• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:29 

Хочешь песенку в награду?
Хуй мне опять, а не "Сильфида", да что ж такое-то.
Очень хочется заплакать и убежать в туман, и не вылезать из тумана никогда. Вообще очень странно все, я пока никак не могу разобраться в репертуаре КДБ на грядущий сезон. С 1 по 9 июня следующего года обещают балетный фестиваль в Копенгагене, в рамках которого покажут "Неаполь" - всего один спектакль в сезоне! - а "Сильфиду" и тогда не покажут, если только не вставят отрывки в "Бурнонвилиану", но даже если вставят, все равно будет непонятно что, я-то рассчитывала на "Сильфиду" целиком. И вообще я пока не поняла, что будет на этом фестивале, как-то все невнятно изложено. Не угадала я ни с "Серенадой", ни с Bella Figura, но вообще будет вечер Килиана, что приятно. Еще будет "Раймонда" - новая постановка Хюббе, из старого будут "Жизель" и "Лебединое", опять программа Dans2Go - где обещают новый балет Хюббе, плюс Vertical Road Акрама Хана и "Па-де-де Чайковского" Баланчина. Лайам Скарлетт поставит "Пиковую даму" - но Скарлетт не тот хореограф, на чьи балеты я полечу сломя голову. Ну что еще? В ноябре-декабре будет то, что пока мне кажется самым интересным в сезоне, - балет, посвященный Сорелле Энглунд. Вот на него непременно полечу. А так пока не очень понимаю, как мне быть, надо будет сесть уже с карандашом в руках, сопоставить Гамбург, Копенгаген, да и Москву, и прикинуть, куда я хочу. Билеты еще ощутимо подорожали. И вообще все тлен. Черт, вот я знаю, что "мне бы ваши заботы, господин учитель", но так обидно, слов нет.
И вообще, черт меня подери, датчане, где Бурнонвиль? Ведь опять в сезоне ни одного постоянного репертуарного балета Бурнонвиля. Я чувствую себя старым ревнителем традиций святее папы Римского, но мне вправду хочется поднять хай из-за отсутствия датской классики в репертуаре. Я понимаю, "Жизель" - это хорошо, "Раймонда" - это любопытно, "Щелкунчик" и "Лебединое озеро" - это средства пополнения кассы, совмещение приятного с полезным, но где Бурнонвиль-то мой, куда вы его дели?

@темы: Royal Danish Ballet, Не только Дягилев или "вообще о балете"

13:52 

Хочешь песенку в награду?
Стасик объявил о планах на следующий сезон. Вот точно - с приходом Илера сразу повеяло свежим ветром. Первая балетная премьера осенью: "Серенада" Баланчина (ахаха, если датчане мне "Серенаду" не дадут, дадут наши), "Ореол" Тейлора, "Онис" Гарнье и "Тюль" Экмана; вторая балетная премьера - в апреле: "Призрачный бал" Брянцева, "Одинокий Джордж" Гёке, "Минус 16" Нахарина; третья премьера - в июле: "Дон Кихот", версия Нуриева. Предвкушаю, какой вой сейчас поднимется на балетофоруме из-за "Дон Кихота". Еще обещают в апреле вечер, посвященный 200-летию Петипа, а в мае - гастроли труппы Анны Терезы Де Кеерсмакер. И пообещали, что в следующем сезоне вернется на сцену "Манон" Макмиллана - а вот насчет "Татьяны" ничего не сказали, и это меня тревожит. Неужели "Татьяну" уберут все-таки из репертуара? Это было бы очень, очень зря. Вот уж такими балетами разбрасываться нельзя.
А КДБ между тем бросил еще один тизер к грядущему объявлению сезонно-репертуарных планов - и судя по этому тизеру, датчане поставят балет Килиана Bella Figura. Как круто! Непременно тогда поеду смотреть, давно хотела увидеть этот балет.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

14:40 

Хочешь песенку в награду?
Piano Concerto Константина вроде бы вошло в репертуар Бостонского балета в сезоне 1979/80. Позарез нужна подшивка Dance Magazine за 1980 год, чтобы точно узнать, станцевали ли бостонцы этот балет, как и было запланировано, а если станцевали, то что об этом сказали критики.
Нашла у себя веселую фотографию, отсканированную из программки НБК - тоже за сезон 1979/80. Слева направо: Вероника Теннант (Лиза), Джон Обри (Тома), Константин Патсалас (вдова Симоне), а в горизонтальном положении - Дэвид Аллан (Ален). Сил моих нет, как меня позитивит и смешит Константин в образе веселой вдовы. У нее, этой вдовушки, прям на лице было написано: скорее-скорее выдать дочку замуж, чтоб не старила меня, и срочно самой половить женихов, причем молодых и хорошеньких. Много бы я отдала за то, чтобы увидеть, как именно эта вдовушка "флиртовала как сумасшедшая" и с кем именно флиртовала. Эх, как жаль все-таки, что в телеверсии "Тщетки", станцованной НБК, вдовой Симоне был не Константин, а Жак Горрисен.


@темы: Constantin Patsalas

15:55 

Хочешь песенку в награду?
Что-то завспоминала, как мы 26 февраля с norakura и gr_gorinich сидели в кофейне после "Билли Бадда" и взахлеб обсуждали увиденное, и снег шел, и было, черт возьми, так хорошо. Ужасно хочется повторить, но так долго ждать следующего года. И ах, зачем, зачем я не сходила еще и 28го числа на "Билли", ведь были же билеты!
Ну, что ж теперь говорить. Остается лишь перебирать воспоминания, переслушивать пиратские записи еще первого, ноябрьского блока, перечитывать рецензии. Вот кстати - о рецензиях. Давно уже мне хотелось интереса ради собрать отзывы и мнения критиков об образе Клэггарта в БТшной постановке "Билли Бадда". Вот у меня сейчас есть немножко свободного времени, развлекусь, авось и еще кого-нибудь развлеку.

"Не сухим из воды":
Однако любовная драма присутствует: демонический Клэггарт решает погубить юношу именно за его светоносность, ставшую мучительной для его собственного существования. <...> Антипод капитана – одержимый разрушением Клэггарт предстает неистово сильным (голосом и статью) злодеем в исполнении Гидона Сакса.

"У матросов есть вопросы":
Злой дух этого мира - надзиратель Джон Клэггарт (Гидон Сакс) в черном кожаном пальто и с тонкой дубинкой - садист, наслаждающийся унижением жертвы. Он не может допустить, чтобы эту тьму осветил луч света - простодушный Билли Бадд (Юрий Самойлов), чарующий своей улыбкой и порывистостью, чистая душа, рождающая любовь. Потрясенный Клэггарт пугается этой силы. Его ария "Прекрасное, совершенное, доброе, зачем вы повстречались мне" - монолог зла, вой порока, любым способом обязанного сохранить власть в мрачном, полном агрессии мужском мире. Он ужасается и упивается одновременно, когда прикладывает к глазам красный шейный платок Билли. А дальше раскручивает подлую схему убийства Билли, заставляя избитого, трясущегося от страха Новичка (Богдан Волков) стать провокатором.

"В аду "Неустрашимого"":
...матрос Билли Бадд своей искренностью подкупает весь корабль, включая доблестного капитана Вира, одновременно же становится и источником раздражения каптенармуса и главного интригана на корабле Джона Клэггарта. Последний клянется (фрагмент, достойный вердиевского Яго) во что бы то ни стало уничтожить ненавистного одним своим существованием Бадда. И – пусть и ценой своей жизни (отчаявшийся матрос убивает его на допросе) – добивается казни.

"Левиафан":
Джон Клэггарт, выполняющий на корабле полицейские функции, — образцовый злодей, свое эротическое влечение к Бадду предпочитающий обратить в ненависть.

"На Театральную площадь приплыл британский корабль":
Билли Бадд, красавец телом и душой, простец, не знающий порока, попадает в трагическую ловушку – и убивает своего злого гения, корабельного каптенармуса Клэггарта, не умеющего ни владеть своими тайными желаниями, ни жить рядом с гармонией.

"В пределах совершенства":
В премьерной серии Большого театра (спектакли идут через день) занят один состав во главе с актерски и музыкально-экспрессивно точным Дашаком в партии Вира, Гидоном Саксом в партии начальника корабельной полиции Клэггерта (его существование на сцене — воплощенное абсолютное зло, и если на первом спектакле великолепному голосу самую малость не хватало тембровой выразительности, то к следующему все встало на место)...

"Морская тишь и несчастливое плавание" (увы, на сайте выложен лишь отрывок из статьи, а надо бы попытаться раздобыть газету и прочитать статью целиком):
...одна из самых сильных страниц оперы, монолог “O beauty, o handsomeness…” каптенармуса Клэггарта (корабельного полицейского, воплощенного зла и в то же время, как все на этом корабле — трагического героя, влюбленного в Бадда, поклявшегося его уничтожить и достигающего цели случайно, ценой собственной жизни, когда Бадда, случайно убившего Клэггарта, осуждают на смертную казнь) — свой окончательный вид обрел в спорах с недовольным Форстером. <...> Именно с ним, с залом <...> говорит Клэггарт, вслушиваясь в себя, в непереносимую, ядовитую муку ярости и любви.

"Билли Бадд Superstar":
Билли Бадд, отважный, веселый, добрый, тут же становится предметом любви матросов, нежно кличущих его Красавчиком и Деткой, утонченных чувств высокообразованного капитана (блистательный Джон Дашак), а также темного вожделения Джона Клэггарта (инфернальный Гидон Сакс) – каптенармуса, а попросту говоря, начальника корабельной полиции. Клэггарт, в котором страсть перерождается в лютую ненависть, клянется погубить Билли, капитан клянется его спасти, а кончается тем, что гибнут так или иначе все трое. Клэггарта сражает мощный кулак Бадда, потрясенного клеветой каптенармуса. <...> Клэггарт, которого сопровождают низкие, мрачные, утробные звуки контрафагота, тромбонов и тубы, – ворочающийся в подземной пещере жуткий дракон Фафнир. <...> Найденыш Детка Бадд – младенец Иисус. Клэггарт, доносящий Виру на Билли, – первосвященник Каиафа. Его настойчивое утверждение “этот человек опасен” эхом отзовется в рефрене Каиафы – “he is dangerous!” (“он опасен!”) – из рок-оперы “Иисус Христос Суперзвезда”, написанной Эндрю Ллойдом Веббером в 1970 году, еще при жизни Бриттена. Но образ Клэггарта глубже – он действительно дракон, Сатана, которому созерцание красоты и блага доставляет невыносимые муки. Его любовь к Билли – воспоминание падшего ангела о навеки утраченном рае. Билли сразит этого Змия, как архангел Михаил. <...> Эту линию Олден обозначает лаконично, целомудренно, но совершенно недвусмысленно: Клэггарт медленным чувственным движением снимает с Билли шейный платок и уносит вещицу с собой, а потом в лихорадочном монологе страстно прижимает к глазам. <...> Билли Бадд – “румяный цветочек”, как называет его Клэггарт, пышная роза, срезанная с куста. <...> Хитрый змей Клэггарт таит свое жало в обольстительно-нежном мотиве “один из тысячи, чудо, сокровище”; он усыпляет бдительность простодушного Билли в сцене с платком и в сцене драки Красавчика с соглядатаем каптенармуса. До сих пор звучавший в исполнении характерных тревожных инструментов Клэггарта, в сцене суда над Билли этот мотив подхватывается сладостными, обманчиво безмятежными струнными. Но это дьявольская колыбельная смерти. Другой важнейший мотив, становящийся оркестровым лейтмотивом Билли, – “Прекрасное, совершенное, доброе!”, сначала возникает у Клэггарта, а потом перекочевывает к Виру, который, как зачарованный, вторит тайным мыслям каптенармуса, переняв у него эстафету разрушительности. Мертвый Клэггарт продолжает властвовать над капитаном – Вир не может вымолвить ни слова в защиту Бадда на суде, а в оркестре вновь и вновь навязчиво звучит мотив “я обвиняю тебя”, брошенный Тощим Франтом в лицо Билли.

"Нелюбовная история":
А ведь здесь нет ни одного женского образа, любовной линии. Впрочем, мотив любви-ненависти не явно, но вплетен в сюжетную канву. Чем юный, чистый душой и при этом смелый, честный и целеустремленный Билли вызвал патологическую неприязнь брутального каптенармуса Джона Клэггарта? В повести на этот вопрос есть почти прямой ответ. И дело не в том, что он заподозрил Билли в измене английскому флагу и капитану Виру. Не просто же так он утыкается в красный платок, сдернутый с шеи Билли…

""Билли Бадд" - полный вперед!":
...здесь зло предельно конкретно и лишено фантастического ореола, будучи воплощено во вполне земной фигуре каптенармуса Джона Клэггарта. <...> А вот как раз в образе коварного каптенармуса, воспылавшего к Билли греховной страстью (а какой еще можно воспылать на военном судне, где одни мужчины?) и от сознания ее полной запретности так же страстно парня возненавидевшего, переплетены в трагический узел и призрачная мечта, и инфернальная злоба (ария "Прекрасное, совершенное, доброе").

""Билли Бадд" на Новой сцене Большого театра":
Полная противоположность Виру и Биллу - мрачный и жестокий каптенармус Джон Клэггарт, следящий за дисциплиной на корабле, но способный только разрушать. Его ненавидела вся команда. Он же невзлюбил Билла за яркость личности, а услышав слова матроса: "Прощайте, "Права человека"!", сразу увидел за ними крамолу, не захотев понять, что молодой человек просто прощался со своим прежним судном, вступая в новую жизнь на военном корабле "Неустрашимый". Клэггарт с помощью интриг и наговоров создал прецедент и тут же доложил капитану об измене Билла и его подстрекательстве матросов к мятежу. <...> Дьяволом, исчадием ада стал у Гидона Сакса Джон Клэггарт, ненавистный всему экипажу корабля. Врезалась в память его ария-исповедь, в которой он поклялся уничтожить матроса Билли Бадда: "Я Джон Клэггарт, каптенармус "Неустрашимого", уничтожу тебя. Ты в моей власти". Она сближает героя Сакса с еще одним изувером - Яго из "Отелло" Верди с его знаменитым "Кредо".

"Билли Бадд" Бенджамина Бриттена на сцене Большого театра:
Каптенармус Клэггарт, воплощённый символ зла, его злоба опережает его реальные возможности. В своей прямолинейности и однозначности образа персонаж Клэггарта выписан если не как герой комикса, то, по крайней мере, мюзикла. И это в своей статуарности блистательно показывает бас-баритон Гидон Сакс. Задача Клэггарта – восстановить безраздельную власть зла на корабле, нарушенную появлением Билли Бадда, о котором сам Клэггарт говорит: “Чудо. Сокровище. Бесценный алмаз”. В своей “программной” арии “Прекрасное, совершенное, доброе! Зачем вы повстречались мне!”, завораживающей и музыкально и литературно, Клэггарт фактически излагает все дальнейшие события оперы: “Сначала я омрачу твоё счастье, затем искалечу и заставлю умолкнуть твоё тело. Оно повиснет на рее, потом погрузится в морские пучины, и всё станет так, как было! Моя ненависть и зависть сильнее, чем любовь”.

"На корабле Бриттена":
Но в любом социуме, даже в таком замкнутом, как военный корабль, являющем собой малую модель государства со своими законами, всегда найдется индивид, стремящийся уничтожить полюс чистоты и невинности. И эта зловещая фигура, исчадие ада, тьмы и порока – Клэггарт по прозвищу Тощий Франт: для него свет и доброта губительны по сути.

@темы: Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили, Мы очень любим оперу

01:56 

Хочешь песенку в награду?
UPD. Посмотрела. Ну, честно говоря, ничего особенного, ожидала большего, получила краткий, не очень интересный и местами не слишком аккуратный пересказ основных событий из жизни Рудольфа и Эрика. Причем Рудольфу было уделено намного больше внимания, а Эрика поминали чаще постольку-поскольку и отделывались общими фразами и всякими банальностями. Хотя и о Рудольфе тоже в основном говорили штампами. Визуалка тоже оказалась скучна: секундные отрывки из того самого совместного класса Эрика и Рудольфа, побольше видео с Рудольфом - выступления плюс интервью, а вот видео с Эриком практически нет, показали только несколько секунд из записи жизельного адажио (1955 год, Джейкобс-Пиллоу), которое Эрик танцевал с Алисией Алонсо, но указали почему-то, что это запись из Метрополитен-опера, да и рассказывали при этом о совсем другой Алисии - Марковой, так что незнающие люди вполне могут решить, что тут Эрик танцует с Марковой. И все, больше никаких видеозаписей с Эриком. А фотографии все известные, с gettyimages, я их наперечет знаю. В общем, как-то так, брат Пушкин. А, но я зря наехала было на Ашенгрина, он все-таки назвал Константина по имени, спасибо ему. Только почему-то заявил, что они с Эриком прожили вместе десять лет, а по моим подсчетам получаются все пятнадцать. Ну да ладно. Зато там хорошую фотографию показали, с репетиций "Натараджи", одну из моих любимых.
Но все было бы еще куда ни шло, если б не ведущая. Где нашли эту мерзкую тетку?! У меня от нее скулы сводило, она даже цитату из письма Эрика испохабила своим сладеньким голосом. Нет, ну жутко безвкусная и раздражающая баба. И вообще, честно говоря, осталось от всего фильма ощущение легкой халтуры. Это все можно и нужно было бы сделать намного лучше, а сделали спустя рукава, тяп-ляписто и без особой любви.

Дождались наконец-то. Уф. Только что нашла, еще не смотрела, только потыкала, чтобы понять, идет нормально или нет. Идет. Константина в самом конце упомянули, но по имени не назвали, а назвали "греческим бойфрендом" Эрика - и на том спасибо. Причем назвал не кто-нибудь, а Эрик Ашенгрин - и Ашенгрин один из основных рассказчиков в этом фильме, насколько я понимаю. Не знаю, будет ли тут вообще что-нибудь новое, но все равно здорово, что год спустя оно все-таки появилось в сети.


запись создана: 19.04.2017 в 00:31

@темы: Erik Bruhn, Rudolf Nureyev

00:08 

Хочешь песенку в награду?
Рудольф Нуриев и Наталия Макарова в "Очень Странной Сильфиде" (Париж, 1977 год). Ну правда же, очень странная "Сильфида" - и очень странная сильфида, как будто не испытывающая никаких проблем из-за объятий Джеймса, а наоборот, искренне радующаяся, что ее поймали. Прям чую неожиданный хеппи-энд.
А еще прочитала, что в 1977 году в Дании была проведена телетрансляция КДБшной "Сильфиды" с Сореллой Энглунд в заглавной роли. Ооооо! Хочу. Может быть, запись этой трансляции лежит где-нибудь и дожидается своего часа? Ужасно бы мне хотелось увидеть Сореллу в роли Сильфиды.
И осталась неделя до объявления планов КДБ на следующий сезон. Меня швыряет от надежды к безнадежности и обратно, и я уже не знаю, что пообещать ноосфере и провидению в обмен на возвращение "Сильфиды" Хюббе в репертуар.


@темы: Rudolf Nureyev, Royal Danish Ballet, "La Sylphide"

13:58 

Хочешь песенку в награду?
Вдохновившись статьей в Dance Magazine, посмотрела фильм Герберта Росса The Turning Point - в какой-то степени "наш ответ ''Красным башмачкам". Получилось кое-где слишком отрывисто, кое-где, на мой вкус, слишком сентиментально, но в общем, очень даже ничего, лучше, пожалуй, чем "Нижинский", снятый Россом три года спустя. "Поворотный пункт" стал первым художественным фильмом для Михаила Барышникова - и Барышников, надо сказать, очарователен в этом фильме, даром что роль у него не слишком интересная: русский танцовщик-плейбой, от которого девушки без ума - и который сам от себя без ума. Но есть там парочка сцен, где он неотразим: так, в начале фильма, на вечеринке, он играет на гитаре и поет "Дом хрустальный на горе для нее" - и так хорошо поет, что не хочется, чтобы он останавливался, а эпизод-то совсем крохотный, не успеваешь наслушаться. И еще одна сцена прелестна - где Барышников (Юрий Копейкин в фильме) безудержно флиртует с Кэролин (ее играет Старр Дэниас), и оба так хороши, что смотрела бы и смотрела. Дэниас отлично играет стервочку Кэролин - и эта стервочка у нее получается такой милой и полнокровной, что затмевает в два счета хорошую девочку Эмилию, героиню Лесли Браун.
Лесли Браун, хоть ее героиня действительно довольно бледна и даже малость схематична, производит вполне приятное впечатление. На момент съемок ей было всего девятнадцать лет, в фильм она попала, в общем-то, случайно: изначально на роль Эмилии планировали позвать Гелси Кирклэнд, но от этой идеи пришлось отказаться - из-за проблем Кирклэнд с наркотиками. Вместо нее взяли Браун - ну и в общем, не прогадали, Эмилия и должна быть совсем юной нежной девочкой, этакой инженю, открывающей для себя взрослую жизнь, большой балет, любовь и разочарования. Самый замечательный эпизод с ее участием: когда Эмилия, ставшая свидетельницей флирта третьей степени тяжести между Юрием, ее бойфрендом, и Кэролин, сбегает в бар и методично напивается, а попутно интригует парочку провинциалов, утверждая с акцентом, что приехала из Ленинграда в поисках "artistic freedom". Это было чудесно сыграно и вообще очень смешно. А вот следующий эпизод - где едва стоящая на ногах Эмилия выходила одной из виллис во втором акте "Жизели" и танцевала точь-в-точь как одна из девиц в Mistake Waltz Роббинса - вот этот эпизод был, на мой взгляд, пережат. И возникал законный вопрос: почему Эмилия не получила втык от администрации за такое безобразие? Впрочем, понятно, почему не получила - у нее была сильная покровительница.
Дело в том, что Эмилия и Юрий - они вообще не центральные персонажи этого фильма, хотя им уделяют довольно много экранного времени. Центральные персонажи - подруги-соперницы Диди (Ширли Маклейн) и Эмма (Энн Бэнкрофт), некогда танцевавшие в той же Американской балетной компании (прототипом ее является, разумеется, АБТ), куда теперь попадает Эмилия, дочь Диди (и Эмма, ее крестная, берет Эмилию под свое крыло). Диди оставила балет, когда забеременела, вышла замуж за своего коллегу Уэйна, переехала с ним в Оклахому, родила после Эмилии еще двоих детей, в общем, выбрала семейную жизнь вместо искусства, хотя не раз и сожалела о своем выборе. Эмма, напротив, продолжила строить карьеру в балете - но в фильме ее дни как балерины уже сочтены, и она знает об этом, как, впрочем, и все вокруг. И тем не менее, пусть в фильме как будто бы пытаются намекнуть на то, что из них двоих счастливее все-таки Диди - с домом - полной чашей, хорошим мужем и хорошими детьми, - а не Эмма с тремя собачками, - но в общем, все не так однозначно, и Эмма, возможно, пусть и не счастливее, но хотя бы свободнее Диди. Диди опутана по рукам и ногам детьми, мужем, да еще и внезапно появляющимся любовником (кстати, вот это был абсолютно неверибельный поворот, да и любовник, на мой вкус, был абсолютно непривлекателен - впрочем, муж тоже), а Эмма благополучно расстается со своим весьма потасканным любовником - и правильно делает. Вообще мужчины играют довольно утилитарную роль и в жизни Диди, и в жизни Эммы, а в реальности они крепко завязаны друг на друга - и право, вот тут открываются такие возможности для фемслэша, что если б фильм снимали немного в другое время, то грех было бы этими возможностями не воспользоваться. Диди и Эмма все время контактируют друг с другом, ссорятся, мирятся, беседуют по душам, вспоминают прошлое, смеются, даже дерутся, обнимаются, целуются - и в самом конце фильма стоят вместе на пустой сцене, обнявшись, и смотрят в темноту. Это очень здорово сделано и снято, и мне это понравилось.
Что еще хорошего есть в этом фильме? Изумительная, божественная, невероятно прекрасная Александра Данилова в роли мадам Дахаровой (не спрашивайте, кто придумал эту фамилию!) - балетного педагога. Это тоже в своем роде "наш ответ" "Красным башмачкам" - и Леониду Мясину в роли Гриши Любова. Данилова, как и Мясин в "Башмачках", сияет, жжет и пепелит, и смотреть на нее - это невероятный кайф. Потрясающая женщина. Она играет очень сочно, с большим юмором, и создает пусть и слегка гротескный, но не карикатурный, а очень милый образ. Прелесть. Еще мне очень понравился Дэниел Ливанс в роли молодого и вредного хореографа Арнольда, требующего от юной Эмилии не эмоционировать и не самовыражаться, а просто танцевать - "не под музыку, а вместе с музыкой". Авторы явно похихикали в кулачок над Баланчиным. Но Ливанс был ужасно мил - и так жаль было узнать, что, оказывается, он умер совсем недавно, в 2015 году, и было ему всего 62 года. Ну что ж, в "Поворотном пункте", в 1977 году, ему 24 года, он молод, здоров - и он очень украшает этот фильм. А, чуть не забыла, еще в фильме отжигает мисс Аделаида (Марта Скотт) - глава Американской балетной компании, нежный привет Люсии Чейз, руководительнице АБТ.
Ну и конечно - фильм-то о балете, и в нем хватает места для балетных эпизодов. Пусть не все они сняты хорошо, а кое-что лично мне кажется погрешностью против хорошего вкуса - так, развитие отношений между Эмилией и Юрием показано через репетицию балконного па-де-де из РиДж (постановка Макмиллана), плавно переходящую в постельную сцену, и постельная сцена под музыку Прокофьева получилась, по-моему, довольно пошленькой, хоть и предельно целомудренной. Но к счастью, в фильме есть и хорошие балетные эпизоды: отрывки из второго акта "Жизели" с Барышниковым и Антуанетт Сибли, финал "Этюдов", вариация из "Корсара" в исполнении все того же Барышникова, "Легенда" Крэнко с Марсией Хайде и Ричардом Крэгуном, и мое любимое - финал из "Па-де-де Чайковского" с Сьюзан Фаррелл и Питером Мартинсом. Ну и еще практически полностью показанное па-де-де из "Дон Кихота" в исполнении Браун и Барышникова, но я, если честно, само это па-де-де не слишком люблю.
Ну вот. Наверно, советовать этот фильм к просмотру я не стану, все-таки сам по себе он не слишком сильный ("Красные башмачки", имхо, были сильнее). Но если смотреть его ради балетно-исторических пасхалок и ради небезынтересных отношений двух главных героинь - то да, можно на него потратить время, он того стоит.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

14:51 

Хочешь песенку в награду?
Эрик Брун и Наталия Макарова в балете Джона Ноймайера Epilogue, 1975 год. Пальцы Эрика - это все-таки произведение искусства. Впрочем, и весь он - objet d'art.


@темы: John Neumeier and his ballets, Erik Bruhn

00:19 

Хочешь песенку в награду?
Давно у меня не было Эрика, что вообще-то нехорошо, этак он решит, что я его в покое оставила. Только что в очередном Dance Magazine встретила вот эту фотографию (скан norakura из книги Грюна) - и так мне от нее хорошо стало. Здесь Эрик и Синтия Грегори танцуют "сцену на кухне" из "Фрекен Юлии" на гала-концерте, посвященном 35-летию АБТ, в 1975 году. Зал счастлив, критики счастливы, Эрик и Синтия счастливы, и я тоже счастлива, конечно. А впереди у Эрика еще праздничный прием, встреча с Рудольфом, побег неизвестно куда и замечательное зависание на диванчике дома у Клайва Барнса.
norakura меня поправила в комментариях: в самом деле, в книге Грюна указано, что эта фотография сделана в 1967 году. Но в мартовском Dance Magazine 1975 года она была опубликована в качестве иллюстрации к статье о гала-концерте АБТ - вместе с фотографиями, которые совершенно точно были сделаны на этом гала-концерте. Так что кому верить - черт знает. Может быть, все-таки у Грюна что-то перепутано?


@темы: Erik Bruhn

15:47 

Хочешь песенку в награду?
Ну не могла пройти мимо вообще, кто знает, тот поймет и оценит. Гидон Сакс - он же каптенармус Клэггарт - с оперным драконом (если правильно помню, дракона зовут Кертис). Зверское мимими из серии "таким вы каптенармуса не видели и не увидите, и не дай вам бог". И еще эта полосатая майка-футболка типа тельняшка... Прелесть.



@темы: Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили, Мы очень любим оперу

18:16 

Хочешь песенку в награду?
Что-то я совсем расфлудилась - и все меня тянет на ругань. Но я не могу: я посмотрела полностью трансляцию "Княжны Мери" (третий акт "Героя нашего времени" Посохова-Серебренникова-Демуцкого) и я не могу молчать, это невыносимая, пошлая, отвратительная херня. Вот в самом деле, при первом просмотре - в живом спектакле полтора года назад - оно мне тоже показалось слабым, пошлым и не стоящим восторгов, но сейчас, когда я уже примерно знала, чего ожидать, я поразилась, насколько же оно все беспомощное и халтурное. Причем к труппе-то претензий нет, труппа танцует хорошо. Но боже мой, что она танцует. Бордельные барышни в панталончиках и корсетах - ну, я о них уже писала. Дуэты Мери с Печориным - обилие высоких поддержек с раздвинутыми ногами. Я не знаю, что имел в виду Посохов, но выглядит это пошло и глупо. Дуэты Печорина с Верой - ну, спасибо Ноймайеру, что бы Посохов делал без его балетов, особенно "Дамы с камелиями", неоткуда было бы красть, а тут есть откуда. Грушницкий - его танцует Денис Савин, тонкий и очаровательный, и он старается, но что он может сделать с этой жалкой хореографией? Да ничего. Печорин - Руслан Скворцов - делает зверскую физиономию. Дамы - что Вера (Кристина Кретова), что Мери (Захарова) - старательно страдают. Нет, ну Мери в начале не страдает, но и ничем не выделяется, ни хореографически, ни внешне. Вообще бледность хореографических характеристик поразительна: вроде бы они есть, но они абсолютно никакие, и пусть персонажи танцуют как бы что-то свое, но это "свое" не делает их ярче и выразительнее. Мелодекламатические монологи, сопровождающие вариации Веры, - это вообще за гранью, это тот предел пошлости, когда уже нет цензурных слов, хочется сказать просто и грубо: ну пиздец же, господа, нельзя так. И вся эта феерия тянется, тянется, и вроде бы занимает всего час, но кажется, что часа три, не меньше.
Два проблеска: крохотный дуэт Мери и Веры и даже не дуэт, а легчайший намек на дуэт между Печориным и Грушницким перед дуэлью. Все. Все остальное - трудновыносимая или просто невыносимая муть. И вот это позорище преподносят как достижение российского балета, и этому позорищу дали Золотую маску - в обход "Татьяны" Ноймайера. Да вы одурели, что ли? Я не понимаю, как человеку с мало-мальски развитым балетным вкусом может всерьез нравиться вот это убожество.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

14:56 

Хочешь песенку в награду?
А еще я наконец-то досмотрела второй сезон "Версаля". Мда. Первый сезон тоже звезд с неба не хватал, но его я смотрела не без удовольствия: там все как-то было покрепче слажено, и персонажи не были законченными идиотами. А тут - боже мой, "товарищ майор, кретины одолевают" (с). Короля все время хотелось взять за шиворот и мордой об стол раз десять, пока кровь из носа не потечет и в мозгах не наступит прояснение. Он как начал с первой серии задалбывать своим нестерпимым пафосом, так и продолжал до самого конца, наращивая градус. Маркиза де Монтеспан, казавшаяся неглупой женщиной в первом сезоне, превратилась в пародийно блудливую и глупую сучку. Королева на ее фоне казалась не то чтобы умнее - у нее тоже шли мощные задвиги по религии и хорошему поведению - но все-таки приятнее, и поневоле я удивлялась королю, отдававшему предпочтение дурочке Монтеспан. Впрочем, сам король не блистал ни умом, ни выдержкой, так что его просто тянуло к подобному. Когда же у него случилась переоценка ценностей, то его потянуло уже к Ментенон, которая тоже, как и он, говорила лозунгами, а заодно смотрела ему в рот и всячески давала понять, какой он замечательный. Нет, мордой об стол, и только так. Невероятно мерзкий персонаж, и гаже всего, что в сериале его пытаются подать как персонажа правильного и положительного: мол, он-то король, а все вокруг пидорасы в плохом смысле.
Филипп на фоне своего братца казался хотя бы похожим на человека. Но на пару с любезным другом шевалье де Лорреном они так драмаквинили, что это было невыносимо. Впрочем, де Лоррен по части драмаквинства даже переплюнул Филиппа - и вел себя так скучно и тупо, что я могла это объяснить только одним: обилие алкоголя и наркотиков не проходит даром для мозгов.
Лизелотта поначалу показалась симпатичной - и вправду, она была даже какое-то время умнее всех в этом паноптикуме, но и ее, увы, быстро слили и задвинули в угол. Парочку героев для трагичности по-быстрому спровадили в мертвятник, а еще для трагичности пустили тему семейного насилия с участием бедняжки Софи, которая мне, в общем, нравилась и в первом сезоне, и в начале второго. Но и ее радостно слили. Спасибо, что хоть в живых оставили. Шпион - хрен голландский - тоже был туп, как валенок, и с дурацкими усишками. Ведьма была тупа, центральная линия с отравлениями была тупа, сатанисты были тупы, Фабьен Маршаль был туп, господи, да все, все там были такие, что просто некуда деваться от их тупости. И вообще захотелось наплевать на историю (хотя на нее там и так плюют) и устроить досрочную революцию, и смести к чертовой матери весь этот Версаль с населяющими его кретинами.

@темы: Versailles

13:09 

Хочешь песенку в награду?
Тут доносятся вести с полей: в "Белой вороне" Ральфа Файнса, байопике про юность Максима Рудольфа, господин Полунин сыграет Юрия Соловьева. Ну мда. Внешнего сходства с Соловьевым у Полунина, по-моему, никакого нет, да танец его ничем не напоминает танец Соловьева, но понятное дело, не Тейю Кремке ему играть, в самом деле (хотя лучше бы играл Тейю - но теперь я не уверена, что Тейя вообще появится в фильме). Он ведь звизда, он должен танцевать. Впрочем, поскольку о Соловьеве у меня голова не болит, то пусть Полунин играет Соловьева, мне что, я посмотрю, отразят ли в фильме сказки или быль о том, как Рудольф Соловьеву авансы делал и куры строил.
Хоть я уже решила на "Нуреева" Посохова-Серебренникова-Демуцкого не ходить - за пятнадцать тысяч я лучше куплю билет в Копенгаген или еще куда-нибудь! - но мне все-таки интересно будет узнать составы. Но конечно, раньше июня-июля их ждать не приходится, знаем мы, как "быстро" в БТ объявляют составы, особенно на премьеры.
Пока что я со всей своей навалившейся работой никак не могла собраться, чтобы все-таки освежить в памяти "Героя нашего времени". Но все честно скачала, и даже ткнула наугад в "Княжну Мери", чтобы оценить качество записи. Попала в самое начало - е-мое, что это за бордельные барышни в корсетах и панталончиках? Ах, это не бордельные барышни, это просто барышни, которые типа занимаются балетом для повышения тонуса. А выглядят так, будто вылезли из второго акта макмиллановской "Манон" - хоть там в панталонах была всего одна барышня, для привлечения клиентов особого рода. Но вот повадки и танец у них - ну я не знаю, ну правда же неприятно эротизированные. Причем в живом спектакле я на это внимания не обратила: то ли тогда это не было так акцентировано и исполнено, то ли тогда уже я сама была так задолбана этим балетом, что всякие такие мелочи попросту не замечала.
Единственный плюсик в карму я могу поставить Посохову за что? кто догадается? правильно, за дуэт Веры и Мери. Пусть к лермонтовским героиням они - особенно растрепанная Мери а ля безумная Жизель - не имеют никакого отношения, пусть сам дуэт короток и вторичен (шибает от него чем-то камелиендамовским и ноймайеровским, и напоминает он дуэты Маргариты и Манон), пусть там в конце концов врывается третьим Печорин, нарушая приятный женский тет-а-тет, но в дуэте проскальзывает неожиданная чувственность, которая мне нравится. И надо сказать, даже не нравящаяся мне Захарова что в этом дуэте, что, похоже, в "Княжне Мери" вообще выглядит лучше, чем в "Жизели" или в "Даме с камелиями", даром что и возраст уже виден не только на крупных, но и на общих планах (не тянет она на юную княжну ну никак), да и играть она лучше не стала - все те же бровки домиком и натужная наивность на лице. Но сам балет таков, что и Захарова его не портит. Вот и в дуэте с Верой - Кристиной Кретовой - она выглядит очень ничего себе так. Хех, но даже смешно, неожиданный такой пейринг получился. Печорин, вали отсюда, девушкам и без тебя хорошо.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете"

13:12 

Хочешь песенку в награду?
Программа Ballet de Luxe в Копенгагене седьмого апреля была местами лучше, местами хуже, чем четвертого апреля. В сущности, почти все, что было изумительно четвертого числа - было так себе седьмого, и наоборот. Безусловной удачей оказался первый, Бурнонвильский акт: "Фестиваль цветов в Дженцано", па-де-де из "Вильгельма Телля" и балабиле из "Неаполя". Хоть Ева Киструп в рецензии на премьеру этой программы и пофыркала на Себастьяна Хейнса в бурнонвильских номерах, но он мне понравился гораздо больше Джонатана Хмеленски. И нет, я вовсе не пристрастна, я в самом деле считаю, что Хейнс там смотрелся лучше - и с Эми Уотсон у него было больше сценической химии. Седьмого числа они танцевали "Фестиваль цветов" намного игривее, легче, музыкальнее и "танцевальнее", простите за тавтологию, чем Хмеленски и Уотсон - четвертого числа. Благодаря исполнению Хейнса и Уотсон было видно, какая все-таки прелесть этот "Фестиваль цветов". И мне показалось, Хейнс прекрасно улавливал бурнонвилевский стиль, и танцевал пусть с некоторыми небольшими помарками, но в целом - легко, чисто и весело, и Эми Уотсон тоже сияла с ним рядом, и тоже танцевала весело и безусильно. Балабиле из "Неаполя", показавшееся мне четвертого числа вырванным из контекста и малость обессмысленным, седьмого числа просияло так же, как и "Фестиваль цветов". То же самое, что и с "Фестивалем": стало видно, какая прелестная жемчужинка это балабиле, - и мне так захотелось увидеть "Неаполь" в постановке Хюббе целиком, и не в записи, а "вживую" (верните его в репертуар вместе с "Сильфидой"!). Прекрасно танцевал кордебалет (особенно хочется отметить Лиама Редхеда, Лену-Марию Грубер и Александра Бозинова, но вообще говоря - все были прекрасны, жаль только, в программке не указано, кто именно танцевал, так что я и узнала далеко не всех). И Уотсон и Хейнс и здесь были изумительны: столько в их танце было веселья, куража, чисто бурнонвилевской радости и грации. Хейнс все-таки танцовщик от бога: поразительно изящный, музыкальный, весь растворяющийся в танце.
Не могу, пусть эта фотография и растянет пост до бесконечности, но хочу ее показать: Себастьян Хейнс и Эми Уотсон в "Фестивале цветов в Дженцано":


О па-де-де из "Вильгельма Телля", вставленном в программу между "Фестивалем цветов" и балабиле, я уже написала вот здесь, но не могу не повторить: четвертого числа это было хорошо, но седьмого числа это был восторг, улет и угар. Киззи Матиакис и Йон Аксель Франссон веселились напропалую - и смачно поставили финальную точку уже на поклонах, когда Франссон сорвал поцелуй с милостивого разрешения Матиакис. Зал был в восторге - но зал был в восторге на протяжении всего па-де-де, и ясно почему - потому что исполнители были на редкость в ударе.
Второе отделение началось с па-де-де из "Коппелии" (в постановке Линн Шарль и Николая Хюббе), и я приготовилась скучать, потому что это па-де-де мне не зашло четвертого числа, даром что его танцевали Хейнс и Холли Доргер, которых я люблю и уважаю. Но четвертого числа и они меня не расположили к этому па-де-де - оно мне показалось скучным, ниочемным, пустым. А оказалось, что нет, опять-таки - дело не в па-де-де, дело в исполнителях. Седьмого числа это па-де-де танцевали Андреас Кос и совсем молоденькая Сильвия Сельвини, и вдвоем они затмили Хейнса и Доргер в два счета. Сразу стало видно, что коппелийное па-де-де - пресимпатичная штучка. Сельвини была очаровательно лукавой, хитрющей и игривой Сванильдой, Кос - превеселым сорванцом Францем, и вдвоем они танцевали так, что прямо искры летели. И даже костюмы - по-моему, в целом не слишком удачные, и здорово уродовавшие и Хейнса, и Доргер - на них смотрелись чуть получше. И я подумала, что "Коппелию" с этой парочкой я бы хотела посмотреть целиком. Давайте мне и "Коппелию" в следующем сезоне, что ли.
Па-де-де Черного Лебедя из ЛО сошло лучше, чем четвертого числа: тогда Киззи Матиакис была откровенно не в своей тарелке и кое-что просто завалила, да и вообще не смотрелась в образе Одиллии. Грегори Дин, напротив, был очень хорош. Седьмого числа перевес опять-таки был на стороне партнера - Марсин Купински снова меня порадовал, я смотрела на него и страшно жалела, что ему тут приходится не так уж много танцевать. А он был изумителен - танцевал чисто, отточенно, грациозно и не так анемично, как в сценических записях ЛО. Ида Преториус тоже выглядела интереснее, чем в сценических записях, и танцевала недурно, но все же - вот она слишком хорошая девочка для Одиллии, нет в ней хищного изящества, потаенной опасности, она милая и мягкая, не соблазнительница ни капли. И в ее танце не было огня, она не манила и не сводила с ума. Но все-таки была прелестна, да. Хотя не так ослепительно прелестна, как четвертого числа, в па-де-де из "Ромео и Джульетты".
"Па-де-де Чайковского" Баланчина седьмого числа танцевали Холли Доргер и Гильермо де Менезес, приглашенный по обмену танцовщик из Английского Национального балета. В общем, у них получилось ничего, но хуже, чем четвертого числа, когда это па-де-де танцевали Марсин Купински и Кэролайн Балдуин. Вот там у меня прямо дух захватывало от удовольствия. И Купински был в баланчинской хореографии как рыба в воде, и Балдуин летала, как стрекоза, и вместе они восхитительно передавали залу свое упоение танцем и музыкой. Седьмого же числа было то, да не то: упоение исчезло, Доргер солировала очень уверенно, но с партнером смотрелась не слишком хорошо: казалось, что она для него великовата, и поддержки выходили несколько напряженно и нервно. Менезес показался чуточку суетливым, было видно, что ему трудно совладать с хореографией Баланчина. Хотя он старался и в общем был молодцом, но все же, все же после изумительного Купински это было совсем не то.
И совсем не тем было па-де-де из РиДж. Четвертого числа Преториус и Кос станцевали его так, что довели меня почти до слез, и мне безумно захотелось увидеть их в живом спектакле РиДж (эх, дура я дура, что в прошлом сезоне не съездила, а ведь могла бы, могла). Это их роли, их музыка, их хореография, они и вправду были гениальны в этом балконном па-де-де - и они передали атмосферу всего спектакля, всего, что было в РиДж до и после "сцены на балконе". Седьмого числа балконное па-де-де танцевали Джейми Крэндалл и Грегори Дин - Джульетта и Ромео второго состава, и это было неплохо, местами даже хорошо, но не гениально. Вот они оба слишком взрослые для веронских детей-любовников, а Крэндалл, как и в "Жизели", выглядела чуточку слишком искушенной для Джульетты. И Дин, который в "Сильфиде" казался совсем ребенком, здесь был милый, но все-таки - уже взрослый, нет в нем уже юношеского щенячьего очарования Коса. И в их исполнении не хватало свежести и непосредственности, все было очень тщательно оттанцовано, на высоком уровне, но малость скучновато.
Ну и финал - "Тема с вариациями". Люблю этот балет и готова смотреть его снова и снова (и желательно - после "Сильфиды", хехехе). Четвертого числа я попала на состав, который прежде не видела: с Джейми Крэндалл и Йоном Акселем Франссоном. Вот не зря их расхваливали еще в прошлом году - это и вправду был блеск и абсолютно потрясно. Седьмого числа солировали Кэролайн Балдуин и Джонатан Хмеленски - и это было приятно, но не так ослепительно, как четвертого, с Крэндалл и Франссоном. Забавно, потому что я помню, какое впечатление произвели на меня Балдуин и Хмеленски в прошлом году, после изумительной "Сильфиды" (Бирккьяр-Хейнс-Уотсон) 11 февраля. А вот в этом году они меня так не поразили. Хотя, может быть, если б я не видела прежде Крэндалл и Франссона, то они мне понравились бы сильнее. Но Крэндалл и Франссон были гениальны. И весь кордебалет тоже (как жаль, что имена кордебалетных и тут не прописали в программке). И сам балет - прелесть. Хочу еще.
Ох, ну вот, осталось только попытаться описать свои впечатления от Giant Steps шестого апреля. Но это уж точно не сегодня. Пойду работать.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Sebastian Haynes, Royal Danish Ballet

13:08 

Хочешь песенку в награду?
Вот и Гамбург наконец-то рассказал о своих планах на следующий сезон. В репертуар возвращаются "Иллюзии - как Лебединое озеро" (8, 10, 12, 13, 16, 18, 20 апреля и 5 июля 2018 года), "Дама с камелиями" (30 апреля и 1, 3, 11, 12, 16, 17, 20 мая 2018 года). Не обойдется и без "Нижинского" - его покажут 19, 25, 27 мая и 2 и 27 июня 2018 года. В общем, глаза разбегаются, и я уже начинаю лихорадочно планировать свои передвижения на следующий год. Очень хочется поймать парочку "Иллюзий" - значит, предварительно забиваю апрель следующего года на поездку в Гамбург. Но "Даму с камелиями" в исполнении гамбургской труппы я бы тоже очень хотела увидеть - так чего, даешь еще и май? А можно ловко приехать 19 и 20 мая, чтобы посмотреть и "Даму", и "Нижинского". Ну и Balletttage тоже нельзя пропустить: там очень удачно падают на три дня подряд: новый балет Ноймайера на музыку Бетховена, потом "Нижинский", а потом "Анна Каренина". А 25 октября 2017 года гамбургская труппа приедет в Москву - со "Страстями по Матфею". И наверно, тоже пойду, потому что ну надо это увидеть, в конце концов.
Уф. В общем, осталось только дождаться, когда Копенгаген расскажет о своих планах, чтобы окончательно стало ясно, куда мне и когда ехать. Черт возьми, где же я столько денег-то возьму? А впрочем, ладно. Заработаю. Вот сейчас допишу этот пост и пойду дальше зарабатывать.

@темы: John Neumeier and his ballets

00:01 

Хочешь песенку в награду?
"Жизель" в Стасике уже не в силах спасти даже приглашенные солисты. Впрочем, они и не особо пытались ее спасать. Давно мне не было так скучно в театре: я даже не злилась, я засыпала и в первом, и во втором акте. Разозлилась уже после окончания спектакля, потому что стало жутко жаль потраченного впустую времени. Нет, все, хватит экспериментов, больше я на эту "Жизель" ни ногой, нечего выбрасывать деньги на такую халтуру.
И приглашенные солисты, честно говоря, разочаровали. Вернее, не совсем, Ксандер Париш, которого наши балетоманы, как правило, ругают, мне скорее понравился, чем нет. Он единственный сегодня старался играть - причем играл за себя и за партнершу, она до игры не снисходила, не балеринское это занятие. И в результате получилось, что Альбрехт в Жизель был очень влюблен, а она в него - да пожалуй что и нет. А почему сошла с ума и умерла, а потом спасала от виллис? А по сценарию. Париш, может быть, местами и чуточку переигрывал, и не всегда идеально танцевал, но он был очень красив, на него было приятно смотреть. И он вносил живинку в скучный спектакль.
Олеся Новикова, которую все расхваливают и называют чуть ли не одной из лучших Жизелей вообще и, по крайней мере, лучшей Жизелью в Мариинке, - оказалась безумно унылой. Я сразу оговорюсь: я не знаю, может, в Мариинке это хороший тон - уже с первого появления изображать Жизель какой-то безрадостной утопленницей. Но в результате между Жизелью первого и второго актов нет никакой разницы: большую часть времени она абсолютно невыразительная, бледная, вялая какая-то даже в аллегро, а уж об адажио я и вовсе молчу. Тут еще и оркестр подкузьмил, невыносимо замедляя темпы (сдается мне, это тоже считается хорошим тоном в Мариинке). Так что не только смотреть - временами даже слушать эту тягомотину было невыносимо. Новикова малость оживилась в первом акте в сцене безумия, а во втором акте - уже в самом конце, прощаясь с Альбрехтом. Но большую часть балета она честно проделывала то, что положено было проделывать, и ничего не старалась сыграть. Никакого образа не было, была балерина Новикова, танцующая партию Жизели. Танцевала, кстати, хорошо, легко и музыкально, тут придраться не к чему. Но оттого, что она сама была невыразительна, и танец ее становился невыразительным и никакого особого впечатления не производил. Ну танцует, да, ну, хорошо танцует, и что с того? Правда, вот рядом со мной сидела парочка (о, как мерзко пахло духами от девицы), так они с придыханием называли Новикову гениальной. Проблема в том, что в антракте они еще назвали гениальной Захарову в роли Жизели (в трансляции с Полуниным), так что у меня возникли резонные сомнения касательно их вкуса.
Но я не знаю, в чем тут дело: может, Новикова была не в форме, может, ей было тяжело танцевать в незнакомом театре с незнакомой труппой, может, еще что-нибудь. Вот только, честно говоря, несмотря на чистый танец, ее исполнение сегодня попахивало халтурой. В том смысле - что зачем напрягаться, и так сойдет, и так будут кричать браво. Париш, в отличие от нее, хоть и танцевал не так безупречно, но не халтурил.
Что касается стасиковской труппы - ну, они барабанили свою стопиццотую "Жизель": все давно зазубрено наизусть, можно играть и танцевать, не приходя в сознание. Жесты и реакции отработаны до автоматизма, все четко, все уже до слез знакомо - и безумно скучно. Корда в первом акте хорошо танцевала. Крестьянское па-де-де было, против обыкновения, станцовано почти прилично, но без какого-либо блеска, без прелести и без увлечения. Мирта (Наталия Клеймёнова) была вполне сносная. Ганс (Сергей Мануйлов) ничем новым не поразил: все тоже было давно отработано и знакомо до мелочей. И на фоне куда более тонкой игры Париша его игра казалась слишком уж грубой. И дело даже не в том, что Париш играет пусть переодетого, но аристократа, а Мануйлов - лесничего, а в том, что, опять-таки, Париш заметно старался, а Мануйлов - по-моему, нет.
В общем, уныло все это что пиздец, простите меня.

@темы: "Giselle"

02:26 

Хочешь песенку в награду?
Благодаря Ballet de Luxe я имела возможность дважды посмотреть прелестное бурнонвилевское па-де-де из "Вильгельма Телля" Россини. Раньше я его не видела - и может быть, к лучшему, потому что имеющиеся записи дают представление о хореографии, но им недостает прелести живого исполнения. Мне еще повезло: оба раза станцовано было очень хорошо. В первый вечер танцевали Лена-Мария Грубер и Александр Бозинов - оба молодые, очаровательные и веселые, и оба мне очень понравились, и па-де-де понравилось тоже. А во второй вечер танцевали Киззи Матиакис и Йон Аксель Франссон - и при всем моем уважении к Грубер и Бозинову вынуждена признать, что Матиакис и Франссон обставили их на этом вильгельмотеллевском поле. Не передать, какое это было чудо, с каким юмором и грацией они станцевали эту прелестную маленькую безделушку-bijou, сколько в их танце было маленьких живых деталей, сколько лукавства, кокетства, вот этого чисто бурнонвилевского брызжущего и сияющего счастья. Они изумительно станцованы вместе, Матиакис и Франссон (ах, мои дорогие Эффи и Гурн из одной из "Сильфид" прошлого сезона), и они так тонко реагировали друг на друга, так изумительно контачили и "подсвечивали" и без того светлую и радостную хореографию, что стали для меня, пожалуй, лучшим антидепрессантом и одним из самых ярких и счастливых впечатлений этой поездки. И на поклонах они еще и отожгли дополнительно, когда Киззи, не выходя из образа, требовательно ткнула себя пальцем в щеку: давай, мол, целуй меня, и Йон с выражением абсолютно счастливого и влюбленного... ну, не идиота, но милейшего ослика, - влепил ей потрясающий поцелуй, а потом вприпрыжку унесся за ней за кулисы. Зал был в восторге - а они были явно в ударе. Ох, как бы мне хотелось увидеть их в этом па-де-де еще раз. Вот вроде и маленькая вещичка, и не самая важная у Бурнонвиля, но прелесть же что такое.
Ну и в качестве хоть какой-то иллюстрации выложу запись этого па-де-де в исполнении Дианы Куни и Томаса Лунда - с Бурнонвильского фестиваля 2005 года. К сожалению, станцовано оно тут, на мой взгляд, довольно формально, но виден общий рисунок, настроение отчасти задано, так что для знакомства, наверно, сойдет. Но Грубер и Бозинов и Матиакис и Франссон танцевали гораздо, гораздо лучше.


@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Royal Danish Ballet

10:13 

Хочешь песенку в награду?
Я, наверно, еще напишу о вчерашнем и позавчерашнем спектакле, и может быть, о Копенгагене вообще и о своих блужданиях по нему. Лишний раз поняла, что не хотела и не могла бы тут долго жить. Три дня сходят нормально, на четвертый день начинается дикая депрессия, которую пытаешься снять черт знает чем: сигариллами, коктейлями, прогулками до упаду. Без алкоголя тут и вправду сложновато жить. И без курева. И без балета.
В общем, ладно, потом попробую об этом написать. А пока - хех, на оперном форуме нашла и прочитала запоздалый отзыв на февральского "Билли Бадда" (последний пост на странице). Полезная информация, выжатая из этого отзыва: следующий блок будет вроде бы только весной 2018 года. Черт, как долго ждать, это нечестно! А в остальном... хм, ну ладно, оставим в стороне отношение зрителя к музыке Бриттена. Но черт меня подери, как надо было смотреть и слушать живой спектакль, чтобы увидеть в Клэггарте Гидона Сакса только злодея, который по злодейской своей натуре хотел Билли погубить. И что должен был играть Сакс, чтобы зритель понял, что Клэггарт в Билли влюблен (а зритель этого не понял и не увидел, и при этом явно дал понять, что что-то этакое тут могут увидеть только гомофобы, повернутые на однополости). Наверно, Клэггарт должен был постоянно и активно лапать Билли и делать ему неприличные предложения. Черт возьми, и это притом, что да, можно, по идее, интерпретировать эту роль по-разному, хотя авторы оперы однозначно закладывали в образ Клэггарта эту любовь к Билли, которая губит и Билли, и самого Клэггарта. Но Сакс отыгрывает совершенно ясно и недвусмысленно, что Клэггарт влюбляется в Билли с первого взгляда, и пропевает это, и передает в интонациях, жестах, взглядах, реакциях. Как все это можно не увидеть, я не понимаю. Но факт есть факт - можно. Не видят.
Еще меня посмешили рассуждения автора отзыва на тему, что будь он либреттистом, он бы сделал в "Билли Бадде" хеппи-энд: чтоб от Клэггарта потихоньку избавились, а Билли сделали старшиной бизань-мачты. А Мелвилл пусть вертится в гробу, нечего ему залеживаться.
Хотя вообще-то я тоже за хеппи-энд в этой истории. И за то, чтобы все там жили долго и счастливо. Особенно Клэггарт и Билли. В счастливом гражданском браке.

@темы: Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили, Мы очень любим оперу

15:20 

Хочешь песенку в награду?
Вот ведь упорный какой тип завелся у меня в статистике: каждый день приходит, выясняя: "женился ли эрик брун после расставания с нуриевым". Товарищ, успокойтесь: не женился. Однополые браки тогда еще не существовали.

@темы: Erik Bruhn

00:58 

Хочешь песенку в награду?
Кратко о сегодняшней программе Ballet de Luxe: у Грегори Дина обалденно прекрасные стопы, да и сам он весь очень даже ничего, Марсин Купински изумителен в баланчинском "Па-де-де Чайковского" (и само па-де-де - прелесть), Ида Преториус и Андреас Кос довели меня почти до слез в балконном па-де-де из РиДж, Лена-Мария Грубер и Александр Бозинов отлично меня посмешили в бурнонвилевском па-де-де из "Вильгельма Телля". "Тема с вариациями" с Джейми Крэндалл и Йоном Акселем Франссоном - угар и восторг.
Мой любимый Хейнс, увы, был маловыразителен в па-де-де из "Коппелии". Но мне сам номер показался неинтересным, честно говоря. Разочаровали Джонатан Хмеленски и Эми Уотсон в "Фестивале цветов в Дженцано" и в балабиле из "Неаполя". Но больше всех расстроила Киззи Матиакис, откровенно завалившая па-де-де Черного лебедя (она танцевала с Дином, и он как раз был на высоте). Не ожидала я такого от нее.
И в целом, конечно, программа несбалансированная. А "Тема с вариациями" прямо требует к себе в пандан "Сильфиду", как в прошлом сезоне.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Sebastian Haynes, Royal Danish Ballet

Черновики и черт

главная