вообще много хорошего. Ну очень советую прочитать. Оно того стоит.

05.03.2017 в 16:57
Пишет gr_gorinich:

2. Билли Бадд в Большом театре (все что вы хотели или не хотели об этом знать)
Ну, вот и вторая простынка подоспела, куда больше первой.
Сначала о личном:
Мне ужасно понравилось! Я ждала этого спектакля, много понаслушала и поначитала в преддверии и кое-что представляла себе довольно верно - но, конечно, живой спектакль всегда не такой, как ожидания: удивляет, восхищает, озадачивает, дает пищу для размышлений. Так что вынесла я с Новой сцены много чего. Ну и, считаю, мне очень повезло: в тот вечер исполнители были в ударе, спектакль пролетел единым махом.
Кроме собственно спектакля были люди: М-ль Люсиль, которой я бешено благодарна за пиар "Билли Бадда", за помощь в обилечивании на сайте БТ, за царский прием в Москве. А еще она сразу после спектакля написала него него отзыв, вот тут: m-lle-lucille.diary.ru/p212098958.htm - и гораздо лучше меня выразила то же самое, что и мне хотелось сказать по свежим впечатлениям. norakura - я редко развиртуализируюсь и вообще бука, но тут все получилось отлично, легко и интересно с первой встречи. Надеюсь, будут и новые встречи дальше! )
А еще в антракте в фойе мы встретились с представителями французской революции, отчего возникла сильнейшая ностальгия по временам незапамятным ) Это было очень приятно, и мне жаль только, что разбежались быстро, когда разговор о морских флотах едва начался. Если б после спектакля не увлеклась так аплодисментами и восторгами, наверное, попробовала бы поймать вас еще )
А еще вечером очень красиво шел снег, и московская иллюминация казалась не наглой, а романтичной.
Итого: было настолько хорошо, насколько можно!
Ну вот, а теперь подробности о спектакле, и их уже прячу.
спектакль: воспоминания, мысли, фото и видео, добытые в сети

URL записи

@темы: Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили, Мы очень любим оперу

13:47 

Хочешь песенку в награду?
Если я когда-нибудь закончу этот гребаный текст, я не напьюсь, но накурюсь точно. Сорок одна тысяча слов. Да забодай меня морской комар, я же хотела написать десять тысяч слов максимум. И я никак не могу его закончить, я уже второй месяц твержу себе, что вот-вот, - и все никак, и у меня уже никаких сил нет. И ведь получается-то все равно, как бы это помягче выразиться... интровертная хрень. И ничего нового, все практически то же самое, что было в "Отстреле", но черт меня побери, ведь он же такими темпами перерастет "Отстрел". Вот на фига мне все это? Зачем я во все это ввязалась? Когда все это кончится, наконец? Сил моих больше нет.

@темы: фики

12:33 

Хочешь песенку в награду?
На балетофоруме один юзер выложил для сравнения видео хореографического номера Les Bourgeois в исполнении Даниила Симкина и Сергея Полунина. Полунину, конечно, не слишком повезло с антуражем и углом съемки, его снимали так, что он порой терялся на фоне богатой позолоты. Ну и если бы не было Симкина для сравнения, то, наверно, он произвел бы на меня более выигрышное впечатление. Но после Симкина - извините, лично мне он не катит. Танцует - ну, нормально танцует, но нет и в помине у него легкости и артистизма Симкина. Да и технически, как мне показалось, Симкин получше будет.
Короче говоря, я опять не поняла, почему все от Полунина сходят с ума. Зато Симкин - прелесть.




@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

01:26 

Хочешь песенку в награду?
O beauty, o handsomeness, goodness!
You are surely in my power tonight.


Джон Клэггарт, каптенармус "Неустрашимого". Сказано перед первой брачной ночью каптенармуса с Билли Баддом, фор-марсовым матросом.


Еще раз убедилась, что Гидон Сакс играет откровенно влюбленного Клэггарта. Причем этот Клэггарт влюбляется в Билли Бадда с первого взгляда и на всю жизнь. Как же его бросает из стороны в сторону от этой любви, как скрючивает, штормит и знобит, это словами не передать, это видеть надо. И Сакс, конечно, гениально все это показывает и отыгрывает: голосом, мимикой, жестами, движениями. Мне показалось, сегодня он был чуть менее в голосе, чем в спектакле 26 февраля, и его голос звучал глуше, темнее и мрачнее. Впрочем, в "сцене с платочком" мрачности не было: он опять, как и 26 февраля, так нежно, так соблазнительно пел: "And... look after your dress, take a pride in yourself, Beauty, and you'll come to no harm", и так медленно, вкрадчиво, эротично развязывал и стягивал платочек, глядя Билли в лицо, что я себя чувствовала вуаеристом и зрителем порнофильма одновременно. Но в самом деле, он откровенно подкатывал к Билли в этой сцене - и беда Билли, что он воспринял это пусть и добродушно, но совершенно не так, как хотелось бы Клэггарту. А ведь Клэггарт, стянув с Билли платочек, еще и шутливо хлопнул его этим самым платочком по животу, - и это было сексуальное домогательство во весь рост, я считаю. Нельзя же так, ну каптенармус, ну право слово, неприлично.
Впрочем, каптенармусу сегодня было море по колено. Он как пошел вразнос с первой же встречи с Билли, так потом уже и остановиться не мог. Причем опять сделал стойку на Билли еще до допроса, увидел его, да так и замер. Ну, а в диалоге с Билли опять начал неудержимо и счастливо улыбаться чуть ли не с первых фраз, а когда Билли начал заикаться - то прямо-таки встревожился, казалось, еще немного - и он, как Вир во втором акте, заворкует: "Не спеши, мальчик мой, не торопись". Но слава богу, сдержался, а там и Билли справился с заиканием, и Клэггарт опять расцвел, и расхваливал Билли ("A beauty. A jewel. The pearl of great price") очень искренне, и с явным восторгом. А Билли радостно и польщенно улыбался, дурашка, и весь сиял. Немудрено, что и Клэггарт сиял в ответ. И когда Билли, мило распрощавшегося с "Правами человека", уже утащили со сцены, завороженный - чтоб не сказать "обалдевший" - Клэггарт не сразу опомнился, не сразу пришел в "рабочее состояние", лейтенант Редбёрн его, можно сказать, врасплох застал со своими дурацкими вопросами: мол, слышали вы, что этот Билли сказал? Но Клэггарт и сорвался как следует, когда лейтенант ушел, прям было видно, до какой степени его достали все эти идиоты на этом идиотском корабле. Вообще Клэггарт в сегодняшнем спектакле был действительно злее и раздраженнее, чем в спектакле 26 февраля, его все выводили из себя, он всех по-настоящему ненавидел - и знал, что все его ненавидят, и был уверен, что и Билли - такой же, как все. Вот только сам он Билли любил и ничего не мог с этой любовью поделать, и от этого мучился еще сильнее. Вот уж вправду - сегодня его эта любовь разъедала изнутри, и он мучился от нее, как от боли, как от язвы (нежный привет Эрику Бруну, ага).
А так от злого каптенармуса сегодня доставалось всем так или иначе. Надо было видеть, как Клэггарт улыбался, говоря: "Пусть ползет", - когда друг Новичка объяснял, что наказанный Новичок не может идти. Бедняга друг струхнул от слов Клэггарта, явно не ожидая такого отношения к бедняжке Новичку - и особенно такой улыбки. А Клэггарт еще и смотрел, улыбаясь, как Новичок ползет. Во втором акте прилетело уже капитану, на него не просто рявкали, на него стэком стучали. Клэггарт в этой сцене стоит на мостике, а Вир - внизу, так что Клэггарт и смотрит на него сверху вниз - такое темное воплощение темных помыслов и всяческого зла - и откровенно его подавляет своим требовательным, мрачным, жестоким голосом. Бедный Вир, пытаясь отмахнуться от обвинений Клэггарта, жалобно напоминал, что за ложный донос положена рея, а Клэггарт настойчиво восклицал: "Сэр! Сэр! Ваше благородие!" - и восклицая вот так, несколько раз хватил стэком по перилам. Тут уж и капитан не выдержал и сдался.
Центральную свою арию Клэггарт сегодня пел, может быть, не так гладко, как 26 февраля, но очень выразительно и отчаянно, душераздирающе, чего и говорить. И в некоторых ударных местах - в том числе на строчках, вынесенных в эпиграф к этому посту, - у меня действительно мурашки бежали по спине, становилось сладко, и жутко, и холодно. И надо было видеть, как вообще в этой сцене Клэггарт наворачивал круги вокруг спящего Билли. Такой... кхм, эротично озабоченный хищник, влюбленный, как дьявол, абсолютно лишенный всякой надежды на взаимность. И оттого - и желающий уничтожить Билли как источник боли, и не желающий уничтожать его, расставаться с ним. И в диалоге с Новичком, пока бедняжка Новичок хвастался, что он умный, он не такой, как Крыса, Клэггарт почти его и не слушал, а все смотрел на Билли, обхватив себя за локти. И уже сломав Новичка, передав ему гинеи, он мешкал, никак не мог уйти, понимая, что совершает ужасное дело, что губит Билли безвозвратно, и не только его, но и себя самого убивает. Как это все было отыграно, у меня дыхание перехватывало от восторга. И еще в первом акте он то и дело прикасался рукой к губам - именно в сценах с Билли, при виде Билли. Ну это уже настолько очевидное бессознательное, каптенармус, что это опять неприлично. Продолжайте, продолжайте.
Надо сказать, что у Билли сегодня была неожиданная обоюдная химия с Клэггартом. Честное слово, между ними так и искрило, хотя казалось бы - ну, Билли и не положено воспринимать авансы Клэггарта, даже такие откровенные, как сегодня. Он их и не воспринимал, не понимал, не принимал всерьез, но все равно у него с Клэггартом искрило. И во втором акте, в каюте капитана, когда Вир говорит, что Билли и Клэггарт находятся здесь в качестве обвиняемого и обвинителя, Билли удивленно и тревожно взглядывает на Клэггарта, а тот отводит глаза. И еще раньше, только войдя в каюту, Клэггарт видит Билли и не может сдержать вздох. Но и остановиться тоже не может, "это судьба", как споет потом Билли. Не при Билли, наедине с Виром, Клэггарт еще может быть воплощением порока, исчадием ада, злым гением "Неустрашимого" и так далее, но рядом с Билли его опять скрючивает от любви. И закончив обвинять Билли, он отворачивается к стене, судорожно сжимает пальцами плащ, понимая, что губит Билли, убивает его - или себя самого (ведь за ложный донос полагается рея). И смерть опять становится для него в какой-то степени избавлением.
В общем, Клэггарт Гидона Сакса - это такой персонаж, что смотрела бы на него и смотрела. И слушала. Потрясающе его играет Сакс, ну просто потрясающе.
Но чего уж там, сегодня опять все были хороши. Детка Билли - Юрий Самойлов - опять был обворожителен. Пожалуй, в первой арии он звучал глуховато, но потом прекрасно распелся. Как он трогательно жалел избитого Новичка. Вот вроде бы мелочь, но столько сочувствия в его голосе, в его лице, когда он поет: "The poor chap, the poor little runt!". И сразу безоговорочно веришь, что действительно Билли жалко бедного Новичка - ну и вовсе не хочется ему тоже пробовать кошек. В сцене в кубрике Билли отжигал - но там все отжигали, сильнее всех Дональд (Александр Миминошвили), который так разошелся, что даже шлепнул Билли по заду. Дональд вообще чудесен, Миминошвили его играет очень сочно и выразительно, и смотреть на него и слушать его - это же кайф. И Рыжая Борода - Марат Гали - сегодня снова был изумителен: потрясающее преображение уважаемого торговца, насильно завербованного, в очень бодрого матроса, которому сам черт не брат: он и спеть может, и сплясать, и в абордажную команду добровольцем вызваться. Новичок - Питер Гийсбертсен - сегодня мне понравился гораздо больше, чем 26 февраля. Как я и думала, он обошелся и стал очень мил. И он тоже изумительно играет свое преображение: как умный и в общем-то непуганый юнец превращается в сломанное и сломленное, запуганное существо. Вот уж вправду: синяки заживут, но сердце его разбито.
Роберт Ллойд - Датчанин (у него сегодня был день рождения, между прочим, ему исполнилось 77 лет). Ну... тут и слов нет, до того он прекрасен. Когда во втором акте Билли прощается с ним и со своей жизнью, а он молчит и садится в углу, закрывая лицо руками, пряча слезы, - тут ком встает в горле. Но ведь он не только играет, он еще и поет, и как поет. И Датчанин в его исполнении - человечный, мудрый, добрый старик, который может утешить, но не может спасти, он здесь бессилен. Да и все бессильны - и другой старик тоже, первый лейтенант Редбёрн (Джонатан Саммерс), даром что он - не простой моряк, как Датчанин (и далеко не так добр). В чем-то они перекликаются друг с другом: и Редбёрн, занимающий более высокое положение, в конце концов оказывается так же беспомощен, как Датчанин, он бы и хотел спасти Билли, но не может. И никто не может.
Мистер Флинт - Даррен Джеффри - вновь был выразителен и колоритен. Сцена с тостом "долой французов" в первом акте - это опять эпиквин и бугагашеньки: Вир гордо произносит тост, поднимает рюмочку с вином, Редбёрн и Флинт присоединяются, пауза - и Вир с Редбёрном льют вино на пол, а Флинт, недолго думая, выпивает до дна, а потом ужасно смущается. Сыграно блестяще, все хороши, но Флинт жжет сильнее всех. Лейтенант Рэтклифф - Грэм Бродбент - бравый в первом акте, трогательный во втором: он искренне переживает за Билли и искренне хочет его спасти. Да чего там, ведь все лейтенанты, что бы они ни говорили в начале "суда", в конце концов хотят Билли спасти. И все они бессильны.
Вир. Опять мне было его безумно жаль. Еще одно, третье преображение в этой опере: из наивного, прекраснодушного, в сущности, очень юного капитана, читающего классиков и беззвучно подпевающего матросам, - в измученного, изверившегося, несчастного старика. И Джон Дашак сегодня опять так сыграл и спел это преображение, что на его последней арии и на финальном речитативе у меня слезы текли. Впрочем, ничего удивительного, у меня глаза были на мокром месте начиная с последней баллады Билли и со сцены казни. Господи, как Самойлов провел свою последнюю сцену - тоже душераздирающе. И его последнее благословение: "Starry Vere, God bless you!" - повторенное всем хором - опять ударило по нервам так, что хотелось в ужасе зажать уши, как это сделал сам Вир. Мучительно это. И все-таки почему-то прекрасно. Но свет действительно умирает, угасает вместе с Билли.
Кажется, я забыла упомянуть хор. И зря, потому что хор сегодня и всегда - был крут и восхитителен. И оркестр. И дирижер Уильям Лейси. И вообще все-все-все. И даже зал сегодня был более-менее, хотя какая-то парочка и вызвала ненависть всего третьего ряда за моей спиной, решив сбежать как раз во время финальной арии Вира. Не могли две минуты подождать до конца. Но в остальном - никто не мешал, не болтал, конфетами не шуршал, а уж принимали исполнителей на поклонах так, что прям приятно было слушать. Очень горячо принимали, так что если вам будут рассказывать, что на "Билли Бадда" никто в Москве не ходит и никому он не нравится - не верьте. Ходят. Нравится. Сама видела.
И в следующем сезоне "Билли" к нам вернется. Надеюсь, с тем же составом - ну хотя бы с теми же главными исполнителями. Лично я еще не наслушалась. Эх, вот бы еще сделали официальную видеозапись! И аудиозапись тоже. Потому что вот теперь мне очень хочется именно этот состав переслушать, а к моим услугам - увы, лишь пиратские записи из зала, а это совсем не то.

@темы: Мы очень любим оперу, Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили

12:17 

Хочешь песенку в награду?
Время от времени продолжают всплывать фотографии с прошлогодних летних китайских гастролей КДБ. Вот и еще одна объявилась: господин Мэдж (Себастьян Клоборг) сватает Эффи (Киззи Матиакис) замечательного Гурна (Йон Аксель Франссон). Эффи пока еще сомневается, но Мэдж ее уломает.
А 26 апреля сего года Королевский Датский театр расскажет зрителям, что ждет этих самых зрителей в сезоне 2017/2018. Все мои мысли лишь об одном: "Сильфиду" давай, давай "Сильфиду"! И хоть я понимаю, что шансы невелики, но вдруг случится чудо, и "Сильфида" вернется в репертуар? Очень бы мне этого хотелось.


@темы: Royal Danish Ballet, "La Sylphide"

13:24 

Хочешь песенку в награду?
Снимок из инстаграма teaterfreezeproductions - команды, работающей над Svaneblod, спектаклем про Эрика. Откуда этот кадр на ноутбуке? Правильно, товарищи, из Bold Steps. Я думаю, конечно, они используют не мой рип, а какой-то другой, но вдруг все-таки мой? И это в любом случае так мило.


@темы: Erik Bruhn

00:38 

Хочешь песенку в награду?
Фотография старая, я ее уже когда-то выкладывала, но почему бы не выложить еще раз? Тем более, что тут разрешение побольше, да и водяных знаков нет. Это 1973 год. Эрик тут откровенно изможденный, до такой степени изможденный, что уже кажется некрасивым - и очаровательным, несмотря ни на что. И еще здесь заметно, что голова у него и вправду чуточку великовата по сравнению с телом. А глаза и руки - прекрасны, как всегда.


@темы: Erik Bruhn

03:02 

Хочешь песенку в награду?
Ну не усну, пока не напишу: какой сегодня был "Билли Бадд"! Лучше даже, чем в декабре, упоение, восторг и катарсис. И абсолютно другое впечатление от Вира (Джон Дашак): он не раздражал, не вызывал отвращения, его было так жалко. А Клэггарт - о боже, какой это был с первого взгляда влюбившийся Клэггарт. Как он неудержимо улыбался с первых же реплик Билли, как снимал с него алый платок и пел так нежно и вкрадчиво, глядя ему в лицо, как провел свою центральную арию - с перламутровыми переливами отчаяния, горечи, безнадежности, страсти, желания, бессильной, ожесточенной любви. А как он кружил потом вокруг спящего Билли, не в силах оторваться от него и уйти, как во втором акте губил Билли - чувствуя, что творит ужасное дело, что и себя губит, и так его разрывало между любовью и отчаяньем, и желанием избавиться от этой невозможной любви, ампутировать ее, вырвать из сердца, - так его разрывало, что смерть как будто стала для него избавлением. Но и Билли он все равно утащил за собой на дно, на ложе из морской травы.
И вот сегодня Гидон Сакс еще раз показал, что его Клэггарт - не исчадие ада, не воплощение зла, как его часто называли в рецензиях. Несчастный человек, который не верит в то, что его можно любить. Перекрученный внутри человек с внезапно вспыхивающей ласковой, искренне-ласковой улыбкой.
И Билли - ох, этот Билли, солнечный мальчик, король птиц. Юрий Самойлов так его играл и пел, что лучшего Билли и вообразить невозможно. Он потрясающе живой, ни капельки не схематичный, наивный, но не простак, соблазнительно-невинный, светлый, многогранный, не ангел, но лучше, чем ангел. И когда он пел свою последнюю балладу, а потом прощался с Датчанином, с миром, со своей жизнью, и когда благословлял в последний раз капитана Вира (а хор отзывался эхом, повторяя: "Starry Vere, God bless you!") - не хочется говорить красиво, но душу он разрывал на куски, что было, то было.
А в общем, надо всех перечислять и всех благодарить. Все были изумительны. Но Датчанин - Роберт Ллойд - выделялся даже среди всех изумительных. А хоры как сегодня пели! А как хороши были Флинт, Рэтклифф и Редбёрн! А Рыжая Борода! А совершенно потрясающий Дональд - Александр Миминошвили! Да нет, все, все сегодня так пели и играли, что каждому хотелось пожать руку и подарить корзину цветов. И всем музыкантам тоже! И конечно же, дирижеру Уильяму Лейси.
Пожалуй, лишь Новичок сегодня показался мне чуточку уступающим и Новичку прошлого состава - Богдану Волкову, и вообще всему ансамблю. У Питера Гийсбертсена Новичок получился не таким трогательным цыпленком, как у Волкова, и во втором акте он, на мой взгляд, не очень удачно сыграл в сцене после казни Билли, как-то пережал с угрызениями совести. Но пел хорошо. И я думаю, он еще обойдется и станет мил.
Вот. Ну и еще - norakura, gr_gorinich, спасибо вам за чудесный вечер, за болтовню обо всем на свете и за обсуждение "Билли" после спектакля. Как же здорово, что вы приехали! Обязательно надо будет повторить - если только "Билли" не выкинут из репертуара. Ну, будем надеяться, что не выкинут.

@темы: Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили, Мы очень любим оперу

14:45 

Хочешь песенку в награду?
Ахахаха, но несмотря ни на что, несмотря на то, что "Маленькая жизнь" - это про собаченьку безногую, я теперь, кажется, буду относиться к этой книге с легкой нежностью. Во-первых, потому что Джуд еще в начале книги поет там Ich bin der Welt abhanden gekommen - а у меня эта песня неразрывно связана теперь с Эриком. А во-вторых - из-за внезапного упоминания самого Эрика уже ближе к концу книги. Ну и Рудольфа, конечно. Сейчас даже перепишу нужный отрывок.

Сначала фильм назывался "Танцовщик и сцена", но Кит только что ему сообщил, что продюсеры изменили название на "Счастливые годы".
Новое название ему не нравилось.
- Оно такое циничное, - сказал он Джуду, после того как пожаловался Киту и режиссеру. - Какое-то оно ироничное, дурно пахнущее.
Это было пару дней назад, они лежали на диване после того, как он весь день выкладывался на занятиях балетом, и Джуд массировал ему ноги. Он сыграет Рудольфа Нуреева, последние годы его жизни - начиная с 1983-го, когда его назначили директором балетной труппы парижской Гранд-Опера, и до того, как у него обнаружат ВИЧ, когда он заметит первые признаки болезни, за год до смерти.
- Я понимаю, о чем ты, - сказал Джуд, когда он закончил возмущаться, - но, может, для него эти годы и вправду были счастливыми. Он был свободен, у него была любимая работа, он учил молодых танцовщиков, он всю труппу полностью изменил. Он поставил несколько величайших своих танцев. Он и этот датский танцовщик...
- Эрик Брун.
- Точно. Они с Бруном тогда еще были вместе, по крайней мере еще какое-то время. Он пережил все, о чем, наверное, в молодости не мог даже мечтать, и был еще вполне молод, чтобы всем этим наслаждаться - и деньгами, и славой, и свободой творчества. Любовью. Дружбой. - Он промял Виллему пятку костяшками, и Виллем поморщился. - Как по мне, это счастливая жизнь.
Они немного помолчали.
- Но он все же был болен, - сказал Виллем.
- Тогда еще нет, - напомнил ему Джуд. - По крайней мере, болезнь еще не дала о себе знать.
- Ну да, наверное, - ответил он. - Но он ведь умирал.
Джуд улыбнулся.
- Ну и что, что умирал, - небрежно сказал он. - Мы все умираем. Просто он знал, что для него смерть наступит быстрее, чем он рассчитывал. Но это не значит, что те годы не были счастливыми, что его жизнь не была счастливой.

Вот тут очень интересно видеть, как Янагихара допускает ошибку на ошибке, излагая устами своих персонажей миф о Рудольфе - миф давно уже пересмотренный и фактически опровергнутый, но все равно живой. Миф о том, что Рудольф до последнего не знал о том, что ВИЧ-инфицирован, - а на самом-то деле знал, и лечился, и признаки болезни у него вполне себе появлялись уже и в те годы, в первой половине восьмидесятых. Миф о том, что и тогда у него продолжались отношения с Эриком, - да, это красиво, но это тоже неправда, вернее, незнающему человеку может показаться, что они тогда по-прежнему были любовниками, постоянными партнерами, а это было не так. Ну и миф о том, что эти последние годы Рудольфа были "счастливыми". Трудно, конечно, судить о том, как он сам ощущал эти годы, но пожалуй, можно согласиться с Виллемом, считавшим, что называть восьмидесятые-девяностые годы в жизни Рудольфа "счастливыми" - несколько цинично.
А еще - хочется слегка придраться к переводу. Ну не принято называть у нас "директором" - руководителя балетной труппы, художественного руководителя. И уж тем более не стоило переводить "dances" как "танцы", "величайшие танцы".

@темы: Rudolf Nureyev, Erik Bruhn, "Маленькая жизнь"

01:06 

Хочешь песенку в награду?
По снежной каше и по щиколотку в ледяной воде брела она в Королевский датский театр и обратно.
Честное слово, так все и было. Мелкий дождичек, зарядивший в середине дня, благополучно перерос в мощнейший снегопад. А снег мокрый, да и тепло вообще-то, так что он падает и тает, превращая приличные копенгагенские улицы в полный пиздец.
Но все равно не зря я сходила/съездила. Хитом вечера неожиданно стали "Другие танцы" Роббинса с Идой Преториус и Марсином Купински. Купински меня просто приятно потряс: я знала и раньше, что он танцует хорошо, но мне он казался бледным и скучноватым. А сегодня он улыбался, отжигал и источал обаяние. А о Преториус и говорить нечего - она чудо.
Что касается "Beginning and Ending" Оливера Старпова (приехала я в первую очередь из-за этого балета, вернее, из-за Хейнса в этом балете) - если б не последняя часть, я бы, наверно, сказала, что это "мой первый балет, не судите строго". Много затянутых мест, много однообразных массовых сцен, много совершенно невразумительных персонажей: какая-то невеста то в черном, то в белом, какая-то птица, она же ангел-хранитель, какая-то королева леса, какие-то олени, какие-то призраки, какие-то лесные духи, всех много, но все танцуют уныловато и невыразительно. Сам Хейнс благодаря своему таланту украшает даже такую среднюю постановку и среднюю хореографию, но его жалко - на что его тратят! Так я думала вплоть до финала. А в финале Старпов вдруг решил забить на аллегории и гетеросексуальные дуэты, раздел мальчиков во главе с Хейнсом до трусов, выпустил на сцену и забацал сумасшедше прекрасный массовый мужской танец, гомоэротичный, да, но не только в гомоэротизме дело, а в том, что самому Старпову, кажется, было интересно ставить именно этот танец, а все остальное в этом балете - ну, может, тоже интересно, но не настолько. Но финал получился улетный, и Хейнс там сиял. Ах, как его там кружил Магнус Кристофферсен на руках, это было изумительно. Ну и Хейнс, что говорить, пластичен, грациозен, прекрасен и вообще моя радость.
И не в тему балета - в самолете начала читать "Маленькую жизнь". Пока присоединяюсь к тем, кто считает, что ее превозносят цивилы, ангстовых фанфиков не читавшие. Им кажется, что все эти страсти про безногую собаченьку, жертву насилия и посттравматического синдрома, - это ужас как дерзко и ново. А я читаю и вижу четко просчитанную схему: на какие точки надо давить, чтоб читателя проняло. И это я еще даже не добралась до садиста-бойфренда собаченьки. Ну и честно говоря, страдающий герой слишком показательно страдает, чтобы я его могла пожалеть. Меня такими авторскими манипуляциями не проймешь.
Но написано вполне легко и бойко, как раз для чтения в самолете сойдет.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Sebastian Haynes, Royal Danish Ballet, "Маленькая жизнь"

12:46 

Хочешь песенку в награду?
Кажется, я еще не выкладывала вот эту статью про Эрика - художественного руководителя Шведского королевского балета. Исправляюсь и выкладываю. Сентябрьский номер Dance Magazine за 1968 год. И почему мне всегда кажется, что все интервью с Эриком ужасно короткие? Сколько он ни наговорит, а мне всегда хочется еще.
Завтра в Копенгаген - всего на сутки, на целые сутки. Вот думаю: не попробовать ли мне смотаться в Гентофте, по-быстрому пробежаться мимо озера и по Фиалковой улице? Очень хочется (и нужно кое-что освежить в памяти - для текста). Но посмотрим, как будет погода, как вообще все пойдет. Времени завтра будет не так уж много, а успеть надо все - и по книжным, и в театр вечером, и просто пройтись по городу, я соскучилась. Главное - чтоб самолет не задержался и чтобы в гостиницу заселили сразу после приезда. А обедоужинать пойду, наверное, к Карле. Вечный выбор между двумя копенгагенскими кафешками: пойти к Карле есть шницель или к Катц - есть морковный торт? Но у Карлы, как правило, в пять часов, когда я туда прихожу, еще полно свободных мест, народ подтягивается позже, а у Катц часто все забито. Так что лучше все-таки к Карле. Интересно, удастся ли мне завтра раздобыть что-нибудь книжное? Неисполнимая мечта идиота: вдруг раскопать в каком-нибудь книжном программку к Das Lied von der Erde Константина. Вот казалось бы - ну зачем она мне, у меня есть самый нужный скан оттуда, как раз с Константином. Но все равно - хочется.


@темы: Erik Bruhn

00:26 

Хочешь песенку в награду?
Бубубу, пишет Джон Персиваль из Лондона в колонке Dance Magazine, вот к нам АБТ наконец-то приехал, с пятьдесят шестого года мы его не видели, а у нас сейчас уже семидесятый, делайте выводы, сами приехали, а Эрика Бруна не привезли, уууу, привезли одну Карлу Фраччи, а она без Бруна фу, прет на рампу и линиев никаких (с), а вот когда с Бруном - все чудесненько, наплевать, что у нее ноги не такие и плечи не такие, но нам-то Бруна не привезли, поэтому беда, а Фраччи манерная, и видали мы ее в лучшие годы в лучшей форме. Бу.
А Эрик Брун, освещающий своим присутствием сцену, партнершу и всю труппу, лечит травмированную спину. Должен появиться в декабре 1970 года в Нью-Йорке все с тем же АБТ, но черт знает, появится ли. Такой азарт разбирает, как будто сама сейчас в семидесятом году живу и жду новостей: ну как там Эрик, справился с травмой, будет танцевать или нет? И ведь знаю же, что будет, но все равно переживаю.
А еще из некрологов в Dance Magazine узнала то, о чем раньше понятия не имела: оказывается, Эрик Браун, с которым Эрика Бруна часто путали, когда они оба танцевали в АБТ (так что Эрик, который Брун, даже думал взять себе сценический псевдоним Эрик Эверс), и даже после путали (я когда-то цитировала офигительное газетное объявление: мол, танцовщик Эрик Брун разводится с Рут Энн Кёсун; конечно, газетчики имели в виду вовсе даже Эрика Брауна, и вправду одно время женатого на Кёсун; а Брун тут был абсолютно ни при чем), так вот, этот Эрик Браун умер всего-навсего в 46 лет от сердечного приступа, все в том же 1970 году. Вот казалось бы - ну что мне до него за дело, я им никогда не интересовалась, не видела записей с ним танцующим (не уверена даже, что они существуют). А все равно почему-то очень его жаль.

@темы: Erik Bruhn, Carla Fracci

11:43 

Хочешь песенку в награду?
Низкое давление, и я жутко хочу спать. Была вчера в БТ на "Пассажирке" Екатеринбургского театра оперы и балета. Местами это было пронзительно до слез (сцена в первом акте, когда надзирательница выкликает номера заключенных, и из кулис выходят и выстраиваются на авансцене женщины в полосатых лагерных халатах, тени в аду), местами это было невыносимо пошло - из-за либретто. В какой-то статье о "Пассажирке" либретто назвали литературным шедевром, но меня увольте от таких шедевров. Нет ничего хуже, чем говорить о теме Освенцима языком плакатов. Причем в самой повести "Пассажирка" ничего подобного нет. А в опере положительные персонажи (Марта, Тадеуш, Катя) иногда начинают петь настолько плоские общие места в духе кондового соцреализма, что становится просто неудобно. И ведь поют прекрасно, и музыка прекрасна, но текст - ох, нет, сразу разрушает атмосферу.
Но когда в конце вечера на сцену вышла Зофья Посмыш, автор повести "Пассажирка", сама пережившая Освенцим, - девяностотрехлетняя, хрупкая, прекрасная, - вот это было самое сильное впечатление, сильнее самой оперы. Повторю себя саму из миниотзыва в фейсбуке: в опере - не из-за музыки, не из-за того, что опера, условность и все такое, а только из-за плоского, местами наивно-грубого текста, - все было ну... как будто понарошку. Мучительно, пронзительно, болезненно, но все же понарошку, потому что в реальных условиях люди лозунгами не разговаривают (по крайней мере, не разговаривают те, кого сторожат, те, кто сторожит, - те могут и лозунгами заговорить). А когда вышла Зофья Посмыш и сказала очень просто о том, что для нее значит "Пассажирка" и как она рада увидеть эту оперу в БТ, - вот тут было все настоящее.

@темы: Мы очень любим оперу

12:28 

Хочешь песенку в награду?
Провела накануне хороший вечер в Стасике на екатеринбургском самодуровском РиДж. В аудиальном смысле это было чистейшее наслаждение от начала до конца, оркестр звучал так, что можно было закрыть глаза, слушать и ловить кайф. Но что приятно - закрывать глаза не хотелось. Даром что во второй раз я бы, наверно, на этот РиДж не пошла. Что понравилось: массовые "уличные" сцены - что драка "стенка на стенку" в первом акте, что пляски в начале второго акта под предводительством Меркуцио. Трио шлюх в лифчиках поверх платьев было несколько предсказуемым, но вполне симпатичным, танцевали шлюхи весело и задорно, пусть и отчаянно напоминали ундин из самодуровской "Ундины" (особенно когда наступали на беглецов... сорри, на Ромео, Меркуцио и Бенволио). Неожиданно очень понравились дуэты Джульетты с Парисом (его танцевал Степан Косыгин) - и при сватовстве Париса, и на балу, и накануне свадьбы (пронзительнейший момент в последнем дуэте: огорченный Парис уходит вглубь сцены, а Джульетта, помедлив, бежит за ним и прикасается к его плечу). И вообще - вот что хотите, а между Джульеттой и Парисом было намного больше химии, чем между Джульеттой и Ромео. Я бы даже сказала, что между Джульеттой и Ромео химии не было вовсе. И вроде бы все было на месте: встреча на балу, дуэт на балконе, встреча в церкви (они не венчаются, а только целуются перед алтарем), па-де-де в спальне, разлука, смерть, - а любви не чувствовалось, хоть убей. Может быть, проблема еще и в том, что Ромео (Александр Меркушев) вообще получился у Самодурова очень плоским и неинтересным персонажем. Джульетта (Екатерина Сапогова) была немного интереснее - и хореографически, и драматически. Но вообще говоря - мне там все персонажи "с именами" показались довольно бледными. И это, мне кажется, не вина танцовщиков, это сам хореограф не сумел их сделать яркими. Даже Меркуцио (изумительно пластичный и выразительный - насколько его партия позволяет быть выразительным - Игорь Булыцын) был плосковат, его танцевальное шутовство местами переходило в откровенное и не слишком остроумное кривляние. Бенволио (Глеб Сагеев) ничем не выделялся: ну да, танцевал втроем с Меркуцио и Ромео, но и только. Тибальт (Сергей Кращенко) был корпулентен и очень отрицателен. Но запомнился в сцене смерти Меркуцио: пока тот агонизировал, Тибальт смотрел на него сверху, со второго яруса декораций, сидя на перилах. И вот тут он был необычайно выразителен и интересен. Что же до смерти Меркуцио - ну, было забавно видеть, как он, смертельно раненый, в бессильной ярости мечется по сцене с шпагой, очерчивая круг, будто безумная Жизель, а кордебалет - тоже как в сцене безумия Жизели - в ужасе отшатывается прочь. А веселее всего было в финале второго акта, когда леди Капулетти принялась размахивать шпагой над телом ненаглядного племянника и даже лорда Капулетти подзавела, чтобы и он шпагой помахал. Это было действительно очень смешно и нелепо. Подозреваю, однако, что Самодуров вовсе не хотел сделать эту сцену смешной. Но получилось именно так.
И вопрос: куда леди Капулетти делась в третьем акте? Почему она не выдает дочь замуж, почему занимается сначала этим неблагодарным делом, а потом и похоронами дочери - один лорд Капулетти? И почему Ромео в склепе повел себя как настоящий бандит, без всякого вступления наскочив на бедного Париса и ткнув его ножом в живот? Можно ведь было подождать, когда Парис уйдет с остальными участниками похорон, и тогда спокойно бросаться на тело Джульетты, самоубиваться и вообще заканчивать эту волынку. Но нет, у Шекспира написано, что и Париса прикончили, значит - надо его прикончить. Хотя вообще говоря - ну, можно было бы без этого обойтись. Или хотя бы не убивать Париса за пять секунд между делом.
Впрочем, весь третий акт, мне кажется, был очень скомкан и пробормотан скороговоркой. Но дуэт Джульетты с Парисом (да, я повторяюсь) был хорош. И еще мне понравилась сольная вариация Джульетты - перед тем, как Джульетта все-таки решилась и приняла снотворное.
Ну вот как-то так. Не жалею, что пошла, было интересно, и в целом эта постановка оставила приятное послевкусие.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

12:49 

Хочешь песенку в награду?
Джонатан Хмеленски из КДБ выложил на youtube видеозапись двух вариаций из крестьянского па-де-де - разумеется, в своем собственном исполнении. Это был спектакль с Холли Доргер и Ульриком Бирккьяром, Доргер можно разглядеть справа, а слева пару раз попадает в кадр милый Магнус Кристофферсен, трогательнейший юный Илларион. Ах, черт возьми, ну когда же наконец в сеть сольют полную трансляцию этой "Жизели" - с Преториус, Косом, Хейнсом, с тем же Хмеленски, с Каролин Болдуин, с Киззи Матиакис? Пора бы уже. Хотя я все равно жалею, что не сделали трансляцию с Доргер и Бирккьяром.


@темы: "Giselle"

14:08 

Хочешь песенку в награду?
Специфическая, но все-таки радужная мечта человека с маньяческими наклонностями, меня то есть: ограбить Нью-Йоркскую публичную библиотеку. Ну хорошо, не ограбить. Проникнуть в нее под покровом ночи, аккуратно переписать на большой-пребольшой носитель аудиоинтервью Эрика и людей вокруг Эрика, собранные уважаемым Джоном Грюном для биографии Эрика, затем добавить на тот же носитель груду видеоматериалов, связанных как с Эриком, так и с Национальным балетом Канады, затем скопировать кое-какие бумаги, набрать фотографий с Эриком (а вот это уже получается полноценная кража) и тихо убраться восвояси. Прошу во всем винить саму библиотеку, выкладывающую подробнейшие описания аудиоинтервью и видеоматериалов, но, конечно, не выпускающую в открытый доступ ни то, ни другое. А как, скажите пожалуйста, мне жить спокойно, зная, что где-то существует интервью Эрика, в котором этот самый Эрик болтает на такие темы:

Streaming file 2 (approximately 34 minutes). Erik Bruhn speak with John Gruen about staging and reconstructing ballets, including La Sylphide, Swan Lake, Coppélia, and Giselle; his work Here we come, created for the National Ballet of Canada school; his idea for a new ballet; Ray Barra; people he cares about; his thoughts on friendship including his respective friendships with Nureyev and with Susse [Wold]; Constantin Patsalis; his thoughts on love; speaking and writing about himself.

Но конечно, написать правильно фамилию Константина не под силу даже библиотечным работникам. Или же они разбирали все на слух, а Эрик произносил эту фамилию невнятно (хотя вот в любительском аудиоинтервью, выложенном в сеть уже бог знает сколько времени назад, Эрик вполне четко выговаривал: "ПатсалАс"). И ведь безумно интересно, что конкретно он говорит именно о Константине. Потому что ну о Рудольфе Эрик охотно болтал не только с Грюном, ну и в книгу Грюна, сдается мне, попало немало наговоренного Эриком о Рудольфе; о Рэе тоже кое-что просочилось в книгу, хотя и намного меньше; а о Константине-то почти ничего, в прямой речи Эрика - так совсем ничего. А так хочется послушать, что именно Эрик о нем говорил. Но черта с два.
Самое обидное, что эти самые интервью были оцифрованы, и поиск на сайте цифровых коллекций Нью-Йоркской публички находит их на раз-два. Вот только послушать их все равно низзя, патаму шта копирайт. Еще там есть оцифровка прижизненной документалки про Эрика (1977 год, режиссер Томас Гримм), а в придачу к ней - "Сильфида" с самой Маргрете Шанне, но до этих видео тоже не добраться, остается только облизываться. Ну вот спрашивается, ну зачем все это оцифровывать и закрывать при этом онлайн-доступ? Ну то есть понятно, зато оффлайновым посетителям библиотеки не надо теперь возиться с устаревшими аудио- и видеоносителями. Все здорово. Но не покидает меня ощущение (не)легкого наеба. Потому что выглядит все это вот так: ура, мы оцифровали кучу всего хорошего, мы круты, даешь распространение информации без границ, давайте все сюда, у нас много всего интересного, только... только большую часть мы вам не покажем, потому что у вас документов нет, извините. Поцелуйтесь с своею свиньею, а коли не хотите, так с чертом.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn

01:02 

Хочешь песенку в награду?
Дождалась. На ЗФБ (которая Battle, а не Combat) команда Серебряного века принесла рейтинговый драббл про Дягилева и Нижинского. Не пожалею, создам этому творению рекламу: вот оно, четыреста с лишним слов отборнейшего бреда, явно вдохновленного Красовской и всеми остальными сторонниками теории "бедненький невинный птенчик Ваца в когтях у страшного, злобного, развратного Дягилева". Читала и плакала, честное слово. Уж молчу о том, что просто пошлятина первостатейная, но боже ж ты мой, неужели нельзя было ну хоть немножечко покопать матчасть? Дягилев там пахнет коньяком и папиросами. Нет, ну может быть, конечно, он, как пятиклассник, стоял там, где курили, но сдается мне, автор уверен, что это сам Дягилев курил. А если б автор покопал матчасть, он бы не стал писать, что от Дягилева пахло коньяком и папиросами, он бы написал, что Дягилев нюхнул кокаину и приступил к домогательствам в отношении бедненькой заички Вацы (Ваца он, автор, Ваца, Вацеком его Дягилев не называл, да и никто не называл, если мне память не изменяет). Да нет, чего там, если б автор вообще хоть немного почитал про Дягилева и его отношения как с Нижинским, так и с другими мальчиками (кстати, Шенга Схейена переиздали, вчера в книжном сама видела), то вряд ли стал сочинять весь этот бред с даб-коном и "шлюшками".

@темы: фики, Дягилев и все-все-все

13:54 

Хочешь песенку в награду?
Послесловие к "Птичкам" перевалило за 34 тысячи слов. Горшочек, не вари, говорят в таких случаях, а горшочек слушает да варит. При этом я никак не могу свести концы с концами, пишешь, пишешь, потом смотришь - а дыр все равно много, нужно их заполнять. Ну и не нравится мне то, что выходит. Танатоидальный бред и во многом повторение "Птичек". Бросить бы все, но тоже как-то глупо: столько сделать, а потом бросать. Ну ничего, вот закончу когда-нибудь и возьмусь опять за отложенного Раймундо. Его тоже надо бы закончить.
Посмотрела вчера I Now, I Then - первую часть балетного триптиха-трехактника Уэйна Макгрегора Woolf Works. В основе I Now, I Then лежит "Миссис Дэллоуэй", и наверно, совсем без знакомства с первоисточником (ну хотя бы в пересказе) смотреть будет трудно, непременно возникнет вопрос "кто эти люди, что они делают и зачем". Правда, и у читавших первоисточник возникнет вопрос: "Почему Кларисса встречается и танцует с Септимусом?". Тут может быть много ответов, самый простой: потому что.
Не знаю, понравилось мне или нет, надо пересматривать, но одно знаю точно: Алессандра Ферри почти гениальна, и при каждом ее появлении мурашки бегут по коже. Совершенно физиологическая реакция, но в чем-то и упоительная. Даже когда Ферри не танцует, а просто стоит в стороне и наблюдает за своими воспоминаниями: за самой собой в юности (Беатрис Стикс-Брюнелл), за Салли (Франческа Хэйуорд), за Питером Уолшем (Федерико Бонелли) - она притягивает к себе взгляд, смотришь уже не на танцующих - и прекрасно ведь танцующих, прелестен, например, дуэт юной Клариссы и Салли, - а только на нее. Столько тонкости и выразительности в ее жестах, в движениях, в мимике, в неподвижности, - и когда она вдруг присоединяется к своим воспоминаниям, сначала целует Салли, а потом, чуть позже, заменяет себя-юную, танцуя в дуэте с Питером Уолшем, то действительно горло перехватывает, так она прекрасна. И так же она выделяется в заключительном па-де-сенк, где, в сущности, все хороши: и Ричард Дэллоуэй (Гэри Эйвис), и Питер Уолш, и Кларисса в юности, и Салли, но Ферри - Кларисса Дэллоуэй сейчас - не просто хороша, а блестяща.
Маленькая иллюстрация: Кларисса-Ферри и Салли-Хэйуорд, через несколько секунд после поцелуя.



А в промежутке между дуэтом Клариссы сейчас и Питера Уолша и па-де-сенк - показана линия Септимуса. И тут доза гениальности удваивается, потому что Эдвард Уотсон, танцующий партию Септимуса, тоже почти гениален, а может быть, даже и не "почти". Очень здорово Макгрегор переводит на балетный язык мучительные отношения Септимуса с Рецией-Лукрецией (маленькая, но трогательная партия в исполнении Акане Такада) и мучительные воспоминания Септимуса об убитом Эвансе (Калвин Ричардсон). Дуэт Септимуса с Эвансом - невероятно напряженная, болезненная смесь отчаяния, тоски, безнадежности, безумия и, пожалуй, любви (в конце концов, отношения Септимуса и Эванса и у Вульф описаны так, что можно их истолковать и как "больше-чем-дружбу"). И когда кажется, что градус напряжения уже не может подняться выше, - Макгрегор делает неожиданный поворот и ставит дуэт Септимуса и Клариссы, еще более нервный, жестокий, отчаянный, заканчивающийся самоубийством Септимуса на глазах у Клариссы.
Разумеется, скажет тут начитанный зритель, но все-таки с какой стати Септимус танцует с Клариссой, если они в романе вовсе не были знакомы, не говоря уж о том, чтоб дуэты танцевать. С чисто балетной точки зрения Макгрегор все сделал правильно: наглядно соединил, сплел две линии, да еще и дал возможность вот этому самому начитанному зрителю насладиться танцем Ферри и Уотсона. Почему же Кларисса танцует с Септимусом - это другой вопрос. На русскоязычном балетофоруме Михаил Александрович предположил, что Макгрегор отождествил Питера с Септимусом, так что Септимус - это Питер в возрасте, попавший на фронт вместо Индии и искалеченный войной. Мне, пожалуй, такая трактовка не очень нравится, что-то в этом отождествлении, слиянии двух героев в одно лицо мне кажется обидным и для Септимуса, и для Питера. Пусть уж лучше каждый будет сам по себе. А вообще, если уж надо как-то объяснить последний дуэт Клариссы и Септимуса - то я бы предположила, что Макгрегор, может быть, вдохновлялся здесь "Часами" Майкла Каннингема и сценой, где современная, нью-йоркская Кларисса становится свидетельницей самоубийства Ричарда (современного Септимуса в некотором роде, хотя и далеко не во всем). Лично для меня такое объяснение имеет больше смысла, чем соединение Септимуса и Питера в один образ.
Раздобыла еще одну иллюстрацию: дуэт Септимуса и Эванса. Фотография из премьерного блока Woolf Works, и Эванса тогда танцевал не Калвин Ричардсон, как в трансляции, а Тристан Дайер.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", фики

01:10 

Хочешь песенку в награду?
Немножко балетного позитива: Стивен Макрей танцует "соло с бутылками" из "Тщетной предосторожности" Аштона. Хотя по-хорошему надо выкладывать весь балет, потому что он позитивен и прекрасен от начала до конца. А что касается этого соло - то вот Фрэнк Аугустин в своих мемуарах Dancing from the Heart жаловался, что-де зрителям-то интересно смотреть, как Кола танцует между бутылками, а сам Кола, вернее, исполнитель партии Кола, в это время только молится про себя: "Господи, пожалуйста, сделай так, чтоб я не сбил эту бутылку!". Но он прав: смотреть все равно интересно. И Макрей прекрасен.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

18:29 

Хочешь песенку в награду?
Фотографии из серии "взглянул, упал и умер от восторга, не приходя в сознание". 1973 год, Эрик вручает Рудольфу Dance Magazine Award. Дама, сидящая между ними на втором снимке, - это Ольга Мейнард, балетный критик. И эти фотографии - плюс еще одна с вручения Dance Magazine Award и две с поклонов после "Коппелии" в Лондоне (Рудольф - Франц, Эрик - Коппелиус) - продаются сейчас на ebay. Начальная ставка - 30 фунтов, плюс 10 фунтов - доставка. Вдруг кому-нибудь будет интересно? Я покупать не буду, у меня сейчас свободных денег нет. Да и кроме того, сканы так хороши, что можно обойтись и без оригиналов.



@темы: Rudolf Nureyev, Erik Bruhn

Черновики и черт

главная